Библиографическое описание:

Бурцева Е. А., Устюгова П. О., Мельникова К. С., Кочергина Н. Г. Интертекстуальные особенности русской лирики (на материале поэзии Ф. Тютчева и А. Пушкина) [Текст] // Филология и лингвистика в современном мире: материалы I Междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2017 г.). — М.: Буки-Веди, 2017. — С. 7-9.



В статье анализируется интертекстуальность как литературоведческая категория и пути интертекстуального анализа с точки зрения его применения при анализе лирики русских поэтов XIX века.

Ключевые слова: интертекст, лирический герой, прецедентный текст, лирика, функции итертекстуальности

Интертекстуальность как литературоведческаякатегория была введена в активный научный оборот в 60-е годы XX века теоретиком постструктурализма Ю. Кристевой. Этим термином она обозначила общие свойства текстов, которые могли бы быть разных жанров и даже эпох, но при этом явно или неявно ссылающихся друг на друга. Эти общие свойства, по мнению исследовательницы, могли выражаться в неких связях\параллелях, разных текстов или их частей. Свою концепцию интертекстуальности Ю. Кристева сформулировала на основе переосмысления работы М. Бахтина 1924 г. «Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве», в которой автор отметил, что помимо современной художнику действительностью, он, создавая свои художественные тексты, имеет дело и с предшествующей ему литературой, с которой автор находится в некоем постоянном диалоге (2).

Профессор МГУ, философ М. Мамардашвили об интертекстуальности текстов писал: «Великие произведения как раз и отличаются тем, что в них есть голос, есть латентный текст в отличие от явного содержания» [5, с.161], а лингвист А. Жолковский справедливо отмечал: «В начале всякого слова всегда было какое-то чужое слово, литература занята собой и собственной генеалогией больше, чем всем остальным, и поэтому пронизана интертекстуальностью» [3, с. 18].

Общепринятые канонические формулировки понятиям «интертекстуальность» и «интертекст» дал Р. Барт: «Каждый текст является интертекстом; другие тексты присутствуют в нём на различных уровнях в более или менее узнаваемых формах: тексты предшествующей культуры и тексты окружающей культуры. Каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат. Обрывки культурных кодов, формул, ритмических структур, фрагменты социальных идиом и т. д. — все они поглощены текстом и перемешаны в нём, поскольку всегда до текста и вокруг него существует язык. Как необходимое предварительное условие для любого текста интертекстуальность не может быть сведена к проблеме источников и влияний; она представляет собой общее поле анонимных формул, происхождение которых редко можно обнаружить, бессознательных или автоматических цитат, даваемых без кавычек» [1, с. 417].

В литературоведческой науке выделяют три основные формы интертекстов: цитация (дословное воспроизведение фрагмента какого-либо текста, сопровождаемое ссылкой на источник), косвенный пересказ (когда берутся выдержки и главные мотивы\значения в виде цитирования без ссылки на источник или перефраз) и фоновая ссылка на идею или теорию, опубликованную раннее. Выделяют и несколько функций интертекстуальности: аутентичная функция (позволяющая определить точный источник высказывания), текстообразующая (позволяющая создать содержательную основу нового материала), информационная (выделяет и передает какие-то смыслы) (6, с.204–205).

По сути, каждый текст является интертекстом, так как не существует сведений, которые бы раньше никогда не упоминались или не существовали хотя бы отсылки к ним. Новый текст, как и текст вообще, можно сравнить с тканью, которая соткана из цитат и утверждений, использовавшихся в художественном творчестве разных писателей ранее.

При использовании интертекстуального подхода при изучении текста, можно предложить следующий алгоритм анализа:

‒ Определение литературной эпохи, года написания анализируемого текста.

‒ Выявление: а) инотекстовых вкраплений в анализируемом тексте; б) прецедентного текста, которому эти вкрапления принадлежат (прецедентный текст (лат. textuspraecedens «предшествующий текст») представляет собой текст, послуживший ассоциативной базой для интертекста. Существует два ассоциативных типа прецедентных текстов: а) текст-источник, служащий донором для таких извлечений из него, как цитаты, крылатые слова и аллюзии; б) производящий текст, служащий основой для производства нового текста) (4, с. 297–302).

‒ Определение эпохи, года написания прецедентного текста.

‒ Определение формы и функции интертекстовых вкраплений.

‒ Выводы по сделанным интертекстуальным параллелям, дающие возможность более глубоко проанализировать «новый» текст.

Анализируя интертекстуальные связи русский классиков, очень часто исследователи приходят к выводу о том, что первоисточником, из которого русские поэты «послепушкинского периода» черпали образы, мотивы, лирические сюжеты было творчество нашего русского гения — Александра Сергеевича Пушкина. Но всегда ли это было так? Не случалось ли наоборот — вдохновляло ли А. Пушкина творчество других поэтов? Как оказалось — да. И подтверждению этому служит анализ интертекстуальных связей стихотворений Ф. Тютчева «Осенний вечер» и А. Пушкина «Осень».

Ф. Тютчев написал свое стихотворение в 1830 году в Мюнхене. Вспомним его текст:

Осенний вечер

Есть в светлости осенних вечеров

Умильная, таинственная прелесть:

Зловещий блеск и пестрота дерев,

Багряных листьев томный, легкий шелест,

Туманная и тихая лазурь

Над грустно-сиротеющей землею,

И, как предчувствие сходящих бурь,

Порывистый, холодный ветр порою,

Ущерб, изнеможенье — и на всем

Та кроткая улыбка увяданья,

Что в существе разумном мы зовем

Божественной стыдливостью страданья. (10, с.39)

Если коротко и бегло попытаться передать идейный смысл этого стихотворения, то можно выразиться следующим образом: в зловещей, туманной осени на грустно-сиротливой земле, когда во всем чувствуется ущерб, изнеможенье и увядание — ощущается и что-то светлое и даже божественное. Не потому ли поэт выразил эту идею о «светлости» страдания, что ему были хорошо известны строки из Евангелия от Матфея: «…народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет» (Матф.4:14–16). Ф. Тютчев как поэт-романтик чувствут в природе вечное, Божественное начало, как христианин он понимает, что только Бог является источником духовного возрождения. Образ осеннего вечера, в котором поэт видит некую «светлость», можно рассматривать по-разному. Светлость — это природный, естественный свет осеннего солнца. Его вечерний свет изменяет лик земли: краски становятся насыщеннее, чище и ярче («зловещий блеск», «пестрота дерев», «багряные листья»). Но светлость, свет для поэта является и источником духовного очищения. Эта светлость «умильная», «таинственная», «кроткая», именно с ней поэт сравнил и в ней увидел «Божественное страдание» — прообраз человеческой нравственности.

По форме это фоновая ссылка на идею, которая была выражена задолго до Ф. Тютчева. Мы можем воспринимать эту отсылку к Библии как аллюзию, помогающую воспринимать образ света, как символический образ, который делает это стихотворение не просто пейзажным, но и наполняет глубоким философским смыслом.

Интересен и биографический контекст этого стихотворения: во время его написания Ф. Тютчев находился далеко от России, в Мюнхене и, безусловно, остро ощущал тоску по Родине, которую нежно любил. Библейская цитата может быть прецедентным текстом для этого стихотворения еще и потому, что полный библейский текст указывает на ситуацию отчуждения от родной земли. Поэт мог обратиться к этой цитате еще и потому, что она была ему понятна в момент разлуки с Родиной как никому другому.

Н. Некрасов, читая это стихотворение, восклицал: «Превосходная картина! Каждый стих хватает за сердце, как хватают за сердце в иную минуту беспорядочные, внезапно набегающие порывы осеннего ветра; их и слушать больно и перестать слушать жаль. Впечатление, которое испытываешь при чтении этих стихов, можно только сравнить с чувством, какое овладевает человеком упостели молодой умирающей женщины, вкоторую он был влюблен» (7, с. 192). И хотя дальше Н. Некрасов сравнил это стихотворение Ф. Тютчева с лермонтовскими стихами, все же последняя мысль, выраженная Н. Некрасовым, не может не навести мысль на другой знаменитый текст. И он, конечно же, пушкинский. Это стихотворение «Осень»:

Как это объяснить? Мне нравится она,

Как, вероятно, вам чахоточная дева

Порою нравится. На смерть осуждена,

Бедняжка клонится без ропота, без гнева.

Улыбка на устах увянувших видна;

Могильной пропасти она не слышит зева;

Играет на лице еще багровый цвет.

Она жива еще сегодня, завтра нет.

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса —

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса,

В их сенях ветра шум и свежее дыханье,

И мглой волнистою покрыты небеса,

И редкий солнца луч, и первые морозы,

И отдаленные седой зимы угрозы (8, с.246).

Пушкинский образ осени — это образ умирающей чахоточной девы, прекрасной в своей прощальной, увядающей красе. Не так явно как А. Пушкин, но и Ф. Тютчев использует образ человека в строчке «Та кроткая улыбка увяданья», который, может быть, стал первоосновой для более полного и емкого пушкинского образа умирающей девушки-природы («На смерть осуждена, \ Бедняжка клонится без ропота, без гнева. \ Улыбка на устах увянувших видна; \ Могильной пропасти она не слышит зева; \ Играет на лице еще багровый цвет. \ Она жива еще сегодня, завтра нет»).

Если вспомнить о том, что Ф. Тютчев написал свое стихотворение в 1830 году, а А. Пушкин — в 1833, то, мы вполне можем предположить, что текст стихотворения Ф. Тютчева мог стать для пушкинского текста прецедентным текстом, а само пушкинское стихотворение — интертекстом, так как имеет явную отсылку к другому, ранее написанному тексту. Более детальный текстовой анализ способен укрепить эту мысль, так как явные параллели прослеживаются и в использовании лексики, создающий очень похожий образ осени — в ее последнем пышном наряде перед приходом зимы. Звуки, шумы окружающего мира, само дыхание предстоящего изменения природы очень явственно передается поэтами.

Таким образом, прослеживается очень интересная интертекстуальная связь трех текстов — библейского — как прецедентного текста для стихотворения Ф. Тютчева, и тютчевского текста — прецедентного для стихотворения А. Пушкина. Интересно это еще и потому, что становится очевидным, что А. Пушкин как непревзойденный мастер поэтического слова, внимательно прислушивался к поэтическим находкам не только своих предшественников, но и современников, в горниле своего творчества переплавляя то лучшее, что имела литература того времени. Еще будучи лицеистом, юный А. Пушкин записал в своем дневнике: «Шаховской никогда не хотел учиться своему искусству и стал посредственный стихотворец» (9, с. 301). А. Пушкин стал великим поэтом, в том числе и потому, что учился своему «ремеслу» всегда, в том числе и у своих современников.

Литература:

  1. Барт Р. От произведения к тексту // Барт Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика. М., 1989.
  2. Бахтин М. Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве. М., 1924.
  3. Жолковский А. К. Блуждающие сны: Из истории русского модернизма. М., 1992.
  4. Костомаров В. Г. Прецедентный текст как редуцированный дискурс // В. Г. Костомаров, Н. Д. Бурвикова Язык как творчество. М., 1996.
  5. Мамардашвили М. К. Литературная критика как акт чтения // Мамардашвили М. Как я понимаю философию. М., 1990.
  6. Москвин В. П. Интертекстуальность: Понятийный аппарат. Фигуры, жанры, стили. 3-е изд. М., 2015.
  7. Некрасов Н. А. Русские второстепенные поэты // Некрасов Н. А. Полное собрание сочинений и писем В 15 т. М, 1950. Т. IX.
  8. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Л., 1977–1979. — Т. 3.
  9. Там же. Т. 7.
  10. Тютчев Ф. И. Осенний вечер («Есть в светлости осенних вечеров»...) // Ф. И. Тютчев. Лирика: В 2 т. М., 1966. Т. 1.
Основные термины (генерируются автоматически): прецедентного текста, прецедентный текст, Полное собрание сочинений, стихотворения Ф, текст стихотворения Ф, материале поэзии Ф, образ осени, словесном художественном, Осенний вечер, Могильной пропасти, художественном творчестве, фоновая ссылка, прецедентным текстом, кроткая улыбка, светлости осенних, написания прецедентного текста, Некрасов Н, связей стихотворений Ф, багровый цвет, стихотворение Ф.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос