Анализ сложившейся в Российской Федерации и за рубежом судебной практики в части использования больших пользовательских данных | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 21.12.2020

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Овсова, М. С. Анализ сложившейся в Российской Федерации и за рубежом судебной практики в части использования больших пользовательских данных / М. С. Овсова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 260-262. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76872/ (дата обращения: 07.03.2021).



В настоящей статье автор анализирует имеющиеся на сегодняшний день в обороте определения термина «Больших пользовательских данных», которые являются одним из видов big data (больших данных), а также анализирует сложившуюся в Российской Федерации и за рубежом судебную практику в части использования Больших пользовательских данных.

Ключевые слова: big data (большие данные), персональные данные, Большие пользовательские данные, судебная практика.

В данной статье автор предлагает рассмотреть конкретную «подотрасль» Больших данных, а именно Большие пользовательские данные. Мы помним, что Big Data — это огромные массивы различной информации, однако непосредственный интерес представляют именно данные физических лиц, в связи с тем, что по сей день возникает много вопросов о взаимосвязи больших пользовательских данных с персональными данными, о регулировании больших пользовательских данных и много других связанных с этим вопросов.

В настоящее время не существует единого определения «Больших пользовательских данных», в связи с чем предпринимаются попытки легализовать указанное определение. В Российской Федерации был разработан законопроект № 571124–7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»» (сейчас находится в архиве, так как был отклонен). Так вот в этом проекте под «большими пользовательскими данными» понимается «совокупность не содержащей персональных данных информации о физических лицах и (или) их поведении, не позволяющая без использования дополнительной информации и (или) дополнительной обработки определить конкретное физическое лицо, собираемой из различных источников, в том числе в сети Интернет, количество которых превышает тысячу сетевых адресов» [1]. Исходя из этого определения следует вывод, что большие пользовательские данные — это не персональные данные, а обезличенные данные физических лиц, что является крайне спорным аспектом, так как существует сложность отделения Больших пользовательских данных от персональных данных. Например, компания собирает наряду с обезличенными данными также и персональные данные, при взаимодействии которых можно будет установить личность, скрытую в таких обезличенных данных. Проект федерального закона обсуждался многими юристами, был сильно раскритикован, в связи с тем, что возникает конфликт в терминологии, используемой законопроектом и ФЗ «О персональных данных», проблема также состоит в том, что на законодательном уровне не закреплен исчерпывающий перечень персональных данных, и в разных обстоятельствах та или иная информация о физическом лице может быть признана персональными данными.

Бывший руководитель Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) Жаров Александр Александрович (23 марта 2020 года распоряжением премьер-министра Мишустина Александр Жаров был освобожден от занимаемой должности) в конце 2017 года заявил о необходимости в самом ближайшем будущем приступить к детальной проработке регуляторики в области больших пользовательских данных — от понятийного аппарата до конкретных правовых актов. А. Жаров на своем выступлении высказал мнение, что Большие пользовательские данные — это данные о пользователе, которые собирают информационные системы и устройства, профили пользователей на интернет-ресурсах, геолокационные данные, данные о пользовательском поведении на различных сайтах [2].

Судебная практика в части использования больших пользовательских данных на территории Российской Федерации сложилась, на мой взгляд, совершенно неоднозначная, что дополнительно подтверждает необходимость в правовом регулировании указанной отрасли. В статье я рассмотрю непосредственно судебную практику в части использования общедоступных данных пользователей, размещенных ими в сети Интернет.

Использование коммерческими организациями данных, размещенных физическими лицами в общедоступных источниках, — это, собственно, уже ни для кого не секрет, фактически сбор данных осуществляется путем скрэпинга/парсинга информации с вэб-страниц, где размещена такая информация.

В Российской Федерации есть уже несколько громких дел, связанных с защитой компаниями данных своих пользователей, размещенных на сайте.

Одним из таких дел является дело ООО «Хэдхатер» против ООО «Стафори», а также компании КлаудФлэр, Инк (Cloud Flare, Inc) (номер дела № 3–91/2018, — рассмотрено Московским городским судом, дата решения: 27.04.2018 года) [3]. Суть дела в следующем: Head Hunter подало исковое заявление с требованием о защите исключительного права истца на базу данных «Head Hunter», незаконно размещенную на сайте ответчика в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» https://robotvera.com. ООО «Хэдхантер» просит запретить ответчику использование базы данных Head Hunter любым способом, в том числе путем воспроизведения, распространения, доведения до всеобщего сведения без соответствующего разрешения правообладателя, а также просит запретить компании Клауд Флэр, Инк создание технических условий, обеспечивающих размещение, распространение, доступ и любое иное использование базы данных Head Hunter. Суд установил, что база данных Head Hunter соответствует требованиям абзаца второго пункта 2 статьи 1260, пункта 1 статьи 1334 Гражданского кодекса Российской Федерации, и является объектом авторских прав в качестве составного произведения и объектом смежных прав в части ее охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их содержание материалов. Однако иск суд не удовлетворил, так как фактически в предоставленных Head Hunter протоколах нотариального осмотра письменных доказательств не указан перечень действий, свидетельствующих об извлечении (переносе) ООО «Стафори» части базы данных Head Hunter в виде резюме соискателей и незаконном использовании этой информации на сайте https://robotvera.com.

ООО «Хэдхантер» пыталось оспорить указанное решение в суде апелляционной инстанции (дело № 33–34020/2018, рассмотрено Судебной коллегией апелляционной инстанции Московского городского суда) [4], однако решение суда первой инстанции было оставлено без изменений, а апелляционная жалоба без удовлетворения. Надо отметить, что в данном деле суд признал наличие результата интеллектуальной деятельности (базы данных пользователей) и исключительное право истца на указанную базу данных.

Практически аналогичное дело было рассмотрено Московским городским судом в начале 2018 года по иску того же Head Hunter (номер дела № 3–13/2018, рассмотрено Московским городским судом, дата решения: 19.01.2018 года), однако результат рассмотрения исковых требований прямо противоположен решению суда по иску Head Hunter против Стафори. Исковое заявление было подано Head Hunter к ООО «Национальные телекоммуникации» и Крассу А. Л. В исковых требованиях истец просил суд запретить ответчику — Крассу А. Л. использование базы данных Head Hunter любым способом, в том числе путем воспроизведения, распространения и доведения до всеобщего сведения без соответствующего разрешения ООО «Хэдхантер». Фактически позиция истца была основана на тех же документах, что и в ранее описанном мной деле: ООО «Хэдхантер» подтверждает свидетельством, выданным Федеральной службой по интеллектуальной собственности, что он является правообладателем базы данных (которая охраняется авторским правом), а также предоставил суду протоколы нотариального осмотра сайта, в соответствии с которыми установлено, что на сайте, администрируемом ответчиком, осуществляется техническая возможность по предоставлению несанкционированного доступа к базе данных истца [4].

Очень громкое дело было рассмотрено Арбитражным судом г. Москвы, а впоследствии и Девятым арбитражным апелляционным судом, Судом по интеллектуальным правам (дело еще активное, по нему назначено заседание в начале 2021 года) между ООО «В Контакте» и ООО «ДАБЛ» (дело № А40–18827/2017). Суть дела в следующем: ООО «В КОНТАКТЕ» обратилось с иском к ООО «Дабл» о признании действий ООО «Дабл» по извлечению и последующему использованию информационных элементов из базы данных пользователей Социальной сети «ВКонтакте» нарушением исключительных прав ООО «В Контакте» как изготовителя Базы данных пользователей Социальной сети «ВКонтакте». По данному делу судом было установлено, что ООО «В КОНТАКТЕ» действительно принадлежит исключительное право на базу данных, охраняемую смежным правом, и в связи с этим обязал ООО «ДАБЛ» прекратить незаконное извлечение и использование данных из базы данных истца [5].

Надо признать, что в Российской Федерации и за рубежом судебная практика в части использования Больших пользовательских данных складывается различным образом.

Например, в США данные, предоставленные непосредственно самим владельцем таких данных (записи в социальных сетях, фотографии в Instagram), — нельзя закрывать от других участников рынка (идеальный пример — дело LinkedIn и HiQ Labs). В указанном деле американский суд обязал Microsoft разблокировать доступ компании HiQ Labs к открытой части социальной сети LinkedIn, с целью использования HiQ Labs общедоступных сведений, размещенных в сети Интернет. В США не охраняются базы данных в качестве объекта смежных прав, поэтому в деле данный аспект не исследовался. В своем решении суд указал, что если запрещать доступ к открыто размещенной информации, то возникнет опасная угроза свободному обмену информацией, корпорации будут осуществлять контроль над использованием общедоступной информации в Интернете [6].

Из проведенного анализа судебной практики, сложившейся в Российской Федерации и в других странах (на примере дела LinkedIn и HiQ Labs), усматривается отсутствие единого подхода к запрету на использование третьими лицами в коммерческих целях данных, открыто размещаемых пользователями в сети Интернет. Судебная практика в Российской Федерации очень неоднозначная, что дополнительно к тому же осложняется различными законодательными инициативами в данной области.

Надо полагать, что информация, размещенная пользователем социальной сети на своей странице/в каком-либо сообществе или же, как было выше рассмотрено, на сайте по поиску работы, является общедоступной информацией (общедоступные данные — это те персональные данные, которые субъект собственными действиями (либо по его требованию) по собственной воле сделал публичными и общедоступными), к которой не может быть ограничен доступ третьим лицам.

В соответствии с п. 1 ст. 152.2. Гражданского кодекса Российской Федерации «если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни.

Не являются нарушением правил, установленных абзацем первым настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле». [8].

В статье 8 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» [9] указано, что «в общедоступные источники персональных данных с письменного согласия субъекта персональных данных могут включаться его фамилия, имя, отчество, год и место рождения, адрес, абонентский номер, сведения о профессии и иные персональные данные, сообщаемые субъектом персональных данных». Информация, размещаемая в форме открытых данных, является общедоступной (пункт 4 статьи 7 Федерального закона № 149-ФЗ), что в свою очередь означает отсутствие ограничений по ее использованию (пункт 1 статьи 7 Федерального закона № 149-ФЗ). В контексте ранее рассмотренных мной судебных дел считаю важным отметить, что отношения, связанные с правовой охраной интеллектуальной собственности, выведены за рамки Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», связано это было с необходимостью исключить параллельное регулирование и коллизии с существующим специальным регулированием в области интеллектуальной собственности [10]. На мой взгляд, исключение положений об интеллектуальной собственности из указанного закона создает дополнительные проблемы при квалификации деяний, совершенных ответчиками по всем вышеуказанным судебным спорам.

Помимо императивных норм, которые содержатся в действующем законодательстве Российской Федерации, площадкой, на которой пользователи размещают свои данные, также может быть установлен соответствующий порядок сбора, обработки и использования данных.

Сложившаяся судебная практика российских судов, на мой взгляд, отчасти противоречит принципу недопустимости ограничения конкуренции, а также нарушает некоторые конституционные права человека, так как фактически пользователь самостоятельно сделал доступной неопределенному кругу лиц информацию, использованную, например, Дабл и Стафори, а именно общедоступную информацию о себе.

В целях урегулирования как имеющихся на настоящий момент споров в сфере использования Больших пользовательских данных, так и споров, которые могут возникнуть в будущем, а также в целях защиты прав человека необходимо в ближайшее время урегулировать оборот и использование Больших пользовательских данных, путем внесения изменений в действующее законодательство.

Литература:

  1. Проект Федерального закона № 571124–7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» — Текст: электронный // «Консультант Плюс»: [справочная правовая система] — URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения: 16.12.2020);
  2. Глава Роскомнадзора считает необходимым скорейшую выработку норм регулирования в области больших пользовательских данных. Электронный ресурс. URL: https://rkn.gov.ru/news/rsoc/news51776.htm. (дата обращения: 16.12.2020);
  3. Решение Московского городского суда по делу № 3–91/2018 от «27» апреля 2018 года. Электронный ресурс. URL: https://mos-gorsud.ru/mgs/services/cases/first-civil/details/45981b48–0c88–415e-bd70–01e0c8e61fe0?participants=хэдхантер (дата обращения 16.12.2020);
  4. Решение Московского городского суда по делу № 3–13/2018 от «19» января 2018 года. Электронный ресурс. URL: https://mos-gorsud.ru/mgs/services/cases/first-civil/details/5002671f-1384–44bd-b0a1–87035b85bb06?participants=хэдхантер (дата обращения 16.12.2020);
  5. Постановление Суда по интеллектуальным правам по делу № А40–18827/2017 от «24» июля 2018 года. Электронный ресурс. URL: https://kad.arbitr.ru/Card/1f33e071–4a16–4bf9-ab17–4df80f6c1556;
  6. Ирина Шурмина, Ксения Даньшина. Вебинар международной юридической фирмы CMS Russia «Общедоступная информация: использовать нельзя ограничить» от 05.06.2020 г. Электронный ресурс. URL: https://www.youtube.com/watch?v=Fj9qSOhHLEs (дата обращения: 16.12.2020);
  7. Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 08.06.2020) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» — Текст: электронный // «Консультант Плюс»: [справочная правовая система] — URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения: 16.12.2020);
  8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 08.12.2020) — Текст: электронный // «Консультант Плюс»: [справочная правовая система] — URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения: 16.12.2020);
  9. Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 08.12.2020) «О персональных данных» — Текст: электронный // «Консультант Плюс»: [справочная правовая система] — URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения: 16.12.2020);
  10. Савельев А. И. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (постатейный) — Текст: электронный // «Консультант Плюс»: [справочная правовая система] — URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения: 18.12.2020).
Основные термины (генерируются автоматически): данные, Российская Федерация, судебная практика, дело, интеллектуальная собственность, информация, Московский городской суд, социальная сеть, часть использования, мой взгляд.


Ключевые слова

судебная практика, персональные данные, big data (большие данные), Большие пользовательские данные
Задать вопрос