Автор: Вяцкова Наталья Александровна

Рубрика: Общие вопросы экономических наук

Опубликовано в Вопросы экономики и управления №2 (9) май 2017 г.

Дата публикации: 30.03.2017

Статья просмотрена: 150 раз

Библиографическое описание:

Вяцкова Н. А. Обзор результатов исследования субъективного восприятия риска как экономической категории // Вопросы экономики и управления. — 2017. — №2. — С. 8-17. — URL https://moluch.ru/th/5/archive/58/2229/ (дата обращения: 23.02.2018).



В настоящее время риск-менеджмент, как отдельное направление экономической теории и теории управления, приобретает все большую популярность. За последнее десятилетие заметно возросло число научных работ, посвященных теоретическим, методологическим, методическим и практическим аспектам риск-менеджмента. Также заметно повысилась роль риск-менеджмента среди отечественного бизнеса, независимо от его размеров, сферы и масштабов осуществляемой деятельности. Практическая актуализация данного направления обусловила появление специализированных стандартов, отображающих концептуальные подходы, наилучшие мировые практики и рекомендации в области управления рисками [6, с. 91–104]. Однако, несмотря на мировую распространенность риск-менеджмента и наличие в стандартах унификации применяемого терминологического аппарата, в экономической науке и практике управления до сих пор не сформировалось единого подхода к определению самого понятия риска.

Так, стандартом по управлению рисками Федерации европейских ассоциаций риск-менеджеров (FERMA RMS) риск интерпретируется как «комбинация вероятности события и его последствий» [21]. Стандарт «Управление рисками организаций: Интегрированная модель», разработанный Комитетом спонсорских организаций комиссии Тредвея совместно с компанией PricewaterhouseCoopers (COSO ERM) рассматривает риск как «вероятность возникновения события, которое окажет отрицательное воздействие на достижение поставленных целей» [19, p. 14]. Согласно Международного стандарта ISO 31000:2009, риск — есть «влияние неопределенности на цели» [20, p. 8], при этом «влияние рассматривается как отклонение от ожидаемого — с позитивными или негативными последствиями» [20, p. 8].

Российские и зарубежные исследователи также по-разному трактуют понятие риска. Значительная часть авторов, среди которых Райзберг Б. А. [12, с. 31.], Хохлов Н. В. [16, с. 11], Грачева М. В. [9, с. 27], Чернова Г. В., Кудрявцев А. А. [17, с. 16] и другие, относящиеся к приверженцам классической теории риска, родоначальниками которой являются Дж. С. Милль и Н. У. Сениор, интерпретируют категорию «риск» исключительно с точки зрения возможности возникновения ущерба, потери, убытка, недополучения доходов или получения дополнительных расходов.

Такие известные деятели экономической науки как Альгин А. П. [1, с. 19–20], Шапкин А. С. [18, с. 6], Воронцовский А. А. [5, с. 66], являющиеся сторонниками неоклассической теории риска, к основоположникам которой относят А. Маршалла и А. Пигу, считают категорию «риск» более сложным и емким понятием, подразумевающим не только негативное воздействие и потери каких-либо ресурсов. Они рассматривают риск как источник возможных колебаний прибыли, как вероятность отклонения от поставленных целей.

Наиболее распространенные определения риска как экономической категории, предлагаемые отечественными и зарубежными авторами, представлены в таблице 1.

Таблица 1

Научные взгляды отечественных изарубежных исследователей на понятие «риск»

Автор

Определение

Т. Бачкаи, Д. Месена,

Д. Мико, Е. Сеп, Е. Хусти

«Риск — это не ущерб, наносимый реализацией решения, а возможность отклонения от цели, ради достижения которой принималось решение» [15, с. 14].

А. П. Альгин

«Риск — это деятельность, связанная с преодолением неопределенности в ситуации неизбежного выбора, в процессе которой имеется возможность количественно и качественно оценить вероятность достижения предполагаемого результата, неудачи или отклонения от цели» [1, с. 81].

Г. С. Вечканов,

Г. Р. Вечканова

«Риск — это экономическая категория, которая отражает состояние неопределенности в производственных отношениях, предполагающее получение как положительного, так и отрицательного результата» [3, с. 230].

М. Г. Лапуста,

Л. Г. Шаршукова

«Риск — это ситуация, когда наступление неизвестных событий весьма вероятно и может быть оценено количественно» [11, с. 46].

И. Т. Балабанов

«Риск, как экономическая категория представляет собой событие, которое может произойти или не произойти. В случае совершения такого события возможны три экономических результата: отрицательный (проигрыш, ущерб, убыток), нулевой, положительный (выигрыш, выгода, прибыль)» [2, с. 22].

В. В. Глущенко

Риск — это «возможность положительного (шанс) или отрицательного (ущерб, убыток) отклонения в процессе деятельности от ожидаемых или плановых значений» [8, с. 16].

Е. С. Стоянова

«Риск — это возможная опасность потерь, вытекающая из специфики тех или иных явлений природы и видов деятельности человека» [14, с. 439].

Л. Н. Тэпман

«Риск — это возможность возникновения неблагоприятных ситуаций в ходе реализации планов и исполнения бюджетов предприятия» [13, с. 8].

В. А. Гамза,

Ю. Ю. Екатеринославский

«Риск — это неопределенность в отношении возможных потерь на пути к цели» [7, с. 16].

Н. Н. Куницына

Риск — это «качественная сторона объективно-субъективной экономической категории, выражающая возможность отклонения от намеченного, ожидаемого результата» [10, с. 15].

Г. В. Чернова,

А. А. Кудрявцев

«Риск — возможность случайного возникновения нежелательных убытков, измеряемых в денежном выражении» [17, с. 16].

Я. Д. Вишняков,

Н. Н. Радаев

«Риск — это возможность того, что действия человека или их результаты приведут к негативным или позитивным последствиям» [4, с. 22].

Очевидно, что каждый исследователь, давая то или иное определение риска, руководствуется не только объективными факторами окружающего мира, но и собственной системой воззрений, субъективным восприятием исследуемого понятия. Возможно именно субъективное отношение к риску предопределяет в предлагаемых исследователями определениях, в качестве сущностной характеристики риска как экономической категории, преднамеренное выделение определенного атрибута (ущерб, угроза, возможность, шанс, отклонение, вероятность, изменение, ситуация, событие, деятельность и т. д.). Следовательно, для корректного уточнения определения риска как экономической категории проблема изучения субъективного восприятия риска является актуальной.

Цель исследования заключалась в изучении субъективного восприятия риска как экономической категории и выявлении личностных факторов, влияющих на данное восприятие.

Предмет исследования — субъективное восприятие риска как экономической категории.

Объект исследования — мужчины и женщины от 18 лет и старше.

Материалы иметоды исследования

В качестве метода эмпирического исследования было выбрано анкетирование, произведенное посредством индивидуального заполнения респондентами заранее разработанной автором исследования анкеты.

С целью возможности квантификации риска, при составлении анкеты было принято решение предложить респондентам на выбор три принципиально отличающихся варианта определений риска как экономической категории, сформулированные путем обобщения существующих в научной литературе и практике управления трактовок изучаемого нами термина.

Первый вариант предлагаемого определения подходит для тех, кто относится к риску как к возможности, шансу (т. е. риск воспринимается как некая возможность обретения успеха, выигрыша и получения дополнительной прибыли). Второй вариант для тех, кто воспринимает риск исключительно как негативное явление (т. е. риск несет в себе только опасность материальных, финансовых, временных и прочих потерь). Третий вариант определения представляет собой некое сочетание двух предыдущих, и уместен для тех, кто относится к риску как к вероятности реализации шанса и опасности (т. е. риск предполагает возможность получения как положительного результата в виде дополнительного дохода, выгоды или выигрыша, так и отрицательного результата в виде потерь, ущерба или убытков по сравнению с планируемым результатом).

Далее вопросы анкеты были составлены в соответствии с гипотезой о возможной зависимости восприятия риска каждого респондента от его возраста, психологического типа личности, образования, занимаемой должности, уровня инвестиционной активности, а также гендерных особенностей.

При обработке полученных данных использовались методы дескриптивной статистики с применением функций MS Excel. Проверка гипотез осуществлялась с помощью методов математической статистики с применением функций программного обеспечения SPSS Statistics.

За период с 2014 г. по 2015 г. включительно в исследовании приняли участие 3769 человек в возрасте от 18 лет и старше, проживающих и осуществляющих свою основную деятельность на территории Российской Федерации. Для данного количества респондентов при 95 % доверительной вероятности к результатам опроса максимальная статистическая ошибка выборки составляет ±1,6 %.

Результаты исследования и их обсуждение

В результате обработки данных 3769 анкет было установлено, что 1659 чел. относятся к риску исключительно как к негативному явлению, 1771 опрошенных воспринимают риск как вероятность реализации шанса и опасности, и 339 чел. — как возможность, шанс (рис. 1).

Рис. 1. Восприятие респондентами риска как экономической категории

Анализ различий в восприятии риска в зависимости от биологического пола респондентов показал, что из 1746 мужчин и 2023 женщин, откликнувших на данное исследование, 230 мужчин и 109 женщин соответственно выбрали первый самый позитивный вариант из предлагаемых трех определений риска как экономической категории. Второй вариант определения был отмечен 734 мужчинами и 925 женщинами. И, наконец, третий вариант восприятия риска выделили 782 мужчин и 989 женщин (рис. 2).

Рис. 2. Гендерные различия в восприятии риска как экономической категории

Так как расчетное значение χ2 = 69,39 > χ2крит = 9,21, то гипотеза Н0 о независимости рассматриваемых признаков отвергается с вероятностью ошибки 0,01. Однако, результаты вычисления коэффициентов Чупрова (С = 0,114), Крамера (К = 0,136) и коэффициента сопряженности Пирсона (Р = 0,134) показали, что связь между биологическим полом респондентов и их восприятием риска как экономической категории является слабой.

Для выявления явных факторов субъективного восприятия риска, из всей совокупности принявших участие в исследовании, с целью создания равновеликих групп респондентов, случайным образом был произведен типический отбор по половым и возрастным признакам (табл. 2).

Таблица 2

Распределение респондентов по отборочным критериям

п/п

Возрастная группа респондентов

Мужчины

Женщины

Общее количество анкет

Количество анкет

%

Количество анкет

%

1

18–27 лет

50

9,84

50

9,84

100

2

28–37 лет

50

9,84

50

9,84

100

3

38–47 лет

50

9,84

50

9,84

100

4

48–57 лет

50

9,84

50

9,84

100

5

58–67 лет

50

9,84

50

9,84

100

6

Старше 67 лет*

3

0,59

5

0,98

8

Всего

253

49,80

255

50,20

508

Примечание: * В данную возрастную группу вошли все, кто откликнулся на участие в исследовании

Полученные результаты свидетельствуют о том, что в большинстве своем мужчины и женщины относятся к риску как к вероятности реализации шанса и опасности (144 из 253 мужчин и 136 женщин из 255 женщин), и в наименьшей степени — как к возможности, шансу (24 чел. из 253 и 10 из 255 женщин соответственно) (рис. 3).

Рис. 3. Гендерные различия в восприятии риска (χ2 = 8,955, р < 0,05, С = 0,112, К = 0,133, Р = 0,132)

Возрастная дифференциация респондентов позволила установить, что риск как возможность, шанс воспринимается преимущественно мужчинами и женщинами 18–27 лет (рис. 4, рис. 5). При этом следует отметить, что если среди последующих изучаемых возрастных групп мужчин отмечается небольшое наличие тех, кто позитивно относится к риску, то среди женщин таковых нет.

Рис. 4. Возрастные особенности восприятия мужчинами риска как экономической категории (χ2 = 73,003, р < 0,01)

Наиболее существенный разрыв между вторым и третьим вариантами восприятия риска наблюдается у мужчин и женщин, входящих в группу 28–37 лет и группу старше 67 лет. Так, 14 % мужчин и 38 % женщин 28–37 лет и 67 % мужчин и 80 % женщин старше 67 лет ассоциируют риск исключительно с опасностью и потерями, 76 % мужчин и 62 % женщин 28–37 лет и 33 % мужчин и 20 % женщин старше 67 лет соответственно — с вероятностью реализации шанса и опасности. В остальных возрастных группах подобного различия в восприятии риска не наблюдается.

Рис. 5. Возрастные особенности восприятия женщинами риска как экономической категории (χ2 = 52,199, р < 0,01)

Расчетные значения коэффициентов Чупрова (Смуж = 0,302 и Сжен = 0,254), Крамера (Кмуж = 0,38 и Кжен = 0,32) и коэффициента сопряженности Пирсона (Рмуж = 0,473 и Ржен = 0,412) свидетельствуют о наличии сильной связи между возрастом респондентов и их восприятием риска как экономической категории.

С целью исследования зависимости восприятия риска индивидуумом от его психологического типа личности, предварительно респондентам предлагалось пройти тест для определения собственного темперамента. Ответы респондентов, полученные в результате анкетирования, сведены в таблицу 3 (табл. 3).

Таблица 3

Распределение ответов респондентов по вариантам восприятия риска взависимости от их психологического типа личности

Возрастная группа респондентов

Экстраверт

Интроверт

Сангвиник

Холерик

Флегматик

Меланхолик

R "+"

R

"-"

R

"+/-"

R "+"

R

"-"

R

"+/-"

R "+"

R

"-"

R

"+/-"

R "+"

R

"-"

R

"+/-"

Мужчины

18–27 лет

9

0

10

8

0

11

0

2

7

0

2

1

28–37 лет

3

0

12

2

1

13

0

2

9

0

4

4

38–47 лет

1

2

10

0

4

11

0

9

3

0

8

2

48–57 лет

1

1

10

0

7

10

0

8

3

0

8

2

58–67 лет

0

2

9

0

7

8

0

7

5

0

9

3

Старше 67 лет1

0

0

0

0

1

1

0

1

0

0

0

0

Итого2

14

5

51

10

20

54

0

29

27

0

31

12

Женщины

18–27 лет

6

0

10

4

0

12

0

5

4

0

6

3

28–37 лет

0

0

12

0

1

12

0

8

5

0

10

2

38–47 лет

0

1

11

0

1

12

0

10

3

0

12

0

48–57 лет

0

5

9

0

6

9

0

7

4

0

7

3

58–67 лет

0

4

8

0

6

8

0

7

5

0

9

3

Старше 67 лет3

0

1

0

0

1

1

0

1

0

0

1

0

Итого4

6

11

50

4

15

54

0

38

21

0

45

11

Примечание:

1χ2 = 0,750, р > 0,05 (принята Н0); 2χ2 = 70,553, р < 0,01, С = 0,337, К = 0,373, Р = 0,467;

3χ2 = 1,875, р > 0,05 (принята Н0); 4χ2 = 80,505, р < 0,01, С = 0,359, К = 0,397, Р = 0,490

Таким образом, согласно полученным данным, все мужчины и женщины, воспринимающие риск как возможность, шанс, являются экстравертами (сангвиниками и холериками). Подавляющее большинство тех, кто относится к риску исключительно как к негативному явлению, являются интровертами (флегматиками и меланхоликами). Риск как вероятность реализации шанса и опасности отмечен, главным образом, представителями экстраверсии. Результаты вычисления статистических коэффициентов указывают на присутствие сильной связи между типом личности респондента и его восприятием риска как экономической категории.

Исследуя связь между вариантами восприятия риска, выбранными участниками анкетирования, и уровнями их образования следует отметить, что первый самый позитивный вариант был отмечен преимущественно мужчинами и женщинами, имеющими только среднее (17 чел.) и среднее профессиональное (12 чел.) образование (рис. 6, рис. 7). Респонденты, имеющие высшее образование, составляют наибольший удельный вес среди тех, кто выбрал третий вариант восприятия риска (53 % или 149 чел.), и среди тех, кто склонен исключительно к негативной интерпретации риска (47 % или 92 чел.). 12,14 % (34 чел.) и 2,14 % (6 чел.) из всех, воспринимающих риск как вероятность реализации шанса и опасности, и 10,31 % (20 чел.) и 2,06 % (4 чел.) — как опасность потерь, — обладают степенями кандидата и доктора наук соответственно. Расчетные значения статистических показателей демонстрируют наличие сильной связи между уровнем образования респондентов и их восприятием риска как экономической категории.

Рис. 6. Распределение респондентов мужского пола по вариантам восприятия риска

в зависимости от уровня их образования (χ2 = 50,55, р < 0,01, С = 0,266, К = 0,316, Р = 0,408)

Рис. 7. Распределение респондентов женского пола по вариантам восприятия риска в зависимости от уровня их образования

(χ2 = 95,921, р < 0,01, С = 0,365, К = 0,434, Р = 0,523)

Зависимость восприятия риска исследуемых мужчин и женщин от их занимаемой на момент исследования должности показана на рис. 8 и рис. 9. Среди 22 мужчин и 41 женщины, пребывающих в статусе «безработный» (студент, домохозяйка, пенсионер), 41 % мужчин и 46 % женщин соответственно выделено негативное восприятие риска.

Из 145 опрошенных относящихся к категории «рабочий» и из 216 «специалистов» 52 % (76 чел.) и 58 % (126 чел.) соответственно считают риск вероятностью реализации шанса и опасности. 40 % (58 чел.) рабочих и 40 % (87 чел.) специалистов выражено исключительно негативное отношение к риску.

Среди 45 руководителей и 39 владельцев бизнеса (собственников, учредителей) 7 % (3 чел.) и 15 % (6 чел.) соответственно выбран первый самый позитивный вариант восприятия риска. 31 % (14 чел.) руководителей и 18 % (7 чел.) владельцев бизнеса отмечен второй самый негативный вариант восприятия риска. И, наконец, третий вариант восприятия риска выделен 62 % (28 чел.) руководителей и 67 % (26 чел.) владельцев собственного дела.

По полученным расчетным данным установлено, что связь между выбранными респондентами вариантами восприятия риска и их занимаемой должности существует, но является слабой.

Рис. 8. Распределение респондентов мужского пола по вариантам восприятия риска в зависимости от занимаемой должности

(χ2 = 27,426, р < 0,01, С = 0,196, К = 0,233, Р = 0,313)

Рис. 9. Распределение респондентов женского пола по вариантам восприятия риска в зависимости от занимаемой должности

(χ2 = 21,481, р < 0,01, С = 0,173, К = 0,205, Р = 0,279)

Для выявления возможной связи между субъективным восприятием риска респондентами и их уровнем инвестиционной активности, участникам исследования предлагалось ответить на вопрос: «Занимаетесь ли Вы инвестиционной деятельностью?» одним из однозначных ответов: «Да» или «Нет». Полученные ответы сведены в таблицу 4.

Таблица 4

Распределение ответов респондентов по вариантам восприятия риска взависимости от их участия винвестиционной деятельности

Возрастная группа респондентов

«Занимаетесь ли Вы инвестиционной деятельностью?»

«ДА»

«НЕТ»

R "+"

R "-"

R "+/-"

R "+"

R "-"

R "+/-"

Мужчины

18–27 лет

3

0

8

14

4

21

28–37 лет

2

0

8

3

7

30

38–47 лет

0

1

6

1

22

20

48–57 лет

1

1

5

0

23

20

58–67 лет

0

1

3

0

24

22

Старше 67 лет1

0

0

0

0

2

1

Итого2

6

3

30

18

82

114

Женщины

18–27 лет

2

0

1

8

11

28

28–37 лет

0

1

5

0

18

26

38–47 лет

0

2

7

0

22

19

48–57 лет

0

2

5

0

23

20

58–67 лет

0

1

2

0

25

22

Старше 67 лет3

0

0

1

0

4

0

Итого4

2

6

21

8

103

115

Примечание:

1χ2 = 0, р > 0,05 (принята Н0); 2χ2 = 14,143, р < 0,01, С = 0,199, К = 0,236, Р = 0,230;

3χ2 = 5, р > 0,05 (принята Н0); 4χ2 = 6,696, р < 0,05, С = 0,136, К = 0,162, Р = 0,160

Оценивая результаты исследования по данному вопросу, следует отметить, что только 15 % (39 чел.) мужчин и 11 % (29 чел.) женщин из всех опрошенных так или иначе участвуют в инвестиционной деятельности. Из них 15 % (6 чел.) мужчин и 7 % (2 чел.) женщин относятся к риску как к шансу, 8 % (3 чел.) мужчин и 21 % (6 чел.) женщин — к опасности, потерям, и 77 % (30 чел.) мужчин и 72 % (21 чел.) женщин воспринимают риск как вероятность реализации шанса и опасности.

Полученные результаты расчетных статистических коэффициентов свидетельствуют о наличии слабой связи между участием респондентов в инвестиционной деятельности и их восприятием риска как экономической категории.

Выводы

Проведенное исследование позволило установить наличие разнохарактерности субъективного восприятия риска как экономической категории и выявить личностные факторы, влияющие на данное восприятие у мужчин и женщин в возрасте от 18 лет и старше, проживающих и осуществляющих свою основную деятельность на территории Российской Федерации.

В результате исследования было установлено, что подавляющее большинство респондентов воспринимают риск как вероятность реализации шанса и опасности (т. е. риск предполагает возможность получения как положительного результата в виде дополнительного дохода, выгоды или выигрыша, так и отрицательного результата в виде потерь, ущерба или убытков по сравнению с планируемым результатом). А риск как некая возможность обретения успеха, выигрыша и получения дополнительной прибыли воспринимается самым наименьшим количеством респондентов.

Среди тех, кто относится к риску как к возможности, шансу, преимущественно преобладают мужчины в возрасте 18–37 лет, являющиеся экстравертами (сангвиниками и холериками), со средним, средним профессиональным и высшим образованием, имеющие собственное дело, а также пребывающие на момент исследования в статусе «безработный» (студент, пенсионер), и относящиеся к категориям «рабочий», «специалист», «руководитель».

Среди тех, кто воспринимает риск исключительно как негативное явление (т. е. риск несет в себе только опасность материальных, финансовых, временных и прочих потерь), превалируют женщины в возрасте 18–67 лет и старше, являющиеся интровертами (флегматиками и меланхоликами), со средним профессиональным и высшим образованием, 14 из которых обладают степенями кандидата наук, имеющие собственное дело, а также пребывающие на момент исследования в статусе «безработный» (студент, домохозяйка, пенсионер) и относящиеся к категориям «рабочий», «специалист», «руководитель».

Таким образом, полученные результаты не только позволяют обосновать отсутствие в экономической науке и практике управления единого подхода к определению понятия риска, но и раскрывают проблему возможности искажения обобщенных показателей, получаемых в результате проведения экспертных опросов касаемо оценки рисков. Во избежание данной проблемы, с целью учета фактора субъективности в выставляемых экспертами оценках, автором исследования предлагается ввести поправочный коэффициент субъективного восприятия риска kвос. Так, например, обобщенный безотносительный показатель экспертных оценок, определяемый как среднее арифметическое из оценок, поставленных всеми экспертами, с учетом субъективности восприятия риска каждым экспертом, может быть представлен как:

,

где Rij — оценка j-го риска, поставленная i-м экспертом;

поправочный коэффициент субъективного восприятия риска i-м экспертом;

m количество экспертов, i = 1, 2, 3, …, m.

В настоящий момент, в условиях отсутствия единого общепризнанного определения риска как экономической категории, введение предлагаемого коэффициента представляется очевидной необходимостью.

Литература:

  1. Альгин А. П. Риск и его роль в общественной жизни / А. П. Альгин. — М.: Мысль, 1989. — 187 с.
  2. Балабанов И. Т. Риск-менеджмент / И. Т. Балабанов. — М.: Финансы и статистика, 1996. — 192 с.
  3. Вечканов Г. С., Вечканова Г. Р. Словарь рыночной экономики / Г. С. Вечканов, Г. Р. Вечканова. — СПб.: Петрополис, 1995. — 568 с.
  4. Вишняков Я. Д., Радаев Н. Н. Общая теория рисков: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Я. Д. Вишняков, Н. Н. Радаев. — 2-е изд., испр. — М.: Академия, 2008. — 368 с.
  5. Воронцовский А. А. Управление рисками / А. А. Воронцовский. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. — 458 с.
  6. Вяцкова Н. А. Обзор стандартов по управлению рисками / Н. А. Вяцкова // Сибирский экономический вестник. — 2015. — № 1. — С. 91–104.
  7. Гамза В. А., Екатеринославский Ю. Ю. Рисковый спектр коммерческих организаций / В. А. Гамза, Ю. Ю. Екатеринославский. — М.: Экономика, 2002. — 108 с.
  8. Глущенко В. В. Управление рисками. Страхование / В. В. Глущенко. — Железнодорожный: Крылья, 1999. — 336 с.
  9. Грачева М. В. Анализ проектных рисков / М. В. Грачева. — М.: Финстатинформ, 1999. — 216 с.
  10. Куницына Н. Н. Экономическая динамика и риски: Монография / Н. Н. Куницына. — М.: Редакция журнала «Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий», 2002. — 288 с.
  11. Лапуста М. Г., Шаршукова Л. Г. Риски в предпринимательской деятельности / М. Г. Лапуста, Л. Г. Шаршукова. — М.: ИНФРА-М, 1996. — 223 с.
  12. Райзберг Б. А. Предпринимательство и риск / Б. А. Райзберг. — М.: Знание, 1992. — 64 с.
  13. Тэпман Л. Н. Риски в экономике: Учеб. пособие для вузов / Л. Н. Тэпман; под ред. проф. Швандара. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — 380 с.
  14. Финансовый менеджмент: теория и практика: Учебник / Под ред. Е. С. Стояновой. — М.: Перспектива, 2000. — 574 c.
  15. Хозяйственный риск и методы его измерения / Т. Бачкаи, Д. Месена, Д. Мико, Е. Сеп, Е. Хусти; пер с венг. М.: Экономика, 1979. — 184 с.
  16. Хохлов Н. В. Управление риском / Н. В. Хохлов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 1999. — 239 с.
  17. Чернова Г. В., Кудрявцев А. А. Управление рисками: Учебное пособие / Г. В. Чернова, А. А. Кудрявцев. — М.: Проспект, 2008. — 160 с.
  18. Шапкин А. С. Экономические и финансовые риски. Оценка, управление, портфель инвестиций. — 6-е изд. / А. С. Шапкин. — М.: Дашков и Ко, 2003. — 544 с.
  19. Enterprise Risk Management — Integrated Framework. The Committee of Sponsoring Organizations of the Treadway Commission (COSO), 2004.
  20. ISO 31000:2009. Risk management — Principles and guidelines: International standard. Geneva, Switzerland: International Organization for Standardization (ISO), 2009.
  21. Risk Management Standard [Электронный ресурс] // Federation of European Risk Management Associations (FERMA). URL: http://www.ferma.eu/risk-management/standards/risk-management-standard/
Основные термины (генерируются автоматически): восприятия риска, экономической категории, субъективного восприятия риска, вариантам восприятия риска, вариант восприятия риска, восприятием риска, реализации шанса, вариантами восприятия риска, вероятность реализации шанса, восприятии риска, зависимости восприятия риска, восприятия риска взависимости, Распределение респондентов, определения риска, восприятие риска, понятия риска, определений риска, теории риска, восприятия риска индивидуумом, восприятия мужчинами риска.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос