Автор: Бочарова Анастасия Эдуардовна

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №21 (80) декабрь-2 2014 г.

Дата публикации: 07.12.2014

Библиографическое описание:

Бочарова А. Э. Коррупция в России // Молодой ученый. — 2014. — №21. — С. 499-501.

Борьба с коррупцией и её проявлениями ведётся на протяжении всей истории российского государства. Однако как показывает практика, государство ещё полностью не может искоренить коррупцию и напротив очень часто оно само провоцирует на совершение коррупционных преступлений.

На сегодняшний день тема коррупции в России, несомненно, является актуальной. И это не удивительно, ведь масштабы этого явления достаточно велики, чтобы, наконец, с полной серьезностью отнестись к возникшей проблеме.

В современной научной     литературе существует множество определений понятия «коррупция». Её рассматривают в нескольких аспектах: социальном, политическом, правовом. Ряд учёных считает, что коррупцию нужно рассматривать ни как конкретный состав преступления или административного правонарушения, а как совокупность родственных деяний, включающих в себя ряд должностных злоупотреблений.

Коррупция в средствах массовой информации описывается как серьёзный барьер на пути здорового развития общества, социальное зло, требующее вмешательства и устранения. Но эффективная борьба с этим негативным явлением невозможна без достаточно полного и точного знания его сущности, а также исторических аспектов его возникновения.

Федеральный закон «О противодействии коррупции» наряду с перечислением отдельных разновидностей коррупционных действий содержит общее легальное определение коррупции. Под ней понимается незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами [1].

Вышеуказанное легальное определение коррупции представляется не совсем удачным по многим причинам. В частности, выгода имущественного характера, о которой идет речь в подп. «а» п. 1 ст. 1 Федерального закона «О противодействии коррупции», может заключаться в деньгах, ценностях, ином имуществе или услугах имущественного характера, иных имущественных правах. Возможности отнесения к этой выгоде каких-либо других составляющих п. 1 ст. 1 указанного Закона не предусматривает. Нетрудно увидеть, что упомянутая выгода по своему составу практически ничем не отличается от предметов коммерческого подкупа и взятки — денег, ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав (ст. ст. 204, 290 Уголовного кодекса Российской Федерации). При этом сами понятия «имущество», «услуги имущественного характера», «имущественные права» ни в Федеральном законе «О противодействии коррупции», ни в Уголовном кодексе Российской Федерации не раскрываются.

Также следует обратить внимание на необходимость унификации терминологии в правовых актах, направленных на противодействие коррупции. Такие понятия, как «выгоды имущественного характера», «имущество», «оказание услуг» и другие относятся больше к гражданскому праву, чем к уголовному. Соответственно, указанные термины должны употребляться в одинаковом значении во всех отраслях права. Только тогда единообразное легальное закрепление и толкование позволит более эффективно осуществлять противодействие коррупции.

В настоящее время на федеральном уровне в результате активной аналитической работы разработаны основы антикоррупционной политики, но не принята Концепция антикоррупционной политики Российской Федерации. Она могла бы определить принципы, цели, задачи, приоритеты, механизмы и ожидаемые результаты реализации государственной антикоррупционной политики в Российской Федерации.

Помимо общих вопросов, связанных с регламентацией коррупции и антикоррупционной политики, необходимо сконцентрировать своё внимание на проблемах правового регулирования составов коррупционных преступлений, а также их наказаний и иных мер уголовно-правового характера.

Так, например, современная правовая регламентация конфискации имущества за коррупционные преступления свидетельствует о наличии законодательных ошибок и противоречий [2]. В частности, законодатель в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации достаточно четко указывает перечень преступлений, в отношении которых применяется конфискация (всего 45 составов преступлений). Однако абсолютно не понятно, почему в указанный перечень не вошли многие уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за коррупционные преступления (ст. 145.1, ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160, п. «б» ч. 3 ст. 174, п. «б» ч. 2 ст. 174.1, ст. 183, п. «б» ч. 3 ст. 188, ст. ст. 201, 202, ч. ч. 1 и 2 ст. 204, ст. ст. 285.1, 285.2, 286, 288, 289, 291, 292, ч. 3 ст. 294 и ст. 304 Уголовного кодекса Российской Федерации и др.).

Особо обращает на себя внимание отсутствие в перечне статей, по которым можно применить конфискацию имущества, трех составов преступлений, относящихся к «ядру коррупции» (ст. ст. 291, 291.1 и ч. ч. 1, 2 ст. 204 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Также следует обратить внимание на слабую развитость в Российской Федерации просветительского и профилактического направления антикоррупционной политики. В процессе формирования антикоррупционной политики целесообразно поддерживать постоянное взаимодействие с компетентными научными учреждениями и профессиональными научными работниками, а также активно вовлекать ученых в консультирование, экспертизу, мониторинг, анализ и реальное внедрение антикоррупционных мероприятий в деятельности арбитражных судов. Антикоррупционная политика должна быть научно и криминологической обоснованной.

Высокий уровень латентности преступлений коррупционной направленности существенно осложняет функционирование механизма уголовно-правового регулирования. Вследствие этого актуализируются дальнейшие меры по оптимизации уголовно-правовой политики РФ применительно к преступлениям коррупционной направленности, исходя из положительного правового опыта, как России, так и зарубежных стран.

Вместе с тем одних лишь уголовных методов для полноценного противодействия коррупции явно недостаточно.

С одной стороны, в последние годы вышло значительное число публикаций, посвященных теме коррупции и борьбе с ней, большая часть которых раскрывает предмет исследования с криминологической или юридической точки зрения. С другой стороны, целый ряд важных аспектов данной проблемы остается незатронутым или мало исследованным. Современное состояние законодательства и правоприменительной деятельности создает предпосылки для обоснования предложений по поводу совершенствования уголовно-правовых мер противодействия преступлениям коррупционной направленности. При всей многоаспектности принимаемых нормативно-правовых актов сложно рассчитывать на снижение уровня коррупции без реально действующего механизма правового регулирования общественных отношений, возникающих в связи с совершением преступлений коррупционной направленности.

Проблемы антикоррупционной политики:

1.                  Законодательное определение понятия «коррупция» представляется не совсем удачным.

На наш взгляд, коррупция — злоупотребление служебным положением, дача или получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным публичным интересам в целях получения имущества или любой иной выгоды имущественного характера для себя или для других лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами в своих интересах или в интересах других лиц».

2.                  На наш взгляд, необходимо пересмотреть перечень составов преступлений, за которые возможно применение конфискации. Для этого требуется внести изменения в ст. 104.1 УК РФ с тем, чтобы конфискация доходов от коррупционных преступлений охватывала все преступления — как непосредственно связанные с подкупом должностных лиц, так и другие сопряженные с ним преступления.

3.                  В настоящее время отсутствует единая терминология в правовых актах, направленных на противодействие коррупции.

 Указанные термины должны употребляться в одинаковом значении во всех отраслях права. Только тогда единообразное легальное закрепление и толкование позволит более эффективно осуществлять противодействие коррупции (главным образом предупреждать ее), минимизировать ее негативные последствия.

4.                  В Российской Федерации нет единого специализированного координационного органа по противодействию коррупции.

Нам представляется, что на базе органов Прокуратуры Российской Федерации возможно создание специализированного органа противодействия коррупции в форме подразделений в составе Генеральной прокуратуры Российской Федерации и прокуратур субъектов Российской Федерации. Также является целесообразным введение должности Уполномоченного по противодействию коррупции.

5.                  В настоящее время на федеральном уровне в результате активной аналитической работы разработаны основы антикоррупционной политики, но не принята Концепция антикоррупционной политики РФ.

Концепция могла бы определить принципы, цели, задачи, приоритеты, механизмы и ожидаемые результаты реализации государственной антикоррупционной политики в РФ.

6.                  В Российской Федерации слабо развиты просветительские и профилактические направления антикоррупционной политики.

Нам представляется, что в процессе формирования антикоррупционной политики целесообразно поддерживать постоянное взаимодействие с компетентными научными учреждениями и профессиональными научными работниками, а также активно вовлекать ученых в консультирование, экспертизу, мониторинг, анализ и реальное внедрение антикоррупционных мероприятий в деятельности арбитражных судов. Антикоррупционная политика должна быть научно и криминологической обоснованной.

Следует отметить, что успех в противодействии коррупции может быть достигнут лишь при скоординированных усилиях государства, общества и отдельных граждан. Поэтому чрезвычайно важно использовать накопленный потенциал институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции. Ключевая роль в такой работе принадлежит институту уполномоченного по правам человека, а также различным специализированным региональным структурам.

 

Литература:

 

1.                  О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25дек. 2008 г. Принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 19 дек. 2008 г.: одобрен Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 22 дек. 2008 г.: в ред. Федер. закона от 28 дек. 2013 г. № 396-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2008. — № 52. — Ст. 6228.

2.                  Кругликов, Л. Л. Ошибки в квалификации преступлений: структура, причины возникновения / Л. Л. Кругликов // Дифференциация формы и содержания в уголовном судопроизводстве. — Ярославль, 1995. — С. 46–47.

Основные термины (генерируются автоматически): антикоррупционной политики, Российской Федерации, кодекса Российской Федерации, Уголовного кодекса Российской, противодействие коррупции, противодействия коррупции, имущественного характера, антикоррупционной политики целесообразно, Концепция антикоррупционной политики, формирования антикоррупционной политики, основы антикоррупционной политики, государственной антикоррупционной политики, направления антикоррупционной политики, легальное определение коррупции, реализации государственной антикоррупционной, «О противодействии коррупции», коррупционной направленности, антикоррупционной политики Российской, составов преступлений, «б» ч.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle