К вопросу об определении вида гражданского судопроизводства по делам, связанным с усыновлением | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №50 (340) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 08.12.2020

Статья просмотрена: 73 раза

Библиографическое описание:

Климов, В. В. К вопросу об определении вида гражданского судопроизводства по делам, связанным с усыновлением / В. В. Климов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 50 (340). — С. 242-246. — URL: https://moluch.ru/archive/340/76282/ (дата обращения: 08.12.2021).



В статье ставится вопрос о целесообразности отнесения отдельных дел, касающихся вопросов усыновления, к различным видам гражданского судопроизводства. Делается вывод о необходимости использования процедуры особого производства как по делам об усыновлении, так и по делам об отмене усыновления, что позволит уйти от громоздкого искового производства там, где его механизм не оправдан целью предоставления стороне защиты от исковых требований. Акцентируется внимание на том, что по рассматриваемой категории дел судом в каждом случае должно быть установлено отсутствие спора о праве, с одновременным предоставлением суду возможности оставить заявление без рассмотрения и разъяснить участникам процесса их право разрешить спор в порядке искового производства в тех случаях, когда спор о праве усматривается.

Ключевые слова: гражданское судопроизводство, особое производство, исковое производство, усыновление, отмена усыновления.

Вопросам совершенствования государственной политики в сфере защиты детства в нашей стране уделяется огромное внимание, что подчёркивается Указом Президента РФ от 29 мая 2017 г. № 240, которым период с 2018 по 2027 годы в Российской Федерации объявлен Десятилетием детства [7]. Одним из институтов, призванных служить защите благополучия детей, является институт усыновления (удочерения). Межотраслевой характер института усыновления и его значение находят отражение в многоуровневом правовом регулировании вопросов усыновления.

Так, на международном уровне стремление мирового сообщества к установлению гарантий прав ребенка при передаче на воспитание и при усыновлении зафиксировано в преамбуле Конвенции о правах ребенка 1989 г. [1]. В связи с озабоченностью вопросами обеспечения благополучия ребенка при усыновлении Генеральной Ассамблеей ООН также принята Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях 1986 г. [2]. Данный документ содержит целый ряд требований, касающихся передачи ребёнка в другую семью, и предусматривает условия возвращения ребенка к его биологическим родителям, другими словами, отмену усыновления.

Признавая международные документы, касающиеся реализации прав ребёнка, Российская Федерация отразила их положения в своем национальном законодательстве. Основой для правого регулирования института усыновления является Конституция Российской Федерации, устанавливающая безусловный приоритет семейных ценностей [3]. Детальное правовое регулирование данного института сосредоточено в нормах Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ) [5] и в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (ГПК РФ) [4].

Внимание к данной проблематике со стороны органов судебной ветви власти проявляется в принятии Конституционным Судом Российской Федерации сразу нескольких постановлений, напрямую затронувших правовое регулирование усыновления [8, 9, 10], а также в принятии Пленумом Верховного Суда Российской Федерации Постановления от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» [11] и в систематическом обобщении Верховным Судом РФ судебной практики по делам об усыновлении детей — граждан РФ иностранными гражданами, лицами без гражданства, а также российскими гражданами, постоянно проживающими за пределами территории РФ [12].

Следует отметить, что судебный порядок усыновления детей пришёл на смену административному и был закреплен ст. 125 СК РФ. Его действие началось с 27 сентября 1996г., когда Федеральным законом от 21 августа 1996г. в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964г. была включена глава 29–1 «Установление усыновления (удочерения) детей».

В специальной литературе неоднократно подчёркивалось, что именно судебный порядок является оптимальным с точки зрения соблюдения гарантий интересов ребенка [13, С. 102–107]. Невозможно не согласиться с мнением, что данная категория дел имеет свою специфику, в связи с чем отмечается их особая сложность и повышенные требования к тщательности подготовки и неукоснительности соблюдения закона на всех стадиях судопроизводства с тем, чтобы вопросы усыновления были решены с максимальным учетом интересов ребёнка [16, С. 8].

Не претендуя на всеобъемлющий охват всех аспектов гражданского судопроизводства по делам, связанным с усыновлением, представляется необходимым обозначить те проблемы, которые возникают при определении вида судопроизводства по данной категории дел.

Так, в самом общем виде в правой литературе под усыновлением понимается юридический акт, в силу которого между усыновителем и усыновленным им ребенком возникают личные и имущественные правоотношения, сопоставимые с правоотношениями, возникающими между родителями и детьми [20, С. 125–128]. И действительно, отношения между усыновителями и усыновляемыми аналогичны родительским отношениям, в результате которых могут возникать наследственные, алиментные и другие правовые последствия [25, С. 121–127].

В диссертационных исследованиях выделяют следующие признаки усыновления: во-первых, усыновление — это правоотношение; во-вторых, оно основано на добровольном волеизъявлении усыновителя и согласии усыновляемого (в случае достижения им десятилетнего возраста); в-третьих, возникающие правоотношения приравнены к правоотношениям кровных родителей и детей; в-четвёртых, правовым основанием их возникновения является решение суда [14, С. 6–7].

Таким образом, именно вступившее в законную силу решение суда является точкой отсчёта для возникновения соответствующего правоотношения. Это положение прямо следует из ч. 3 ст. 274 ГПК РФ, устанавливающей обязанность суда в течении трёх дней со дня вступления решения об усыновлении в законную силу направить его копию в орган записи актов гражданского состояния по месту принятия решения суда для государственной регистрации усыновления ребенка в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния [6].

Что касается собственно производства по гражданским делам, так или иначе связанным с усыновлением детей, то применительно к данной категории дел законодатель задействовал различные виды гражданского судопроизводства. Попутно заметим, что хотя само понятие «вид гражданского судопроизводства» не является абсолютно устоявшимся и в литературе прослеживаются различные походы относительно того, что понимать под видом гражданского судопроизводства, тем не менее, традиционно в теории гражданского процесса выделялось три вида гражданского судопроизводства: исковое, производство по делам , возникающим из публичных правоотношений (в настоящее время получило самостоятельную регламентацию в Кодексе административного судопроизводства Российской Федерации), и особое производство.

Так, пункт 2 ч. 1 ст. 262 ГПК РФ относит дела об усыновлении (удочерении) ребенка к делам, рассматриваемым судом в порядке особого производства. В свою очередь к делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в силу п. 3 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ отнесены дела об установлении факта регистрации рождения, усыновления (удочерения), брака, расторжения брака, смерти, а как следует из ст. 275 ГПК РФ рассмотрение и разрешение дел об отмене усыновления осуществляются по правилам искового производства.

Подобное разнообразие породило в научной литературе широкую дискуссию о целесообразности отнесения отдельных дел, касающихся вопросов усыновления, к различным видам гражданского судопроизводства.

Так в своем диссертационном исследовании Г. И. Вершинина обосновывает положение о том, что судебный порядок усыновления изначально не должен быть связан со спором о праве, так как, по словам автора при усыновлении отсутствует юридический конфликт, что обусловлено наличием либо согласия на усыновление, либо как в случаях недееспособности, безвестного отсутствия родителей, лишения их родительских прав и т. д., опровержением соответствующих фактов. При этом, по мнению автора, спора о праве не существует и при отмене усыновления. Этот вывод, с точки зрения автора, основан на положениях ст. 141 СК РФ, из которой следует, что для отмены усыновления достаточно доказать в суде наличие совокупности указанных в ней юридических фактов, например, злоупотребление родительскими правами или психо-эмоциональную несовместимость усыновителя и усыновленного. Отнесение же данной категории дел к исковому производству, по сути, означает предъявление иска об отмене усыновления к самому себе [19, С. 8].

В рамках другого исследования Е. А. Семеновой констатируется необходимость отнесения дел об отмене усыновления к делам особого производства, что, на взгляд автора, внесет определенность в процессуальный статус усыновленного ребенка, органа опеки и попечительства и усыновителя, выступающих на стороне ответчика по таким делам, в распределение бремени доказывания, в решение вопроса о возможности применения примирительных процедур и др. [26, С. 12].

Давая в целом положительную оценку отнесению дел об усыновлении к категории дел особого производства, Е. В. Буянова, отмечает, что в некоторых делах об усыновлении (в случаях когда уклоняющиеся от воспитания ребенка родители не дают согласие на усыновление, родственники усыновляемого ребенка, сами претендующие на усыновление, оспаривают его усыновление посторонними российскими гражданами, одни родственники ребенка, сами претендующие на усыновление, оспаривают его усыновление другими родственниками, одни иностранные граждане, сами претендующие на усыновление, оспаривают усыновление ребенка другими иностранными гражданами) при их рассмотрении может возникнуть спор о праве. По мнению диссертанта, в перечисленных случаях исковое производство в большей степени гарантирует интересы как самого ребёнка, так и его родителей и усыновителей [16, С. 11–12].

Иная позиция приведена в диссертации З. З. Алиевой, в которой указывается на необходимость отнесения дел об усыновлении к исковому производству. По мнению автора, наличие спора о праве характерно не для всех категорий семейных дел, рассматриваемых в исковом порядке. Также подчёркивается целесообразность унификации процессуального регламента рассмотрения дел об усыновлении и дел об отмене усыновления, для которых прямо предусмотрен исковой порядок. В качестве ответчика в обоих случаях диссертант указывает на ребёнка как на полноправного субъекта семейно-правовых отношений, хотя фактически в процессе участвую иные лица, выступающее в его интересах (родители, орган опеки и попечительства, прокурор и др.). Такое положение, по мнению З. З. Алиевой будет соответствовать п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 20 апреля 2006 г., в котором разъясняется, что если заявление об отмене усыновления подано усыновителями, надлежащим ответчиком по делу является усыновленный ребенок [14, С. 8].

Последняя из приведенных точек зрения видится наименее аргументированной. Однако вызывает определённые возражения и возможность применения к рассматриваемой категории дел исключительно особого порядка судопроизводства.

Наиболее продуктивным представляется подход Е. А. Семеновой, которая предлагает внести дополнения и изменения в ГПК РФ, дополнив его нормами, регламентирующими вопросы подсудности, субъектного состава, других особенностей рассмотрения дел, касающихся отмены усыновления, в порядке особого производства, расположив их в структуре подраздела IV ГПК РФ, что, по справедливому замечанию автора, предполагает распространение на них в том числе и положений ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, предоставляющих возможность рассмотрения данной категории дел в порядке искового производства, в случае установления наличия спора о праве, что однако не меняет видовую квалификацию такого дела [26, С. 12].

Поддерживая и развивая приведенную мысль автора, следует акцентировать внимание на возможности рассмотрения дел об усыновлении в порядке искового производства в случаях, когда из материалов дела усматривается наличие спора о праве.

На сегодняшний день ситуация такова, что несмотря на то, что ГПК РФ декларирует, что рассмотрение дел особого производства осуществляется по общим правилам искового производства с особенностями, установленными Главой 27 и Главами 28–38 настоящего Кодекса (ч. 1 ст. 263 ГПК РФ), но Глава 27 ГПК РФ устанавливает, по сути, только перечень дел особого производства, а иные главы Подраздела IV ГПК РФ регулируют особенности производства по конкретным делам. Из их содержания не усматривается какого-то системного взаимодействия норм, регулирующих особое производство, ни с положениями ГПК РФ об исковом производстве, ни с общими положениями, отраженными в Разделе I ГПК РФ. Законодателем не предприняты меры по формулированию общих требований ко всем делам особого производства, которые дали бы возможность, с одной стороны, объединить перечисленные в ст. 262 ГПК РФ дела в единое целое, а с другой стороны, позволили бы чётко отграничить их от дел искового производства. Правовая регламентация, применительно к делам особого производства, в сравнении с ранее действовавшими нормами ГПК РСФСР свелась к их незначительной редакционной обработке и расширению перечня таких дел, обусловленному изменениями в нормах материального права. Этим и ограничились [15, С. 73–86.].

Между тем, в научной литературе такие общие черты особого производства сформулированы. Так, в отличие от искового производства, особое имеет своей целью защиту законных интересов граждан посредством установления судом юридических и доказательственных фактов [22, С. 300], тогда как нормы искового производства рассчитаны, прежде всего, на защиту нарушенного права, как правило, материально-правовой природы и, в силу этого, могут оказаться неприменимы при обращении в суд с иными целями [24, С. 3]. Характерными признаками особого производства является отсутствие спора о праве и, как следствие, отсутствие и спорящих сторон, интересы которых противостоят друг другу, и требований в отношении к другим лицам. Это обусловливает специфику дел особого производства, проявляющуюся в доминировании следственного начала и уменьшение роли принципа состязательности, вызванные отсутствием сторон в их классическом понимании [23].

В этой связи представляется, что те спорные ситуации, которые объективно могут сложиться в процессе рассмотрения дел об усыновлении, должны быть разрешены судом в рамках искового производства, предоставляющего сторонам спора необходимый арсенал правовых средств для отстаивания своего права. На возможность применения судом по делам об усыновлении положений ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, позволяющей суду при наличии спора о праве вынести определение об оставлении заявления без рассмотрения, разъяснив заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства, необходимо указать в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, посвященном вопросам усыновления.

В свою очередь отнесение дел об отмене усыновления к делам особого производства, позволит суду защитить интересы ребенка, используя адекватные правовые средства. И только в случае, если из характера правоотношений усматривается наличие спора о праве, перейти к исковому производству. Само же отнесение тех или иных дел к особому производству по замечанию Е. В. Васьковского зависит «от усмотрения законодателя и должно обусловливаться соображениями целесообразности и практического удобства» [17, С. 493–494]. Современные цивилисты также полагают, что на практике четкое разграничение спора о факте, характерного для большинства дел особого производства, со спором о праве, представляет значительную сложность [18, С. 159; 21, С. 558–559], в связи с чем это больше прерогатива законодателя.

Предлагаемые изменения позволят сочетать принцип процессуальной экономии и уйти от громоздкого искового производства там, где его механизм не обусловлен целью предоставления стороне защиты от исковых требований, с эффективными гарантиями интересов ребенка.

Литература:

  1. Конвенция о правах ребенка. Одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. (вступила в силу для России 15 сентября 1990 г.) // Сборник международных договоров СССР. 1993. Вып. XLVI.
  2. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 г. N 41/85 «Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях» // Справочная правовая система «Гарант» https://internet.garant.ru. Дата обращения 10.11.2020 г.
  3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) в ред. Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 14 марта 2020 г. № 1-ФКЗ // Российская газета от 4 июля 2020 г. № 144.
  4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
  5. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 16.
  6. Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 47. Ст. 5340.
  7. Указ Президента РФ от 29 мая 2017 г. № 240 «Об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства» // Собрание законодательства РФ. 2017. № 23. Ст. 3309.
  8. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июня 2018 г. № 25-П «По делу о проверке конституционности пп. 6 п. 1 ст. 127 Семейного кодекса РФ и п. 2 Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью, в связи с жалобой гражданина К. С. и гражданки Р. С». // Вестник Конституционного Суда РФ. 2018. № 5.
  9. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2015 г. № 15-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 139 Семейного кодекса РФ и ст. 47 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» в связи с жалобой граждан Г. Ф. Грубич и Т. Г. Гущиной» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2015. № 5.
  10. Постановление Конституционного Суда РФ от 31 января 2014 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности абз. 10 п. 1 ст. 127 Семейного кодекса РФ в связи с жалобой гражданина С. А. Аникиева» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2014. № 3.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 6.
  12. Обзор практики рассмотрения в 2019 году областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами РФ, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 8 июля 2020 г.) // Справочная правовая система «Гарант» https://internet.garant.ru. Дата обращения 10.11.2020 г.
  13. Алиева З. З. Особенности рассмотрения судом дел об усыновлении (удочерении) детей // Журнал российского права. 2007. № 1.
  14. Алиева З. З. Процессуальные особенности рассмотрения дел об усыновлении детей российскими гражданами (по материалам правоприменительной практики Республики Дагестан): автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.15. Махачкала, 2007. 23 с.
  15. Аргунов В. В. Развитие особого производства в гражданском процессе: смена идей, взглядов, понятий // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 2011. № 1.
  16. Буянова Е. В. Процессуальные особенности рассмотрения дел об усыновлении (удочерении) детей: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.15. М., 2009. 197 с.
  17. Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса (по изд. 1917 г.). Краснодар, 2003.
  18. Вершинина Г. И. К вопросу о правовой природе судебных дел об отмене усыновления // Актуальные проблемы процессуальной цивилистической науки: материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М. А. Викут. Саратов, 2003.
  19. Вершинина Г. И. Процессуальные особенности судопроизводства по делам об усыновлении: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.15. Саратов, 2007. 209 с.
  20. Габазов Т. С. Усыновление: историко-правовые и религиозные аспекты // Гражданин и право. 2020. № 10.
  21. Гражданский процесс: Учебник. 5-е издание, переработанное и дополненное / под ред. М. К. Треушникова. М.: Статут, 2014.
  22. Гражданское процессуальное право России: Учебник / О. В. Исаенкова, А. А. Демичев; под ред. О. В. Исаенковой. М.: Норма, 2009.
  23. Ласкина Н. В., Никулинская Н. Ф., Рогалева М. А., Яковенко Е. В. Комментарий к подразделу IV «Особое производство» раздела II Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // Справочная правовая система «Гарант» https://internet.garant.ru. Дата обращения 10.11.2020 г.
  24. Мокроусова Л. М. Порядок рассмотрения гражданских дел неискового производства как специальная гражданская процессуальная форма: автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.15. М., 2009.
  25. Петюкова О. Н. Правовые аспекты порядка усыновления ( удочерения ) детей в соответствии с семейным и гражданским процессуальным законодательством // Экономика и право. XXI век. 2015. № 4.
  26. Семенова Е. А. Процессуальные особенности рассмотрения дел об отмене усыновления: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.15. Саратов, 2017. 206 с.
Основные термины (генерируются автоматически): исковое производство, особое производство, РФ, отмена усыновления, дело, гражданское судопроизводство, Российская Федерация, усыновление, категория дел, наличие спора.


Задать вопрос