Автор: Фетисенкова Татьяна Сергеевна

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Опубликовано в

V международная научная конференция «Право: история, теория, практика» (Санкт-Петербург, июль 2017)

Дата публикации: 10.06.2017

Статья просмотрена: 60 раз

Библиографическое описание:

Фетисенкова Т. С. Уголовная ответственность за незаконное обналичивание денежных средств [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 117-120.



Незаконное обналичивание как составная часть теневой экономической деятельности, как правило, тесно связано с уклонением от уплаты налогов, коррупционными и иными преступлениями, что осложняет задачи уголовно-правовой превенции. Эффективность уголовно-правовой борьбы с незаконным обналичиванием денежных средств («обналичкой»), особенно актуальна в период ориентации экономики на внутренние ресурсы, в том числе финансовые в условиях санкций. Выявлены тенденции развития уголовно-правовой борьбы с «обналичкой», критически анализируются подходы к решению этой проблемы уголовно-правовыми средствами.

Ключевые слова: незаконное обналичивание денежных средств

Незаконное обналичивание, сопровождающееся выводом денежных средств не только из под налогообложения, а и из легального оборота, принято, особенно в современных сложных для России внешнеэкономических условиях, относить к числу наиболее опасных вызовов и угроз финансовой безопасности. При этом, главной проблемой исследователи и правоприменители считают несовершенство законодательной базы [1].

Незаконное обналичивание денежных средств, именуемое в деловом обороте — «обналичка», представляет собой классический пример теневой экономической деятельности, известный ещё в советский период. Первый уголовно-правовой запрет такого рода деятельности был введен 10 февраля 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР «О запрещении продажи, обмена и отпуска на сторону оборудования и материалов и об ответственности по суду за эти незаконные действия» [2]. При этом УК РСФСР такого состава преступления не содержал, соответственно, виновные осуждались по упомянутому Указу и наказывались лишением свободы на срок от 3 до 5 лет. Для реализации наказуемой деятельности предприятия накапливали резерв наличных средств, оборот которых между юридическими лицами не допускался. Эти средства тогда получали путем обналичивания банковских кредитов, а также премиальных фондов, полученных за приписанную продукцию [3, c. 96]. Уголовно-правовой запрет не имел должного эффекта и аналогичные указы и постановления правительства принимались с интервалом 5–6 лет.

При переходе к рынку возможности и объемы «обналички» существенно выросли. В 1990-е годы широко использовались фиктивные платежные поручения, чеки, кредитовые авизо, векселя и т. п. [4, c. 128] При этом уголовное законодательство, как и его доктринальные источники, явно отставали от динамики развития рынка «черного нала». Так, например, комплексные исследования мнимых и притворных сделок, проявляющих недобросовестность налогоплательщика, содержащие междисциплинарный анализ, появились лишь относительно недавно [5, c. 19].

Сегодня, когда утвердилось понимание того, что исключительно уголовно-правовых мер борьбы с «обналичкой» явно недостаточно, в этой сфере применяются правовые инструменты также финансового и административного, детально, с учетом международных норм, регламентированы процедуры контроля в денежном обращении. Методики выявления способов извлечения необоснованной налоговой выгоды фирмами-«однодневками» прописаны в инструктивных документах ФНС РФ [6]. Обширная судебная практика в совокупности с решениями ФАС РФ образовали единство судебной практики при оценке налоговых вычетов по НДС, обоснованности включения расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, затрат по хозяйственным операциям с контрагентами. Часто при рассмотрении дел в арбитраже и в ФАС вскрываются факты виртуальной (по отчетности) имитации хозяйственных операций, подписи неустановленных лиц на платежных документах, фиктивного исполнения субподрядных работ, привлечения контрагентов к реализации схем по незаконному обналичиванию денежных средств, а также государственной регистрации юридических лиц без цели экономической деятельности, а с целью незаконной конвертации безналичных денежных средств в наличные [7]. Большое значение, в плане преюдиции, в такого рода арбитражных делах имеет вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу с установлением факта незаконного обналичивания денежных средств, а также фиктивных сделок [8].

Действующая нормативная база и система правоохранительных институтов, на сегодня ещё не обеспечивают должную эффективность в борьбе с «обналичкой», которая превратилась в теневой сектор финансовых услуг. На сегодня, «обналичка» — это процесс фальсификации затрат юридического лица для извлечения необоснованной налоговой выгоды. Производя эту незаконную операцию, предприятие сокращает сумму налогов, а деньги за вычетом процентов (оплата преступных групп, обеспечивающих «обналичку») предприятие возвращает себе наличными. «Обналичка» нарушает рыночное равенство хозяйствующих субъектов. Незаконное преимущество получают те, кто уклоняется от налогов, тогда как остальные либо несут убытки, либо вынуждены также вступать в процесс незаконного обналичивания.

Большинство схем «обналички» построены на заключении мнимой сделки, оформляемой с помощью фальсификации бухгалтерских документов (акты выполненных работ, счета-фактуры и т. д.), на базе которых в налоговую отчетность заказчика вносятся заведомо ложные сведения. В ходе сделки заказчик перечисляет оплату на расчетный счет исполнителя, который по фиктивным документам эти средства для заказчика обналичивает, удерживая свой процент. Помимо этого используются и другие способы (приобретение у физических лиц (подчас вымышленных) неликвидных векселей по номинальной стоимости и т. п. Уязвимым местом в анализируемой преступной деятельности всегда остается необходимость непрерывного поиска новых клиентов, желающих вступить в незаконную сделку. Таким образом, невозможно полностью обеспечить надлежащую конспирацию. Также необходимо аккуратно вести фирмы-однодневки и сдавать по ним налоговую отчетность.

Квалификация действий участников «обналички», несмотря на известность, типичность и ясность их действий, представляет определенные сложности, что связано с наличием признаков нескольких экономических преступлений. Отсюда квалификация чаще всего проводится по совокупности.

Традиционные заказчики «обналички» — предприниматели, стремящиеся «минимизировать», т. е. уклониться от налогообложения, подлежат уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов в соответствии со статьями 198 или 199 УК РФ [9]. Также такого рода действия как правило, сопровождаются подделкой документов (ст. 327 УК РФ). Регистрация фирмы-«однодневки» для уклонения от уплаты налогов, влечет уголовную ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 198 (199) и 173.1, 173.2 УК РФ. Действия руководителей фирмы-«однодневки» занимающейся «обналичкой» могут бытьквалифицированы по статьям 173.1 и 173.2 УК РФ). В связи с тем, что данные преступления совершаются, как правило, организованной группой лиц по предварительному сговору, что может иметь дополнительный квалифицирующий признак по ст. 210 УК РФ (Организация преступного сообщества (преступной организации).

Действия руководителей банка (главного бухгалтера), причастных к «обналичке» могут быть квалифицированыпо ст. 172 УК РФ (Незаконная банковская деятельность), а также ст. ст. 173 и 327 УК РФ.

В период мирового экономического кризиса 2008–2010 гг. и при преодолении его последствий статистика МВД РФ отмечала рост налоговых преступлений. После достаточно длительного затишья в марте 2012 г. специальная комиссия под руководством В. Зубкова выявила нелегально вывезенные из России 130 млрд. рублей, после чего были проведены обыски в Фондсервисбанке (входит в 110 крупнейших российских банков по размеру активов) и Мастер-банке (в числе 50 крупнейших банков). После пресечения в декабре 2012 г. деятельности группы лиц, обналичивших через систему электронных переводов ФГУП «Почта России» 15 млрд. руб. Росфинмониторинг и МВД РФ выступили с инициативой ужесточения наказаний за незаконное обналичивание денежных средств. Далее, в 2013–2017 гг. в сфере уголовной политики преобладала тенденция ужесточения наказания за различные виды преступлений. В этом же русле виделся и путь борьбы с «обналичкой» — ужесточение санкций.

В современных условиях практические работники полагают, что «обналичку» следует квалифицировать по более «тяжелым» статьям УК РФ. Речь идет о приравнивании «обналичка» к криминальной легализации денежных средств (ст. 174 УК РФ). Аргумент здесь состоит в том, что эти средства являются также результатом преступления — уклонения от уплаты налогов. На практике, такая квалификация применяется в случае если предприятие, созданное преступной группой, получает финансирование из процента от «обналички». Это и есть легализация или отмывание денежных средств. В случае оказания услуг в виде совершения финансовых операций и сделок с деньгами и активами, заведомо полученными преступным иными лицами (при заведомой осведомленности об этом), ответственность будет наступать по ст. 174 УК РФ.

Сегодня уголовные дела возбуждаются в основном по ст. 172 УК РФ (до семи лет лишения свободы), которая нередко переквалифицируется в ст. 171 УК РФ, предполагающую санкцию до пяти лет лишения свободы. Международная практика отличается значительной жесткостью и большей чем в России суровостью наказаний, особенно за отмывание денег. В том числе применяются крупные штрафы. [10].

Меры профилактики «обналички» предлагаемые в литературе [11, c. 38], а затем перекочевавшие в методические рекомендации судов [12] нередко представляются наивными. Так А. Новоженов предлагает, а соответственно, Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда рекомендует, в специальных методических указаниях активно рассказывать в средствах массовой информации о «негативных последствиях, претерпеваемых в местах лишения свободы, осужденными за экономические преступления». При этом, суд полагает, что просто публикация информации об осуждении этих лиц не имеет эффекта устрашения и не дает «потенциальным преступникам» понять «тяжесть и степени лишений в местах заключений». Мало того, что данная мера имеет сомнительную эффективность воздействия, она ещё и противоречит концепции реформирования уголовно-исполнительной системы [13], которая не предусматривает живописание «ужасов» пребывания «на зоне». Более того, в рамках той же Концепции реализуется политика назначения наказаний по экономическим преступлениям без лишения свободы.

Те же авторы рекомендуют «установить государственный контроль над изготовлением печатей и штампов» организаций, аргументируя это тем, что «на сегодняшний день можно запросто изготовить по оттиску печать абсолютно любой организации, что упрощает процедуру подделки документов — один из этапов незаконного обналичивания денег». Конкретная форма «государственного контроля» не предлагается.

Для выработки эффективных мер борьбы с «обналичкой» необходимо выявить её причины, которые необходимо рассматривать, прежде всего в контексте бурно развивающегося в России теневого сектора экономики и коррупции. Основным побудительным мотивом «обналички» является стремление снизить налоговую нагрузку, т. е. присутствует корыстный мотив. В то же время, в экономике фактически институализированного отката, неучтенные наличные средства необходимы для выплаты отката, без которого фактически невозможно получить желаемый заказ (контракт). Кроме того, неучтенные наличные необходимы для взяток представителям власти и надзорных органов, а также для расчетов с работниками — нелегальными мигрантами.

Таким образом, без оздоровления ситуации в экономике, реальной (не на словах) борьбы с коррупцией исключительно уголовно-правовыми средствами с «обналичкой» не справиться. Можно согласиться с экспертами в том, что применение лишь уголовно-правовых мер борьбы с «обналичкой» способно лишь стимулировать рост цен на эти услуги, причем эта маржа пойдет, по мнению экспертов, «на кормление надзирающих органов» [14].

При оценке путей и методов минимизации данного негативного явления мы исходим из того, что простое ужесточение санкций способно привести лишь к переквалификации мелких преступлений в крупные, в результате чего при возросшей нагрузке на надзорные органы и правоохранительную систему станет проще скрыть действительно масштабные операции. Кроме того, ужесточение санкций улучшит статистику раскрываемости ставших «крупными» преступлений, что создаст видимость борьбы с незаконным отмыванием денежных средств. Таким образом, общая тенденция ужесточения санкций, прослеживаемая в последний год в законотворческой практике, при кажущейся простоте и «верности» её действия в борьбе с «обналичкой» не даст требуемого эффекта.

Литература:

  1. Сизов В. А. Проблемы выявления и пресечения преступлений, связанных с незаконным обналичиванием денежных средств и созданием «Фирм-однодневок» // Известия вузов. Поволжский регион. Общественные науки. 2016. № 2 (38). URL: http://cyberleninka.ru/article/n/problemy-vyyavleniya-i-presecheniya-prestupleniy-svyazannyh-s-nezakonnym-obnalichivaniem-denezhnyh-sredstv-i-sozdaniem-firm-odnodnevok (дата обращения: 04.05.2017).
  2. Ведомости Верховного Совета СССР. 1941. № 8.
  3. Чуднов И. Новый взгляд на послевоенную конверсию (Вторая половина 40-х гг.) // Свободная мысль XXI. 2000. № 9.
  4. Отряхин В. И. Методика расследования хищений в сфере банковской деятельности: дис. канд. юрид. наук: 12.00.09. М., 2001.
  5. Савсерис С. В. Категория «недобросовестность» в налоговом праве: дис. канд. юрид. наук: 12.00.14. М., 2006.
  6. Приказ ФНС РФ от 30 мая 2007 г. (в ред. от 10.05.2012) № ММ-3–06/333@ «Об утверждении концепции системы планирования выездных налоговых проверок». Письмо ФНС РФ от 24 мая 2011 г. № СА-4–9/8250.
  7. Постановление ФАС Поволжского округа от 09.11.2011 по делу № А12–10452/2010; Постановление ФАС Поволжского округа от 03.05.2012 по делу № А12–12824/2011 и др.
  8. Постановление ФАС Московского округа от 18.09.2012 по делу № А40–134326/11–129–558; Постановление ФАС Поволжского округа от 11.10.2011 по делу № А12–2810/2011 и др.
  9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 (ред. от 17.04.2017) № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  10. Шклярук М. С. Незаконное «обналичивание денежных средств»: сравнительно-правовой анализ уголовной ответственности за данное деяние в России и Германии // Нотариальный вестник. 2011. 14 декабря. № 12. [Эл. ресурс]. URL: http://www.notariat.ru/hot/press_4417_21.aspx.
  11. Новоженов А. Пойманы с обналиченным: ответственность участников серых схем // Экономические преступления. 2009. № 3.
  12. Незаконное обналичивание денежных средств. Методические рекомендации Судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда. Волгоград, 2010 // Октябрьский районный суд г. Волгограда. Официальный сайт. [Эл. ресурс]. URL: http://oktab.vol.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=3&did=12
  13. Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года. Утв. Распоряжением Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 1772-р // Российская газета (Федеральный выпуск). 2011. 8 марта.
  14. Еремина Н., Паперная И. Соблюдайте чистоту! // Профиль (der Spiegel). 2012. 11 мая.
Основные термины (генерируются автоматически): денежных средств, УК РФ, обналичивание денежных средств, Незаконное обналичивание, Незаконное обналичивание денежных, незаконное обналичивание денежных, уплаты налогов, обналичиванием денежных средств, Постановление ФАС Поволжского, незаконным обналичиванием денежных, лишения свободы, ФАС Поволжского округа, статьям УК РФ, незаконного обналичивания, ужесточение санкций, уголовно-правовых мер борьбы, обналичивания денежных средств, теневой экономической деятельности, выводом денежных средств, извлечения необоснованной налоговой.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос