Философско-идеологические основания геополитической стратегии США в XXI веке: национальные интересы или глобальный проект | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №51 (393) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 15.12.2021

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Волкович, С. В. Философско-идеологические основания геополитической стратегии США в XXI веке: национальные интересы или глобальный проект / С. В. Волкович. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 51 (393). — С. 304-307. — URL: https://moluch.ru/archive/393/86811/ (дата обращения: 20.01.2022).



В статье автор выявляет и обобщает существующие геостратегические подходы в американской внешней политике, на основании эмпирических данных из свободных источников устанавливает связь между этими стратегиями и фактической внешней политике, делает вывод о выбранной стратегии, описывает имеющиеся и делает прогноз о будущих последствиях этого выбора.

Ключевые слова: идеология, геополитика, глобализм, США.

Два основных подхода к возможной внешней политике США в эпоху после Холодной войны (после подписания Парижской хартии [7] в 1990) были сформулированы двумя известнейшими философами — Фрэнсисом Фукуямой и Самюэлем Хантингтоном. Никто из них не был государственным служащим, однако они смогли сформулировать наиболее обобщённые, при этом противоположные концепции американской внешней политике, к одной из которых так или иначе вынуждены бы были примкнуть политики-практики.

В своей книге «Конец истории и последний человек» [9] Фукуяма сформулировал философско-идеологическую концепцию современного либерального глобализма. Он обозначил либерализм в качестве универсальной идеологии, а либеральную демократию в качестве универсального государства. Более того, он придерживался детерминистического механистического подхода, утверждая, что победа либеральной идеологии является не следствием стечения обстоятельств, а следствием неотвратимого прогресса, при этом в его понимании либерализм — это конечная цель прогресса, которой не существует альтернативы, ввиду того, что либерализм отводит ведущую роль личным и политическим свободам, что с одной стороны защищает от социальных революций, предоставляя другие способы воздействия общества на государство, и с другой стороны обеспечивает экономический и культурный прогресс за счёт сохранения и гарантии плюрализма и конкуренции. Таким образом, в понимании Фукуямы США должны быть лидером «свободного мира», распространяя своё влияние на весь мир, но при этом и растворяясь в этом мире. В этом смысле можно говорить не столько об американской гегемонии, сколько о всеобщей, всепроникающей взаимной интеграции.

Оппозиционного по отношению к Фукуяме мнения придерживается Самюэль Хантингтон, которое он изложил в своей книге «Столкновение цивилизаций» [10]. Если в подходе Фукуямы к внешней политике, внешняя политика — это в первую очередь столкновение идеологий, режимов, государств, то в подходе Хантингтона — это столкновение народов, культур, цивилизаций. В этом подходе принятие той или иной идеологии государством определённой культуры не гарантирует её дружественность или враждебность по отношению к другим государствам с той же идеологией, равно как и не гарантирует эквивалентность национальных форм одной и той же идеологии. Вместо этого Хантингтон вводит понятие «цивилизации», которым обозначает группы культур, и видит геополитику в противостоянии этих групп культур. Таким образом, в понимании Хантингтона глобализм любого типа — это несбыточная утопия (или антиутопия), США стали и должны оставаться центром Западной цивилизации, должны заботиться в первую очередь о своих национальных интересах, во вторую очередь — об интересах своей цивилизации, в условиях, когда полная деэскалация с другими цивилизациями невозможна, они могут рассматриваться и как ситуативные союзники, и как непримиримые соперники.

Справедливости ради, следует отметить, что ни один из них не стал абсолютным новатором в этой области. Представления как о необходимости приоритета универсальной идеологии и глобализма, так и национального государства и изоляционизма или регионализма, вероятно, существовали очень давно, и если представление о приоритете интересов государства теряется в веках, и вероятно, существовало с момента возникновения самого первого государства, то представления об универсализме и глобализме существуют как минимум с конца XVII — начала XVIII века, когда были опубликованы сочинение Гоббса «Левиафан» [11], где впервые была сформулирована материалистическая механистическая теория политического, и трактат Канта «К вечному миру» [6], где уже заложен фундамент либерального глобализма.

Обобщим в таблице представления обоих философов.

Таблица 1

Обобщённые геополитические стратегии США

Фукуяма

Хантингтон

Определяющий фактор международных отношений

Идеология, режим, государство

Этнос, культура, цивилизация

Приоритет в международных отношениях

Универсальная идеология, глобальный проект, мировое сообщество

Гражданский национализм, пан-национализм в широком смысле (Западная цивилизация), национальное государство

Роль США

Глобальный лидер.

Лидер Западной цивилизации

Роль других государств

Члены глобального мирового сообщества

Союзники — представители Западной цивилизации. Ситуативно — представители всех других цивилизаций

Таким образом, в конце XX — начале XXI века перед США, вышедшими победителями из Холодной войны, встал сложный вопрос о выборе дальнейшей геополитической стратегии. Выбор, сделанный США в эту эпоху, во многом определил современный миропорядок.

Несмотря на стратегию «rollback» Рейгана [3], предполагающую агрессивное наступление на «международный коммунизм» [2], США оказались едва ли готовы к концу Холодной войны и тем более распаду СССР с последующим геополитическим вакуумом на широком постсоциалистическом геополитическом пространстве. Несмотря на очевидный триумф, как правило пик империи становится началом если не заката, то как минимум упадка, хотя бы краткосрочного. США не обладали достаточными ресурсами в широком смысле этого слова для полноценного включения постсоциалистического блока в свою мир-систему. Вероятно, политики в США не обладали и достаточной политической волей, желанием определять судьбу мира и выступать в роли третейского судьи. Естественно, в разрешении тех вопросов, которые напрямую касались интересов США, они активно использовали неформальный мандат лидера мира, при этом зачастую полностью игнорируя чужие интересы, хотя именно с расчётом на их учёт этот мандат и выдавался.

В 1990-е годы США предприняли большое количество военных операций, не говоря уже о деятельности американских и международных, в которых США часто являются основным донором, организаций в области гуманитарных, культурных, научных, образовательных, экономических и финансовых проектов. Сложно объективно оценить такую масштабную деятельность, однако очевидны две вещи: несмотря на то, что мир стал более образованным, благополучным и безопасным, разрыв между глобальным «Севером» и глобальным «Югом» сохранился и сократился незначительно. Оба этих тезиса можно проиллюстрировать на примере ВВП на душу населения в США и Нигерии с 1990 по 2020 годы.

Таблица 2

Сравнение ВВП на душу населения в США [5] и Нигерии [4] (1990–2020)

1990

2020

Рост в %

Средний рост в % в год

США

23888,60

63543,58

265

8,8

Нигерия

567,53

2097,09

370

12,33

Разница в % в пользу США

4209

3030

72

71

В 2010-х количество военных операций США резко сократилось. Это можно объяснить как тем, что обстановка в мире в целом стабилизировалась, например прекратилась война в Югославии, так и определённым неудачным опытом, например провалом военной операцией в Йемене. В это время на волне всеобщего страха перед террористической угрозой произошло вторжение США в Афганистан, которое завершилось в 2020 году и стало самым большим военным провалом США в новейшей истории.

В 2016 Обама выступил с критикой своего же решения о вторжении в Ливию [1], указывая на то, что не имел никакого плана по реорганизации ливийской государственности. В 2019 противник Обамы Трамп вывел вооружённые силы США из Сирии [8]. В общем и целом, мир очень серьёзно изменился со времён доминиканской операции 1965, санкционированной Линдоном, и сейчас обе крупнейшие американские партии начинают видеть в войне и её последствиях всё большее обременение, нежели возможные приобретения от ничем негарантированной военной победы.

Тем не менее, несмотря на начавшийся и продолжающийся военный выход США из «горячих точек», конфликт вокруг необходимости интеграции или в глобальном, или в цивилизационном масштабе (с приоритетом национальных интересов) остаётся, и пока что во всех значимых случаях США, независимо от партии, хотя традиционно республиканцы выступают с позиций Хантингтона, а демократы — Фукуямы, обе партии выбирали последнее.

Последствия такого выбора не заставили себя долго ждать. Если в начале 1990-х между США, РФ и КНР несмотря на уже имевшие место быть разногласия складывались в целом как партнёрские, то сейчас отношения между ними полны противоречий и далеки от добрососедских. Это можно объяснить в том числе и тем, что в 1990-е РФ и КНР были готовы признавать ведущую роль США в мире, но США не оправдали их надежд на справедливое лидерство и лучший мир, прикрывая свои национальные интересы благом всего человечества. Несмотря на то, что позиции США в мире намного сильнее позиций РФ или КНР, чтобы одержать идеологическую победу в этом противостоянии, США всё же придётся отказаться от своих национальных интересов, или же и дальше иметь дело с довольно влиятельными недружественными государствами, наблюдая, как созданная в 1990-е годы мир-система постепенно распадается на нейтральные и враждующие группы государств, что, очевидно, нанесёт определённый ущерб и США, и им всем. Вероятно, глобальные проблемы, созданные нежеланием США принять мировое лидерство, сформировали современный миропорядок, и ещё долго, как минимум до середины XXI века, поскольку никакого разрешения кризисов в международных отношениях не предвидится, будут определять его.

Чем же обусловлен такой выбор американской политической элиты? Как и любое решение, это имеет множество причин и предпосылок. Во-первых, как ни странно, демократия. Американский избиратель, конечно, может сочувствовать нищим в Африке, но он почти никогда не готов пожертвовать даже малой частью своего благосостояния, и тем более жизнью, участвую в военных кампаниях, ради улучшения положения этих нищих. В этой связи избираемый политик вынужден заботиться о национальных интересах, он просто не может игнорировать их в угоду глобальным. Во-вторых, американский национализм. Равно как и во всех частях планеты националисты сопротивляются глобализации, американские националисты также желают сохранить американское национальное государство, они не желают глобального государства, даже если оно будет построено по американским принципам, а оно, скорее всего, может быть построено разве что на синтезе демократических идеологий, распространённых среди различных наций и культур. В-третьих, сами особенности американской национальной культуры. Если в концепции Хантингтона, США и Франция — это одна цивилизация, а Россия — другая, то в реальности есть ряд вопросов. США — одно из немногих государств, имеющих собственную систему мер, форматы записи чисел, даты, валюты. Франция и Россия в этом смысле куда ближе друг к другу — у них одна система мер, единый формат записи. Американский федерализм и политический индивидуализм не свойственен Европе, где большинство государств предпочитают унитарное административно-территориальное устройство и абсолютное большинство — пропорциональную систему и сильные централизованные партии. Таким образом, Америка не имела ни желания, ни возможности создать и возглавить подлинно-единое равноправное мировое сообщество в 1990-е. Не имеет она такого желания и такой возможности и сейчас. Тем не менее, американским политикам придётся ещё не раз сделать выбор: глобальные или национальные интересы, отчего будет зависеть сохранение текущей мир-системы, её возможная эволюция, или напротив деградация и распад. Оценить выгоды Америки или, например России от любого выбора и исхода крайне сложна, очевидно одно: разрушение любой системы влечёт краткосрочные негативные последствия, и только в очень отдалённой перспективе может принести долгосрочные позитивные. В современную эпоху прогнозирование, проектирование, диалог и поиск компромисса должны оставаться двигателем прогресса, поскольку иначе его двигателями станут войны и социальные революции, несущие огромные издержки как для элит, так и для общества.

Литература:

  1. BBC. Президент Обама: Ливия была моей самой серьезной ошибкой. URL: https://www.bbc.com/russian/international/2016/04/160411_obama_regrets_libya_aftermath (дата обращения — 11.12.2021).
  2. Johnson, L. Special speech about the situation in the Dominican Republic. 30.04.1965.
  3. Reagan, R. Annual message to Congress. 06.02.1985.
  4. The World Bank. GDP per capita (current US$) — Nigeria. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.PCAP.CD?locations=NG (дата обращения — 11.12.2021).
  5. The World Bank. GDP per capita (current US$) — United States. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.PCAP.CD (дата обращения — 11.12.2021).
  6. Кант, И. К вечному миру. В переводе Копцев И. Д., Шапиро И. А., Арзаканьян Ц. Г. М.: Рипол Классик, 2020.
  7. Парижская хартия для новой Европы. Париж. 1990. URL: https://www.osce.org/files/f/documents/3/4/39520.pdf (дата обращения — 08.12.2021).
  8. РБК. Пентагон отчитался о выводе американских войск с севера Сирии. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5d9cec439a7947deb194ee44 (дата обращения — 11.12.2021).
  9. Фукуяма, Ф. В переводе М. Б. Левин. Конец истории и последний человек. М.: Ермак, АСТ, 2005.
  10. Хантингтон, С. Столкновение цивилизаций. М.: Мидгард, АСТ, 2006.
  11. Гоббс, Т. Левиафан. В переводе Гутерман А. Э. М.: Рипол Классик, 2019.
Основные термины (генерируются автоматически): США, Западная цивилизация, нигерия, Россия, Холодная война, американская внешняя политика, внешняя политика, современный миропорядок, универсальная идеология, широкий смысл.


Задать вопрос