Объективные признаки мошенничества с использованием электронных средств платежа | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №50 (392) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 09.12.2021

Статья просмотрена: 9 раз

Библиографическое описание:

Маршева, К. С. Объективные признаки мошенничества с использованием электронных средств платежа / К. С. Маршева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 50 (392). — С. 262-265. — URL: https://moluch.ru/archive/392/86510/ (дата обращения: 20.01.2022).



Ключевые слова: мошенничество с использованием электронных средств платежа, объект преступления, объективная сторона преступления, злоупотребление доверием, обман, родовой объект, видовой объект, непосредственный объект.

В науке уголовного права объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым преступлением причиняется вред или создается реальная угроза причинения вреда.

Для полноценного уяснения объекта преступного посягательства, закрепленного в статье 159.3 УК РФ, необходимо рассмотреть родовой, видовой и непосредственный объекты.

Определение родового и видового объектов мошенничества с использованием электронных средств платежа не представляет особой сложности для исследователя.

Исходя из названия раздела XIII УК РФ родовым объектом рассматриваемого преступления признаются общественные отношения в сфере экономики. Под общественными отношениями в сфере экономики необходимо понимать общественные отношения по производству, перераспределению и потреблению материальных и нематериальных благ.

В уголовном законодательстве РФ состав мошенничества с использованием электронных средств платежа расположен в главе «Преступления против собственности», отсюда следует, что видовым объектом рассматриваемого мошенничества признаются общественные отношения в сфере собственности. Защита права собственности закреплена на конституционном уровне. Статьей 8 Основного закона государства провозглашена неприкосновенность и равная защита всех форм собственности [1]. С точки зрения юриспруденции рассмотрение такой категории как собственность происходит через анализ двух элементов:

1) Экономического (акцентирует внимание на ущербе);

2) Правового (обращает внимание на нарушение прав физических и юридических лиц).

Непосредственный объект преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ, требует более детального разъяснения.

Непосредственный объект преступления — охраняемый уголовным законом интерес, против которого совершается конкретное запрещенное уголовным законодательством посягательство или которое ставится под угрозу такого посягательства.

Для выявления непосредственного объекта преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ, необходимо указать конкретные общественные отношения, которые охраняются вышеуказанной нормой.

Справедливо отмечено доктором юридических наук Анисимовым В. Ф. в одном из исследований следующее: «непосредственным объектом хищения является та форма собственности, в которой находится похищаемое имущество» [4, C. 88]. Таким образом, уяснение и разъяснение непосредственного объекта указанного ранее преступного посягательства, необходимо начать с анализа термина, закрепленного в диспозиции нормы 159.3 УК РФ, а именно «электронное средство платежа».

Существует законодательное определение вышеуказанного термина, закрепленное в ФЗ «О национальной платежной системе». Согласно п.19 статьи 3 «Электронное средство платежа — средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств» [2].

Проанализировав определение и статью 159.3 УК РФ, можно говорить о том, что формой собственности, о которой ведет речь законодатель, являются денежные средства. Собственниками могут быть как физические, так и юридические лица, а также государство и муниципальные образования.

В результате преступных действий лицом, совершившим мошенничество с использованием электронных средств платежа, собственнику денежных средств причиняется реальный ущерб, так как денежные средства выводятся из области владения, пользования и распоряжения собственника.

На основании вышеизложенного, считаем целесообразным непосредственный объект исследуемого состава преступления определять, как общественные отношения в сфере собственности граждан и организаций по отношению к денежным средствам. Указанное определение непосредственного объекта данного преступления кажется нам наиболее удачным.

По смыслу уголовного закона, действующего до внесения изменений в абз. 1 и 2 п. 17 ПП ВС РФ от 30.11.2017 № 48 Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2021 № 22, хищение денежных средств, совершенное с использованием электронного средства платежа, образует состав данного преступления, когда имеется совокупность: общественно-опасное деяние, общественно-опасные последствия, причинно-следственная связь между ООД и ООП. Состав преступления образовывался, во-первых, когда изъятие денежных средств осуществлялось путем обмана или злоупотребления доверием их владельца или иного лица, во-вторых, товары (услуги) оплачивались бесконтактным способом, в-третьих, работники торговых организаций не были задействованы при списании денежных средств с банковского счета в результате оплаты товара (услуг). Как отмечалось ранее в Определении Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 29.09.2020 № 12-УДП20–5-К6 способом совершения преступления, отличающим его от смежных составов, выступает обман или злоупотребления доверием их владельца или иного лица [3].

Что касается изменений, внесенных Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2021 № 22 «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам» в абз. 1 и 2 п. 17 ПП ВС РФ от 30.11.2017 № 48, то своими действиями Пленум Верховного Суда однозначно ввел в заблуждение исследователей в отношении определения объективной стороны рассматриваемого состава преступления. Ни сама статья 159.3 УК РФ, ни Постановления Пленума Верховного суда не раскрывают объективную сторону преступления. Норма уголовного закона может быть применена только в случае наличия полного состава преступления. Объективная сторона является обязательным элементом состава преступления. Полное исключение абзаца, разъясняющего объективную сторону преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ, не свидетельствует об отсутствии объективной стороны действующей нормы уголовного закона. Мы предполагаем, что впоследствии Пленум Верховного Суда по-новому разъяснит объективную сторону, рассматриваемого нами преступления. Также, мы предполагаем, что есть второй путь, по которому может пойти законодатель — признание статьи 159.3 УК РФ утратившей силу.

Говоря об объективной стороне преступления, необходимо остановиться на способах его совершения, так как способ совершения преступления лежит в основе разграничения смежных составов преступления. Законодатель предусматривает 2 способа: обман и злоупотребление доверием.

Диспозиция части 1 статьи 159.3 УК РФ не содержит указания на способы совершения мошенничества, что привело к разной квалификации действий виновных лиц.

Также исследователями высказывают различные мнения относительно квалификации одних и тех же действий, например, в одной из статей П. С. Яни обосновывает квалификацию хищения, совершенного путем использования чужой банковской карты при приобретении товаров в торговой организации, как мошенничества с использованием электронных средств платежа [6], в то время как М. А. Филатова высказывает противоположное мнение относительно квалификации данного деяния и говорит о том, что такие действия должны квалифицироваться как кража [5].

Изменениями, внесенными в статью 159.3 УК РФ в 2018 году, законодатель исключил ранее обязательный признак состава преступления, а именно обман уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации. Автор предполагает, что под ст. 159.3 УК РФ имеется в виду специальный вид мошенничества по отношению к ст. 159 УК РФ независимо от того, на кого направлен обман — непосредственно на потерпевшего или работника организации. При этом значительно усилено наказание по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, где раньше не было наказания в виде лишения свободы, в то время как в новой редакции введено лишение свободы сроком до 3 лет.

Злоупотребление доверием работника кредитной, торговой или иной организации невозможно, так как злоупотребить доверием можно только в отношении лица, с которым был знаком ранее и находился в доверительных отношениях. Преступник и уполномоченный работник кредитной, торговой или иной организации не должны находиться в доверительных отношениях. Если уполномоченный работник всё же знаком с лицом, совершающим преступление, и позволяет ему совершить преступные действия, то это будет расцениваться как преступление, совершенное группой лиц.

Поскольку наличие общественно-опасных последствий является одним из признаков объективной стороны рассматриваемого нами общественно-опасного деяния, данный состав сконструирован по типу материального, т. е. считается оконченным с момента, когда потерпевшему нанесен имущественный ущерб, а виновное лицо получило товар или деньги в свое распоряжение.

Подытожив вышесказанное, отметим, что на сегодняшний день отсутствует законодательное закрепление объективной стороны состава преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ. Верховный Суд, исключив абз. 1 и 2 п.17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 г. № 48, в которых имелось представление об объективной стороне указанной нормы, поставил применение статьи 159.3 УК РФ на практике под сомнение. Полагаем, что объективная сторона преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ, проявляется в хищении денежных средств с использованием электронного средства платежа, путем обмана или злоупотребления доверием владельца банковского счёта.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // Российская газета. — 1993. — № 144(8198);
  2. Федеральный закон от 27.06.2011 № 161-ФЗ (ред. от 22.12.2020) «О национальной платежной системе» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2021) // СЗ РФ от 04.07.2011. — № 27. — ст. 3872;
  3. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2020 № 12-УДП20–5-К6 // Доступ из справ. — правовой системы «Консультант Плюс»;
  4. Анисимов В. Ф. Ответственность за преступления против собственности с признаками хищения: состояние, сущность и проблемы квалификации // Дис.... докт. юрид. наук. — СПб. — 2007. — 381 с.;
  5. Филатова М. А. Хищение с использованием чужой банковской карты в магазине образует состав кражи // Законность. — 2020. — № 12. — С. 34–38;
  6. Яни П. С. Хищение с использованием чужой банковской карты в магазине следует квалифицировать как мошенничество // Законность. — 2020. — № 12. — С. 39–43.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, электронное средство платежа, злоупотребление доверием, объективная сторона, верховный Суд, объективная сторона преступления, отношение, Постановление Пленума, средство, Верховный Суд РФ.


Задать вопрос