Автор: Ефимушкина Кристина Эдуардовна

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №3 (137) январь 2017 г.

Дата публикации: 19.01.2017

Статья просмотрена: 499 раз

Библиографическое описание:

Ефимушкина К. Э. Антикоррупционная политика: проблемы формирования в современной России // Молодой ученый. — 2017. — №3. — С. 444-447.



В настоящее время современное российское государство ставит перед собой важные стратегические задачи реформирования и качественного обновления ряда отраслей социальных отношений в целях формирования гражданского общества и развитого правового государства. Однако основным препятствием этого прогресса является масштабное распространение бюрократизма и коррупции в государственном аппарате. Данное явление порождает целый комплекс проблем, таких как: осложнение модернизации экономической системы, рост теневого сектора, упадок малого бизнеса, снижение инвестиционной привлекательности, и самое главное — повсеместное распространение правового нигилизма среди населения.

Государственное противодействие коррупции может осуществляться и осуществляется на разных уровнях, в разных сферах общественной жизни и с применением самых разных организационных форм и правовых средств. Чтобы такое противодействие было эффективным, должна формироваться специальная система мер и приоритетов противодействия — антикоррупционная государственная политика (стратегия) [9, с. 41].

Стоит отметить, что в Российской Федерации такая активная и полноценная политика началась проводиться лишь с 2008 года. При этом важной составляющей, на которой делается акцент, является нормативно-правовое регулирование антикоррупционной деятельности, которая также включает профилактическую деятельность, правоприменительную, информационно-аналитическую и также организационно-управленческую. 19 мая 2008 г. Президент России издает Указ № 915 «О мерах по противодействию коррупции», в соответствии с которым был создан Совет по противодействию коррупции. 25 декабря 2008 года принимается федеральный закон № 273 «О противодействии коррупции», определивший принципы, организационные основы борьбы с коррупцией, основные направления деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции в современной России. По существу, это стало основой для формирования российской антикоррупционной политики и вполне логичным итогом предпринимаемых ранее попыток закрепить эту деятельность на законодательном уровне. Немаловажной значение приобретает международное сотрудничество Российской Федерации по борьбе с глобальной проблемой коррупции. На данный момент приняты и ратифицированы Конвенция ООН против коррупции от 31 октября 2003 г. [6] и Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. [5].

Помимо законодательного обеспечения, государство активно осуществляет антикоррупционную политику и через исполнительную и контрольно-надзорную деятельность. К примеру, в первом полугодии 2013 года антикоррупционными подразделениями органов власти проведено свыше 130 тысяч проверок достоверности и полноты сведений о доходах в отношении муниципальных и государственных служащих. И в результате этих проверок почти к 3000 служащих применены меры юридической ответственности [8, с. 6]. Значимую роль в противодействии коррупции является деятельность Министерства Юстиции, которое занимается антикоррупционной экспертизой нормативных правовых актов. Так, согласно статистическим данным Минюста за 2015 г. из 2363 рассмотренных проектов нормативных правовых актов в 64 (в том числе в законопроектах, проектах указов Президента РФ, проектах постановлений Правительства, в проектах поправок Правительства Российской Федерации к законопроектам) выявлено 160 коррупциогенных факторов [12].

Важнейшим направлением реализации Национальной стратегии является обеспечение участия институтов гражданского общества в противодействии коррупции. При этом очень важно отметить, что это основополагающее звено всей системы противодействия коррупции в Российской Федерации. В настоящее время следует отметить постепенный рост гражданской активности в сфере противодействия коррупции. Независимые антикоррупционные организации создаются во многих регионах нашего государства. Данные структуры можно разделить на четыре группы [11, с. 155]: правозащитные организации, крупные общественные организации, политика которых направлена на борьбу с коррупции, организации, созданные по корпоративному признаку, аналитические и исследовательские организации.

Принятыми мерами удалось несколько стабилизировать ситуацию в этой области. Тем не менее, кардинально улучшить ситуацию в этой сфере не удалось, что свидетельствует о необходимости дальнейшего совершенствования государственной антикоррупционной политики и конкретизации отдельных направлений ее реализации. Несмотря на все усилия государства и общества в области противодействия коррупции Российская Федерация продолжает терпеть огромные ущербы от этого явления, причём во всех сферах общественной жизни. На всё это очевидно указывают статистические данные как государственных органов, так и общественных объединений.

Статистические и аналитические материалы о состоянии работы по выявлению коррупционных преступлений правоохранительными органами показали, что в 2015 г. зарегистрировано 32 455 (в 2014 г. — 32 203)преступлений коррупционной направленности, в результате было привлечено к уголовной ответственности 16 926 лиц. Доля материального ущерба от коррупционных преступлений составила 43,7 млрд. рублей [14].

Во-первых, это множество пробелов организационно-институционального характера системе государственной, способствующих развитию коррупции в этой среде. Органы исполнительная власть в России превратились в бюрократические структуры, которые создают благородную почву для коррупции. Важнейшим направлением преобразований в этой области должно стать проведение, объективной кадровой политики, детальное регулирование юридических процедур взаимоотношений граждан с субъектами исполнительной власти и защиты прав граждан от произвола администрации, социально-правовой контроль за деятельностью органов исполнительной власти, расширение гласности деятельности чиновников [3, с. 15].

Существует достаточное количество социально значимых участков общественных отношений, на которые обращено недостаточное количество правового внимания через призму их коррупционной уязвимости [4, С. 201–203]. Можно процитировать множество примеров, на которые обращают внимание современные российские ученые. Приведем лишь небольшую часть из них.

Коррупция в сфере правотворческой деятельности является одной из наиболее опасных для общества форм коррупции и базируется как на правовой основе, так и на неюридической, идеологической, что делает ее более сложной для преодоления [10, С. 492–494].

Преодоление коррупционных угроз в правотворческом кластере антикоррупционной политики требует консолидации усилий всех структурных элементов механизма государственной власти. По нашему мнению, координацию данного направления антикоррупционной политики необходимо поручить системе органов Генеральной прокуратуры Российской Федерации [20, с. 129; 21, с. 3: 22, с.5; 23, с. 10].

Значительное количество коррупционных опасностей содержится в сфере аграрных отношений [16, С. 85–91].

Другим примером могут служить жилищно-коммунальные отношения, и отношения коммуникации, которые, по нашему мнению, напрямую, либо косвенно, могут рассматриваться в качестве потенциально опасных объектов коррупционного посягательства [13, С. 30–32].

Еще одной актуальной сферой правового внимания является ситуация, складывающаяся в сегменте отношений физической культуры и спорта. Попадая в сферу правового регулирования, физическая культура и спорт подвергаются коррупционным рискам [1, С. 198–201]. Существуют и другие примеры недостатков правового регулирования и практики правоприменительной деятельности. Можно говорить о том, что, коррупция является незаконным, противоправным, общественно-опасным деянием, проявляющемся в сфере экономики, политики, социальной и целом ряде других областей или государственного управления, за которое нормативно-правовыми актами установлена гражданско-правовая, дисциплинарная, административная или уголовная ответственность [19, с.64].

Во-вторых, это практически не эффективное уголовное законодательство в области противодействия коррупции. В декабре 2003 под предлогом либерализации была проведена реформа уголовного кодекса, в которой исчез институт конфискации имущества, его заменили кратные штрафы [2, с. 43]. Такое наказание будет совершенно незначительным для чиновника, который «награбил» за время службы в десятки раз превышающий этот штраф. Складывается так, что формирование законодательства происходит с учетом интересов пролоббировавшей его бизнес элиты и под патронажем политической элиты, а не общественных потребностей. Ситуацию, при которой расходы существенно превышают легальные доходы, согласно ст. 20 Конвенции ООН о противодействии коррупции называют незаконным обогащением. Однако именно данную статью, к сожалению, Российская Федерация исключила из текста ратификации.

В-третьих, эффективность антикоррупцпионной политики значительно зависит от третьего сектора — гражданского общества. В настоящее время, необходима, на наш взгляд, государственная поддержка в создании общероссийской сети субъектов гражданского общества, вовлеченных в антикоррупционную деятельность. Помимо этого, в поддержке нуждается также деятельность общественных организаций, отслеживающих случаи, практику и методологию коррупции в России и распространяющих полученную ими информацию.

Полагаем, что исследование проблем формирования и осуществления национальной антикоррупционной политики должно носить комплексный всеобъемлющий характер [15, с. 55–59; 17, с. 19–31], охватывающий всю систему законодательства и весь опыт практики его применения [14, с. 111–114; 18, с. 49–55].

Думается, что в этой связи, важнейшим направлением антикоррупционной политики должно стать также изменение общественного мнения, восприятия коррупции. Люди должны осознать всю серьезность проблем, связанных с коррупцией, а также увидеть, что можно сделать для борьбы с ней. Степень доверия общества зависит скорее от того, как эти меры осуществляются, и какое воздействие они оказывают на поведение государственных служащих и общества в целом. Опыт ряда стран показывает, что в формировании антикоррупционного общественного мнения наступает пороговый момент, когда политическая (властная) и экономическая (бизнес) элита не могут более пренебрегать мнением общества. В этой связи, актуальны будут слова Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, что «ни одну из актуальных задач, стоящих перед нашей страной, мы не сможем решить без обеспечения прав и свобод граждан, без эффективной организации самого государства, без развития демократии и гражданского общества».

Литература:

  1. Арсеньев С. А. Антикоррупционная политика в сфере физической культуры и спорта // В сборнике: Актуальные проблемы правотворчества и правоприменительной деятельности. Материалы межвузовской научной студенческой конференции. 2016. С. 198–201.
  2. Босхолов С. С. Актуальные проблемы уголовной политики в сфере противодействия коррупции. // Пролог. 2013. № 1. С.43.
  3. Ключковская И. Н. Антикоррупционная политика как вид правовой политики. // Современное право. 2004. № 3. С. 15.
  4. Колесникова Д. Ю. Недостатки правового регулирования ответственности за коррупционные правонарушения // В сборнике: Актуальные проблемы правотворчества и правоприменительной деятельности в Российской Федерации. Материалы межвузовской научной студенческой конференции. 2016. С. 201–203.
  5. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию [заключена в г. Страсбурге 27 янв. 1999] // Собрание законодательства Рос. Федерации. 2009. № 20 (18 мая). Ст. 2394.
  6. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции [принята в г. Нью-Йорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН] // Бюллетень международных договоров. 2006. № 10. С. 7–54.
  7. Кузьмин И. А., Юрковский А. В. Отечественная система права и законодательства: взгляд сотрудников прокуратуры // Государственная служба. — 2016. № 3. — с. 111–114.
  8. Молотков С. Н. Государственная антикоррупционная политика в современной России. // Политическое управление: научный информационно-обозревательный журнал. 2013. № 3 (06). С. 6.
  9. Номоконов В. А. Антикоррупционная политика: проблемы формирования и реализации // Таможенная политика на Дальнем Востоке. — 2010. № 4 (53). С. 41.
  10. Петрик А. С. Коррупция в сфере правотворческой деятельности как особая форма коррупционных правонарушений // Молодой ученый. 2016. № 26 (130). С. 492–494.
  11. Попова О. В. Борьба с коррупцией в Российской Федерации как инновационный проект гражданского общества // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2006. № 4. С. 155.
  12. Сведения о деятельности Министерства юстиции Российской Федерации и его территориальных органов по противодействию коррупции [Электронный ресурс] // Министерство юстиции Российской Федерации [сайт]. URL: http://minjust.ru/ru/press/news/svedeniya-za-yanvar-dekabr-2015.
  13. Соколюк С. И. Коммуникация как неотъемлемая часть организации управления в сфере предоставления жилищно-коммунальных // Тенденции науки и образования в современном мире. 2016. № 20–2. С. 30–32.
  14. Статистические и аналитические материалы о состоянии работы по выявлению коррупционных преступлений, следствия и прокурорского надзора за уголовно-процессуальной деятельностью правоохранительных органов в сфере борьбы с коррупцией за 2015 г. [Электронный ресурс] // Генеральная прокуратура Российской Федерации [сайт]. URL: http://genproc.gov.ru/anticor/doks/document-1124022.
  15. Юрковский А. В. Основные направления сравнительного правоведения // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2016. № 2 (70). С. 55–59.
  16. Юрковский А. В. Аграрная политика в конституционном праве государств Северо-Восточной Азии // АПК: Экономика, управление. 2016. № 11. С. 85–91.
  17. Юрковский А. В., Кузьмин И. А. Проблема выбора объекта сравнительно-правового исследования // Право и современные государства. 2016. № 3. С. 19–31.
  18. Юрковский А. В. Органы прокуратуры в странах Северо-Восточной Азии: конституционно-правовой анализ // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. — 2008. — № 3. — C. 49–55.
  19. Юрковский, А. В. Правовые основы противодействия коррупции: учебное пособие / А. В. Юрковский, К. Н. Евдокимов, В. М. Деревскова. — Иркутск, Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 2012.
  20. Юрковский А. В., Евдокимов К. Н., Деревскова В. М., Кузьмин И. А., Любушкина В. П. Участие прокуратуры в правотворческой деятельности. Учебное пособие / под редакцией А. В. Юрковского. Иркутск, 2014.
  21. Юрковский, А. В. Противодействие коррупции при осуществлении прокурорского надзора за исполнением градостроительного законодательства. Учебное пособие. — Иркутск: ИЮИ (ф) АГП Р, 2010. — с. 3
  22. Костюнина О. В., Юрковский А. В. Правовая экспертиза нормативных правовых актов. учебное пособие / Министерство образования и науки РФ, ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет», Юридический институт. Иркутск, 2012.
  23. Фирсова О. А., Юрковский А. В. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о государственной и муниципальной службе. Иркутский юридический ин-т (филиал) Акад. Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Иркутск, 2008. — с. 10
Основные термины (генерируются автоматически): Российской Федерации, противодействия коррупции, Юрковский А, антикоррупционной политики, противодействии коррупции, прокуратуры Российской Федерации, сфере противодействия коррупции, области противодействия коррупции, Генеральной прокуратуры Российской, гражданского общества, противодействию коррупции, нормативных правовых актов, эффективности противодействия коррупции, противодействия коррупции Российская, системы противодействия коррупции, юстиции Российской Федерации, Государственное противодействие коррупции, основы противодействия коррупции, глобальной проблемой коррупции, общества форм коррупции.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос