Шангри-ла и Шамбала в западном массовом кинематографе рубежа ХХ–XXI веков | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Культурология

Опубликовано в Молодой учёный №46 (388) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 13.11.2021

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Александрова, Е. А. Шангри-ла и Шамбала в западном массовом кинематографе рубежа ХХ–XXI веков / Е. А. Александрова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 46 (388). — С. 46-50. — URL: https://moluch.ru/archive/388/85492/ (дата обращения: 17.01.2022).



Исследование представления образа Шамбалы в современном массовом кинематографе проведено на материале популярных американских кинофильмов определённого жанра, снятых в период с 1994 по 2008 год. Цель исследования в описании и анализе визуальных и эмоциональных средств, используемых для демонстрации образа Шамбалы (Шангри-ла) в приключенческих кинофильмах. В результате проведён анализ историко-культурной ситуации, в контексте которой образ Шамбалы стал актуален для массового сознания и, следовательно, кинематографа, а также описаны и проанализированы элементы, из которых состоит образ Шамбалы в массовом кино. Сделаны выводы о том, как идея Шамбалы повлияла и отразила процесс формирования нового типа личности постиндустриального общества.

Ключевые слова : Шамбала, массовый кинематограф, культурный код, образ Востока, буддизм.

Введение

Передача идей, знаний, концепций посредством экранизированных историй неизменно приводит к их распространению, внедрению в повседневную жизнь зрителей. А отражение религиозной, в том числе буддийской, символики в кино — одна из черт современной западной массовой культуры. «Буддийско-восточный культурный код» сформировался в середине-конце ХХ века, успешно работает в новом тысячелетии, и образ Шамбалы (Шангри-ла, Дзамбала) вызывает чрезвычайный интерес в литературе и кинематографе последних двух столетий. Когда в криминальном сериале на фоне открытой в коридор двери в сумеречном свете видна статуэтка Будды, зритель считывает часть культурного кода. Данный образ может быть лишён практически всякого смысла в контексте повествования, однако естественно включается в визуальный ряд [17]. Современная массовая культура стала порождением эпохи нивелирования этнических и национальных границ. В едином социокультурном поле отражаются национальные практики, традиции, ценностные и идеологические системы, что приводит к появлению нескольких на первый взгляд противоречивых тенденций. На первое место выходит человек, субъект и объект культуры, он «кинетичен» [5, с. 112], открыт и подвижен [12].

Целью исследования стало описание способов визуального и эмоционального выражения идеи Шамбалы в массовом кинематографе определённого жанра. Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи : описание Шамбалы как идеи в массовом кинематографе, выявление характеристик данного образа и краткий исторический анализ феномена. К числу задач также относится отбор художественных фильмов, где раскрывается идея Шамбалы и анализ визуального ряда с учётом эмоционального фона и историко-культурного контекста. Актуальность исследования состоит в том, что образ и идея Шамбалы в массовом кино служит для раскрытия особенностей формирующегося на рубеже веков типа личности, уточнения характеристик постиндустриального общества. Используется методология культурологического анализа феноменов.

Идея Шамбалы как один из сюжетов массового киноискусства . Кинематограф прекрасно отражает процессы ремифологизации, происходящие в социуме на уровне массового сознания. Интерес, порождённый всплеском эзотерических изысканий в Европе и Америке на рубеже XIX–XX веков, породил новые смыслы и мифологемы. Одной из таких мифологем является «Шангри-ла» (Шамбала). Например, в 1937 (повторно в 1942, далее в 1973) году выходит художественный фильм «Потерянный горизонт» по одноимённому роману Джеймса Хилтона [10], где герои попадают в Шангри-ла, наполненную чудесными произведениями искусства, и встречаются с Учителем. Мудрость, бессмертие, чудо, ответы на сокровенные вопросы — вот те линии, пересечение которых даёт нам точку, где находится «Шамбала» массового сознания.

Идея Шамбалы как места, где отрываются все тайны бытия и даются ответы на все вопросы, будоражит умы людей [6, 7, 9]. Интересно, например, что рефрен документального фильма победителя конкурса Grammy Моргана Невила о музыкальном продюсере Рике Рубине, вышедший в июле 2019 года, — «смотри глубже». Этот девиз может быть применён к любому духовному поиску, но авторы ролика кодируют его через название «Шангри-ла» [18].

В российском мультфильме 2004 года режиссёра Андрея Колпина «Шамбала» — это страна грёз, исполнения желаний, свободы; это рассказ о нонконформизме и важности инаковости в стандартизированном мире. В этой кинематографической работе нет ни одного слова о буддизме или Востоке. Однако, упоминания Шамбалы достаточно, чтобы запустить процесс интерпретации и обозначить смыслы, заложенные авторами мультфильма.

Легенда о Шамбале может быть рассмотрена параллельно с двумя явлениями культуры. В данной работе они связаны отношениями объекта и его отражения. Объектом стала Шамбала из индийских легенд и буддийских текстов. Мистическая страна с таким названием встречается в Калачакра тантре [3]. Калачакра — это буддийское учение, основная суть которого в описании единства человека и мира, макрокосма и микрокосма. Более того в Калачакра тантре речь идёт как о внешнем, так и о внутреннем устройстве Вселенной и человека посредством описания структуры мира и энергетического подхода к организму. Согласно традиции великий учитель буддизма махаяны Атиша принёс учение Калачакры из Шамбалы. Также её образ служит для раскрытия идеи финальной битвы добра и зла.

Несмотря на попытки привязать Шамбалу к реальным координатам, исследователи чаще рассуждают о символической, а не физической реальности. Например, А. Маслов [6] рассматривает идею соотнесения Шамбалы и гор Куньлунь из китайской мифологии, и приходит к выводу, что эти образы созданы разными культурами для обозначения высшего состояния, процветания, гармонии и бессмертия, то есть речь идёт о культурных универсалиях. Нужно особо подчеркнуть, что многие познакомились с Шамбалой не через изучение буддийской философии и практики, а благодаря теософии и эзотерике. В первую очередь стоит упомянуть два имени, известных как в западном мире, так и в России: Елена Петровна Блаватская и Николай Константинович Рерих [1]. В их работах раскрывается концепция древнего учения (Рерих) и тайной доктрины (Блаватская), связанных как с прошлым, так и с будущим человечества. О Шамбале рассказывается как о родине спасителя для всех людей, как о сакральной стране, где живут великие учителя.

Говоря же о масскультовой Шамбале, мы описываем таинственное государство, представленное как совершенно реальное место, куда можно попасть при соблюдении нескольких условий. Это почти сказка: схема нехватки или утраты, поиска, и обретения через преодоление препятствий прослеживается в каждом из сюжетов.

Отбор и анализ художественных фильмов массового кинематографа в контексте раскрытия идеи Шамбалы . Базовым примером может служить фильм «Тень» режиссёра Расселла Малкэхи 1994 года [19]. Непосредственно Шамбала в речи персонажей не упоминается, но горный монастырь, в котором происходит преображение героя, соответствует всем самым смелым фантазиям зрителя, знакомого с идеей Шамбалы. Перед зрителем разворачивается захватывающее повествование о таинственной магии тибетских лам, о волшебном обладающим волей ноже Пурбе, о чудесном духовном перевоплощении благодаря преодолению боли и страха, о полном исцелении духа главного героя. Подобные метаморфозы почти дословно воспроизводят путь адепта духовных практик от зарождения определённых качеств, например, сострадания в буддизме, до нового понимания мира и своей роли в нём. Неявно присутствует мысль о возможности бессмертия или неуязвимости. Интересен визуальный ряд, сопутствующий повествованию. Затуманенный разум подобен храму, скрытому туманом. Туман рассеивается, открывая для героя путь к магии. В одежде служителей просматриваются аллюзии на костюмы трёх видов: парадные одеяния лам школы Гелуг–па, монгольскую зимнюю и китайскую повседневную. Архитектурное решение храма выдержано в фантастическом сочетании квадратного силуэта традиционной тибетской культовой постройки с башнями в стиле китайских пагод и огромной головы змеи — символа мудрости и исцеления.

На протяжении всего ХХ века кинематографисты обращаются к обобщённому образу Востока в разных вариациях. Помимо упомянутого художественного фильма «Тень», уместным будет проанализировать такие работы известных режиссёров и актёрского коллектива, при анализе которых можно выделить особенности использования образа Шамбалы, а также визуальные средства его подачи. В данной статье анализу подвергнуты современные художественные фильмы, объединённые указанными выше характеристиками и вышедшие в прокат с 2004 по 2008 годы. В контексте целей и задач исследования выбраны два художественных фильма 2004 года «Бибилотекарь. В поисках копья судьбы» [14] и «Небесный капитан и мир будущего» [16], а также художественный фильм 2008 года «Мумия. Гробница императора драконов» [15].

«Библиотекарь. В поисках копья судьбы» режиссёра Питера Уинтера — фильм псевдоисторический, снятый не просто как комедия, но частично как пародия, что представляет дополнительный интерес. Образ Шамбалы в «Библиотекаре» скорее напоминает полку с коллекцией безделушек в комнате подростка. Здесь и применяющие приёмы ушу монахи, похожие на тибетских лам, стилистически разнообразные восточные архитектурные элементы, и тайник в основании статуи Будды, открыть который необходимо главному герою. Также в «Библиотекаре» проявляется ещё один элемент спектра, полученного при расщеплении образа Шамбалы сквозь призму массовой культуры. Будучи разложенной на составляющие элементы, идея Шамбалы, проявленная как Шангри–ла, позволяет увидеть, что скрывается за восточным колоритом. Выше уже говорилось, что «восточный код» используется для передачи сообщения о чудесах и мудрости. Нужно учитывать и особенность сообщения: анализируя художественные фильмы, мы имеем дело с сообщением эстетическим, которое является самым сложным для дешифровки получателем, так как оно может быть неоднозначным, а порой и невнятным [11]. Массовый кинематограф не позволяет такую вольность, ибо помимо выполнения развлекательной и терапевтической функции, массовое кино должно приносить прибыль, что возможно лишь при ограничении сложности восприятия. Экономический фактор играет очень важную роль для произведений жанра, который рассматриваются в данной работе. Следствием таких условий становится особый способ формирования репертуара символов, составляющих культурный код. Часть этого репертуара — символы христианские. Они введены для того, чтобы зритель, воспитанный в определённой традиции, не счёл сообщение слишком сложным и не воспринял его как шум. В художественном фильме «Библиотекарь. В поисках копья судьбы» посещение Шамбалы включено в повествование о поисках Копья Судьбы — реликвии, связанной с христианской мифологией и религией [2].

Высокая степень эклектичности в визуализации образа Шамбалы представлена в художественном фильме 2004 года режиссёра Керри Конрана «Небесный капитан и мир будущего». Также в сюжет вновь вплетается христианский мотив: герои попадают в Шамбалу (Шангри-ла) в поисках загадочного учёного, готовящего новый Ковчег и одновременно конец света. Таким образом, в одной точке — физической и смысловой — пересекаются две «плоскости»: мистическая страна во всём многообразии смыслов и Апокалипсис, время и место начала которого стало предметом размышлений и опасений западной (христианской) цивилизации на протяжении последних двух тысячелетий. Шамбала «Небесного капитана» предстаёт перед зрителем в двух планах: сначала общий вид, а затем в образе её обитателей (монахов). Герои проходят на фоне поражающей воображение полиэтнической и многоконфессиональной картины загадочного города и попадают в покои, где их встречает монах, одетый скорее, как китайский вельможа древности.

В художественном фильме «Мумия. Гробница императора драконов», завершающем знаменитую трилогию, образ Шамбалы введён для разговора о бессмертии. Появление китайского императора и мистического условно восточного, и условно буддийского антуража, отражает современные тенденции в массовой культуре. «Восточное» часто окрашивается в китайские краски с добавлением тибетских мотивов. В контексте современной политической и экономической ситуации внимание к Китаю логично и понятно. Проповедь буддизма устами тибетских лам усиливает выразительность и актуальность образа Шамбалы. Необходимо также учитывать популярность Его Святейшества Далай–ламы XIV и соответственно растущий интерес к Тибету и его культуре. Таким образом, в массовом сознании выстраивается ассоциативный ряд и находит воплощение в кинематографе. Разумеется, все составляющие данной цепочки отличаются специфичностью вложенных в них характеристик и далеко не всегда имеют связь с реальным Китаем или тибетской буддийской культурой. Однако эта логика объясняет, почему разговор о бессмертии, начатый на языке Древнего Египта, заканчивается «беседой на китайском». Тема бессмертия с применением восточной символики логична именно в «китайской транскрипции» в связи с тем, что аутентичная китайская традиция выработала стиль и способ говорить о практике достижения бессмертия. Уходя корнями в самое начало эпохи Борющихся царств (5 век до н. э.), уникальная философия и практические методы даосов за два столетия обретают форму и глубокое содержание, выражаемое иносказательно, часто в форме притчи. Как стало известно после открытия мавандуйских захоронений (1972 год) уже в 3 веке до н. э. система упражнений для достижения бессмертия и их философское, медицинское и религиозное обоснование были тщательно разработаны и записаны. В современном общественном сознании Древнекитайская культура воспринимается как монолит, следовательно, даосизм и его духовные и физические техники, бывшие не только элементом, но и условием формирования базы китайской культуры, стал неотъемлемой частью как данного феномена, так и нашего его восприятия [3, 8]. Трилогия о борьбе с мумиями — это перевод текста о бессмертии и ответственности перед собой и другими сразу на два языка. Привычный образ Древнего Египта, знакомый зрителю ещё со времени чёрно–белого художественного фильма «Мумия» (1932 год) режиссёра Карла Фройнда, или одноимённого фильма 1959 года (режиссёр Теренс Фишер), сменяется более актуальным для современного зрителя.

Визуальные характеристики Шамбалы в завершающей трилогию «Мумия» картине таковы: для начала нам необходимо пройти сквозь врата, оформленные как пещера, наполненная свечами, золотыми статуями, мимо огромной фигуры лежащего Будды. Пещера, ведущая к Шамбале через руины храмов, встречается ещё в работах Е. Блаватской [1]. Чуть поодаль находится резервуар с чудесной исцеляющей все недуги и раны водой, которая искрится и переливается будто снег. По сути, зритель слышит лишь название и видит несколько несвязанных между собой предметов. Но также, как и в эпизоде с открытой дверью, культурный код прочитывается безошибочно.

Обсуждение и выводы . В результате проведённого анализа можно сделать вывод о том, что образ Шамбалы (Шангри-ла) в массовом кинематографе востребован, и интерес к нему не ослабевает. Шамбала вводится в повествование для того, чтобы осветить тему бессмертия, чудесного преображения, раскрытия внутренних возможностей человека. Визуально образ Шамбалы отличается эклектизмом, сочетая в себе как различные элементы восточной архитектуры, так и отсылки к западным обобщённым представлениям о ней. Люди, населяющие Шамбалу массового кинематографа, также являют на экране сочетание разнообразных этнических и расовых черт, вместе с тем их одеяния в большей степени представляют собой аллюзию на монашескую буддийскую или древнекитайскую одежду.

«Перекрёстные ссылки» на древние индийские и китайские легенды, тантру, буддизм, тибетскую религиозную живопись (танка), эзотерические учения конца XIX — начала ХХ веков, фантастические романы и кинематограф составляют целый смысловой блок в культуре. Отражения философии, религии, страхов и надежд в массовом кино создало новый культурный феномен, а также культурный код, с помощью которого зашифровываются и интерпретируются сообщения определённого рода. Это часть языка, применимого для разговора о духовном росте, преображении, поиске себя. Буддийские, тибетские, китайские заимствования в «речи» свидетельствуют о сближении и взаимодействии культур.

Восток в масскульте — это точка пересечения двух культурологически значимых феноменов. С одной стороны, это отголоски движения «новых левых» с их стремлением к преодолению репрессивности поствоенной культуры, ностальгией по гуманизму и традиционным этическим установкам. «Бродяги дхармы» построили свой противоречивый мир, мягкий и жёсткий одновременно, привнесли в западноевропейскую культуру новые ценностные ориентации, базировавшиеся на опыте освоения маргинальных идей, взятых из африканских и восточных традиций. С другой стороны, образ Востока в рассматриваемом нами контексте, отражает общую тенденцию развития мировой культуры. Эта тенденция в специализированной литературе анализируется путём описания и называния новых типов культуры, в том числе «постиндустриальной», «информационной» и нового типа личности — «индивидуализированного». Информационная культура описывается, в том числе через ценностный сдвиг от материального к «постматериальному» и «постэкономическому» [13]. Личность нового типа в свою очередь обладает такими свойствами, как демассифицированность, персонализированность, а также высоким уровнем индивидуализированности [5, с. 98]. В её характеристики входит стремление к ответственности, свободе, атомизация, фокус на личных достижениях, глубина познания, отход от всеядности массового человека предыдущего типа общества (индустриального). Для такого типа личности, унаследовавшего опыт, знания и «язык» предыдущих десятилетий, логичным будет обратиться ко всему спектру духовных практик, реализация которых приводит (или может привести) к личностному росту и внутренней свободе. В этой точке само слово «свобода» обеспечивает семантическое смыкание характеристик «нового человека» и буддийских практик освобождения. В сегменте массовой культуры, где работает «восточный код», подобная тенденция проявляется в большом количестве стилистически близких произведений, в первую очередь в кинематографе.

Литература:

  1. Блаватская Е., Рерих Н. Шамбала. Прошлое или будущее мира / Е. Блаватская, Н. Рерих. — Москва: Алгоритм, 2018.
  2. Библия. Новый Завет. Евангелие от Иоанна. URL: http://www.patriarchia.ru/bible/jn/ (дата обращения: 22.03.2021)
  3. Даосизм. Пути обретения бессмертия. В исследованиях и переводах Е. А. Торчинова.СПб, Азбука-классика, Петербуржское Востоковедение, 2007
  4. Калачакра тантра / Перевод В. Дылыковой-Парфионович. Кн.1. Москва: Союз Дизайн, 2018.
  5. Костина А. В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества / А. В. Костина. — Москва: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2016
  6. Маслов А. А. Утраченная цивилизация: в поисках потерянного человечества / А. А. Маслов. Ростов на Дону: Феникс, 2005.
  7. Молодцова Е. Н. Тибет. Сияние Пустоты / Е. Н. Молодцова. — Москва: Алетейа, 2001.
  8. Пещеры тысячи Будд. СПб, Издательство Государственного Эрмитажа, 2008
  9. Трунгпа Чогьям. Шамбала. Священный путь воина / Чогьям Трунгпа. — Киев: София, Москва: ИД «Гелиос», 2001.
  10. Хилтон Д. Потерянный горизонт / Д. Хилтон. — Москва: АСТ, Хранитель, 2008.
  11. Якобсон Р. О. Лингвистика и поэтика / Р. О. Якобсон // Структурализм «за» и «против». Москва, 1975. С. 193–230.
  12. Bauman Z. From piligrim to tourist — or a short history of identity. London, 2001. URL: https://pdfs.semanticscholar.org/f7ef/b0595d4f643ed6b96a83f7f0297ca8945b59.pdf (дата обращения: 22.03.2021)
  13. Inglehart R. Changing Values Among Western Publics from 1970 to 2006 // West European Politics. January 2008. 31(1). P. 130–146.
  14. Библиотекарь / The Librarian: Quest for the Spear (2004, П. Уинтер, США, Германия), фэнтези, боевик, триллер. URL: https://www.imdb.com/title/tt0412915/ (дата обращения: 01.09.2020)
  15. Мумия. Гробница императора Драконов / The Mummy: Tomb of the Dragon Emperor (2008, Р. Коэн, США, Германия, Китай, Канада), ужасы, фэнтези, боевик. URL: https://www.imdb.com/title/tt0859163/ (дата обращения: 01.09.2020)
  16. Небесный капитан и мир будущего, / Sky Captain and the World of Tomorrow (2004, К.Конран, фантастика, боевик, триллер/URL: https://www.kinopoisk.ru/film/13625/ (дата обращения: 01.09.2020)
  17. Место преступления Майями, 5 сезон, эпизод 16, 2006–2008. URL: https://gidfilm.ru/video/204842-Mesto_prestupleniya_Maiyami-5_sezon_16_seriya (дата обращения: 18.08.2020)
  18. Номер в Шангри-ла (2016, Э. О’Кифи, США), боевик, драма, мелодрама, криминал). URL: https://www.kinopoisk.ru/film/785615/ (дата обращения: 01.09.2020)
  19. Тень / The Shadow (1994, реж. Р. Малкэй, США), фэнтези, боевик, триллер. URL: https://www.imdb.com/title/tt0111143/(дата обращения: 20.08.2020)
  20. Шамбала, 2004. URL: https://www.youtube.com/watch?v=LEKJJNZjwXM (дата обращения: 01.09.2020)
Основные термины (генерируются автоматически): массовый кинематограф, культурный код, образ, художественный фильм, массовое сознание, визуальный ряд, идея, массовая культура, Древний Египет, Небесный капитан.


Ключевые слова

буддизм, культурный код, Шамбала, массовый кинематограф, образ Востока
Задать вопрос