Проблемы правового регулирования банкротства предпринимателей | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №50 (392) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 12.12.2021

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Ованнисян, Н. С. Проблемы правового регулирования банкротства предпринимателей / Н. С. Ованнисян. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 50 (392). — С. 298-300. — URL: https://moluch.ru/archive/392/86753/ (дата обращения: 20.01.2022).



Автор статьи проводит обзорный анализ действующего законодательства по вопросу правового режима банкротства предпринимателей в Российской Федерации в современной условиях, а также имеющихся проблем в данной области.

Ключевые слова: индивидуальный предприниматель, предпринимательская деятельность, предпринимательство, банкротство.

Актуальность исследования банкротства индивидуальных предпринимателей проявляется в том, что институт банкротства является важнейшим, но вместе с тем, особенно сложным экономико-правовым институтом. Данные характеристики института банкротства наиболее отчетливо проявляются в процедуре банкротства индивидуальных предпринимателей.

Вместе с тем, сегодня объективно существуют и еще не разрешены проблемы банкротства индивидуальных предпринимателей, проявляющиеся в отсутствии должного баланса интересов кредиторов и должников.

Указанное обстоятельство определило и сделало актуальным на современном этапе научное осмысление проблем правового регулирования банкротства индивидуальных предпринимателей с целью понимания дальнейших перспектив развития законодательства в данной области.

О. С. Лиликова и Е. Н. Горюнова в своём исследовании приходят к выводу, что в начале 90-х годов, после распада СССР в России начался переход к капиталистической модели экономики. Развитие рыночных отношений привело к образованию ранее не существовавших институтов малого и среднего бизнеса. Появление такого рода субъектов экономики поспособствовало положительному экономическому росту в стране после 2000-х годов, и этот процесс, хотя и в небольшой степени, продолжается до сих пор. Однако, если проанализировать практику других, более развитых стран, использующих эту же экономическую модель, можно прийти к выводу, что в Российской Федерации существует ряд проблем, связанных с регулированием деятельности малого и среднего бизнеса. Высокие налоги, низкий уровень государственной поддержки, отсутствие квалифицированной рабочей силы, отсутствие низких ставок по кредитам — все это подавляет и затормаживает сферу бизнеса, которая может двигать экономику государства вперед [1].

К. С. Володина справедливо утверждает, что «начало 2020 года ознаменовалось вспышкой нового заболевания — коронавирусной инфекции COVID-19. В марте 2020 года Всемирной организацией здравоохранения была объявлена пандемия коронавирусной инфекции COVID-19, вызванной коронавирусом SARS-CoV-2. Пандемия коронавирусной инфекции оказала влияние не только на политику и экономику нашего государства, затронуты также механизмы реализации основных прав и свобод человека. В условиях борьбы с пандемией представляется необходимым уделить внимание возникшим проблемам реализации прав и свобод человека и гражданина, в том числе права на предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность. Режим повышенной готовности был введен на основании подп. «в» п. 6 ст. 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» на территории всех субъектов РФ, при этом в 44 субъектах РФ это было признано обстоятельством непреодолимой силы. Несмотря на большую значимость вводимых в рамках борьбы с распространением инфекции мер, их влияние на закрепленные в Конституции Российской Федерации права и свободы человека зачастую является спорным. Многие меры хотя и могут быть объяснены с точки зрения исключительности ситуации, но серьезным образом ограничивают основные права человека и не соответствуют некоторым федеральным законам» [2].

Т. П. Шишмарева указывает, что проблемы злоупотребления правом в производстве по делу о несостоятельности (банкротстве) становятся предметом доктринальных исследований. В доктрине предлагается классифицировать такие злоупотребления на формы по их внешнему проявлению и виды в зависимости от стадии производства по делу о несостоятельности (банкротстве). Представляется, что можно также выделить иные виды злоупотреблений в зависимости от того, о нарушении каких прав (материальных или процессуальных) идет речь, и, соответственно, применять разные правовые последствия злоупотребления правами. Так, при нарушении норм материального права применяются положения ст. 10 ГК РФ, и в качестве правового последствия злоупотребления правом применяются отказ в защите права, недействительность сделки, иные правовые последствия, предусмотренные законом. Понятие «злоупотребление процессуальными правами» в процессуальном законодательстве в отличие от материального не получило легального определения. В судебной практике под злоупотреблением процессуальными правами понимают действия, нарушающие права и охраняемые законом интересы других субъектов, направленные на затягивание процесса. При нарушении норм процессуального права подлежат применению нормы процессуального законодательства, предусматривающие в качестве последствия недобросовестного поведения сторон процесса отказ в удовлетворении заявления или ходатайства, если они не были своевременно поданы участвующими в деле лицами вследствие злоупотребления ими своими процессуальными правами (п. 5 ст. 159 АПК РФ), иные неблагоприятные процессуальные последствия [3].

И. Н. Барциц, В. П. Быков, Е. В. Черникова, И. В. Маркелова в своём исследовании утверждают, что «банкротство как публично-правовой феномен и экономико-правовое явление сопровождается многогранным правовым регулированием. Развитие законодательства идет по вектору банкротства. В нормах права понятия «несостоятельность» и «банкротство» используются как идентичные, при этом содержание этих понятий очевидно различается. Несостоятельность характеризует финансовое (имущественное) состояние экономического субъекта, указывающее на его финансовую неустойчивость. Банкротство по своей природе — категория административная, представляющая собой организационно-правовой процесс, связанный с несостоятельностью, в котором задействовано множество субъектов — должник, кредиторы, орган, осуществляющий банкротство, судебные органы. Финал данного процесса, как правило, — ликвидация, т. е. полное прекращение деятельности юридического лица либо индивидуального предпринимателя.

В ходе осуществления процедуры банкротства возникает научно-практическая проблема, связанная с защитой прав и интересов кредиторов, а также должников. Одним из аспектов является законность сделок, совершенных юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, находящимися в процедурах банкротства. При разрешении арбитражными судами споров о признании таких сделок недействительными возникает ряд вопросов. Актуальным инструментом в процедуре банкротства является оспаривание сделок должника по специальным основаниям, установленным главой III.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)" (ред. от 27.12.2019) (далее — Закон о банкротстве)» [4].

Д. В. Громов приходит к выводу, что введением категории объективного банкротства Верховный Суд РФ обозначил курс на смягчение ригоризма формальных определений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Даже при внешнем наличии признаков объективного банкротства (превышения пассивов над активами) суд может признать фактическое отсутствие ситуации объективного банкротства в случае реализации руководителем экономически обоснованного плана. Нацеленность на тщательное изучение всех аспектов каждого дела, а не на механическую проверку соответствия формальным критериям очевидна, и это нельзя не приветствовать [5].

Литература:

1. Лиликова О. С., Горюнова Е. Н. Некоторые проблемы развития малого и среднего бизнеса в России: правовой и практический аспект // Юрист. — 2021. — № 6. — С. 44–49.

2. Володина К. С. Проблемы реализации конституционного права граждан на предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность в период пандемии коронавируса (COVID-2019) // Конституционное и муниципальное право. — 2021. — № 2. — С. 24–27.

3. Шишмарева Т. П. Способы противодействия злоупотреблению правами участниками процедур несостоятельности (банкротства) // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2021. — № 2. — С. 74–82.

4. Барциц И. Н., Быков В. П., Черникова Е. В., Маркелова И. В. Особенности оспаривания подозрительных сделок в рамках дел о банкротстве юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (на примере судебной практики) // Современное право. — 2020. — № 3. — С. 86–95.

5. Громов Д. В. Введение Верховным Судом РФ понятия «объективное банкротство» — сигнал о необходимости изменения Закона о банкротстве? // Предпринимательское право. Приложение «Право и Бизнес». — 2020. — № 2. — С. 35–40.

Основные термины (генерируются автоматически): банкротство, объективное банкротство, процедура банкротства, Российская Федерация, свобода человека, индивидуальный предприниматель, нарушение норм, несостоятельность, правовое последствие злоупотребления, предприниматель, процессуальное законодательство, субъект РФ.


Задать вопрос