Библиографическое описание:

Гаврилов А. А. Коммуникативно-содержательные средства медиавоздействия // Молодой ученый. — 2014. — №9. — С. 438-441.

В статье рассматриваются основные методы медиавоздействия, связанные с преобразованием коммуникативно-содержательных свойств информации. Особое внимание уделяется конструированию повестки дня, приемам искажения, утаивания информации, ее редуцирования.

Ключевые слова: медиавлияние, медиавоздействие, медиареальность, повестка дня, фрейминг.

В ряде публикаций[1] мы обращались к проблематике воздействия СМИ на сознание аудитории, рассматривая различные приемы медиавлияния, но по тем или иным причинам за пределами нашего внимания оставались методы воздействия, связанные с целенаправленным преобразованием коммуникативно-содержательных свойств информации. В данной работе хотелось бы сделать акцент именно на подобных методах медиавлияния. Появление данных приемов воздействия в СМИ детерминировано, с одной стороны, спецификой функционирования медиа как системы, а с другой — личными интересами и потребностями властвующих акторов в поле журналистики [см.: 2].

Далеко не все события и феномены социальной реальности находят свое отражение в медиа, с одной стороны, выбор опосредован субъективными предпочтениями журналиста и идеологической направленностью редакции медиапродукта, с другой стороны, феномены и события социальной реальности должны отвечать определенным критериям (неожиданность, актуальность, значимость, негативизм, принадлежность к элите), то есть обладать «новостной ценностью». Кроме того, при вычленении событий и феноменов реальности системой медиа возможно искажение информации (в силу специфически работы медиа) либо вовсе создание лжесобытий, которые в угоду манипулятору будут выдаваться за действительные.

Искажение информации позволяет создавать определенную картину мира в общественном сознании, в которой искаженные факты будут являться частью реальности. Известный российский исследователь С. Г. Кара-Мурза пишет: «…включение прямой лжи практикуется СМИ все в больших масштабах как прием недорогой, но эффективный в решении срочных задач. При этом наглая ложь оказывается предпочтительной, потому что она разрушает всякую возможность диалога» [4, с. 301]. Так, например, при освещении антивоенного митинга, прошедшего в Москве 15 марта 2014 года, в тексте сюжета на канале Россия 24 было указано, что митинг посетило около 3 тысяч человек: «В Москве состоялось шествие против воссоединения Крыма с Россией. По данным МВД, в нем участвовали около трех тысяч человек» [5].По факту, участие в митинге приняло не менее 10 тысяч человек, что подтверждают многочисленные видео- и фотоматериалы. В этом же примере использована подмена фактов — митинг в материале назван «шествием против воссоединения Крыма с Россией», в действительности же шествие называлось «Маршем мира» и было направлено против военных действий в отношении Украины.

Создание лжесобытий, мистификация. В данном случае под видом реального факта кроется событие, которого не было в действительности. Однако, возможна и обратная ситуация, когда определенные события и феномены действительности, заслуживающие освещения в СМИ, намерено утаиваются и не находят своего отражения в медиа.

Утаивание информации позволяет сконструировать такую картину мира, в которой не будет присутствовать негативная информация об определенном субъекте социальной реальности, имеющим непосредственное влияние на редакционную политику медиа, то есть утаивание позволяет скрыть от широких масс часть информации нежелательной для манипулятора. Так, например, во время аварии на АЭС в Чернобыле информирование населения было сильно ограничено. Первая информация об аварии появилась в СМИ только 27 апреля, то есть через 36 часов после взрыва, тогда на припятской радиостанции прозвучало сообщение о временной эвакуации. На следующий день информация об аварии была передана по каналам ТАСС: «На Чернобыльской атомной электростанции произошел несчастный случай. Один из реакторов получил повреждение. Принимаются меры с целью устранения последствий инцидента. Пострадавшим оказана необходимая помощь. Создана правительственная комиссия для расследования происшедшего» [1].

Несмотря на всю серьезность случившегося в первые дни после аварии (26 и 27 апреля) сообщений о существующей угрозе и рекомендаций о том, как следует себя вести, чтобы уменьшить влияние радиоактивного загрязнения, в СМИ не было. Впоследствии, лица, ответственные за утаивание информации, объясняли свое решение необходимостью предотвратить панику среди населения — из интервью М. Горбачева: «Первая информация появилась в газете «Правда» 28 апреля, но для содержательного, осмысленного обращения к народу мне нужна была более точная и обстоятельная информация. Поэтому я и прождал почти три недели, прежде чем обратиться к народу. <…> Действительно, мы боялись паники… Теперь ясно, что это было ошибкой» [6].

Редуцирование (упрощение) информации. У. Липпман справедливо утверждал, что соразмерно охватить окружающий мир во всем его многообразии невозможно и при описании реальности неизбежно ее редуцирование к более простой и доступной модели. Реципиент должен воспринимать медиасообщение без лишних усилий, поэтому медиа, являясь по сути одним из основных источников знания о мире, должны произвести стандартизацию, стереотипизацию, упрощение события, ставшего объектом сообщения. Редуцированная информация воспринимается адресатом легче, снимает с него необходимость критически осмыслять полученные данные. Но, с другой стороны, подобное упрощение влечет за собой примитивизацию сознания, клишированность мышления, снижение познавательных способностей индивида, превращение личности в человека массы.

Изоляция адресата. Успех конструирования медийной картины мира зачастую зависит от того, насколько полно удалось изолировать адресата от постороннего информационного влияния. Идеальным вариантом изоляции является полное отсутствие альтернативных, неконтролируемых источников информации и мнения, что возможно при тоталитарном подчинении СМИ властям. События в России в конце 2013 — начале 2014 годов показали, что данный прием активно используется российскими властями — налицо активная правительственная деятельность, направленная против оппозиционных СМИ: ограничение доступа к телеканалу Дождь, смена редакторского состава многих газет и новостных агентств (Лента.ру, РИА-Новости), блокировка сайтов «Эха Москвы», газеты «Грани.ру», «Ежедневного журнала», блогов представителей оппозиции (А. Навального, Г. Каспарова и пр.).

Манипулирование со временем и местом подачи информации. Порядок подачи сведений, время и место их публикации непосредственно влияют на оценку и усвоение информации, следовательно, при правильном подходе к данным критериям можно достичь необходимого эффекта. Одним из наиболее эффективных способов презентации информации является ее трансляция в прайм-тайм — то есть в высшей точке эфира, когда аудитория трансляции максимальна. Чаще всего прайм-тайм отводится для показа рейтинговых программ, кроме того прайм-тайм — идеальное время для политической агитации, показа рекламных роликов, трансляции наиболее существенной общественно-политической информации, однако и стоимость эфира в прайм-тайм максимально высока.

Для поддержания высокого интереса к медиа и удержания большей части аудитории возможна особая организация информационного материала, в основе которой лежит серийность, связность отдельных выпусков по тематическому, проблемному или сюжетному принципу. Подобные приемы А. Н. Фортунатов назвал событийным мейнстримом, что предполагаетвключенность зрителя в сюжет, эксплуатирующая его страх выпасть из логики сериального повествования, пропустив очередной выпуск [8, с. 14]. С событийным мейнстримом связан прием финишинга, то есть возвращение журналиста к одной теме в ряде публикаций, предполагающий доведение новости до ее логического завершения (решения проблемы). Финишинг обычно включает 2–3 публикации и позволяет воспроизвести один или несколько аспектов проблемы, но уже в новом ракурсе.

Одним из методов организации медийной информации является прием инфотеймента. Инфотеймент (infotainment — от англ. information — информация и entertainment — развлечение) можно определить как прием предоставления информации в развлекательной форме. Инфотеймент предполагает определенную организацию информации в медиа, задача которой — не только и не столько развлечение, а увеличение аудитории СМИ при помощи адаптации информации, ее упрощения. Однако подобное упрощение и примитивизация в сочетании с развлекательной компонентой влечет за собой нивелировку значимости, серьезности транслируемой информации, на базе чего реальность предстает как эффектное зрелище, шоу, игра, спектакль в понимании Дебора, порождая фрагментарность, клиповость мышления, перформанизацию сознания.

На этапе описания феноменов действительности особую роль в конструировании медиареальности играет утверждение повестки дня (Agenda-setting) — процесс внедрения в сознание аудитории набора наиболее важных на тот или иной момент сюжетов и проблем. Немецкий социолог Э. Ноэль-Нойман отметила, что повестка дня для индивида есть его представления о том, что обсуждают другие [7, С. 229–230], то есть, она неразрывно связана с общественным сознанием и чувством коллективности, вовлеченности в общественную жизнь. Вместе с тем механизм ее функционирования в обществе предполагает определенное влияние на когнитивный уровень сознания реципиента. Подобное влияние связано с тем, что повестка дня, укоренившись в общественном сознании, является одним из основных источников вынесения оценки по какому-либо вопросу. В обычных условиях человек выносит оценку, руководствуясь не результатами всестороннего анализа, а чаще всего интуитивным путем (по пути меньшего сопротивления), исходя из доступной ему информации, которая чаще всего сформирована под влиянием существующей повестки дня. Здесь же будет целесообразным отметить, что чем выше образовательный уровень индивида, тем в меньше степени он подвержен влиянию установления повестки дня, и, соответственно, наоборот, чем ниже уровень образования — тем выше степень воздействия СМИ.

Теория утверждения повестки дня (Agenda-setting) тесно связана с концепцией фрейминга (от англ. «to frame» — «обрамлять, вставлять в рамку, сооружать, придавать форму»). В широком смысле, фрейминг есть когнитивная структура, соединяющая несвязанные характеристики фрагмента реальности в целостный образ и делать их более заметными для аудитории. То есть, фрейм придает событию медийный смысл, выделяя его из потока событий, обращает наше внимание на конкретные элементы действительности, исключая другие — несущественные, противоречивые, отвлекающие от передаваемого события. Одним из проявлений концепции фрейминга является теория перспектив, основанная на том, что психологически для человека при принятии решения возможность потери чего-либо имеет большее значение, нежели возможность приобретения. По своей природе человеческие решения в повседневной жизни иррациональны, вследствие этого, особую значимость приобретает апелляция к бессознательным особенностям выбора — люди избегают риски, когда выбор формулируется с позиции возможных потерь, но идут на больший риск, когда выбор аргументирован с позиций возможных приобретений. В качестве примера Д. Канеман и А. Тверски, авторы теории перспектив, приводят результаты ряда экспериментов, вот один из них: Представьте, что вы столкнулись с необходимостью принять одновременно два решения. Сначала рассмотрите оба решения, а потом укажите то из них, которое вы предпочитаете.

Решение (1). Сделайте выбор между:

А. гарантированным выигрышем в $240 (84 %);

В. 25 %-ной вероятностью получить $1000 и 75 %-ной вероятностью не получить ничего (16 %).

Решение (2). Сделайте выбор между:

С. гарантированными потерями в $750 (13 %);

D. 75 %-ной вероятностью потерять $1000 и 25 %-ной вероятностью не потерять ничего (87 %).

Как и следовало ожидать, большинство респондентов продемонстрировало несклонность к риску, сделав выбор в пользу гарантированного выигрыша в первом случае; даже большее число респондентов продемонстрировало склонность к риску, сделав выбор во втором случае, когда речь шла о гарантированных потерях. Фактически, 73 % респондентов выбрали совместно ответ. «А» и «D», тогда как ответы «В» и «С» предпочли лишь 3 % опрошенных [3, с. 34].

Различные варианты применения теории перспектив используются в разнообразных сферах — от новостных сообщений и предвыборной агитации, до маркетинга и рекламы, при этом основной задачей при использовании данного приема является выбор «правильных» перспектив для продвижения конкретных объектов или их отдельных свойств, событий или людей.

Рассмотренные приемы медиавоздействия связаны с преобразованием содержания преподносимой информации либо с изменением ее коммуникативных свойств. Наряду с лингвистическими приемами медиавоздействия, мифологизацией и стереотипизацией, коммуникативно-содержательные методы влияния являются основными средствами конструирования медийной картины мира.

Литература:

1.         Авария на Чернобыльской АЭС. — [Электронный ресурс] // Википедия. Свободная энциклопедия. — Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Авария_на_Чернобыльской_АЭС

2.         Бурдьё П. О телевидении и журналистике / Пер. с фр. Т. В. Анисимовой и Ю. В. Макаровой. — М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры». Институт экспериментальной социологии, 2002. — 160 с.

3.         Канеман Д., Тверски А. Рациональный выбор, ценности и фреймы // Психологический журнал. — 2003. — Т. 24. — № 4. — С. 31–42.

4.         Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. — М.: Алгоритм, 2004, — 528 с.

5.         Медведев А. Антивоенный митинг российской оппозиции потребовал не вмешиваться в крымские дела. — [Электронный ресурс] // Вести. 2014. 15 марта. — Режим доступа: http://www.vesti.ru/doc.html?id=1379148

6.         Михаил Горбачев об аварии в Чернобыле. — [Электронный ресурс] // BBC-Russian. — 2006. — 24 апреля. — Режим доступа: http://news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_4936000/4936186.stm

7.         Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания: Пер. с нем. / Общ. ред. и предисл. Мансурова Н. С. — М.: Прогресс-Академия, Весь Мир, 1996. — 352 с.

8.         Фортунатов А. Н. Взаимодействие субъектов социальной коммуникации в медиареальности: автореф. дис… док. филос. наук. — Н. Новгород, 2009. — 37 с.



[1] Подробнее см.: Гаврилов А. А. Лингвистические средства воздействия СМИ на общественное сознание // Омский научный вестник. – Серия Общество. История. Современность. – 2013. – №1 (115). – С. 99 – 103; Гаврилов А. А. Средства воздействия СМИ на общественное сознание в условиях информационного общества // Молодой ученый: науч. журнал. – 2012. – №8. – С. 152 – 155; Гаврилов А. А. Средства массовой информации и современные мифы: к вопросу об основании социально-политического мифотворчества // Молодой ученый: науч. журнал. – 2012. – № 11. – С. 230 – 233.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle