Автор: Мартынова Марина Александровна

Рубрика: 7. Прикладная психология

Опубликовано в

V международная научная конференция «Современная психология» (Казань, октябрь 2017)

Дата публикации: 11.08.2017

Статья просмотрена: 14 раз

Библиографическое описание:

Мартынова М. А. Метафорические карты и возможности их применения в работе практического психолога [Текст] // Современная психология: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 65-78.



Статья посвящена такому инструменту работы практического психолога как метафорические карты. Автор раскрывает историю возникновения метафорических карт, показания к их применению в работе с клиентами, принципы их использования в ходе взаимодействия с клиентом, достоинства метафорических карт, а также основные варианты работы с их применением.

Ключевые слова: метафорические карты, метафора, практический психолог

В работе с человеком, у которого есть психологические трудности, практический психолог может столкнуться с разными ситуациями. К их числу относятся сложности в описании человеком тех чувств и переживаний, которые он испытывает в отношении имеющейся у него проблемы, затруднения в определении возможных вариантов решения проблемы и т. д. Эффективным средством, которое практический психолог может использовать для выхода из таких ситуаций, являются метафорические карты. Они представляют собой набор картинок размером с игральную карту или открытку, которые могут содержать только изображение либо изображение со словом или фразой. При этом достаточно часто колода метафорических карт содержит два набора: один — с картинками, а другой — с надписями. Введение таких карт в ход работы с клиентом предполагает размышление над метафорой, скрытой в изображении либо в изображении со словом или фразой. Как правило, для людей встреча с метафорой является интересной, она облегчает для них выражение собственных эмоций и подталкивает к активной работе [5, 6]. В связи с этим, представляется важным изучение возможностей использования метафорических карт в работе практического психолога.

Метафорические (проективные, ассоциативные, психотерапевтические) карты появились как самостоятельный жанр в 1975 г. Именно в этот год Эли Раманом, канадским профессором искусствоведения, была создана первая колода карт. Он хотел вынести искусство из галерей и приблизить его к людям, а также считал, что произведения художников не должны быть «искусством для искусства», предметом пассивного созерцания людьми. Искусство должно стать доступным для любого человека, т. е. попасть ему в руки. Первая колода карт получила название «ОН» (это междометие в английском языке, с помощью которого выражают удивление). В профессиональных кругах их называют сокращенно «О-карты», поскольку всякий, кто ощутил на себе мощь ее воздействия, выдыхает это восклицание удивления и озарения.

«О-карты» впервые были опубликованы в 1981 г. в Канаде. В этот набор карт вошли две колоды — одна состояла из ситуативных изображений (88 карт, принадлежащих перу художника Эли Рамана), вторая — из рамочных карт со словами (88 карт). Слова для рамочной колоды были отобраны с учетом ряда правил совместно с психотерапевтом Джозефом Шлихтером. Колода со словами представляла собой карты большего формата, чем колода изображений. Данные колоды были изготовлены таким образом, что карта-изображение могла быть размещена в рамке карты со словом. При использовании двух колод вместе было возможно создание 7744 различных комбинаций. Совмещение карты-изображения и рамочной карты побуждало человека к выработке общей ассоциации, раскрытию творческого потенциала [1].

В 1983 г. Эли Раман знакомится с Моритцом Эгетмейером, который, будучи психотерапевтом по образованию, смог разглядеть в «О-картах» столь долго искомый инструмент, с помощью которого он мог бы подтолкнуть пациента к откровенному разговору о себе и своих проблемах. Именно им было основано в Германии «О-издательство» («OH Verlag»), которое и в настоящее время специализируется исключительно на издании и популяризации «О-карт» как психологической игры и уникального инструмента работы с людьми.

Первые «О-карты» появились в Германии в 1985 г. Эли Раман и Моритц Эгетмейер впервые представили игры публике в Эссене, когда там проходили дни игр. Сделано это было в изначальном, терапевтически-ассоциативном формате: вслепую тянулись карты — одна с картинкой, другая с текстом — и нужно было прокомментировать, какие спонтанные чувства, мысли и ассоциации возникали при этом. Многие представители крупных производителей с любопытством рассматривали эти карты. Но тут возникли неожиданные осложнения. В выставочных павильонах невозможно было создать ту доверительную атмосферу, которая необходима для использования карт в терапевтических целях. Неожиданно Моритцу Эгетмейеру пришла в голову мысль о том, чтобы сопровождать картинки историями, чтобы облегчить освоение публикой совершенно нового вида игр. Эта идея явилась толчком, который позже привел к созданию «Саги» (SAGA) — второй колоды метафорических карт. Эта история повторялась и дальше — сама работа и взаимодействие с картами и людьми, использующими их, стимулировали и способствовали появлению новых концепций карт и, соответственно, новых колод. Так, например, психологи и психотерапевты, работающие в направлении оказания помощи в кризисных ситуациях, жертвам насилия, терактов, обратились в «О-издательство» с запросом на создание специфической колоды карт. Впоследствии родилась колода «Преодоление» (СОРЕ) как результат интернационального сотрудничества издателя из Германии (Моритц Эгетмейер), художника из России (Марина Лукьянцева) и всемирно известного психотерапевта из Израиля (Офра Аялон) [1].

Разработкой методологических принципов использования метафорических карт в деятельности практического психолога и созданием разных колод карт занимались И. Шмулевич, М. Эгетмейер, Е. Морозовская, Г. Б. Кац, Е. А. Мухаматулина, Т. О. Ушакова, Н. В. Буравцова, Н. В. Дмитриева и др. [2, 3, 4, 5, 6, 7].

Метафорические карты могут применяться психологами в индивидуальной, семейной и групповой работе с клиентами любого уровня образования, без ограничений по национальному и религиозному признакам. Однако использование карт рекомендовано, начиная с младшего школьного возраста. Кроме того, они облегчают работу с широким кругом людей, имеющих недостаточный уровень образования, низкий уровень интеллекта, сложности вербализации (например, при алекситимии). С их помощью можно осуществлять проективную диагностику, консультативную и коррекционную работу. Как правило, на картах изображены пейзажи, люди, животные, объекты и ситуации из жизни, иногда абстрактные картины или коллажи. При этом изображение на метафорических картах может сопровождаться надписью, которая иногда располагается на лицевой стороне карт, а иногда — на оборотной. Надпись без изображения — совсем редкий вариант, но есть и такие. В настоящее время у психологов есть возможность использовать свыше 40 уникальных колод метафорических карт [5, 6, 7].

С помощью метафорических карт практический психолог в ходе работы может создать обстановку, способствующую подлинно глубокому, искреннему общению людей, их самовыражению, раскрытию и рефлексии. Также к числу их достоинств относятся:

– возникновение у клиента чувства доверия и безопасности, поскольку он сам выбирает, насколько глубоко готов раскрыться в данный момент.

– создание общего контекста для психолога и клиента, общего метафорического языка при обсуждении той или иной ситуации из жизни клиента.

– возможность решения проблем на символическом уровне, возможность привлекать неосознаваемые ресурсы психики.

– развитие творческих способностей.

– легкость освоения методики психологом — ему не требуется длительного обучения, с базовыми техниками можно разобраться по инструкции к любой колоде.

– гибкие правила использования, возможность разрабатывать новые авторские техники и адаптировать существующие техники под требования актуальной ситуации.

– привлекательность методики для клиента: яркие цветные картинки нравятся людям любого возраста и вызывают приятные эмоции [5, 6, 7].

Говоря о метафорических картах, Н. В. Дмитриева и Н. В. Буравцова выделяют следующие важные моменты в их использовании. Во-первых, практический психолог должен помнить о том, что карта — это дверь во внутреннее пространство человека, обеспечивающая быстрый контакт с его бессознательным. Метафоры, образы и ассоциации, возникающие в процессе работы с картами, позволяют с легкостью соприкоснуться с вытесненным материалом. Кроме того, поскольку само бессознательное проявляется в виде метафор, изображения на картах воспринимаются этой структурой психики как содержащие в себе некоторый символ. Каждый клиент видит в любом символе определенный, значимый только для него смысл, возникающий в результате интеграции сознательного (мысли, представления, идеи, воспоминания и пр.) и бессознательного материала. Следовательно, мотивы, ценности, потребности, диспозиции и конфликты человека могут проявляться в символическом варианте. В процессе интерпретации карт происходит трансформация языка, используемого в повседневной жизни, в особый символический язык — продукт символической логики [2, 3].

Во-вторых, благодаря возникающим в ходе работы с метафорическими картами ассоциациям клиент может заново пережить некоторые события истории своей жизни, в том числе и травматичные. Подобное повторное проживание является безопасным для клиента, так как работа с картами увлекает его и позволяет отключиться на время от тревожного материала, спроецировать на карты свое внутреннее состояние. Практические психологи различают прямые (косвенные) и дихотомичные ассоциации. Прямая ассоциация проявляется в виде непосредственной связи изображения на карте с рассматриваемой проблемой. Например, при изучении проблемы алкоголизма клиенту достается слово «саморазрушение», и связь с алкоголизмом воспринимается как буквальная и прямая. В случае косвенной ассоциации при рассмотрении этой же проблемы клиент вытягивает, например, слово «унижать» и видит в нем главную причину злоупотребления алкоголем — постоянные конфликты с женой, желающей его унизить. Дихотомичная ассоциация связана с синонимами/антонимами, которые приходят на ум клиенту, когда он рассматривает выбранную им карту. Например, тот же клиент с проблемой алкоголизма извлекает из набора «О-карт» изображение «с огнем в камине» и говорит, что не видит никакой связи рисунка на карте со своим затруднением. Практический психолог задает вопрос: — А вы на этой карте скорее где? (покажите пальцем). Клиент отвечает: — Я в огне. Специалист предлагает, не задумываясь и в быстром темпе перечислить 4–5 слов-синонимов, ассоциирующихся со словом «огонь», и выбрать одно — наиболее «горячее» из них (синонимичная ассоциация). Клиент выбирает слово «горение». Если и далее клиент затрудняется в установлении связи изображения с проблемой, можно попросить его перечислить антонимы. Так, например, в данном случае наиболее впечатлившим клиента словом явилось предложенное им противоположное слово «наводнение», которое он связал со множеством наводнивших его дополнительных проблем, появившихся в результате частых и неконтролируемых алкоголизаций. Размышление над изображениями на метафорических картах повышает активность креативного центра клиента, в итоге фантазии и нетривиальные ассоциации способствуют возникновению у него внезапных инсайтов, которые являются отдельными шагами на пути к решению психологических трудностей [2, 3].

В-третьих, практический психолог при работе с клиентом должен выстраивать последовательность предъявления карт и сопровождающих их вопросов с его учетом следующего алгоритма анализа проблемы:

– диагностируется первая группа симптомов на основании начальных жалоб, предъявленных клиентом, его родственниками или на основании непосредственного наблюдения за его поведением;

– выявляются симптомы и синдромы, сочетающиеся с уже установленными;

– осуществляется анализ карт и ответов на вопросы в контексте оценки этиологических факторов, типа реагирования на проблему и уровня расстройства или психического нарушения.

Формулировка вопросов практическим психологом при работе с клиентом с использованием метафорических карт должна быть корректной и точной, а обращенная к нему речь — понятной и совпадать с его речевой практикой. Следует помнить о том, что высказывания клиента относительно изображений на картах требуют уточнения со стороны практического психолога. С этой целью ему могут быть заданы вопросы следующего содержания: «Приведите синонимы этого слова», «Как вы конкретизируете собственные переживания, связанные с этой картой?» и т. д. Кроме того, практический психолог может включать в разговор с клиентом конфронтационные вопросы. Они помогают не только рассказать о том, что происходит на картинке, выяснить причину проблемы, но и «столкнуть» клиента с теми мыслями, ощущениями, чувствами и переживаниями, которых он избегает. Их необходимость связана с тем, что выбранная клиентом карта позволяет быстро проникнуть в глубины бессознательного. Однако при этом человек не осознает, что предпочитаемое им изображение «говорит» о проблеме намного больше того, что он хочет сообщить, а возникающие в момент конфронтации спонтанные и неожиданные образы воссоздают обстоятельства травмы, инцидента и т. д.

В-четвертых, несмотря на то, что в отдельных случаях метафорические карты можно использовать как инструмент проективной диагностики, не существует «правильной» и «неправильной» интерпретации карт, как не бывает правильного и неправильного способа вытаскивать карты. Специалист не должен навязывать клиенту своей интерпретации и мнения о наличии того или иного симптома. В целом, использование метафорических карт позволяет осуществить работу на эмотивном и когнитивном уровнях осознавания клиентом проблемы, в свою очередь, изменения, отмечаемые на этих уровнях, способствуют пониманию клиентом сущности проблемы на поведенческом и телесном уровнях [2, 3].

Спектр психологических трудностей, в отношении которых могут применяться метафорические карты, является достаточно широким. В него входят проблемы личностного плана (в частности, заниженная самооценка, неуверенность в себе, внутриличностные конфликты, построение жизненных планов и т. д.), эмоциональные затруднения (например, тревожность, агрессивность и т. д.), сложности во взаимоотношениях с другими людьми (в частности, застенчивость, повышенная конфликтность, семейные проблемы и т. д.), попадание в сложные жизненные ситуации (например, переживание утраты, появление последствий чрезвычайных ситуаций и т. д.), девиантное поведение (в частности, зависимое, суицидальное, делинквентное поведение) [2, 3, 5, 6, 7].

Как правило, практический психолог начинает работу с клиентом с того, что раскладывает колоду на столе и предлагает клиенту выбрать карту, отражающую его состояние, которое может быть связано с его телесным симптомом, межличностными отношениями, переживанием сложной жизненной ситуации, излюбленной стратегией поведения и т. д. При этом дается следующая инструкция: выбери и положи так, как она ложится, карту(ы), которая, по вашему мнению, отражает актуальное внутреннее состояние (переживание) [4]. Выделяют следующие способы выбора метафорических карт из колоды: открытый, закрытый и комбинированный способы.

В случае открытого способа карты предъявляются клиенту кверху изображениями. Такой способ является наиболее предпочтительным и безопасным для людей, обратившихся за помощью, поскольку снижает тревогу. Карты хаотично раскладываются на столе (или на полу). Вглядываясь в изображения, клиент выбирает наиболее впечатлившие его карты (одну или несколько).

При закрытом способе метафорические карты раскладываются «рубашкой» вверх. Клиент может выбрать любую из них. При этом он может предварительно (по желанию) задать вопрос, связанный с проблемой или с ее решением. Разворачивая карту изображением к себе (контакт с бессознательным), он пытается найти ответ на свой вопрос. Возможен и другой вариант работы после закрытого выбора метафорической карты — клиент берет карту (ни о чем не думая) и, увидев картинку, самостоятельно объясняет смысл того, что на ней изображено.

Комбинированный способ объединяет отдельные особенности предыдущих двух. Сначала клиенту предлагается сделать выбор карты в открытую (осознанное отношение к своей проблеме), а затем извлечь несколько картинок вслепую. Возможен закрытый выбор карты с изображением и открытый выбор карты со словом [4].

Существует множество форм работы и техник использования метафорических карт, практический психолог выбирает те или иные в зависимости от поставленных целей. Общим моментом всех техник является то, что психолог ставит вопросы, касающиеся актуальной для клиента темы, а клиент ищет ответы на эти вопросы в изображении, случайно выпавшем ему из колоды или целенаправленно выбранном им. В случае, когда карта содержит надпись, сначала интерпретируется изображение, затем слова. Если в колоде есть карты двух видов: только с изображениями и только со словами, интерпретируется случайное столкновение двух карт как дополняющих друг друга и освещающих одну и ту же тему с разных сторон.

Совмещение картинки с надписью при работе с картами «убивает двух зайцев»: образ обращается к правому полушарию человеческого мозга, продуцирующему ассоциации на основе наглядно-чувственных представлений, надпись же апеллирует к левому полушарию, работающему со смысловым и грамматическим оформлением представления. Таким образом, карта стимулирует консолидацию работы обоих полушарий головного мозга, что приводит к возникновению новых способов мышления о старой ситуации и появлению инсайтов [6].

Анализ изображения на карте и интерпретаций клиента позволяет практическому психологу выявить одно из трех возможных его состояний: ассоциированное, диссоциированное, бисоциированное.

Ассоциированное состояние предполагает полное погружение в карту. Клиент ассоциирует себя с изображением, например, человека, приписывая ему личные чувства, ощущения, эмоции и т. д. Помогая максимально сфокусироваться на изображении, психолог может задавать следующие вопросы: «Представьте, что изображенный на карте человек — это вы. Что он сейчас чувствует?».

Диссоциированное состояние не требует полного погружения в карту. Клиент остается «самим собой» и отвечает примерно на такие вопросы: «Что изображено на карте? Какие эмоции испытывает этот человек?»

Бисоциированное состояние возникает при слиянии двух перечисленных выше, поскольку в процессе работы появляется биперсональное пространство, объединяющее психическое содержание отдельных частей (субличностей) клиента, который общается или сам с собой (диалог «Я»-реального и «Я»-идеального), или с воображаемым собеседником [4].

Конкретных приемов работы с картами множество, и каждый специалист, имеющий опыт работы в сфере практической психологии, может создавать новые техники под свои ситуации. К широко известным приемам применения метафорических карт относятся следующие:

  1. Составление историй, рассказов. Возможны разные варианты:

– Рассказ в группе по кругу. Каждый последующий участник добавляет что-то свое, исходя из изображения на его карте.

– Составление индивидуальной истории из трех карт, выбранных или в открытую, или вслепую по принципу: зачин (с чего все начиналось), развитие, событие, кульминация (что произошло), завершение, развязка (чем все закончилось).

– Внесение изменений в привычный сюжет — «как изменится сюжет, если вдруг…». В сюжет привычной (или только что созданной) истории вмешивается что-то или кто-то, а далее происходит обсуждение того, что произойдет с рассказом. Еще одна модификация этой формы работы предполагает обсуждение того, как изменится история, если поменять характер, эмоциональную реакцию на события кого-то из героев.

– Создание сценария из истории, который может разыгрываться людьми, игрушками, созданными (например, слепленными) персонажами, или озвучиваться в процессе передвижения карточек. Возможен «разговор» карточек, которые располагаются вертикально с помощью пластилина и скрепки.

  1. Создание картин социальной ситуации ребенка или взрослого человека. Работа строится по принципу «познакомь меня со своей семьей». «Портретами» членов семьи могут быть любые карточки (например, колоды «Персона», «Персонита», «О-карты») [7].
  2. Дорисовка. Карта воспринимается как фрагмент большой картины, которую предлагается дорисовать. Клиент выбирает одну карту, она прикрепляется на лист бумаги в любом месте, вокруг нее создается картина. Обычно этот прием применяется при работе с колодой «ЭККО», но рисование по мотивам выбранной карты, «врисовывание» карты в некий рисуночный сюжет возможны и с другими колодами, имеющими вполне конкретные изображения. Данная техника пользуется невероятным успехом у детей.
  3. Сопровождение изменений. Применяется, если клиент сталкивается с необходимостью освоения новой для себя роли. Обычно такая работа с детьми и подростками делится на следующие этапы: каким я был; каким я стал, какой я сейчас; каким я хочу быть. На каждый вопрос клиент подбирает разные изображения из разных колод, сравнивает их друг с другом, описывает свои чувства по поводу выбранных образов. Подросткам нравится, когда такая работа проводится вслепую.
  4. Представление проблемы с разных точек зрения. Г. Кац и Е. Мухаматулина назвали эту технику «Очки». Она предполагает выбор карточки, символизирующей проблему. На проблему предлагается посмотреть глазами разных людей: «Что бы сказали про эту карту мама (папа, бабушка, брат, начальник, лучший друг и т. д.), если бы ее увидели?». Это позволяет взглянуть на ситуацию с разных точек зрения, расширить представления о происходящем [5, 7].
  5. Строительство из карт. Так как метафорические карты изготовлены из качественного картона небольшого формата, их можно использовать как строительный материал, например, на встрече с клиентом можно построить домик из них. Этот прием также достаточно популярен среди детей.
  6. Фотографирование. Практический психолог или сам клиент может сделать фото тех карт, которые были выбраны клиентом случайно или целенаправленно на разных этапах работы. Фотографирование в работе с картами выполняет несколько функций:

– Запечатление стартовых и итоговых работ для понимания как специалистом, так и клиентом степени эффективности и результативности работы.

– Фиксация значимых моментов в процессе работы, инсайтов. Вручение таких фотографий клиенту позволяет повторно пережить эмоции, связанные с личными открытиями, усилить или продлить их эффект [7].

Следует отметить, что практический психолог может применять большинство колод метафорических карт в качестве наборов стимульного материала для проективной диагностики, опираясь на принципы Тематического апперцепционного теста и его вариаций. Для проведения теста следует отобрать несколько карт, тематика изображений которых схожа с изучаемой темой. Карты предлагаются клиенту по одной с просьбой составить по ней рассказ, включающий в себя ответы на следующие вопросы:

– Кто они — действующие лица, изображенные на картинке?

– Что происходит?

– Что привело к этой ситуации, что было прежде?

– Что будет дальше, чем все закончится?

– Что чувствуют действующие лица?

– О чем думают действующие лица?

При обработке составленных клиентом рассказов психолог опирается на базовые допущения, на которых строится интерпретация ТАТ. Они носят достаточно общий характер и практически не зависят от используемой схемы интерпретации. Первичное допущение состоит в том, что, завершая или структурируя незавершенную или неструктурированную ситуацию, клиент проявляет свои стремления, диспозиции и конфликты. Следующие допущения связаны с определением диагностически информативных фрагментов сочиненной по карте истории.

– При сочинении историй и сказок работает феномен идентификации: рассказчик подсознательно идентифицирует себя с героем. При этом желания, конфликты, мотивы и ценности героя могут отражать желания, конфликты, мотивы и ценности рассказчика.

– Желания, конфликты, мотивы героя могут присутствовать в символическом виде.

– Не все истории обладают одинаковой диагностической ценностью: в одних содержится много важного диагностического материала, в других он может почти отсутствовать.

– Темы, явно не вытекающие из стимульного материала, обычно обладают большей диагностической значимостью, чем очевидно связанные с ним.

– Если какая-то тема повторяется снова и снова, проходит «красной нитью», она, скорее всего, отражает конфликты и импульсы рассказчика.

– Рассказы могут отражать как устойчивые диспозиции и конфликты, так и текущие, связанные с актуальной ситуацией.

– В рассказах могут быть представлены темы и сюжеты, отражающие происшедшее не с рассказчиком, а с кем-то другим, либо известные ему из литературы или кино. Однако сам выбор такого развития сюжета позволяет нам сделать вывод об актуальности данной темы для рассказчика.

– Вместе с личными установками и ценностями в рассказах часто обнаруживаются социальные установки и ценности.

– Диспозиции и конфликты, которые мы обнаружим в рассказе, могут быть не осознаны рассказчиком и не проявляться в его поведении [6].

Т. О. Ушакова подчеркивает, что в работе с детьми метафорические карты выполняют те же функции, что и в ходе работы со взрослыми. В частности, они могут быть включены в содержание занятий с детьми. Самой простой способ их применения — это использование карт в качестве стимульного наглядного материала для развивающих и дидактических игр. Целями такой игры могут быть:

– Развитие речи во всем его разнообразии, от расширения словарного запаса до формирования связности.

– Развитие логического мышления, включающее навыки обобщения, исключение лишнего, продолжение логического ряда, составление аналогий и т. д.

– Развитие памяти, в основном зрительной.

– Развитие номинативной функции: от обозначения отдельных конкретных (например, этнических) объектов до абстрактных понятий (эмоциональные состояния, человеческие качества, нравственные категории и т. д.).

Также, по мнению Т. О. Ушаковой, в ходе работы с детьми метафорические карты желательно отбирать. Из колоды могут исключаться картинки с изображениями гробов, отрезанных голов, обнаженных тел, карточки со словами, связанными с сексуальной тематикой. Это целесообразно делать в том случае, если перед практическим психологом не стоит задача работать с травматическими детскими состояниями. Если речь идет о работе с тревожными детьми, то на начальных этапах также стоит очень внимательно отнестись к содержанию изображений.

Еще один важный момент: карт не должно быть слишком много или слишком мало, количество должно быть оптимальным. Слишком маленький или слишком большой выбор может поставить и ребенка, и специалиста в тупик. Для работы с дошкольниками и младшими школьниками достаточно оставить 20–30 карт, а с подростками — 40–50. «Ополовинить» колоду имеет смысл и в тех случаях, если практический психолог работает с подвижными, нетерпеливыми детьми, а также в работе с тревожными детьми, которым сложно сделать какой-то выбор [7].

Таким образом, метафорические карты представляют собой терапевтический инструмент, который практический психолог может использовать в своей работе. Они могут применяться в рамках проективной диагностики, коррекционной и консультативной практики, могут быть включены в содержание как индивидуальной, так и групповой формы работы. Существует огромное количество приемов работы с использованием метафорических карт, при этом психолог, имеющий опыт их применения на практике, может придумывать собственные варианты. Включение карт в ход работы с клиентом позволяет практическому психологу создать комфортную обстановку в рамках встречи, а также предложить безопасные упражнения для исследования проблемы клиента, даже такой, которая связана с травматичными событиями. Однако этим потенциал метафорических карт в отношении психологической практики не исчерпывается. Достаточно точно их возможности обозначил в одном из своих высказываний Моритц Эгетмейер: «Я не перестаю удивляться тому, насколько много умных и тонко чувствующих людей используют карты, тому, как много изобретено способов применения карт. И главное, все эти способы имеют одну общую черту — они помогают осознаванию и аутентичному выражению себя» [цит. по: 7, с. 5].

Литература:

  1. Горобченко А., Евменчик М. Уникальные колоды метафорических ассоциативных карт // Адукатар. № 1 (19). 2011. С. 34–36.
  2. Дмитриева Н. В., Буравцова Н. В. Принципы и способы использования ассоциативных карт в психологии и психотерапии // Смальта. 2015. № 1. С. 19–22.
  3. Дмитриева Н. В., Перевозкина Ю. М., Левина Л. В., Буравцова Н. В. Методологические основы и принципы работы с ассоциативными картами // Развитие человека в современном мире материалы VI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием: в 2 частях. ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет». 2015. С. 242–251.
  4. Дмитриева Н. В., Перевозкина Ю. М., Левина Л. В., Буравцова Н. В. Основные этапы работы с ассоциативными картами // Развитие человека в современном мире материалы VI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием: в 2 частях. ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет». 2015. С. 261–270.
  5. Кац Г., Мухаматулина Е. Метафорические карты: Руководство для психолога. М.: Генезис, 2015. 160 с.
  6. Морозовская Е. Мир проективных карт: Обзор колод, упражнения, тренинги. М.: Генезис, 2015. 168 с.
  7. Ушакова Т. Метафорические карты «Роботы»: Работа с детьми, подростками и родителями. М.: Генезис, 2016. 48 с.
Основные термины (генерируются автоматически): метафорических карт, практический психолог, метафорические карты, использования метафорических карт, колод метафорических карт, метафорических картах, практического психолога, колода метафорических карт, колоды метафорических карт, метафорических карт практический, колода карт, достоинства метафорических карт, возникновения метафорических карт, метафорических карт должна, использование метафорических карт, выбора метафорических карт, применения метафорических карт, интерпретации карт, работе практического психолога, использование карт.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос