О категориях вида и залога в русском языке и их учёт при обучении студентов национальных групп русской речи | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Педагогика

Опубликовано в Молодой учёный №29 (371) июль 2021 г.

Дата публикации: 14.07.2021

Статья просмотрена: 11 раз

Библиографическое описание:

Махмудов, У. Р. О категориях вида и залога в русском языке и их учёт при обучении студентов национальных групп русской речи / У. Р. Махмудов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 29 (371). — С. 47-49. — URL: https://moluch.ru/archive/371/83261/ (дата обращения: 19.01.2022).



Практическая работа со студентами национальных групп показывает, что игнорирование точек соприкосновения категории залога с другими глагольными категориями привносит некоторые дополнительные трудности в процесс усвоения залогов русского глагола. В связи с этим очевидно, что данная сторона вопроса должна получить и методическое решение.

Говоря о глаголе как наиболее важном и трудном разделе в курсе обучения русскому языку, А. В. Текучев подчеркивает, что «без хорошего знания глагола невозможно в дальнейшем усвоение синтаксиса простого предложения, успешное овладение навыками устной и письменной речи; с изучением глагола связано усвоение ряда важных правил правописания» [3, 229–230].

Считается, что и для русских, и, в особенности, для нерусских учащихся наиболее трудным являются категории вида и залога (по школьной терминологии, переходность — непереходность и возвратность). Поэтому естественно, что при употреблении видовых и залоговых форм глагола учащиеся школ, вузов и даже лица, неплохо владеющие русским языком, допускают грубые ошибки. Часто приходится фиксировать в речи неправильности типа: с друзьями не надо поссориться (ссориться). Малика каждый день сделает (делает) уроки. Мы собрались все вместе, чтобы готовить (готовиться) к экзамену. Малыши суетили (суетились) около елки. Студенты изучаются (изучают) экономику на третьем курсе и др.

Специфика работы с нерусскими учащимися над видами глагола посвящены исследования А. А. Азизова, Н. З. Бакеевой, Ю. Н. Богдановой, Е. Б. Захава-Некрасовой, С. М. Махмудовой, О. П. Рассудовой, В.Секоян, А. А. Спасгис, А. Н. Тихонова, Х. М. Тохтаходжаевой, Е.Херасковой, Л.Шакировой, Л. Н. Шведовой и др.

Для нас особый интерес представляют труды А. А. Азизова, С. М. Махмудовой, А. Н. Тихонова, Х. М. Тохтаходжаевой, поскольку они отражают специфику работы с узбекскими школьниками и служат практическим руководством для учителя. Считаем, что названным выше педагогам-методистам удалось разработать довольно стройную методическую систему обучения видам русского глагола. Поэтому в дальнейшем будем касаться видов лишь в тех случаях, когда необходимо будет отметить или проследить связь и взаимосвязанность категорий вида и залога, и сосредоточим внимание в основном на трудностях, которые таит в себе для студентов национальных групп категория залога русского глагола.

По мнению В. В. Виноградова, категория залога (если пользоваться этим термином для обозначения целого клубка разнородных лексико-грамматических явлений) в системе современного русского языка ярко обнаруживают свою сложную природу. В категории залога скрестились пути развития разных грамматических и лексических явлений в области глагола [1, 501].

Категория залога тесно связана с учением о «переходности», однако залоговость и переходность — понятия не тождественные. По мнению большинства ученых-лингвистов, вопрос о переходности-непереходности шире, он выходит из рамок изучения грамматических отношений между субъектом и объектом действия. В. В. Виноградов считает его «одной из центральных проблем семантики» [1, 502].

Существенную трудность для учащихся национальных групп представляет и то, что аффикс -ся служит не только средством формирования залоговых значений (напр.: строить-строиться, купать-купаться, волновать-волноваться ), но и словообразовательным суффиксом, часто с одновременным присоединением к переходному и непереходному глаголу приставки (напр.: говорить — до-говаривать-ся до чего-нибудь, на-говорить-ся, раз-говорить-ся; есть — за-есть-ся, на-есть-ся, отъ-есть-ся, при-есть-ся или достать — до-стать-ся; принять — принять-ся и др.).

Определенную сложность для студентов национальных групп представляют такие явления, как многозначность возвратных глаголов ( биться с врагами, волны бились о берег, больной бился в лихорадке, биться над решением задачи, пульс бьется, стекло бьется ); многообразие залоговых значений, а также способность глаголов на -ся выступать, в зависимости от контекста, в разных залоговых значениях. Нами было замечено, что собственно-возвратное и взаимно-возвратное значения, имеющие наиболее полное соответствие в родном языке учащихся, усваиваются легче, а употребление глаголов со страдательным, общевозвратным и рядом других значений и, в особенности, конструирование предложений с такими глаголами вызывают у них серьезные затруднения.

Особое место в ряду трудностей отводится взаимоотношениям вида и залога. Следует заметить, что изучению связей этих категорий в русском языкознании не уделялось достаточного внимания. И хотя в числе лингвистов, так или иначе обращавшихся к этой проблеме, называем И. П. Мучника, В. В. Виноградова, Б. Н. Головина, Ю. Р. Гепнера, Л. Л. Буланина и А. Н. Тихонова, отметим, что наиболее полное и глубокое освещение она получила в статьях Б. Н. Головина и Ю. Р. Гепнера и лишь частичное — у Л. Л. Буланина и А. Н. Тихонова. Однако вопрос этот, как нам кажется, нельзя считать исчерпанным. Оперируя имеющимся материалом, попытаемся сделать некоторые обобщения.

Залог и вид, охватывающие все грамматические формы глагола (инфинитив, личные формы, причастия и деепричастия), относятся к подсистемам, взаимосвязь и взаимодействие которых носит своеобразный характер. Прослеживается неодинаковое отношение различных залогов к системе видов.

Глаголы действительного залога несовершенного вида имеют при себе, как правило, парные формы совершенного вида. Примеров можно привести большое количество: вбивать-вбить, добавлять-добавить, забрасывать-забросить, набивать-набить и т. д.

По мнению Б. Н. Головина, не существует никакого видимого противоречия между действительным залогом и видами, и грамматические значения этих категорий свободно сосуществуют и совместно выражаются в одних и тех же формах глагольного слова [2, 386–387].

По наблюдениям того же Б. Н. Головина, глаголы совершенного вида связаны с прямым дополнением (объектом) более прочными и многочисленными связями по сравнению с глаголами несовершенного вида. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно сопоставить высказывания я читал и я прочитал и вдуматься в грамматические значения глагольных форм. Я читал (в значении занимался чтением) не предполагает обязательного указания на объект, тогда как я прочитал — недостаточно полный ответ, требуется уточнение, а именно: прямое дополнение (прямой объект) [2, 388].

Кроме того, автор отмечает наличие внутренних связей и зависимостей между действительным залогом и видом как через основные залоговые и видовые значения, так и через систему внутривидовых значений глагола.

Принципиально отличаются своим отношением к видам возвратно-средний и страдательный залоги. Формы несовершенного вида не оказывают противодействия развитию страдательного значения. Страдательность, выраженная собственно-глагольными формами, начала развиваться и продолжает крепнуть в сфере несовершенного вида.

Касаясь взаимосвязей возвратно-среднего залога и вида, отметим, что эти две категории, как правило, не препятствуют развитию друг друга. Однако здесь представляется уместным привести интересные наблюдения А. Н. Тихонова над глаголами возвратно-среднего залога. По его свидетельству, залоговые значения могут способствовать или ограничивать образование видовых пар, а могут оставаться нейтральными по отношению к видообразованию. Так, взаимно-возвратные глаголы, если они являются предельными, способны обладать обеими формами вида. Для глаголов пассивно-качественных (стеклянная посуда бьется, проволока гнется), а также для глаголов активно-безобъектного значения (крапива жжется, собака кусается) характерно употребление только в форме несовершенного вида [4, 19].

Оценивая приведенные выше взаимосвязи видов и залогов с позиций методических, отметим, что они представляют собой объективно существующее языковое явление, которое необходимо учитывать и практически преломлять при обучении студентов национальных групп как видам, так и залогам русского языка.

Литература:

  1. Виноградов В. В. Русский язык. 2-е изд. — М., 1972.
  2. Головин Б. Н. О взаимосвязи категорий видов и залога в современном русском языке. Ученые записки Вологодского пединститута. Т.12 — филологический. Вологда, 1953.
  3. Текучев А. В. методика преподавания русского языка в средней школе. — М., 1970.
  4. Тихонов А. Н. Залог и видовая парность глагола. // Вопросы языкознания. Самарканд, 1967.
Основные термины (генерируются автоматически): несовершенный вид, категория залога, вид, глагол, действительный залог, русский глагол, русский язык, Виноградов, прямое дополнение, специфика работы.


Задать вопрос