Дискуссионные проблемы квалификации групп преступлений по ст. 134–135 УК РФ | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 марта, печатный экземпляр отправим 10 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 13.12.2020

Статья просмотрена: 46 раз

Библиографическое описание:

Паниченко, Д. С. Дискуссионные проблемы квалификации групп преступлений по ст. 134–135 УК РФ / Д. С. Паниченко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 267-269. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76593/ (дата обращения: 25.02.2021).



В статье рассмотрены дискуссионные проблемы, возникающие при квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших шестнадцатилетнего возраста. Обсуждается сложность квалификации однородных действий, соответствующим некоторым составам главы восемнадцатой уголовного кодекса, а также рациональность применения квалификационных критериев, изложенных законодателем. Ставится вопрос о соразмерности ответственности за совершение действий, преследуемых диспозициями статей 134–135 УК РФ.

Ключевые слова: мужеложство, лесбиянство, развратные действия, половое сношение, квалификация, иные действия сексуального характера.

Уголовно-правовая наука к преступлениям против половой неприкосновенности относит изнасилование и насильственные действия сексуального характера. Общественные отношения, охраняемые главой 18 УК РФ, затрагивают право каждого человека на половую свободу и неприкосновенность личности. Реализация права половой свободы каждым человеком является неотъемлемой частью его жизнедеятельности, как биологического вида, однако же процесс реализации этого права определяется выбором своего полового партнера при обоюдном желании вступить в половую связь. Право неприкосновенности до достижения восемнадцатилетнего возраста установлено, с целью невмешательства в несформированные психофизиологические процессы, а также нравственное развитие лица. Любое посягательство в отношении несовершеннолетнего является аморальным, общественно порицаемым и опасным, несущим за собой совокупность последствий, которые затрагивают как внутренние процессы, протекающие в организме, так и некоторые аспекты внешней адаптивности человека.

Актуальность данной проблемы довольно-таки серьезная, в связи с чем первая задача законодателя в данной области — это вести более точную и детальную проработку тех положений Уголовного закона, которые защищают права половой свободы и неприкосновенности личности. Актуальность данного вопроса связана также с несовершенством юридической регламентации некоторых диспозиций статей главы 18 УК РФ, их непродуманностью, что при некоторых ситуациях, складывающихся по мере изучения практики, в части квалификации, приводят к попустительству и несоизмеримо малой ответственности субъекта преступления, которые осуществляют посягательство в отношении лиц, не достигших возраста 16 лет, в частности.

Анализ состава преступления, предусмотренного ст. 134 УК РФ позволяет сделать вывод, что очень важный недостаток, который скрывает под собой данный состав, это то, что название ст. 134 УК РФ, как можно заметить, шире нежели содержания ее диспозиций. Тот круг общественно значимых для законодателя отношений, которые он ставит под защиту данным составом — это прежде всего защита несовершеннолетних, а именно, исходя из названия состава, лиц, не достигших шестнадцати лет, от полового сношения и иных действий сексуального характера, в должной мере не обеспечен более широким и грамотным толкованием, в связи с чем наблюдаются некоторые упущения в части неполноценно выстроенной диспозиции, которая влияет на квалификацию.

Толкование применения некоторых норм из данной главы было обеспечено изначально постановлением Пленума Верховного суда РФ № 11 от 15 июня 2004 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 131 и 132 Уголовного кодекса РФ», которое просуществовало до утраты юридической силы 14 июня 2013 г., которое в свою очередь сменило постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности». Некоторые положения из данных постановлений находят свое отражение в настоящей правоприменительной практике, однако же, что хочется отметить из рассматриваемой проблемы, так это то, что истолкование таких важных понятий, затрагиваемых главой 18 УК РФ находится исключительно за рамками законодательства имеющего на сегодняшний день юридическую силу, а именно это положение пункта 1 прежнего постановления, которое в свою очередь разъясняло базовые положения глав, а именно вопросы связанные с тем, что же понимать под ключевыми понятиями закрепленными 18 главой УК РФ?

Ответ на этот вопрос нам разъяснял первый пункт постановления, а именно: «под половым сношением следует понимать совершение полового акта между мужчиной и женщиной, под мужеложством сексуальные контакты между мужчинами, под лесбиянством — сексуальные контакты между женщинами. Под иными действиями сексуального характера следует понимать удовлетворение половой потребности другими способами, включая понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения» [8]. В рамках работы, именно последнее положение о иных действиях сексуального характера имеет наибольшую ценность для дальнейшего исследования.

Следует обратить внимание на значимый пробел, допущенный законодателем в сформированной диспозиции ч. 2 ст. 134 УК РФ, который влечет за собой серьезные проблемы последующей квалификации деяний лиц, достигших 18-летнего возраста и совершивших в отношении несовершеннолетнего лица, не достигшего 16-летнего возраста, а именно, посягательств которые выражаются в иных действиях сексуального характера. Уголовно-правовая норма ч. 1, 2 ст. 134 УК РФ дословно включает в свою уголовно-правовую охрану лиц лишь от «Половое сношение…» и «Мужеложство или лесбиянство с лицом, не достигшего шестнадцатилетнего возраста…» [1], что создает упущение такой формы посягательства, как иные действия сексуального характера.

Обратившись к п. 16 постановления Пленума Верховного суда РФ № 16 от 4 декабря 2014 г. «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности», конкретизации в отношении иных действий сексуального характера не дано, напротив, законодатель и здесь утверждает что «Уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, достигшим двенадцатилетнего возраста, но не достигшим шестнадцатилетнего возраста, а равно за совершение в отношении указанных лиц развратных действий (статьи 134 и 135 УК РФ) наступает в случаях, когда половое сношение, мужеложство, лесбиянство или развратные действия были совершены без применения насилия или угрозы его применения …» [8]. Упоминания в перечне случаев, в непосредственности которых уже наступает ответственность законодатель не включает понятия «иных действий сексуального характера», что на наш взгляд является весьма интересным. Из всего перечня схожих форм выражениях рассматриваемых форм посягательств наиболее подходящей для изучения представляется лишь такая форма посягательства как развратные действия. В своей работе Е. Ю. Пудовочкин считает, что «половое сношение, к примеру, с девочкой, не достигшей 16 лет, будет квалифицироваться по ч. 1 ст. 134 УК РФ а, скажем, анальный секс с той же девочкой, будет квалифицироваться по ч. 1–2 ст. 135 УК РФ (Развратные действия)» [7]. Есть и обратная точка зрения, как утверждает в своей статье В. Г. Романов, «деяния в форме анального секса с девушкой не достигшей 16-летнего возраста, которые квалифицируется по нынешнему кодексу по ст. 135 УК РФ (Развратные действия), должны быть квалифицированы исключительно по ст. 134 УК РФ (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста)» [5] по природе совершенного посягательства, на наш взгляд, это оправдано. Однако, следует заметить то, что исходя из толкования, которое нам дает Верховный суд и содержания диспозиций статей это не представляется возможным для квалификации на сегодняшний день, выясним почему же.

Проблематика квалификации связана прежде всего с тем, что допущенный пробел отграничивает иные действия сексуального характера от сущности состава ст. 134 УК РФ изложенной в ее названии, поскольку диспозиция ни одной из ее частей надлежащим образом не располагает данное понятие, остается лишь сделать вывод о том, что это положение является избыточным, но так ли это?

В некоторых случаях для правоохранительных органов, а также суда квалифицировать преступное посягательство, выразившееся в признаках иных действий сексуального характера, которые по своей природе имеют сходство с понятием развратных действий, как отдельной категории, которую законодатель выделяет в отдельный состав предусмотренный ст. 135 УК РФ, в связи с чем и назревает данная проблема, поскольку схожесть понятий вынуждает отступить от в действительности верной и надлежащей квалификации такого рода деяний, которые по своей сущности и природе должны быть квалифицированы по положению исключительно ст. 134 УК РФ. В одном из комментариев к статье 134 УК РФ, имеется утверждение о том, что если потерпевшая не достигла 16-летнего возраста и с ней были совершены иные действия сексуального характера, при том, что данные действия совершались добровольно, данное посягательство требует квалификации по ст. 134 УК РФ, однако же, как можно заметить, предположения о конкретной части не ставятся, что вводит в замешательство [6].

В отличие же от представленного материала, в делах с лицами старше 16 лет, такой проблемы не возникает, поскольку ч. 1 ст. 132 УК РФ имеет в себе строгий перечень, который включает иные действия сексуального характера наравне с мужеложством и лесбиянством, как и следует из названия состава, чего не достает ч. 2 ст. 134 УК РФ, что с нашей точки зрения является упущением и пробелом. Насколько же серьезно данный пробел оказывает влияние на квалификацию и какие за собой последствия он несет с точки зрения теории права и ее материальной составляющей?

Исследуя данный вопрос, ощутимой, проблема описанная выше становится лишь, проведя сравнительный анализ ответственности за схожие составы, которые в нынешней практике подменяются и с точки зрения составляющей современной редакции уголовного закона являются единственным вариантом вменения, для привлечения к ответственности лиц совершивших деяния образующих состав преступления. Речь идет именно о совершении лицом достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста тех иных действий сексуального характера, по обоюдному согласию, которые, как показывает современная практика, а также по мнению С. В. Бородина, могут принимать форму «анального, орального секса, различные имитации полового акта в виде нарвасадата (введение полового члена между молочными железами) и т. п». [4].

В практике подобный вопрос нивелируется и органы, не раздумывая, по единому возможному варианту и предписанию, оставляют свой выбор при квалификации всех описанных форм контакта за составом ч. 1 ст. 135 УК РФ и связывают всю дальнейшую квалификацию по подобным делам именно так.

Вопрос об ответственности же за столь небольшой пробел трактуется в сторону обвиняемого, поскольку ответственность, как уже ранее было отмечено, настолько разная, что в связи с этим разнится в том числе и категория преступления, что в свою очередь открывает перед субъектом совершенного преступления спектр возможностей избежать наказания. Составом ч. 1 ст. 135 УК РФ предусмотрена ответственность в виде лишения свободы до трех лет, что в свою очередь относит подобные дела по квалификации в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ к преступлениям небольшой тяжести, за которое в соответствии со ст. 76 УК РФ предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Многие составы преступлений, в особенности затрагивающие защиту от посягательства на несовершеннолетних и их прав на неприкосновенность имеют более строгий со стороны государства контроль и регулирование, однако же не в этом случае.

Допуская подобные незаурядные ситуации, законодатель в общем и целом знаком с ситуацией, которая складывается в обществе и как никто другой знает о серьезности вопроса поставленного на повестку дня, поскольку сам же утверждает о том, что по статистике совершаемых преступлений связанных с квалификацией по ст. 134 УК РФ и ст. 135 УК РФ с 2014 по 2015 год соответственно отмечается рост [3]. В соответствии с чем, должный контроль обязан быть проведен по данному вопросу, поскольку он имеет непосредственное влияние на количество потенциально опасных лиц, посягательство со стороны которых, при описанных обстоятельствах, обретает законодательное снисхождение, что недопустимо.

При устранении же недочета состава диспозиции ч. 2 ст. 134 УК РФ, ответственность за который предусмотрена уже на срок до шести лет лишения свободы, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ является делом по категории тяжкого преступления, освобождение от уголовной ответственности за которые настоящим уголовным законом недопустима.

Стоит заметить, что данная проблема лежит бременем исключительно на законодателе, поскольку, исходя из положений ч. 2 ст. 3 УК РФ «Применение уголовного закона по аналогии не допускается», квалифицировать и вменять схожие дела ч. 2 ст. 134 УК РФ по аналогии диспозиций ч. 1 ст. 132 УК РФ не представляется возможным и допустимым с точки зрения принципов уголовного закона, в связи с чем создается необходимость в дополнении диспозиции ч. 2 ст. 134 УК РФ и доведение ее формулировки до «Мужеложство или лесбиянство, а равно иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста…», что на наш взгляд является обоснованным, исчерпывающим и прежде всего истинно верным.

Вопрос о совершенствовании норм, предусматривающих ответственность за преступные посягательства против половой неприкосновенности лиц, не достигших шестнадцати лет, даже при наличии согласия со стороны последних, с каждым годом становится всё злободневней. Во многих своих работах ученые правоведы в обозрении данной темы, обращаются к законодателю, требуют его внимания и принятия от него соответствующих мер по приведению в соответствие некоторых позиций уголовного закона, а в частности, пробела, который затронут в данном исследовании. И ведь в действительности, все это оказывает очень серьезное влияние на нынешнюю обстановку в поле квалификации и соответственно правоприменительной практики правоохранительных органов и суда.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 28.04.2015 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  2. Сборник постановлений Пленумов Верховного суда Российской федерации по уголовным делам / сост. С. Г. Ласточкина, Н. Н. Хохлова. М., 2008.
  3. Козлова Н. Детский де Сад // Российская газета — Федеральный выпуск № 116(6984). 2016. 30 мая.
  4. Шаргородский М. Д. Вопросы Общей части уголовного права. (Законодательство и судебная практика) Л., 1955. С. 368
  5. Романов В. Г. Проблемные вопросы квалификации деяния, предусмотренного ст. 134 УК РФ и отграничения данного состава преступления от смежных составов (ст. 131, ст. 132 УК РФ) // Вестник ТГУ, выпуск № 2 (118), 2013. С. 301
  6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. — М., 2001. — Т. 3. — 768 с.
  7. Пудовочкин Ю. Е. Ненасильственные половые посягательства на лиц, не достигших 14 лет // Законность. 2002. № 14. С. 46.
  8. Сборник постановлений Пленумов Верховного суда Российской федерации по уголовным делам / сост. С. Г. Ласточкина, Н. Н. Хохлова. М., 2008.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, сексуальный характер, действие, половое сношение, Верховный суд РФ, квалификация, половая неприкосновенность, половая свобода, постановление Пленума, шестнадцатилетний возраст.


Ключевые слова

квалификация, развратные действия, мужеложство, половое сношение, лесбиянство, иные действия сексуального характера
Задать вопрос