Развитие уголовного законодательства об ответственности за жестокое обращение с животными в России | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 27 июля, печатный экземпляр отправим 31 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №21 (259) май 2019 г.

Дата публикации: 27.05.2019

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Ускеев Д. Б. Развитие уголовного законодательства об ответственности за жестокое обращение с животными в России // Молодой ученый. — 2019. — №21. — С. 422-426. — URL https://moluch.ru/archive/259/59449/ (дата обращения: 15.07.2019).



В работе исследовано развитие уголовного законодательства в России. Автор рассматривает отечественное законодательство, которое впервые регулировало ответственность за жестокое обращение с животными, а также состояние на современный период. Рассматриваются отдельные нормы об уголовной ответственности за жестокое обращение с животными, которые находят свое прямое закрепление в нормативно- правовых актах и уголовных кодексах РСФСР и Российской Федерации. В соответствии с исследованными источниками права, необходимо констатировать необходимость принятия закона за жестокое обращение с различными видами животных, это способствовало бы противостоять бесчеловечному отношению с различными животными в различных сферах общественной деятельности.

Ключевые слова: борьба, жестокость, животные, закон, гибель, защита.

История развития отечественного уголовного законодательства позволяет констатировать, что нормы, несущие ответственность за преступления, где животные становились объектом непосредственного преступного посягательства, были характерны для любого времени. В большинстве случаев законодатель не употреблял термин «жестокое обращение» с животными. Законодатель не желает признавать в качестве автономного преступления противоправные действия в отношении животных, которые охватываются данным понятием.

Однако, если иметь ввиду то, что термином «жестокое обращение» с животными в современном его законодательном закреплении охватывается чрезвычайно широкий круг определенных деяний — от избиения животных и до организации между ними определенного рода состязаний в виде ужасных боев (например, петушиных, собачьих и т. п.), то можно утвердительно сказать, что различные элементы жестокого обращения обнаруживаются нами в ходе анализа различных норм уголовного законодательства России на различных этапах его становления и развития.

В древнерусском государстве животные рассматривались как предмет преступного посягательства. При этом отдельные законы закрепляли уголовную ответственность не за все случаи жестокого обращения с животными, а за их уничтожение, вначале не зависимо от того или иного способа преступного деяния, а затем с учетом последнего. В Русской Правде (Краткой редакции) устанавливались определенные различные штрафы за похищение или истребление, как княжеского скота, так и скота смерда. [5, с.19]

В Пространной редакции Русской Правды содержались определенные нормы, которые влекли наказание за конкретные способы таких действий, как уничтожения различных домашних животных. [6, с.117] Такие преступления относились к разряду имущественных.

В таком памятнике права, как Соборное Уложение 1649 года, помимо норм уголовного права, устанавливалась и гражданско-правовая ответственность за посягательства на домашних животных, в том числе их уничтожения. [7, с.19–23] Меры привлечения к гражданско-правовой ответственности, но уже за уничтожение определенного вида или разновидности животных содержались в ст. 282 данного Соборного Уложения.

С принятием такого нормативно-правового акта нового периода развития нашего государства, как Артикул воинского Петра I в российском уголовном законодательстве была, закреплена норма, устанавливающая уголовную ответственность за нарушение различных правил обращения с животными. [8, с.82] Она находилась в главе, которая предусматривала наказание за нарушение правил расположения армии по квартирам, обязанностей и прав военнослужащих по отношению к хозяевам квартир, порядка в лагерях, крепостях и гарнизонах. Причем одним из проявлений подобного рода нарушений являлось какое-либо запрещенное обращение не только с лошадьми, но и другими различными животными (ст. 90 Артикула).

Таким образом, в приведенной норме содержался запрет избиения различных животных, который являлся одним из самых наиболее распространенных действий жестокого с ними обращения. Хотя сам этот термин в указанном законе отсутствовал. Тем не менее, как утверждают различные некоторые исследователи, в Артикуле воинском Петра I, впервые в истории отечественного уголовного законодательства избиение животных является не как способ совершения какого-либо другого, как правило, имущественного преступного поведения, но как самостоятельное преступное деяние, которое посягает на сформированные на принципах гуманизма и нравственности, отношения человека к животным. [9, с.392]

Пришедшие на смену военному законодательству Петра I различные нормативные акты (а именно такие: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., непосредственно Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., соответственно Уголовное Уложение 1903 г.) не содержали в своих нормах каких-либо положений закреплявших привлечение к уголовной ответственности за нарушение правил обращения с животными, хотя круг определенного рода уголовно наказуемых деяний, в которых животные выступали предметом преступного посягательства, как они отмечают постепенно был весьма расширен. [10, с.372] Причем таковыми признавались не только различные традиционные действия, которые выражались в уничтожении или истреблении чужого имущества, но и нарушения правил охоты, рыбной ловли и др.

В первом Уголовном кодексе РСФСР 1922 года в главе VI «Имущественные преступления» содержались отдельные нормы, устанавливающие привлечение к ответственности за уничтожение, истребление или повреждение имущества, которое принадлежало учреждению, предприятию или частному лицу (ст. 196 УК), в том числе, если оно было совершено путем таких действий как поджога, потопления или каким-либо другим способом (ст. 197). [11, с.74] Предметом данных преступлений являлись и животные как объекты права собственности.

К воинским преступлениям в ст. 207 УК РСФР 1922 года относилась умышленная порча, таким субъектом как военнослужащим, предоставленной ему для служебного употребления лошади. За совершение данного преступления в мирное время предусматривалось определенное наказание в виде лишения свободы на срок не ниже одного года, а в военное время или боевой обстановке — не ниже трех лет лишения свободы или высшей меры наказания. [12, с.25]

В УК РСФСР 1926 года [1] в качестве преступления против порядка управления рассматривалось непредставление без различных уважительных причин по мобилизации или дополнительной поставке на сгонный или сдаточный пункт рабочих животных (соответственно лошадей, волов, верблюдов и пр.) посредством их приведения в негодность (ст. 70 ч. 2) [13, с.56]

Попытки проведения в жизнь указанной директивы привели к тому, что многие крестьяне, стали, резать свой скот. В ответ на эти вынужденные «протесты» крестьянства в УК РСФСР 1926 года была введена норма (ст. 79), устанавливавшая уголовную ответственность за «незаконный (без разрешения определенных органов ветеринарного надзора) убой лошадей, а также умышленное изувечение лошадей и иные различного рода злостные действия, которые повлекли за собой гибель лошади или привели ее в непригодное состояние, совершенное кулаками или частными скупщиками, а равно подстрекательство ими к этим различным действиям других лиц». Наказание за подобного рода действия было установлено жесткое — в виде лишения свободы на срок до 2-х лет, с высылкой или без таковой.

В последующем в УК РСФСР 1960 г. [2] норма о жестоком обращении с животными была немного можно сказать модернизирована и стала содержать административную преюдицию.

Впервые в России уголовная ответственность за подобные преступления, т. е. негуманное (жестокое) отношение к различным животным была введена в 1988 г. [14, с.92] Учитывая пожелания советских трудящихся, предложения общественных организаций о введении уголовной ответственности за жестокое обращение с животными, и принимая во внимание, что такие преступные действия несовместимы с моралью социалистического общества и наносят ущерб делу в первую очередь воспитания граждан, в особенности подрастающего поколения — детей, было закреплено: жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание различных животных влечет административную ответственность в виде предупреждения или штрафа в размере до пятидесяти рублей (ст. 102.1 КоАП РСФСР); а жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание животных, совершенное лицом, к которому в течение года была применена мера административного взыскания за такие же действия, влечет уголовную ответственность и наказывается исправительными работами на срок до шести месяцев или штрафом до ста рублей (ст. 230.1 УК РСФСР).

Данилова С. И. отмечает, что редакция ст. 102.1 КоАП РСФСР не была вполне удачной по той причине, что практически дублировала ст. 230.1 УК РСФСР. [15, С.21]

В связи с введением в действие с 1 июля 2002 г. нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [3] старый КоАП РСФСР был признан утратившим силу. Новый КоАП РФ не содержит каких-либо норм, предусматривающих ответственность за негуманное обращение с животными, совершение в отношении них каких-либо различных жестоких действий.

Мирошниченко В. С., исследуя административную преюдицию в данном составе, находит положительный момент в применении административной ответственности. Она пишет: «действующий КоАП РФ не содержит нормы о жестоком обращении с животными. Такое недопустимо, так как по смыслу ст. 245 УК РФ преступлением является жестокое обращение с животными, которое повлекло их увечье или гибель. Без этих последствий, совершенное деяние должно квалифицироваться как административное правонарушение. Действующее в настоящее время отечественное законодательство само по себе жестокое обращение с животными правонарушением не считает, до тех пор, пока не будут осуществлены признаки преступления, которые предусмотрены ст. 245 УК РФ. Помимо введения, соответствующего административного правонарушения, необходимо предусматривать признак административной преюдиции». [16, с.120]

Тем не менее, в последние годы многие субъекты РФ начали закреплять в своих нормативных актах таковую ответственность, но уже естественно на региональном уровне. [17, с.20] Уже в 22 различных субъектах РФ установлена административная ответственность за совершение различных негуманных действий в отношении животных.

Уголовный кодекс РФ, введенный в действие с 1 января 1997 года, предусматривает уголовную ответственность за жестокое обращение с животными (ст. 245).

Гражданский кодекс в ст. 241 [4] определяет нормативные положения о защите животных как объекта гражданских прав. Специфика такого положения заключается в следующем. Во-первых, при осуществлении гражданских прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности. Это положение не распространяется на диких животных, которые находятся в состоянии естественной свободы, подпадающих под действие экологического и фаунистического законодательства, а касается либо домашних животных, либо животных, пребывающих в цирке, зоопарке и т. д. Вне зависимости от принадлежности животного к диким или домашним, УК РФ (ст. 245) предусматривает уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, что следует рассматривать как самую крайнюю степень негуманного отношения.

Во-вторых, после перехода животных в собственность другого лица прежний собственник вправе при наличии определенных обстоятельств, свидетельствующих о сохранении к нему привязанности со стороны этих животных или о жестоком либо ином ненадлежащем обращении с ними нового собственника потребовать их возврата на определенного рода условиях, определяемых по соглашению с новым собственником, а при не достижении согласия –через суд (п. 2 ст. 231 ГК РФ).

В-третьих, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с установленными различными на основании закона определенными правилами и принятыми в обществе определенными нормами гуманного отношения к животным, животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, предъявившим соответствующего рода определенные требования в суд (ст. 241 ГК РФ). Тем самым закрепляется «баланс интересов общества, требующего гуманного обращения с различными домашними животными и собственника». [18, с.70]

В 1999 году Государственная Дума ФС РФ приняла проект Федерального закона «О защите животных от жестокого обращения», Совет Федерации ФС РФ одобрил положения данного законопроекта.

Однако на тот момент и. о. президента РФ В. В. Путин отклонил данный закон. Важно отметить, что российское право недостаточно регулировало отношения человека и животного. Так, Государственной Думой 19 декабря 2018 года был принят Федеральный закон «Об ответственном обращении с животными», направленный на защиту животных от жестокости человека. Поправки в Уголовный кодекс предусматривают ужесточение ответственности для живодеров.

Можно подвести итог, что в законодательных актах Российского государства, все животные находились под охраной в качестве объекта собственности. Способы умерщвления на тот период не рассматривались в законодательных источниках как жестокое обращение, а выступали различными приемами и методами повреждения чужого имущества.

Уголовно-правовая охрана животных как части определенного имущественного комплекса собственника сохранялась до начала 30-х годов ХХ века. Только в 1932 г. УК РСФСР 1926 г. был дополнен различными статьями, которые были направлены на охрану общественных отношений в сфере гуманного обращения с животными. Появление рассматриваемых норм было обусловлено историческим процессом коллективизации в целом всей страны, который привел к массовому уничтожению практически всего домашнего скота крестьянами с целью воспрепятствования его передачи колхозам. В дальнейшем в УК РСФСР 1960 г. норма о жестоком обращении с животными была немножко изменении и модернизирована. Данная норма стала охватывать так называемую административную преюдицию.

В УК РФ 1996 г. российским законодателем была предпринята очередная попытка определить под уголовно-правовую охрану отношения, которые были связаны с гуманным обращением с различными видами животными. С введением ст. 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными» в главу 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения» данные объекты — животные перестали расцениваться только как объект имущественных прав. В данной введенной норме уже не содержится административной преюдиции, как определенного условия привлечения к уголовной ответственности за данное противоправное посягательство, и присутствуют различные квалифицирующие признаки. Кроме того, иное описание получили такие элементы состава преступления как объективные, так и субъективные признаки исследуемого нами посягательства на животных.

Таким образом, современное отечественное уголовное законодательство направлено на охрану общественной нравственности, а также принципов гуманного отношения к животным.

Литература:

  1. Уголовный кодекс РСФСР 1926 года / Редакция 05.03.1926 // Собрание узаконений РСФСР. — 1926. — № 80. — Ст. 600. (утратил силу)
  2. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1960. — № 40. — Ст. 591.
  3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 3 0 декабря 2001 г. № 195-ФЗ: по сост. на 30 октября 2017 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — № 1 (часть I). — Ст. 1.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (часть первая): по сост. на 29 июля 2017 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.
  5. Памятники русского права. Вып. VII. / Под ред. К. А. Софроненко. — М.: Юридическая литература, 1961. — С. 19.
  6. Российское законодательство X-XX вв. Т. 1. / Под ред. О. И. Чистякова. — М.: Юридическая литература, 1984. — С. 117.
  7. Батуринская Е. А. Жестокое обращение с животными / Е. А. Батуринская // Механизмы защиты прав человека и гражданина в России: материалы научно-практической конференции 28 апреля 2015 г. — Гатчина. — С.-Пб., 2015. — С. 19–23.
  8. Развитие русского права второй половины XVII-XVIII вв. / Отв. ред. Е. А. Скрипилев — М.: Юридическая литература, 2012. — С. 82.
  9. Бочаров Е. В. Развитие российского уголовного законодательства об ответственности за жестокое обращение с животными / Е. В. Бочаров // Современные вопросы государства, права, юридического образования: Сборник научных трудов по м атериалам X Международной научно-практической конференции (заочной). 22 декабря 2013 г. — Тамбов: Издат. дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2014. — С. 392.
  10. Российское законодательство X-XX вв. Т. 3. / Под ред. О. И. Чистякова. — М.: Юридическая литература, 1985. — С. 372
  11. Швеков Г. В. Первый Советский Уголовный кодекс / Г. В. Швеков. — М.: Юрлитиздат, 1970 — С. 174.
  12. Пушкарев В. Г. Ответственность за посягательства на животный мир в уголовном законодательстве России с 1917 по 1922 годы / В. Г. Пушкарев // Науч. исслед. высш. шк. Тюмень, 2002. — С. 25.
  13. Смирнов В. Т., Шаргородский М. Д. Уголовное право / В. Т. Смирнов, М. Д. Шаргородский / Сорок лет советского права // Сборник Т. 1. — Л.: ЛГУ, 1957. — С. 56.
  14. Богатова Е. В. Развитие отечественного законодательств а об ответственности за жестокое обращение с животными / Е. В. Богатова // Деятельность сотрудников органов внутренних дел, осуществляющих охрану общественного порядка и обеспечивающих общественную безопасность: сб. науч. трудов. — Екатеринбург: УрЮИ МВД России, 2011. — С. 92.
  15. Данилова С. И. Особенности квалификации и расследования преступлений, предусмотренных статьей 245 УК РФ / С. И. Данилова // Уголовное право. — 2010. — № 5. — С. 21.
  16. Мирошниченко B. C. Некоторые вопросы квалификации жестокого обращения с животными (ст. 245 УК РФ) / В. С. Мирошниченко // Журнал Законы России: опыт, анализ, практика. — 2011. — № 12. — С. 120.
  17. Кургузкина Е. Б., Саратова О. В. Правовые основы предупреждения преступлений, связанных с жестоким обращением с животными / Е. Б. Кургузкина, О. В. Саратова // Вестник Воронежского института МВД России. — Воронеж: Изд-во Воронеж. ин-та МВД России, 2011. — № 1. — С. 20.
  18. Мирошниченко B. C. Социальная обусловленность правовых норм, закрепляющих ответственность за жестокое обращение с животными / В. С. Мирошниченко // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. — 2012. — № 6 (32). — С. 70.


Задать вопрос