Длящиеся преступления: проблемы квалификации и правоприменения | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №50 (392) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 10.12.2021

Статья просмотрена: 32 раза

Библиографическое описание:

Никитин, Е. А. Длящиеся преступления: проблемы квалификации и правоприменения / Е. А. Никитин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 50 (392). — С. 297-298. — URL: https://moluch.ru/archive/392/86617/ (дата обращения: 20.01.2022).



В настоящее время длящиеся преступления совершаются не так часто, в связи с чем, проблеме их квалификации и правоприменения уделяется не так много внимания, однако она имеет место быть и заслуживает должного внимания.

Так, прежде всего, необходимо дать определение длящихся преступлений.

В соответствии с пп. «г» п. 33 совместного приказа Генеральной прокуратуры РФ № 39, МВД РФ № 1070, МЧС РФ № 1021, Минюста РФ № 253, ФСБ РФ № 780, Минэкономразвития РФ № 353, ФСКН РФ № 399 от 29.12.2005 «О едином учете преступлений» (далее по тексту — приказ «О едином учете преступлений») длящееся преступление — совершение одного преступного деяния в течение определенного периода времени [1].

Кроме того, в приказе «О едином учете преступлений» приведены примеры длящихся преступлений, а именно незаконное ношение оружия, изготовление и хранение наркотических средств и психотропных веществ или их аналогов.

На мой взгляд, для более точного понимания смысла указанных преступлений, необходимо обратиться к практике судов (их расширенное толкование).

Так, заслуживает внимания «Обзор апелляционной и кассационной практики по уголовным делам Пермского краевого суда за второе полугодие 2014 г»., утвержденный президиумом Пермского краевого суда 13.03.2015, в котором подробно освящено постановление Президиума Пермского краевого суда от 21.11.2014 № 44У-141/2014 на обвинительный приговор по ч.1 ст. 157 УК РФ, а именно, длящееся преступление складывается из ряда юридически тождественных деяний, объединенных единым умыслом, единством объекта посягательства и преступных последствий. То есть длящееся преступление невозможно разделить на разные составы преступлений в силу их схожести, единства цели и последствий [2].

Теперь, для определения времени совершения длящегося преступления, необходимо обратиться к единственному и действующему в настоящее время постановлению 23 Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям».

Согласно пункту 4 указанного пленума, моментом начала совершения длящегося преступления начинается с момента совершения самого преступного деяния (действия/бездействия) и заканчивается в связи с действиями самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти). Сроки давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (например, добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.) [3].

А теперь, следует перейти к проблеме, которая возникает и может возникнуть у органов предварительного расследования, прокуратуры и суда при квалификации действий обвиняемого за совершения длящегося преступления.

Так, к примеру, взять статью 313 УК РФ (Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи). Указанный состав является формальным и считается оконченным с момента оставления мест лишения свободы / предварительного заключения. При побеге, указанное преступление считается оконченным с момента выхода лица из-под контроля охраняющих его лиц (юридическое окончание преступления). В связи с тем, что побег относится к длящимся преступлениям, его фактическое окончание приходится на момент задержания лица либо явки его с повинной, либо возникновения обстоятельств, прекращающих деяние. Давностный срок привлечения к уголовной ответственности начинает исчисляться с момента фактического окончания побега

Таким образом, юридическое и фактическое окончания длящегося преступления чаще всего не совпадают.

На основании вышеизложенного, а также учитывая частые изменения в том числе уголовного закона, возникает резонный вопрос о квалификации действий лица, совершившего длящееся преступление (в том числе по ст. 313 УК РФ).

В науке уголовного права высказано справедливое мнение, что уголовным законом, по которому следует квалифицировать длящееся преступление, необходимо признавать закон, во время действия которого было исполнено общественно опасное деяние (именно юридическое окончание) независимо от времени фактического прекращения преступного состояния.

Этот вывод сделан на основе требований ст. 9 УК РФ о действии уголовного закона во времени и сложившейся на протяжении времени судебной практики по длящимся преступлениям.

Например, обвинительный приговор Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 09.07.2020 по делу № 1–21/2020 по ч.1 ст. 313 УК РФ, согласно которому осужденный отбывающий наказание в виде лишения свободы в колонии поселении ФКУ КП-11 УФСИН России по Удмуртской Республике находился на оплачиваемой работе в составе группы осужденных на объекте юридического лица. В период времени с 16 часов 00 минут до 16 часов 37 минут, осознавая, что находится в местах лишения свободы, незаконно, умышленно, без разрешения администрации колонии — поселения, желая уклониться от дальнейшего отбывания наказания, убедившись что за его действиями никто не наблюдает, прошел через контрольный пункт охраны юридического лиц, тем самым, самовольно покинул территорию выездного объекта ФКУ КП-11 УФСИН России по Удмуртской Республике, то есть совершил побег из мест лишения свободы.

В тот же день, в ходе проведения оперативно — розыскных мероприятий, в 18 часов 45 минут осужденный был задержан сотрудниками КП-11 УФСИН России по Удмуртской Республике [4].

Таким образом юридическое окончание преступления в указанном примере — 16 часов 37 минут, а фактическое — момент задержания 18 часов 45 минут.

Литература:

  1. Правовая система КонсультантПлюс: Генеральной прокуратуры РФ № 39, МВД РФ № 1070, МЧС РФ № 1021, Минюста РФ № 253, ФСБ РФ № 780, Минэкономразвития РФ № 353, ФСКН РФ № 399 от 29.12.2005 «О едином учете преступлений»;
  2. Правовая система КонсультантПлюс: «Обзор апелляционной и кассационной практики по уголовным делам Пермского краевого суда за второе полугодие 2014 г».;
  3. Правовая система КонсультантПлюс: Постановление 23 Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям»;
  4. Интернет сайт sudact.ru: приговор № 1–21/2020 1–327/2019 от 09.07.2020 по делу № 1–21/2020 (сайт sudact.ru).
Основные термины (генерируются автоматически): длящееся преступление, УК РФ, Удмуртская Республика, место лишения свободы, Пермский краевой суд, преступление, Россия, обвинительный приговор, фактическое окончание, юридическое лицо.


Задать вопрос