Меры, направленные на борьбу с коррупцией в органах внутренних дел Приморского края | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №49 (339) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 05.12.2020

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Поричук, Г. В. Меры, направленные на борьбу с коррупцией в органах внутренних дел Приморского края / Г. В. Поричук, Н. Г. Ивельская. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 49 (339). — С. 144-148. — URL: https://moluch.ru/archive/339/76114/ (дата обращения: 27.02.2021).



Статья посвящена одной из самых острых проблем России — коррупции. Данная проблема здесь рассмотрена на примере органов внутренних дел Приморского края. В статье определяются понятие коррупции в органах внутренних дел и ее особенности. Рассмотрены приоритетные меры и направления предупреждения коррупции в органах внутренних дел Приморского края.

Ключевые слова: коррупция, взяточничество, правонарушения, правоохранительные органы, органы внутренних дел.

The article is devoted to one of the most acute problems of Russia — corruption. This problem is considered here on the example of the internal Affairs bodies of the Primorsky territory. The article defines the concept of corruption in the internal Affairs bodies and its features. Priority measures and directions for preventing corruption in the internal Affairs bodies of the Primorsky territory are considered.

Keywords: corruption, bribery, corruption in the internal Affairs bodies, law enforcement agencies, internal Affairs bodies.

Противодействию коррупции в Российской Федерации ежегодно уделяется большое внимание. Опасность данного явления заключается в том, что как преступление оно имеет латентный характер и с первого взгляда, обычному, среднестатистическому гражданину может быть не заметно. Хотя ущерб от данного явления колоссальный. Начиная от так называемых, «откатов» и заканчивая откровенным получением взяток должностными лицами.

За последние годы количество должностных лиц, осужденных за совершение преступлений коррупционной направленности неукоснительно растет. Коррупция является одной из угроз безопасности государству и обществу. Президент Российской Федерации В. В. Путин в своих ежегодных посланиях постоянно указывает о необходимости разработки мер по выявлению и борьбе с коррупцией.

Приморский край не является исключением. Инвестиции в развитие Дальневосточного региона и перспективы финансового роста также являются одной из предпосылок совершения коррупционных преступлений. Ежемесячно в средствах массовой информации и в сети Интернет появляется информация о привлечении должностных лиц разного уровня к уголовной ответственности за совершение коррупционных преступлений. Но страшнее всего, когда такого вида преступления совершаются лицами, которые по роду своей деятельности должны их выявлять и пресекать.

На органы внутренних дел Российской Федерации возложена обязанность защиты и охраны государства и общества от преступных посягательств. Но, к сожалению, коррупция поражает и этот вид органов государственной власти, начиная от рядовых сотрудников и, заканчивая руководителями подразделений. Особое внимание направлено на профилактику коррупционной преступности среди сотрудников правоохранительных органов. На рис. 1 представлены данные Генеральной Прокуратуры РФ за 9 месяцев 2020 года.

Из их числа выявлено 1,3 тысячи коррупционеров [1].

Количество выявленных коррупционеров в силовом блоке органов государственной власти РФ, человек

Рис. 1. Количество выявленных коррупционеров в силовом блоке органов государственной власти РФ, человек

Из данных, представленных на рис.1, можно сделать выводы о том, что больше половины коррупционных нарушений совершается государственными служащими Министерства внутренних дел — 60 %. Практически в равной мере выявлены правонарушения коррупционного характера в Федеральной службе исполнения наказания и Федеральной службе судебных приставов — по 16 % и 14 % соответственно. Значительно меньше правонарушений отмечено за данный период в таких органах государственной власти как, Федеральная таможенная служба и Росгвардия — по 6 и 5 процентов соответственно.

В 2008 г. в целях нейтрализации негативного влияния этого явления на политическую, экономическую, нравственно-психологическую сферу жизни страны был принят Федеральный закон РФ «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ (далее — Закон о противодействии коррупции), представивший окончательный вариант исследуемого понятия [2].

В соответствии с ч. 1 ст. 1 Закона о противодействии коррупции, коррупция закреплены следующие понятия (Рис. 2)

Законодательное закрепление понятия коррупция

Рис. 2. Законодательное закрепление понятия коррупция

Несмотря на четкое правовое закрепление понятия коррупция в федеральном законе, коррупционные проявления в органах внутренних дел имеют существенную специфику, связанную с основными задачами деятельности полиции и других подразделений:

– охраной общественного порядка, прав и свобод граждан и организаций;

– привлечением физических и юридических лиц к административной ответственности;

– раскрытием и расследованием преступлений.

В связи с этим имеется необходимость определить сущность и содержание коррупции в органах внутренних дел.

По мнению А. А. Макарова, под коррупцией в органах внутренних дел понимается подкуп (получение, обещание, предложение, дача, вымогательство взятки), любое другое противоправное использование сотрудниками органов внутренних дел своего статуса для незаконного получения каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот имущественного характера) для себя лично либо незаконное предоставление преимуществ любым другим лицам вне зависимости от совершенных деяний лично или через посредников, вопреки законным интересам личности, общества и государства [4, с. 22].

А. В. Куракин предлагает определить коррупцию в органах внутренних дел, как не предусмотренное нормативными правовыми актами принятие сотрудником лично или через доверенных лиц (посредников) имущественных благ и преимуществ с использованием своего служебного положения, а равно подкуп сотрудника посредством незаконного предоставления ему со стороны физических, должностных и юридических лиц различного рода имущественных благ и преимуществ за определенные услуги в правоохранительной сфере, при этом данные услуги могут носить как законный, так и незаконный характер [5, с. 257].

Полагаем, что в данных определениях не учтен существенный аспект. Любой сотрудник органов внутренних дел, независимо от занимаемой должности, является представителем власти, то есть, наделен в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Он может совершать от имени государства юридически-значимые действия и принимать правовые решения в отношении неопределенного круга лиц, что повышает общественную опасность его коррупционных действий. Кроме того, для большинства коррупционеров побудительным является мотив корыстной или иной личной заинтересованности, они стремятся к личному обогащению, либо получению преференций по службе, сознательно допуская нарушение установленного государством порядка.

Таким образом, коррупцию в органах внутренних дел можно определить, как использование сотрудником функций представителя власти, для нарушения предусмотренного законом порядка принятия юридически значимых решений из корыстной или иной личной заинтересованности.

Особенностью коррупции в системе органов внутренних дел также является наличие у субъекта этого вида коррупционного поведения знаний уголовного и уголовно-процессуального законодательства, криминалистики, опыта работы в правоохранительных органах, что способствует большому уровню латентности коррупционных преступлений.

В общем объеме преступности в России доля коррупционных преступлений составляет 1,4 %. При этом материальный ущерб от таких преступлений составляет 15 % от всего ущерба причиненного преступностью. Существенной проблемой является возмещение ущерба от преступлений коррупционной направленности, на что нацелена практика применения антикоррупционного законодательства, согласно которому имущество государственного служащего, а также членов его семьи, законность происхождения которого не подтверждена, может быть принудительно изъято в доход государства [6, c. 6].

Один из примеров — обращение по иску прокуратуры в доход государства денег и имущества осужденного за взятки бывшего полковника Д. Захарченко и его родственников (8,5 млрд руб., 13 элитных квартир, 14 машино-мест, 4 автомобиля представительского класса, золотой слиток) [7, c. 49].

В 2019 г. сотрудники правоохранительных органов лидировали по числу осужденных за коррупцию, осужден 1331 сотрудник правоохранительных органов. Как показывает статистика, число выявленных взяток совершенными сотрудниками правоохранительных органов за предыдущие годы было выше (Рис.3).

Количество выявленных взяток, совершенными сотрудниками правоохранительных органов за 2016–2019 годы, фактов в тыс.

Рис. 3. Количество выявленных взяток, совершенными сотрудниками правоохранительных органов за 2016–2019 годы, фактов в тыс.

Согласно данных, представленных на рис.3 можно сделать выводы о значительном росте фактов взяточничества относительно 2016–2018 годов. Так доля по фактам взяточничества за 2018 год составила 33,0 %, а в 2017 году — 30,0 %, а в 2016 году этот показатель составлял 25,0 %. В 2019 году было выявлено 5,8 тысяч мелких взяток (до 10 тысяч рублей) или 12 % по сравнению с предыдущими годами.

Выделение законодательством мелкого взяточничества, как отдельный состав правонарушения, разрешило отграничить бытовую коррупцию от злодеяний, представляющих повышенную общественную угрозу. Мелкое взяточничество, по итогам 2017 года, составило 48,2 % от общего числа взяточничества и 19,7 % от всех коррупционных преступлений. В это же время на 16 % (до 5,1 тысяч) подросло количество обнаруженных коррупционных преступлений в крупном и особо крупном размере или причинивших крупный и особо крупный ущерб.

В 2019 г. коррупционных преступлений больше всего пришлось на сотрудников МВД — это 28,8 % случаев. Дальше следуют сотрудники ФСИН — 8,3 % и службы судебных приставов — 6,9 %. На остальные правоохранительные органы и спецслужбы пришлось заметно меньше процентов нарушений: сотрудники ФСБ в 2019 г. совершили всего лишь 105 преступлений это менее 1 %, СКР — 72 преступления. Меньше всего нарушений совершили работники прокуратуры и Росгвардии [3]. Приведенные данные слабо отображают «реальную картину», потому что нередко полицейских, совершивших правонарушение, увольняют «задним числом», и во время следствия они фигурируют уже как гражданские лица.

Можно сделать вывод, что уровень преступности в реальных условиях «намного выше». В первом полугодии 2020 года количество граждан, которых правоохранительные органы считают взяточниками, повысилось по сравнению с прошлым полугодием. В январе-июле 2019 года на 100 тысяч граждан приходилось 1,4 зарегистрированных взяткополучателей, когда часть взяткодателей осталась почти неизменной.

В 2019 г. данные показатели были значительно выше: на 100 тысяч россиян тогда было выявлено 3,4 взяткополучателя и 2,8 взяткодателя. На январь-июнь 2020 г. количество зарегистрированных случаев получения взятки увеличивается ежегодно в среднем на 10 %. Количество случаев дачи взятки возросло на 3 %. При этом данные показатели в два раза ниже, чем в 2019 г.

Противодействие коррупции в органах внутренних дел Приморского края осуществляется разными методами — от рассмотрения фактов коррупционного проявления на аттестационных комиссиях органов внутренних дел до привлечения виновных к уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством.

К приоритетным методам борьбы с коррупцией в органах внутренних дел Приморского края можно отнести следующие:

  1. Контроль за соблюдением антикоррупционных стандартов поведения сотрудниками и работниками органов внутренних дел, связанных с соблюдением обязанностей, ограничений и запретов, возложенных в силу антикоррупционного законодательства (предупреждение конфликта интересов, сообщение о склонении к совершению коррупционного правонарушения, предоставление сведений о доходах и расходах и т. д.)
  2. Материальное обеспечение и социальная защищенность сотрудников, работников органов внутренних дел и членов их семей; применение мер материального стимулирования добросовестного выполнения служебных обязанностей.
  3. Взаимосотрудничество, создание и развитие единого механизма взаимодействия правоохранительных и иных государственных органов с общественными организациями и гражданами по вопросам противодействия коррупции; повышение уровня социального контроля.
  4. Осуществление образовательных антикоррупционных программ; обучение и повышение профессионального уровня специалистов по выявлению, раскрытию, расследованию коррупционных преступлений.
  5. Качественное кадровое комплектование и отбор кандидатов на службу в органы внутренних дел с учетом профессионально значимых качеств личности, среди которых морально-нравственные и ценностные установки, значимые для добросовестного исполнения служебных обязанностей.
  6. Антикоррупционное воспитание сотрудников и работников органов внутренних дел; правовое просвещение; психолого-воспитательное сопровождение служебной деятельности и др.

Считаем, что все вышеперечисленные методы действительно эффективны для противодействия коррупции в органах внутренних дел Приморского края. Хотелось бы добавить, что постоянное информирование сотрудников органов внутренних дел о таком общественно-опасном явлении как коррупция является одним из успешных и оптимальных методов её профилактики.

Обзор правоприменительной деятельности в сфере профилактики коррупции в органах внутренних дел Приморского края позволяет выделить основные направления, которые имеют перспективы дальнейшего развития:

– измерение масштабов коррупции (минимизация);

– антикоррупционное информирование и просвещение;

– антикоррупционная пропаганда;

– антикоррупционное прогнозирование и планирование;

– совершенствование антикоррупционного законодательства (своевременное внесение изменений и дополнений);

– разработка и реализация государственных и муниципальных антикоррупционных программ;

– поощрение и стимулирование антикоррупционной деятельности;

– экспертиза проектов нормативных правовых актов и иных документов государственных органов, управленческих решений в целях выявления и устранения в них коррупциогенных факторов;

– совершенствование кадровой работы: ознакомление сотрудников органов внутренних дел с требованиями к служебному поведению (этикету);

– укрепление судебной власти, прокурорского надзора, упорядочение структуры и функций органов исполнительной власти;

– определение и внедрение антикоррупционных стандартов;

– проведение антикоррупционного аудита;

– упрощение бюрократических процедур, повышение качества государственных услуг, в том числе в электронной форме;

– взаимодействие власти со структурами гражданского общества, общественными объединениями, гражданами в вопросах предупреждения и противодействия коррупции.

В заключение следует отметить, что противодействие коррупции в органах внутренних дел Приморского края базируется на применении комплекса социально-экономических, правовых, морально-психологических и иных методов, направленных на выявление, нейтрализацию, минимизацию причин и условий, способствующих коррупции; на выявление, предупреждение и пресечение коррупционных правонарушений; на создание обстановки нетерпимости к коррупционным проявлениям.

Литература:

  1. Интервью с Первым заместителем Генерального прокурора РФ А. Э. Буксманом // РИА Новости: информационный портал. — Режим доступа: https://ria.ru/incidents/20201015/1511017410.html (дата обращения 20.09.2020).
  2. Федеральный закон РФ «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 № 273-ФЗ (в ред. от 24.04.2020) // Собрание законодательства РФ. — 2008. — № 52. — Ст. 6228.
  3. Макаров А. А. Коррупция в системе органов внутренних дел / А. А. Макаров. — М.: NOTA BENE, 2019. — 187 с.
  4. Куракин А. В. Государственная служба и коррупция / А. В. Куракин, М. В. Костенникова. — М.: NOTA BENE, 2019. — 328 с.
  5. Правовые основы противодействия коррупции: учебник и практикум / А. И. Землин, В. М. Корякин, О. М. Землина, В. В. Козлов. — М.: Юрайт, 2019. –197 с.
  6. Противодействие коррупции: учебник и практикум / Под ред. Е. В. Охотского. — М.: Юрайт, 2016. — 367 с.
Основные термины (генерируются автоматически): орган, дело, Приморский край, противодействие коррупции, коррупция, преступление, антикоррупционное законодательство, данные, работник органов, Российская Федерация.


Задать вопрос