Следственные действия на этапе окончания предварительного следствия: основания, порядок возобновления | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 августа, печатный экземпляр отправим 7 августа.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №23 (261) июнь 2019 г.

Дата публикации: 09.06.2019

Статья просмотрена: 56 раз

Библиографическое описание:

Белобородова Е. С. Следственные действия на этапе окончания предварительного следствия: основания, порядок возобновления // Молодой ученый. — 2019. — №23. — С. 418-421. — URL https://moluch.ru/archive/261/60370/ (дата обращения: 23.07.2019).



В статье рассмотрены возможности производства следственных действий на этапе окончания предварительного следствия, сформулирована точка зрения автора о целесообразности закрепления права следователя производить следственные действия на рассматриваемом этапе по собственной инициативе. Предложена процессуальная форма уведомления сторон о возобновлении следственных действий.

Ключевые слова: следователь, уведомление об окончании, ходатайство участников, дополнительные следственные действия, возобновление, возвращение уголовного дела, руководитель следственного органа, процессуальная экономия, постановление, протокол.

С момента принятия следователем решения о том, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения начинается заключительный этап предварительного следствия. Следователь уведомляет об окончании следственных действий обвиняемого, защитника, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.

Далее, в соответствии со статьями 216, 217 УПК РФ он знакомит указанных участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела и выясняет, какие у них имеются ходатайства. В случае удовлетворения заявленного ходатайства следователь проводит необходимые следственные и иные процессуальные действия, дополняет материалы уголовного дела и обеспечивает возможность ознакомления сторон с дополнительными материалами уголовного дела (ч. 1, 2 ст. 219 УПК РФ).

Как показывает практика проведение дополнительных следственных действий для обвиняемого может закончиться предъявлением нового обвинения, в связи с чем положения ст. 219 УПК РФ неоднократно являлись предметом оспаривания их конституционности, как позволяющие следователю на этапе ознакомления с материалами уголовного дела предъявлять новое обвинение.

Конституционный суд РФ неоднократно разъяснял, что оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан, поскольку в силу статьи 219 Кодекса в ходе ознакомления обвиняемого и его защитника с уголовным делом при наличии соответствующего ходатайства дело может быть дополнено новыми материалами, в том числе являющимися основанием для предъявления нового обвинения, при этом сторонам должна быть обеспечена возможность ознакомления с ними. Обвиняемый на основании принципов состязательности и равноправия сторон также имеет право на заявление ходатайств, в случае удовлетворения которых следователь дополняет материалы уголовного дела [1; 2].

При этом Конституционный Суд подчеркивает, что дополнение дела новыми материалами в ходе ознакомления обвиняемого и его защитника с уголовным делом возможно только при наличии соответствующего ходатайства, как того требует ст. 219 УПК РФ, с последующим уведомлением обвиняемого и его защитника об окончании производства дополнительных следственных действий и предоставлении им возможности ознакомиться с полученными материалами [3; 4; 5; 6; 7].

Однако в практической деятельности следственных органов нередко возникает ситуация, когда после уведомления участников уголовного процесса появляется необходимость проведения тех или иных следственных действий, о проведении которых стороны не ходатайствуют. Поскольку УПК не содержит указания на право следователя по своему усмотрению провести дополнительные следственные действия, не исключено, что следователь постарается заручиться необходимым ходатайством потерпевшего, что, на наш взгляд, ставит его в зависимое положение и сомнительно с моральной точки зрения. Иначе решить проблему можно только через процедуру возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования руководителем следственного органа (п. 11 ч.1 ст. 39 УПК РФ) или прокурором (п. 2 ч.1 ст.221 УПК РФ). Но прежде следователь должен закончить ознакомление участников уголовного судопроизводства с материалами дела, составить обвинительное заключение, руководитель следственного органа должен, изучить дело, составить письменные указания, и только после этого уголовное дело вновь возвращается к следователю. Процедура возвращения уголовного дела прокурором еще сложнее и длительнее, что явно не согласуется с принципом процессуальной экономии.

Кроме того, следует понимать, что возвращение уголовного дела для производства дополнительного следствия руководителем следственного органа или прокурором свидетельствует о том, что выводы следователя о проведении всех необходимых следственных действий по уголовному делу и достаточности собранных доказательств для составления обвинительного заключения были поспешными и не совсем обоснованными, что чревато неприятными последствиями как для следователя, так и для следственного органа. Как показали результаты опроса следователей, проведенного Э. Н. Алимамедовым в рамках научного исследования, такие случаи нечасты, поскольку любое возвращение уголовного дела следователю расценивается как негативный фактор деятельности следственного органа, поэтому «руководители следственных органов, получив уголовное дело, по которому необходимо проведение дополнительного расследования, дают следователю указания о направлении расследования или производстве отдельных следственных действий, не оформляя это как возвращение уголовного дела» [8]. На наш взгляд, такая практика — следствие несколько расширительного толкования п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ. Ведь если, уведомив участников уголовного процесса об окончании следственных действий, следователь не имеет право осуществлять следственные действия по своему усмотрению, следовательно, и руководитель следственного органа не вправе в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, а должен руководствоваться п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, предусматривающим возвращение уголовного дела следователю для производства дополнительного расследования.

Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Апелляционном определении от 15.12.2015 № 72-АПУ15–50 признала возможность производства следственных действий во время выполнения требований ст. 217 УПК РФ не только по ходатайству участников уголовного судопроизводства, но и по указанию руководителя следственного органа [9].

Тогда возникает вопрос: почему уголовно-процессуальный закон, в принципе допуская на этапе окончания предварительного следствия производство дополнительных следственных действий, ограничивает право следователя принять такое решение самостоятельно? Насколько такая мера оправданна? Ведь такая необходимость может быть вызвана вполне объективными причинами.

Так, В. С. Шадрин, отвечая на вопрос, может ли следователь после уведомления обвиняемого об окончании предварительного следствия и до начала предъявления ему материалов уголовного дела для ознакомления в порядке ст. 217 УПК РФ допросить свидетеля, явившегося по собственной инициативе и желающего дать важные показания, допускает такую возможность. Он указывает, что принятое следователем решение об окончании следственных действий (ч. 1 ст. 215 УПК РФ) свидетельствует о достаточности собранных доказательств для составления обвинительного заключения, что по общему правилу не предполагает производства каких-либо еще следственных действий после уведомления обвиняемого об их окончании, однако в указанной ситуации, если показания свидетеля действительно имеют значение для уголовного дела, протокол допроса подлежит приобщению к материалам уголовного дела, которые в окончательном виде подлежат предъявлению обвиняемому для ознакомления. «Главное, — обращает внимание В. С. Шадрин, — чтобы заинтересованные в исходе уголовного дела лица имели возможность знать обо всех имеющихся в уголовном деле материалах и с учетом их содержания полноценно отстаивать свои интересы на данном этапе производства по уголовному делу и в предстоящем судебном разбирательстве» [10, с.121–122].

Процедура же возвращения уголовного дела руководителем следственного органа, а тем более прокурором, являясь более затратной, не имеет преимуществ в плане обеспечения дополнительных гарантий защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Поэтому, если на этапе окончания предварительного следствия произведенные следователем по собственной инициативе следственные действия позволят установить имеющие значение для дела обстоятельства с наименьшими затратами сил, средств и времени и при этом с полной гарантией обеспечения прав обвиняемого на защиту, такие действия следователя, полагаем, должны быть признаны законными.

Следует отметить, что глава 30 УПК РФ содержит требование о вынесении следователем постановления только при полном или частичном отказе в удовлетворении заявленного участником процесса ходатайства, хотя ст.122 УПК РФ «Разрешение ходатайства» содержит прямое указание о необходимости вынесения постановления как в случае отказа в удовлетворении ходатайства, так и в случае его удовлетворения. Каких-либо еще требований к следователю при принятии им решения о проведении дополнительных следственных действий закон не предъявляет.

Как показывает судебная практика, единого подхода к оформлению дополнительных следственных действий правоприменителями не выработано. В одних случаях обжалуется незаконность следственных действий, проводимых в период выполнения ст.217 УПК РФ без возобновления предварительного следствия [11; 12], в других — незаконность постановлений о возобновлении предварительного следствия, выносимых на этапе ознакомления с материалами уголовного дела [13]. В любом случае суд разъясняет, что требования о вынесении постановления о возобновлении предварительного следствия на данной стадии уголовного судопроизводства уголовно-процессуальный закон не содержит.

Действительно, закон предусматривает вынесение постановления о возобновлении предварительного следствия только по приостановленным уголовным делам (ст.211 УПК РФ), либо при отмене прекращенного уголовного дела (ст. 214 УПК РФ).

Поскольку производство дополнительных следственных действий осуществляется после уведомления об их окончании, но все-таки в рамках предварительного следствия, которое не окончено, не приостановлено, не прекращено, то и возобновления предварительного следствия не требуется.

Однако полагаем, что в данном случае следует различать понятия «предварительное следствие» и «следственные действия». И если предварительное следствие на этапе ознакомления с уголовным делом еще не закончено, то об окончании следственных действий участники процесса действительно были уведомлены следователем. Поэтому считаем необходимым уведомить их и о возобновлении следственных действий. А поскольку уведомление обвиняемого об окончании следственных действий, согласно ч. 1 ст. 215 УПК РФ, осуществляется посредством составления протокола в соответствии со статьями 166 и 167 Кодекса, целесообразно применять ту же процессуальную форму и при возобновлении следственных действий, причем и в том и в другом случае в отношении всех участников уголовного процесса, а не только обвиняемого.

В то же время, представляет интерес предложение Э. Н. Алимамедова считать фактом начала этапа окончания предварительного следствия с составлением обвинительного заключения вынесенное следователем постановление, поскольку его решение о достаточности собранных доказательств и окончании следственных действий само по себе юридической силы не имеет, а в соответствии с п. 25 ст. 5 УПК РФ по общему правилу должно оформляться соответствующим постановлением.

В этом случае оформление решения следователя о производстве дополнительных следственных действий на этапе окончания предварительного следствия постановлением о возобновлении следственных действий было бы вполне оправданно и логично. Но сам автор тут же отвергает название постановления «об окончании следственных действий» именно по той причине, что эти следственные действия еще могут быть произведены по ходатайству сторон, в связи с чем более обоснованным и объективным он считает назвать документ постановлением об окончании доказывания по уголовному делу [8].

Литература:

  1. Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 № 2264-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Соколова Вадима Дмитриевича на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 219 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-25102016-n-2264-o/ (дата обращения: 11.04.2019).
  2. Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 № 2300-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рыжова Анатолия Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 219 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-25102016-n-2300-o/ (дата обращения: 11.04.2019);
  3. Определение Конституционного Суда РФ от 16.07.2009 № 979-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Баженова Антона Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // URL: https://www.lawmix.ru/vas/52989 (дата обращения: 11.04.2019)
  4. Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2013 № 184-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кочергина Сергея Витальевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // URL: http://ingvarr.net.ru/publ/175–1–0–25540 (дата обращения: 11.04.2019)
  5. Определение Конституционного Суда РФ от 24.10.2013 № 1602-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Попова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав статьями 215 и 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // URL: https://www.referent.ru/7/222530 (дата обращения: 11.04.2019)
  6. Определение Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2014 г. № 878-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мальцева Олега Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьей 4, частью первой статьи 34, частью шестой статьи 162, частью первой статьи 215 и частью первой статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70563974/ (дата обращения: 11.04.2019)
  7. Определение Конституционного Суда РФ от 23.11.2017 № 2735-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Виноградова Игоря Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 215 и частью первой статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-23112017-n-2735-o/ (дата обращения: 11.04.2019).
  8. Алимамедов, Э. Н. Деятельность следователя на этапе окончания предварительного следствия составлением обвинительного заключения [Электронный ресурс]: дис. … канд. юрид. наук (12.00.09) / Э. Н. Алимамедов; ФГКОУ ВО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В. Я. Кикотя». — Москва, 2018 // URL: https://lawbook.online/ugolovnyiy-protsess-rossii-kniga/genezis-instituta-okonchaniya-predvaritelnogo-79363.html (дата обращения: 10.04.2019).
  9. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 декабря 2015 г. № 72-АПУ15–50 [Электронный ресурс] // URL: https://www.zakonrf.info/suddoc/4a3441daa6abbb58ac4910eed0546ce8/ (дата обращения: 11.04.2019).
  10. Шадрин, В. С. Уголовное досудебное производство: ответы на вопросы прокуроров и следователей [Текст] / В. С. Шадрин. — СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2009. — 128 с.
  11. Апелляционное постановление Московского городского суда от 01.10.2014 № 10–13226/2014 [Электронный ресурс] // URL: http://sudact.ru/regular/doc/3jceBlil9m5W/ (дата обращения: 09.04.2019).
  12. Апелляционное определение Липецкого областного суда от 12.02.2013 № 22–190/2013 [Электронный ресурс] // URL: http://sudact.ru/regular/doc/R2i7XSBaLoV/ (дата обращения: 06.04.2019).
  13. Апелляционное постановление Магаданского областного суда от 03.02.2016 № 22К-45/2016 [Электронный ресурс] // URL: http://docs.pravo.ru/document/view/78545960/90123846/ (дата обращения: 06.04.2019).


Задать вопрос