Автор: Грошев Иван Андреевич

Рубрика: 2. История государства и права

Опубликовано в

VI международная научная конференция «Юридические науки: проблемы и перспективы» (Казань, октябрь 2017)

Дата публикации: 02.10.2017

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Грошев И. А. Исторические каноны доносов: "из прошлого в будущее" [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 6-10.



В исследовании рассматриваются историко-правовая обусловленность криминализации нормы несообщения о преступлении (ст. 205.6 УК РФ) в Российской Федерации на примере «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» изданного при правлении Николая I в 1845 году, в котором законодателем была предусмотрена гражданско-правовая и уголовная ответственность за недоносительство о преступлениях. Целью исследования является проведение историко-аналитического обзора норм института уголовной ответственности за несообщение о преступлении с дальнейшим анализом и систематизацией выводов с последующей выработкой конкретных мер, направленных на развитие и модернизацию уголовного закона в Российской Федерации.

Ключевые слова: недоносительство, донос, ст. 205.6 УК РФ, история несообщения о преступлении, уголовная ответственность института несообщения о преступлении, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных

Развитие института недоносительства о преступлениях, берет свое начало со времен Русской правды и продолжается вплоть до наших времен.

Целью исследования рассматриваемого института, следует обратить внимание на одну из его составных частей, а именно на «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» изданного и подписанного при Николае I в 1845 году. «К началу XIX в. действующими источниками права оставались Уложение 1649 г., петровские манифесты, регламенты и уставы, законодательство остальных императоров», «накапливались все новые и новые законы, что вызывало неразбериху» [1, с.137–138].

По мнению Б. Н. Земцова, Уложение является первой кодификаций уголовного закона того времени, а также «впервые в русском уголовном праве появилась Общая часть» [1, с.140].

Следует согласиться с мнением О. В. Глуховой и В. М. Клеандрова, которые справедливо высказывали свое мнение о том, что ст. 17 «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» разъясняло понятие недоносительства, а также относила данное преступление к категории прикосновенных к преступлениям [2, с.13; 3, с.176–177]. Согласно ст. 17 рассматриваемого законодательства лицо является прикосновенным к преступлению и несло уголовную ответственность, если знало об умысле другого лица на преступление или об уже содеянном преступлении, при этом имело возможность осуществить свою обязанность о доносе правительству, при этом, не исполнив ее [4, с.5].

Законодателем в Уложение были предусмотрены меры по восстановлению прав потерпевшей стороны, которые были внесены в статью 63 отделение 2-е «О вознаграждении за убытки, вред и обиды» главы 2 «О наказаниях» [4, с.21]. Норма устанавливала обязанность на недоносителей о совершенном другими соучастниками преступлении, в случае если они не в состояние возместить причиненный от преступления ущерб.

Глава 3 Уложения определяет меру наказания за совершенное преступление, в том числе в главе перечислен перечень смягчающих и отягчающих обстоятельств, которые устраняют уголовную ответственность, устанавливают размер наказания за различные стадии совершения преступления, в соучастии и т. д. [3, с.317].

При анализе рассматриваемой главы интересным может показаться раздел III «О наказании по мере участия», в котором указан порядок применения наказания за совершенное преступление в соучастии, в том числе недоносительстве, которое на тот момент являлось формой прикосновенности к преступлению, а следовательно формой соучастия.

Так, ст. 124 Уложения, предусматривала ответственность за преступления совершенные лицами, по предварительному сговору, зачинщики приговариваются к высшей мере наказания, предусмотренной санкцией статьи совершенного преступления, если иное не оговорено в санкции статьи. В отношении зачинщика, применяется более мягкое наказание, на одну ступень, если он отказался от совершения преступления, но при этом не принял мер к предупреждению ранее задуманного преступления в отношении других соучастников и не донес своему или ближайшему начальству [4, с.39].

Норма ст. 125 содержит в себе основания для применения наказания в случае совершения преступления, в соучастии остальных лиц, не считая зачинщиками (к которым применялась ст. 124 Уложения), но при этом разделяли непосредственных участников преступления, тех, которые непосредственно не участвовали в преступлении, по независящим от них обстоятельствам и в отношении тех, кто сам уклонялся от совершения преступления, но не донес об умысле других участников преступления. Так лица, имеющие отношение к преступлению, то есть являющиеся соучастниками преступления, но по каким-либо независящим от них обстоятельствам не присутствовавшим на месте преступления, несли ответственность на «ступень» ниже, чем лица, находящееся на месте преступления или непосредственно участвовавшие в нем. Лица, которые добровольно отказались от участия в преступлении, т. е. «от единого на то умысла», но не донесшие об остальных соучастниках преступления наказывались двумя ступенями ниже, чем те, которые являлись зачинщиками и соучастниками, участвовавшими или присутствующими при совершении преступления. Если, что-либо препятствовало донесению данных лиц в компетентные органы, то наказание назначалось более мягкое, то есть на три ступени ниже, по санкции статьи по отношению к участвовавшим в преступлении лицам [4, с.39–40].

В соответствии с положением ст. 126 подговорщики и подстрекатели, если они не входили в число зачинщиков, несли равную уголовную ответственность с таковыми. К данным лицам применялась высшая мера наказания, предусмотренная санкцией статьи, по преступлению по которому они подговаривали или подстрекали. Если таковые, отказавшись от своего преступного умысла, пытались предотвратить преступление, но при этом не донесли начальству (органам власти) о готовящемся преступлении, они несли наказание на одну ступень ниже, если приняли участие в самом преступление [4, с.40].

В статье 127 Уложения была предусмотрена уголовная ответственность для лиц, которые являлись пособниками еще не совершенного преступления, но при этом отказались от соучастия в его совершении и не сообщившие о нем. Ответственность в данном случае определялась санкцией статьи совершенного соучастниками преступления.

Поддерживая точку зрения О. В. Глуховой и В. М. Клеандровой, следует придти к выводу, что нормы статей 130 и 131 связаны между собой неразрывно, так как в ст. 130 указывается наказание укрывателям, еще не совершенного преступление (готовящегося). Законодатель того времени виновным в указанном преступлении лицам, указывает на наказание ступенью ниже, чем пособникам такого же преступления. Ст. 131 Уложения определяла равные наказания, как для указанных в ст. 130 — укрывателях, так и для попустителей и недоносителей. То есть, все несли ответственность на ступень ниже, нежели попустители преступления. Но при этом в диспозиции статьи имеется примечание, согласно которого недоносители несли более строгую ответственность, в случае если иное указано в санкции статьи замышленного или совершенного преступления [2, с.13; 4, с.41].

Нельзя не согласиться с мнением В. М. Клеандровой, что в статье 132 Уложения указана «альтернативное наказание» за недонесение об оконченном преступлении в соответствии с тяжестью и значимостью совершенного преступления. Санкция статьи предусматривала: заключение в крепости, заключение в тюрьме, арест, выговор, замечание, внушение или денежное взыскание [2, с.13–14].

Рассмотренная О. В. Глуховой норма ст. 133 Уложения, содержит основания для привлечения к уголовной ответственности недоносителя, в случае если он знал, что обвинение в совершенном преступлении было предъявлено невиновному лицу, которое не сообщило об этом и не донесло на лицо в действительности совершившее преступление. В указанном случае, виновное лицо (недоноситель) несло уголовную ответственно на ступень выше по отношении к недоносителям при остальных обстоятельствах [2, с.14; 4, с.42].

В. М. Клеандрова отмечает, что согласно ст. 134 Уложения, закон не устанавливает наказание за недоносительство в отношении супруга или супруги, а также в отношении близких родственников. Действие данной статьи не распространялось на преступления, совершенные против государственной власти, то есть за преступления, предусмотренные ст.ст. 263, 266, 271 и 275 Уложения [3, с.321].

Законодатель, по мнению О. Г. Глуховой, на момент создания Уложения считал, что прикосновенность к преступлению по степени опасности менее опасна, чем соучастие в таковом. Но законодателем предусматривались исключения из общих правил недонесения заложенных в общей части Уложения, которыми являлись преступления, связанные с несообщением о преступлении непосредственно внесенные в диспозиции статьи о конкретных преступлениях [2, с.13]. К таким преступлениям относятся преступления против государственного строя, против веры, взяточничество, должностные преступления и т. д., которые мы рассмотрим более подробно позже.

Как и в предшествующем законодательстве, в Уложении было предусмотрена ответственность за религиозные преступления, в том числе и за недоносительство о таковых, которые помещены законодателем в раздел II «О преступлениях против веры». Так, в статье 185 законодатель предусматривал ответственность в виде заключения в тюрьме на срок от шести месяцев до одного года или в виде ареста, от трех недель до трех месяцев, для недоносителей о религиозных преступлениях. Ответственность была предусмотрена за такие тяжкие преступления, как богохульные речи в местах массового скопления людей, в том числе «поношение Святых угодников», попытки повлиять на веру людей, порицание закона Христова, Православной церкви, ругательства над Святыми Писаниями и Святыми Таинствами [4, с.63,64]. Как отмечает О. И. Чистяков данная норма не применялась, так как ответственность была в два раза ниже, чем предусматривалась в статье 132 рассмотренной ранее, но несмотря на это, законодатель внес ее в Уложение [3, с.327].

В. М. Клеандрова в своих работах отмечает, что статьи с 265 по 266 предусматривали уголовную ответственность за недонесение о конкретных государственных преступлениях. При этом, ст. 266 предусматривала ответственность за недонесение о совершенных или совершаемых преступлениях в отношении представителей государственной власти и членов семьи государя [3, с.350].

Так, согласно ст. 265 Уложения, к уголовной ответственности привлекались наравне с соучастниками преступления все недоносители, которые не сообщали об умысле соучастников преступления, направленного против государя.

Статьи 268 и 269 Уложения, по мнению В. М. Клеандровой содержали нормы недоносительства за такое государственное преступление, как словесное оскорбление императора и повреждение портретов и изображений государя [3, с.234,350].

Нормы статей 271–272, как отмечает В. М. Клеандрова предусматривают ответственность за недоносительство: «Виновными признавались как те, кто стоял во главе организации заговора, так и принявшие в нем участие, оказавшие помощь заговорщикам в любой форме, не донесшие о заговоре». К таким тяжким преступлениям против государственного строя законодателем того времени были отнесены: «восстание против государя, заговор, намерение свергнуть его с престола, изменить образ правления, установленный порядок передачи престола по наследству». За указанные преступления законодателем предусматривалась ответственность в виде: лишения всех привилегий и чинов, после чего следовала смертная казнь. За недонесения об указанных преступлениях виновные несли равное наказание со всеми участниками преступления. При этом норма ст. 172 смягчала наказание, в случае если преступление раскрыто на этапе приготовления к преступлению, если их действия не повлекли «смуты» и другого существенного вреда. В данном случае все соучастники преступления, в том числе недоносители несли уголовную ответственность в виде: лишения всех привилегий и прав, после чего направлялись в ссылку на каторжные работы в рудники, на срок от двенадцати до пятнадцати лет или к лишению свободы в тюрьме (крепости) на срок от десяти до двенадцати лет. Виновные лица несли наказание в зависимости от принятого в подготовке к преступлению активной роли [3, с.235, 351]. Таким образом, законодатель, как показывает история, все сильнее усиливал ответственность за преступления против государственного строя, что обусловлено историй государства Русского.

Нарастание революционных настроений в обществе повлекло увеличение различных тайных кружков и обществ, в связи с чем, законодателем были внесены нормы уголовной ответственности за их образование и участие в таковых. Указанные нормы права законодателем помещены в главу VI «О тайных обществах и запрещенных сходах», статьи 347–353, в которых, по мнению В. М. Клеандровой, включен институт недоносительства [3, с.359]. Так, статья 347 предусматривала уголовную ответственность руководителей любых тайных обществ, цели которых были направлены на дезорганизацию общественного порядка и целостности государства или цели, не совпадающие с законами и порядком управления в государстве. Такие лица относились к государственным преступникам. Санкция статьи предусматривает уголовную ответственность, закрепленную в ст. 264, 271 и 272, как для руководителей, так и для участников организации, знавших о целях таковой. В нормы внесена уголовная ответственность недоносителям о данных преступлениях в виде конфискации всего имущества и ссылкой в Сибирь, при этом если лицо может нести телесные наказания, то оно подвергалось нанесением ударов плетьми от 20-ти до 30-ти ударов (степень 1 ст. 22 Уложения) [4, с.7,147].

Статья 348 предусматривала уголовную ответственность за руководство и участие в тайном обществе при этом не затрагивающем государственные интересы, указанные в диспозиции статьи 347, но при этом направленные на нарушение других законов или работу органов власти. За организацию и руководство тайных сообществ предусматривалась уголовная ответственность, в виде конфискации имущества и ссылки в Сибирь. Если лицо может нести телесные наказания, то оно подвергалось нанесению плетьми по телу, от 20-ти до 30-ти ударов (степень 1 ст. 22 Уложения). Для участников общества, вступающих в него и знающих о незаконных целях такового, предусматривалась уголовная ответственность в виде конфискации имущества и ссылки в определенные Уложением губернии, с заключением на срок от двух до трех лет, и невозможностью посещать конкретные губернии (назначалось по усмотрению суда) на срок от 8–10 лет. Если по закону к ним можно было применять телесные наказания, то, как альтернатива основному наказанию применялось наказание в соответствии со степенью 1,2 ст. 35 Уложения, т. е. по первой степени назначались работы в исправительных арестных ротах гражданского ведомства на срок от 10 лет, с розгами 90–100 ударов, по второй степени, в указанных ротах, от 6–8 лет, с розгами от 80 до 90 ударов. При этом, законодатель разграничивает на две категории недоносителей в данной норме, на тех, кто знал о данной организации, не являясь ее членом и не донесшим о таковой, и на тех, кто вступил в организацию, при этом не зная изначальных целей, но в дальнейшем когда узнал о таковых, не принял в их реализации участия, но не донес о данной организации. Обе категории недоносителей несли уголовную ответственность, в виде заключения в тюрьме (крепости) на срок от 6 месяцев до одного года.

В статье 350 законодатель отдельно выделяет уголовную ответственность тех недоносителей, которые знали о существовании запретного государством общества, но не зная о конкретных его свойствах и целях, не донесли о таковом. Законодатель, по сравнению со ст. 347 и 348, достаточно ощутимо смягчает за данное деяние санкции статьи. В данном случае виновное лицо несло наказание в виде ареста, на срок от 3 до 7 дней.

В раздел V «О преступлениях и проступках по службе» главы VI «О мздоимстве и лихоимстве», по утверждениям С. М. Казанцева законодателем установлена уголовная ответственность за недонесение об известном лицу взяточничестве, которая предусматривалась нормами статья 409 Уложения [3, с.395–396]. Так, в норме за недонесение об известных обстоятельствах, о любых формах или соучастниках, участвовавших во взяточничестве, лицо подвергалось уголовной ответственности, в соответствии со ст. 132 Уложения, то есть наказание в виде заключения в крепость или тюрьму, ареста, выговора, замечания, внушения или денежного взыскания.

Законодателем в Уложение внесены нормы уголовной ответственности за недонесение для начальников, в обязанности, которых входило доносить на своих подчиненных, если они достоверно знали, что подчиненные им сотрудники совершили преступление или проступок. Так, в статье 437 главы IX «О преступлениях и проступках в отношениях между начальником и подчиненным», разделе V «О преступлениях и проступках по службе», предусматривалась уголовная ответственность в виде ареста, выговора, замечания, внушения или денежного взыскания [4, с.192].

К должностным преступлениям относились: недонесение казначеем, кассиром или иным чиновником, имеющим при себе денежные средства, не донесшим своему руководству о различных происшествиях, повлекших утрату денежных средств, или о признаках попыток взлома хранилищ в которых хранились деньги, предусматривалась ответственность в виде отстранение от должности и возмещения утраченных средств, об утрате которых своевременно данное лицо не донесло. Нормы содержались в статье 502 главы XI «О преступлениях и проступках чиновников по особому роду службы» [4, с.219].

В Уложении защищались интересы лиц, товар которых выставлялся на продажу должностными лицами, но при этом, данные чиновники продавали товар другим заинтересованным лицам без торга, по своей заинтересованности. В отношении таковых чиновников, законодатель предусмотрел ответственность, в виде снятия с должности или дополнительно с увольнением со службы (ст. 527 Уложения). Такому же наказанию подлежали и недоносители о данных проступках, которые несли равную с виновными лицами ответственность (ст. 528 Уложения) [4, с.228].

В действующем законодательстве предусматривается уголовная ответственность за недоносительство о лицах готовящих, совершающих или совершивших преступления (ст. 205.6 УК РФ) против государственной власти, предусмотренных статьями: 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти) и 279 (вооруженный мятеж). Уголовная ответственность за недоносительство об аналогичных преступлениях предусматривалась, как указывалось выше, в Уложении в статьях 265–266 и 271–272. Но по сравнению с санкциями действующего законодательства нормы уголовного права были более жесткими и в основном на одном и том же уровне со всеми соучастниками совершенного преступления. На примере рассмотренных норм предлагается внести изменение в санкцию статью 205.6 УК РФ, в которой определить уголовную ответственность за несообщение о лицах готовящих, совершающих или совершивших преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, в виде указанного в санкциях статьи, о которых не сообщило виновное лицо в правоохранительные органы.

Изучение и анализ норм законодательства, предусмотренного «Уложением о наказаниях уголовных и исправительных» и действующим уголовным законодательством необходимо сделать вывод о том, что преступления, о которых лицо, под угрозой уголовного наказания, было обязано доносить по законодательству прошлых лет, в настоящий момент сохранились и в наше время, но за данные преступления не установлена обязанность в доносе о таковых. К таким преступлениям необходимо отнести: ст.148 УК РФ (Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий), является генезисом статьи 185 Уложения; организацию незаконных обществ (ст. 347–353 Уложения) предусмотренного ст. 282.1 УК РФ (Организация экстремистского сообщества), ст. 282.2 (организация деятельности экстремистской организации) — ст. 347–353 Уложения; ст. 290 УК РФ (получение взятки), ст. 291 УК РФ (Дача взятки), ст. 291.1 УК РФ (Посредничество во взяточничестве) — ст. 409 Уложения; ст. 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями) и ст. 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий) — ст. 527 и 528 Уложения; ст. 285.1 (Нецелевое расходование бюджетных средств) и ст. 285.2 УК РФ (Нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов) — ст. 437 Уложения. С учетом вышеизложенного, предлагается в диспозицию статьи 205.6. УК РФ внести изменения, изложив ее в следующей редакции: «Несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями 148, 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 282.1, 282.2, 285, 285.1, 285.2, 286, 290, 291, 291.1, 360 и 361 настоящего Кодекса».

Либо, как альтернативу Уложения, следует признать несообщение о преступлении формой прикосновенности к преступлению, вследствие чего, следует декриминализовать ст. 205.6 УК РФ, но при этом внести новую норму в общую часть уголовного кодекса РФ. Предлагается главу 7 изложить в следующей редакции: «соучастие и прикосновенность к преступлению». Добавить в указанную главу статью 32.1 УК присвоить название: «Понятие прикосновенности к преступлению», которую изложить в следующей редакции: «Прикосновенностью к преступлению признается умышленная деятельность, сопряженная с совершенным или готовящимися другими преступлениями». В данную главу ввести статью 33.1 УК РФ «Виды прикосновенности к преступлению», которую изложить в следующей редакции: «1. Недоносительство о преступлении признается прикосновенным к преступлению. 2. Недоносителями признаются граждане РФ, которые достоверно зная о лицах, готовящих преступление, либо совершающемся или совершенном преступлениях, либо о местонахождении лиц, совершивших преступление в правоохранительные органы». В указанную главу так же следует включить статью 34.1 УК РФ «Ответственность недоносителей» изложив ее в следующей редакции: «1. ответственность недоносителей определяется характером и степенью преступления, о котором оно не сообщили. 2. Недоносители о преступлениях указанных в статьях 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, несут ответственность в виде штрафа в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного, на период до шести месяцев, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок. 3. Недоносители о преступлениях не связанных с преступлениями, указанными в части 2 настоящей статьи несут ответственность не более одной второй, чем указано в предыдущей части. 4. При не сообщении о преступлениях небольшой и средней тяжести, если преступление не было доведено до конца по независящим от лиц указанных в статье 33 УК РФ, обстоятельствам, недоноситель освобождается от уголовной ответственности, в иных же случаях они несут уголовную ответственность согласно ч.2 и ч. 3 настоящей статьи. 5. В случае, если не сообщенные сведения получены от супруги (супруга) или от близкого родственника, либо в случае получения данных сведений в ходе исповеди священнослужителем, то указанные лица не несут уголовной ответственности, в соответствии с ч.2,3 УК РФ, а освобождаются от уголовной ответственности за свое деяние».

Указанная норма позволит вновь ввести институт уголовной ответственности за прикосновенность к преступлению, соответственно ввести уголовную ответственность за несообщение о преступлениях, предусмотренных уголовным кодексом РФ. Но при этом, органам исполнительной власти при квалификации недоносителя необходимо будет учитывать степень осведомленности лица о задуманном или совершенном преступном действии. Внесение указанных изменений может повлечь многократное уменьшение уровня латентной преступности в РФ.

Литература:

  1. Б. Н. Земцов. История государства и права России: Учебное пособие. — М.: Изд. центр ЕАОИ. 2008. — 336 с.
  2. Уголовная ответственность за недоносительство и укрывательство преступлений: монография / О. В. Глухова; Брест. гос. ун-т имени А. С. Пушкина. — Брест: БрГУ, 2010. — 247 с.
  3. О. И. Чистяков, Российское законодательство X–XX веков. Т. 6., М.: Изд. Юридическая литература, 1988.- 431 с.
  4. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., Режим доступа http://dlib.rsl.ru/viewer/01002889696#?page=2 (последний доступ 16.09.2017).
  5. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 26.08.2017), Режим доступа http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (последний доступ 27.09.2017).
  6. Уголовное право России. Учебник для вузов. Том 1. Режим доступа http://зачётка.рф/book/5926/257802/§ %205. %20Прикосновенность %20к %20преступлению.html (последний доступ 28.09.2017).
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, уголовную ответственность, уголовная ответственность, уголовной ответственности, совершенного преступления, наказаниях уголовных, совершения преступления, «О преступлениях, соучастниками преступления, норма ст, следующей редакции, Уголовная ответственность, месте преступления, участников преступления, Глуховой норма ст, уголовная ответственность института, равную уголовную ответственность, Норма ст, положением ст, статьи совершенного преступления.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос