Автор: Бондаренко Наталья Григорьевна

Рубрика: 6. Массовая коммуникация, журналистика, СМИ

Опубликовано в

I международная научная конференция «Филология и лингвистика в современном мире» (Москва, июнь 2017)

Дата публикации: 05.04.2017

Статья просмотрена: 86 раз

Библиографическое описание:

Бондаренко Н. Г. Языковые средства создания комического эффекта в анекдоте [Текст] // Филология и лингвистика в современном мире: материалы I Междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2017 г.). — М.: Буки-Веди, 2017. — С. 56-59.



В статье рассматриваются языковые средства создания комического эффекта в анекдотах. Объектом исследования выступают образы главных героев анекдотов как фольклорных персонажей. Целью данной статьи является определение и описание языковых средств, с помощью которых создается языковая игра.

Ключевые слова: комическая ситуация, комический эффект, языковые средства

Все рассказывают анекдоты. Более универсального средства коммуникации — заполнить паузу, развлечь спутников, проиллюстрировать ситуацию, перейти к более доверительному общению, — пожалуй, еще не придумано. Но только немногие задумываются о том глубоком смысле, который стоит за короткими смешными историями.

Основная цель анекдота — создание комической ситуации. В рамках данной статьи рассмотрим языковые средства, с помощью которых создается комический эффект.

Закономерным развитием теорий комического стало введение в практику анализа термина «комическая ситуация».

Комическое — это такое отклонение от нормы, которое удовлетворяет двум следующим условиям: 1) приводит к возникновению двух содержательных планов (от исходной точки совершается внезапный переход к конечному результату, резко отличающему от этой исходной точки); 2) ни для кого в данный момент не опасно, а для воспринимающих шутку даже приятно, поскольку это отклонение вызывает в них, лишенных этого недостатка, чувство превосходства или же довольство по поводу их интеллекта.

Сравнительно небольшой пласт материала для создания комической ситуации отводится фонетике [6, с. 74]. Где разновидностью языковой игры становится искажение фонетической оболочки слова. Например:

***

Параска кричит Одарке:

— Одарка, мой сифилитик у тебя?

Одарка падает в обморок, а из окна высовывается Мыкола:

— Сколько раз повторять: не сифилитик, а филателист!

Обыгрыванию сходства в звучании слова или словосочетания. (Так называемая парономазия или паронимия. Паронимы — слова, разные по смыслу, но близкие по звучанию).

***

В метро. Объявляют:

— Следующая станция «Родина».

Чукча спрашивает русского:

— Ты у «Родина» выходишь, однако?

Русский молчит.

Чукча опять:

— Ты у «Родина» выходишь, однако?

Русский:

— А ты красавец, что ли?

Так же фонетические деформации слова могут иметь характер метатезы.

***

Мама, как мине правильно писать: «флякончик» или «фликончик»?

—Ой, напиши «пизурок» — и все!

Лексическийуровень является неисчерпаемым арсеналом языковой шутки. Исследование шуток, где обыгрывается лексика, не только дает эстетически полноценный иллюстративный материал, касающийся значений слов (в том числе многозначных), но и позволяет выделить для того или иного слова некоторые смысловые компоненты, которые оставались пока незамеченными.

Самое распространенное средство создания комического основано на многозначности. (Полисемия — наличие у одного слова разных лексических значений).

***

Двое чукчей спрятались в окопе от танка.

Танк проехал.

— Уф-ф, пронесло, однако, — вздохнул с облегчением один.

— И меня тоже, однако, — сказал второй.

***

Петро делает домашнее задание по физике. Подойдя к дверям ванной, где моется его отец, спрашивает:

— Папа, что происходит с телом, погруженным в воду?

— Как что? Стоит только телу погрузиться в воду, как тут же какой-нибудь идиот позвонит ему по телефону.

Иногда каламбурная многозначность возникает благодаря специфичности (физиологической, социальной и т. д.) самой описываемой ситуации. А иногда каламбурная многозначность имеет противоположную направленность: описываемая ситуация вполне обычна, но сами говорящие не совсем обычны — иностранцы, дети, русские, не вполне владеющие литературным языком.

Каламбурному обыгрыванию подвергаются все типы омонимов:

Приведем пример полных омонимов.

***

Скажите, Мыкола дома?

— Он на даче.

Как, у вас есть дача?

Нет, он на даче показаний в прокуратуре.

Часто анекдоты строятся по принципу омонимия имени собственного и нарицательного.

***

Двое чукчей пошли в разведку. Долго ползли полем. Вдруг увидели избушку, из нее доносится музыка.

— Глинка, однако, — сказал один.

— Какая глинка, второй час по навозу ползем, однако, проворчал второй.

***

На уроке биологии Мыкола изо всех сил тянет руку.

— Марьиванна, а у нас в доме лев живет!

— После уроков, Мыкола, мы сходим и посмотрим на этого редкостного представителя тропической фауны. Пришли, позвонили. Дверь открылась

— Лев Аронович, я вам женщину привел, как и обещал. С вас три рубля.

Одним из распространенных средств создания комического являются омографы — слова, которые пишутся одинаково, но различаются в произношении (графические омонимы), омофоны — слова, совпадающие по звучанию, но не по написанию (фонетические омонимы), омоформы — слова, совпадающие лишь в некоторых из своих форм (грамматические омонимы).

О чем свидетельствуют анекдоты:

***

Однажды у чукчи спросили:

—Чукча, вы хотите стать почетным академиком Академии наук СССР?

Чукча подумал и сказал:

— Однако, хорошо! По четным — академиком, по нечетным — рыбу ловить!

***

Банке (от слова банк и банка)

Чукча, ты в каком банке деньги хранишь?

— В трехлитровом

***

Мой (от мой и мыть)

Чукча пришел к одинокой женщине домой

Хозяйка накрыла на стол. Чукча выпил, поел. Она обняла его:

— А теперь ты мой.

— Не-а! Мой сама.

***

Попугай (попугай и попугать)

Русский показывает чукче попугая.

— Это попугай, — говорит он и протягивает попугая чукче.

Чукча взял попугая, открутил ему голову и говорит:

— Попугал, однако, а?

Омонимия слова и словосочетания или омонимия двух словосочетаний встречается сравнительно редко.

Немаловажное значение в создании комического отводится и лексическим синонимам: повторение адресатом грубо-просторечного синонима или обыгрывание синонимии строится на незнании синонима, причем, конечно, именно того, который принят в литературном языке.

Хохол спрашивает в автобусе девушку:

— Девушка, вы выходите?

— Выходят только замуж.

— Вы сходите?

— Сходят только с ума!

— А что же вы делаете?

— Я вылажу.

— С днем рождения вас, девушка!

На уровне лексики происходит и обыгрывание ассоциативного принципа в речевой деятельности. Данный способ довольно-таки продуктивен.

Три пары обедают в ресторане. Американец жене:

— Передай мне мед, медовая моя!

Англичанин жене:

— Передай мне сахар, сахарная моя!

Хохол жене:

— Передай мне сало… (подумав) свинья!

***

Сидят у костра русский, грузин и чукча.

Грузин:

— Моя жена легка и грациозна, как горная козочка.

Чукча:

А моя жена нежная, как нерпа.

Русский:

— Да и моя жена на какую-то скотину похожа, только я забыл какую…

Морфология обладает широкими возможностями для создания комического эффекта, но среди анекдотов не слишком распространена.

Один из самых продуктивных способов языковой шутки — расчленение словоформы, сопровождаемое попыткой осмысления (шутливого) «обрубков», полученных в результате этого расчленения.

***

Чукча, кто у тебя родился?

Мальчик.

— Как назвали.

— Отгадай: первая часть имени — нота, вторая — часть тела.

— Минога что-ли?

— Какой минога — Сирожа, однако.

Встречается преобразование грамматических форм.

Категория вида и времени обыгрываются сравнительно редко.

***

Студентка на экзамене по анатомии человека описывает кости скелета: — Здесь реберные кости, тут были внутренние органы —сердце, легкие... Здесь тазовые кости, тут был половой член.

— Бывал, — поправил ее профессор.

Словообразование принимает активное участие в создании комического в анекдотах. Можно выделить два основных способа обыгрывания словообразовательных единиц:

1) переосмысление словообразовательной структуры слов, уже существующих;

Переосмысление существительных или прилагательных.

***

Однажды чукча принес в редакцию свой роман. Редактор прочитал и говорит:

— Понимаете ли, слабовато… Вам бы классику читать. Вы Тургенева читали? А Толстого? А Достоевского?..

— Однако, нет; чукча — не читатель, чукча — писатель.

Семантика этнонимов обыгрывается редко.

2) создание новых слов.

Игровое слово смешит своей новизной, необычностью [7, с. 189]. Образование нового слова, пусть по узаконенной модели,— это творчество. При этом, однако, полученная новая лексема всегда содержит «хотя бы смутный намек на свой прототип [6, с. 131].

Нарушение и обыгрывание словообразовательных моделей заключается в несоблюдении правил сочетаемости основ со словообразующими аффиксами, в сочетании того, что по разным причинам признается узуальным («обычным») словообразованием несочетаемым.

Экспрессивность (в частности, комический эффект) усиливается при наличии контраста в структуре окказионализма. При обыгрывании уже существующего слова этот контраст вызван переосмыслением значения частей слова и/или отношения между ними. При создании нового слова это «контраст между частями слова-основами, составляющими сложное слово, или основой и аффиксом» [7, с. 189].

Наиболее продуктивный прием образования новых слов с установкой на шутку — суффиксация.

***

Внучек, прикрой дверь, я мерзну.

— Какой же ты, дедушка, мерзавец!

Довольно часто обыгрываются словообразовательное противопоставление по роду, точнее — по полу, в частности нерегулярность этого противопоставления, отсутствие одного из членов пары.

***

Папа, а тетя Нюра кем работает?

— Она музыковед.

— Нет, музыковед — это дядя, а она музыковедьма!

На фоне всех языковых средств лексический уровень является поистине неисчерпаемым арсеналом языковой шутки. Самое распространенное средство создания комического основано на многозначности. Каламбурному обыгрыванию подвергаются и все типы омонимов. Прагматика занимает второе место после лексики. Здесь источником смеха могут выступать и отношения самих беседующих к описываемой ситуации и стирание грани между художественным текстом и реальной жизнью. Часто встречается соотношение социальных ролей участников ситуации. Нередко обыгрываются так называемые «постулаты общения Грайса». Словообразование принимает активное участие в создании комического в анекдотах. В синтаксисе комическое передается служебными словами, конструкциями, порядком слов, интонацией. Трудно указать синтаксическое явление, которое не подвергалось бы обыгрыванию. Сравнительно небольшой пласт отводитсяфонетике. Что касается морфологии, то она обладает широкими возможностями для создания комического эффекта, но среди анекдотов не слишком распространена.

Литература:

  1. Анекдоты о чайниках. — Мн.: Литература, 1997. — 448с.
  2. 5000 анекдотов со всего мира. — Мн.: Современный литератор, 2003. — 640с
  3. 365 анекдотов про сало в шоколаде. — М.: издательство Эксмо, 2005. -160с.
  4. 7777 лучших анекдотов со всего света. — М.: РИПОЛ классик, 2005. -512с.
  5. В. Т. Бондаренко О смеховой функции русской фразеологии /В. Т. Бондаренко // Русский язык в школе.-2001.-№ 3.-С.74–76.
  6. А. Т. Гнидина Языковая игра: стереотип и творчество-Екатеринбург: Изд-во Уральского гос.педагог. ун-та, 1996.-225с.
  7. Е. А. Земская, М. В. Китайгородская, Е. Н. Ширяева Русская разговорная речь: Фонетика. Морфология. Лексика.- М.: Наука, 1983.-276с.
Основные термины (генерируются автоматически): создания комического, создания комического эффекта, средства создания комического, средство создания комического, комический эффект, языковые средства, распространенное средство создания, создании комического, неисчерпаемым арсеналом языковой, арсеналом языковой шутки, нового слова, описываемой ситуации, средств создания комического, развитием теорий комического, типы омонимов, комической ситуации, небольшой пласт, фонетической оболочки слова, слова разных лексических, Каламбурному обыгрыванию.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос