Автор: Анфалов Евгений Владимирович

Рубрика: 9. Педагогика высшей профессиональной школы

Опубликовано в

III международная научная конференция «Образование: прошлое, настоящее и будущее» (Краснодар, август 2017)

Дата публикации: 28.07.2017

Статья просмотрена: 14 раз

Библиографическое описание:

Анфалов Е. В. Сущность и особенность рефлексивно-прогностической готовности курсантов военных вузов [Текст] // Образование: прошлое, настоящее и будущее: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, август 2017 г.). — Краснодар: Новация, 2017. — С. 49-52.



Сегодня, когда с развитием вооружения и военной техники происходит разработка и практическая апробация в реальных условиях новых форм и способов ведения боевых действий, важнейшим из направлений развития системы военного образования становится совершенствование содержания подготовки слушателей и курсантов военных вузов [3].

Специфика военного образования определяется федеральными государственными стандартами и квалификационными требованиями к военно-профессиональной подготовке выпускников военных вузов. При этом военно-учебные заведения самостоятельно разрабатывают соответствующие учебные программы, исходя из задач подготовки курсантов по соответствующей воинской специальности. Выпускник военного вуза должен обладать рядом военно-профессиональных компетенций.

Одной из первостепенных задач в военном образовании, наравне с увеличением объема и актуальности приобретаемых офицером-выпускником компетенций, является увеличение внимания к формированию профессиональных и личностных качеств военного специалиста, помогающих ему в выполнении служебных задач в изменяющихся условиях и условиях дефицита времени.

Обладание комплексом стандартных военно-профессиональных компетенций позволит офицеру-специалисту выполнить служебные обязанности в стандартных обстоятельствах. Но военная служба, наши боевые уставы требуют эффективно действовать в любых условиях обстановки. А повседневная воинская деятельность и тем более реальный бой чаще всего далеки от стандарта. И тут на первый план выходит именно готовность офицера в любой момент времени совершить необходимые действия с требуемой эффективностью и результатом. При этом очень много зависит от умений офицера предвидеть ход событий, внутренней собранности, самоконтроля и самоанализа, волевых качеств, мотивации.

Личностные же качества, такие, например как воля, эмоциональная устойчивость, самокритичность, прогностичность, невозможно сформировать какими-то отдельными мероприятиями и специальными занятиями, а только комплексно, в процессе обучения, так как образование, согласно закону, — это единый целенаправленный процесс воспитания и обучения. Именно в ходе образовательного процесса в военном вузе происходит интеграция специальных знаний, умений и навыков, как основы формирования высокого уровня профессиональных качеств военного специалиста, с его личностными качествами офицера — защитника Родины.

Все это требует в процессе обучения акцента на формирование у будущих офицеров личностных качеств, обусловленных особенностями их служебной деятельности, в частности рефлексивно-прогностической готовности.

Сегодня в педагогике и психологии накоплен большой теоретический и экспериментальный материал о феномене готовности человека к различным видам деятельности, сформулированы понятие готовности, определены содержание, параметры и условия, влияющие ее длительность и устойчивость ее проявлений.

Словарь русского языка понятие «готовность» формулирует как согласие, желание что-то сделать, психологическую настроенность на что-либо [14, 139]. Психологические словари определяют данный термин как «состояние мобилизации всех психофизиологических систем человека, обеспечивающих эффективное выполнение определенных действий» [10, 75].

В педагогике понятие «готовность» рассматривается с различных сторон и с применением разных подходов.

Представители психологического подхода (М. И. Дьяченко, В. А. Сластенин и другие) рассматривают готовность как особое психическое состояние, занимающее промежуточное положение между психическими процессами и свойствами личности, образующее общий функциональный уровень, на фоне которого развиваются процессы, необходимые для обеспечения результативности профессиональной деятельности [12, 46].

По мнению М. И. Дьяченко и Л. А. Кандыбовича готовность рассматривается на личностном уровне — как психологическая подготовленность, т. е. как совокупность личностных качеств специалиста, которые обеспечивают выполнение им функций, адекватных потребностям профессиональной деятельности [4].

Рассматривая готовность в функциональном аспекте (С. В. Акулин, Ю. Н. Петров, С. Л. Рубинштейн и другие) исследователи связывают ее с психическими функциями, формирование которых является необходимым условием для обеспечения результативности профессиональной деятельности. Они определяют данное понятие как особое функциональное состояние, целостное проявление комплекса способностей личности, фон, на котором происходят психические процессы [11].

Деятельностный подход (Б. Г. Ананьев, Е. В. Бондаревская, А. К. Маркова, А. Ф. Шикун и другие) распространился в 60-х годах XX века после опубликования психологического исследования Б. Г. Ананьева «Человек как предмет познания», где человек был определен как субъект деятельности. Готовность к деятельности, по мнению исследователей этого направления, — это установка на эту деятельность, «состояние мобилизации всех психологических и психофизических систем, обеспечивающих эффективное выполнение определенных действий» [6, 21].

Аккумулируя различные подходы, понятие готовность можно сформулировать как уровень профессионального мастерства, включающий в себя овладение стандартами профессионального образования, активное состояние личности, вызывающее деятельность и являющееся следствием деятельности, как интегративное качество личности, определяющее установки на профессиональные ситуации и задачи [8, 33].

При этом готовность выступает фундаментом профессиональной компетентности и включает в себя теоретическую и практическую стороны. Теоретическая готовность к деятельности предполагает наличие аналитических, прогностических, проективных, рефлексивных умений. Содержание практической готовности выражается во внешних (предметных) умениях, т. е. в действиях, которые можно наблюдать. К ним относятся организаторские и коммуникативные умения [9, 186].

Существующие в психолого-педагогической литературе различные подходы к содержанию понятия готовности позволяют нам рассматривать готовность курсанта военного вуза также с разных сторон. На личностном уровне — как особое устойчивое состояние личности курсанта, способность к военно-профессиональной деятельности. На функционально-операционном уровне — как совокупность общих и специальных знаний, умений и навыков, являющихся основой успешной военно-профессиональной деятельности. На психофизиологическом уровне — предварительная мотивационно-целевая настройка на военную службу, на качественное выполнение служебных обязанностей.

Возвращаясь к потребностям современного военного образования, мы считаем, что одним из способов интенсификации военно-профессиональной деятельности является формирование у курсантов военных вузов рефлексивно-прогностической готовности.

Для офицера, как военного профессионала в своей служебной деятельности всегда важно знать, в какой мере положительные и отрицательные результаты являются следствием этой деятельности. Отсюда возникает необходимость в ее анализе, который требует особых рефлексивных и прогностических умений: правильная постановка целей, их трансформация в конкретные учебно-боевые задачи и адекватность комплекса решавшихся главных и второстепенных задач исходным условиям; соответствие содержания деятельности поставленным задачам; эффективность применявшихся методов, приемов и средств военно-профессиональной деятельности; соответствие применявшихся организационных форм полученным результатам, содержанию выполнения задания; оценка причин успехов и неудач, ошибок и затруднений в ходе реализации поставленных учебно-боевых задач; осмысление опыта собственной военно-профессиональной деятельности в его целостности и соответствии выработанным наукой критериям и рекомендациям [2, 143].

Истоки рефлексии и прогностики кроются в особой природе человеческого мышления. С философской позиции особенность человеческого мышления, помимо способности отображать предметный внешний мир, заключается в умении видеть всеобщую сторону действительности. Человек отличается от животных и сил природы «вообще умением осознавать себя в отвлеченном образе Я-рефлективной способности мышления, превращать субъект мысли в объект размышления» [8].

Рефлексивная готовность будущего офицера — это не просто знание или понимание курсантом ценности своей военно-профессиональной деятельности, но и его целостное представление о соответствии своих личностных качеств, эмоциональных реакций и когнитивных способностей с необходимыми для его деятельности как военного профессионала.

Под прогнозированием в военно-профессиональной сфере мы понимаем специфическую мыслительную деятельность по формулированию различных гипотез об ожидаемых событиях и собственных действиях, их последствиях и включающую определенную последовательность этапов: от постановки задач до решения этих и других внезапно возникающих проблем в ходе учебно-боевой деятельности [1, 12].

При этом прогностическая готовность курсанта военного вуза — такое качество личности будущего офицера, которое обеспечивает ему необходимость предвидеть возможный ход и результат своих действий в изменяющихся условиях дефицита времени для эффективного решения задач в ходе учебно-боевой деятельности.

В своем исследовании проблемы формирования рефлексивно-прогностической готовности мы остановились на проблеме рассмотрения рефлексивно-прогностических способностей (и умений) в качестве единого целого, хотя в психологии принято рассматривать феномены рефлексии и прогностики чаще всего отдельно. Представляется, что такое соединение вовсе не механично, а несет в себе большой психологический смысл.

В отличие от авторов, считающих рефлексию центральным механизмом мышления, в своих исследованиях А. А. Вербицкий, Н. В. Жукова, Б. Ф. Ломов, Е. Н. Сурков и другие доказывают единство рефлексии и предвидения как механизма регуляции процесса мышления: «мышление — это прежде всего, предвидение», которое базируется на «забегающей «вперед работе мозга [5, 75]. И действительно, отсутствие рефлексии не позволяет выйти на уровень предвидения способа разрешения проблемы, и наоборот.

Таким образом, на основе анализа взглядов исследователей и педагогов на понятие рефлексивно-прогностическая готовность курсантов военных вузов мы предлагаем следующее определение исследуемого понятия: рефлексивно-прогностическая готовность будущего офицера — это интегративное качество личности военного специалиста, основывающееся на самоконтроле и самоанализе, обеспечивающее необходимость предвидеть возможный ход и результат своих действий в изменяющихся условиях и условиях дефицита времени в целях повышения эффективности военно-профессиональной деятельности.

Структура готовности к деятельности, по мнению М. И. Дьяченко и Л. А. Кандыбовича, должна включать в себя следующие компоненты: мотивационный; ориентационный (знания об особенностях и условиях профессиональной деятельности); операционный (владение способами и приемами, знаниями, умениями и навыками, необходимыми в данной сфере деятельности); волевой (самоконтроль поведения); оценочный (самооценка своей профессиональной подготовленности и соответствия процесса эффективного решения профессиональных задач) [4].

По мнению М. С. Смирновой в структуре готовности должны присутствовать профессиональные знания, умения и навыки, высокие моральные качества, умственные и физические силы, высокая эмоционально-волевая устойчивость [13].

Таким образом, понятие рефлексивно-прогностическая готовность будущего офицера выступает в интеграционном единстве мотивационного, ценностного, когнитивного и операционального компонентов.

Мотивационный компонент выражается в мотивации к развитию рефлексивно-прогностической готовности курсантов.

Ценностный компонент включает в себя признание курсантом ценности военной профессии в целом и рефлексивных и прогностических умений в частности.

Когнитивный компонент включает в себя знания в области рефлексии и прогностики.

Операциональный компонент выражается во владении способами и приемами рефлексии и прогностики в военно-профессиональной деятельности и включает в себя эмоциональную устойчивость, рациональность, самоанализ и самокритичность, прогностичность.

Свойства интегративности данному педагогическому продукту придает предлагаемая структура (рис.1):

Рис. 1. Структура взаимодействия компонентов рефлексивно-прогностической готовности курсанта военного вуза

Процесс формирования рефлексивно-прогностической готовности курсантов будет успешным, если процесс обучения в военном вузе будет организован в условиях изучения военно-исторического наследия Российской армии, признания ценности военной службы и военной специальности, а также учета военно-профессиональных интересов и мотивов курсантов.

Литература:

  1. Анфалов Е. В. Теоретические аспекты проблемы формирования рефлексивно-прогностической компетенции у курсантов военных вузов. / Е. В. Анфалов. // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. — 2016. — № 3. — С. 9–15.
  2. Анфалов Е. В. Совершенствование рефлексивных и прогностических умений курсантов военных вузов в процессе подготовки к профессиональной деятельности [Текст] // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы X Междунар. науч. конф. (г. Самара, март 2017 г.). — Самара: ООО «Издательство АСГАРД», 2017. — С. 142–145.
  3. Горемыкин В. П. Военное образование: цель — на развитие / В. П. Горемыкин. // Вестник военного образования. — 2017. — № 2. — http://vvo.milportal.ru/voennoe-obrazovanie-tsel-na-razvitie/.
  4. Дьяченко М. И., Кандыбович Л. А.. Психология высшей школы. — Минск.: Тесей. — 2008. — 350 с.
  5. Жукова Н. В. Единство антиципации и рефлексии как психологический механизм регуляции мышления студента в контекстном обучении. / дис. канд. псих. наук: 19.00.07 / Жукова Наталья Владимировна. — М., 2000. — 140 с.
  6. Маркова А. К. Психология труда учителя: Кн. для учителя. — М.: Просвещение, 1993. — 192 с.
  7. Огурцов А. П. Рефлексия / А. П. Огурцов // Философская энциклопедия, Т.4. — М.: Советская энциклопедия, 1967. — С. 499–502.
  8. Патлах А. В. Формирование методической готовности курсантов вузов пограничного профиля к индивидуальной воспитательной работе: дис....канд. пед. наук: 13.00.08 / Анатолий Владимирович Патлах. — Сургут, 2015. — 178 с.
  9. Педагогический словарь: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / [В. И. Загвязинский, А. Ф. Закирова, Т. А. Строкова и др.]; под ред. В. И. Загвязинского, А. Ф. Закировой. — М.: Издательский центр «Академия», 2008. — 352 с.
  10. Педагогическая психология: хрестоматия / сост. В. Н. Карандашов. СПб.: Питер, 2006. — 416 с.
  11. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: в 2-х т. — М.: Педагогика,1989.– 486 с.
  12. Сластенин В. А. и др. Педагогика Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / В. А. Сластенин, И. Ф. Исаев, Е. Н. Шиянов; Под ред. В. А. Сластенина. — М.: Издательский центр «Академия», 2013. — 576 с. — С.46.
  13. Смирнова М. С. Формирование готовности курсантов к реализации воспитательных функций в образовательном пространстве военного вуза: Дисс.... канд.пед.наук.– Кострома, 1993.–184 с.
  14. Толковый словарь русского языка / Сост. С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — М.: Язъ, 2005–819 с.
Основные термины (генерируются автоматически): курсантов военных вузов, рефлексивно-прогностической готовности, военно-профессиональной деятельности, готовности курсантов, военного вуза, рефлексивно-прогностической готовности курсантов, готовность будущего офицера, курсанта военного вуза, военного образования, готовность курсанта военного, личностных качеств, прогностических умений, военного специалиста, понятие рефлексивно-прогностическая готовность, формирования рефлексивно-прогностической готовности, качеств военного специалиста, готовности курсантов военных, рефлексивно-прогностическая готовность будущего, результативности профессиональной деятельности, готовности курсантов вузов.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос