Анализ правовой природы недействительных сделок | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №50 (340) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 11.12.2020

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Беляева, А. Г. Анализ правовой природы недействительных сделок / А. Г. Беляева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 50 (340). — С. 161-163. — URL: https://moluch.ru/archive/340/76395/ (дата обращения: 03.03.2021).



Статья посвящена рассмотрению основных подходов отечественных цивилистов к анализу правовой природы недействительных сделок.

Ключевые слова: сделка, недействительная сделка, правомерность.

Сделки представляют собой одно из наиболее часто встречающихся оснований возникновения гражданских правоотношений. Согласно ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) «Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей».

Однако не все сделки являются действительными. Основания недействительности сделки закрепляются в § 2 ГК РФ «Недействительность сделок». Данное понятие анализировалось многими учеными, посвятившими ему большое количество работ. Однако мнения относительно природы недействительных сделок значительно отличаются друг от друга.

Так некоторые ученые полагают, что недействительные сделки вообще нельзя относить к категории «сделки». Например, профессор И. С. Перетерский в своей книге, посвященной научным комментариям к Гражданскому кодексу РСФСР, утверждал, что даже если определенное действие, имеет намерение установить, изменить или прекратить те или иные гражданские правоотношения, оно не всегда приводит к планируемому результату. «Сделка — это действие, дозволенное законом. Действия, хотя бы и вызывающие юридические последствия, но не те, которые имели в виду участники, не пользуются защитой закона и не являются сделками» [5, c.6].

Схожей с профессором И. С. Перетерским позиции придерживался Д. И. Мейер. Он считал, что только действительные сделки можно считать существующими, в отличие от незаконных сделок, которые вообще нельзя называть сделками. Д. И. Мейер писал: «под понятие сделки не подходит нарушение права», так как у правонарушения иная цель. «Подобно юридическим действиям вообще, и сделки могут быть разделены на законные и незаконные и только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно, и существующими. Но ничтожество поражает эти сделки только при соприкосновении их с общественной властью, а независимо от того они существуют точно так же, как и сделки законные, и встречаются нередко в действительности» [3, c. 177–178].

Как видим, многие авторы придерживались позиции, что сделкой можно считать только правомерные действия, в связи с чем недействительные сделки, сделками являться не могут. Помимо этого, данные авторы считают недействительную сделку правонарушением.

В качестве примера можно привести высказывание Ф. С. Хейфец: «Правомерность действия — это конструктивный элемент сделки, отличающий ее от правонарушения. Отсутствие в конкретной сделке элемента правомерности означает, что возникшее по форме как сделка действие на самом деле является не сделкой, а правонарушением» [9, c. 15].

И. Б. Новицкий вводит еще одно понятие «противоправная сделка». Применяя данное понятие, Новицкий И. Б. отмечает, что данная сделка вызывает некие правовые последствия, однако, они отличны от тех, которые предполагались сторонами: «Раз воля сторон выражена и направлена на определенный результат (установление, изменение или прекращение правоотношений), этот факт наступил и не наступившим стать не может. Другое дело — те юридические последствия, которые с ним нормально связываются: они могут не наступить, и в этом последнем случае имеет место недействительная сделка» [4, c. 66]. При этом совершается четкое разделение сделки и ее правовых последствий. Исходя из такого разделения можно сделать вывод, что понятие «правомерность» Новицкий И. Б. относит к типу сделки, а не к какой-то определенной сделке.

Интересную точку зрения высказывал В. В. Артемов, утверждающий, что понятие «сделка» и «правонарушение» являются противоположными [1, c. 10–14]. То есть недействительные сделки относятся к категории неправомерных действий, которые следует называть «волеизъявлениями», которые уже могут являться и действительными, и недействительными.

Полагаем, что недопустима замена понятия недействительной сделки на правонарушение. В рамках данного мнения И. В. Матвеев пишет: «Решения суда, связанные с признанием сделок недействительными и применением последствий недействительности сделок по отношению к их виновным контрагентам, есть возложение гражданско-правовой ответственности на них. Поскольку основанием гражданско-правовой ответственности является совершение гражданского правонарушения, то можно сделать вывод, что недействительные сделки в большинстве своем являются именно гражданскими проступками» [2, c. 44–45]. Употребляя понятие «большинство» автор указывает на наличие определенных вариантов, когда недействительные сделки правонарушениями быть не могут.

Например, одним из вариантов недействительных сделок являются сделки, совершенные недееспособными лицами, либо малолетними, у которых отсутствует деликтоспособность, т. е. способность нести ответственность за свои действия.

Согласно п. 1 ст. 401 ГК РФ, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Законодательно закрепленное понятие «вины» отсутствует. Энциклопедический словарь дает следующую характеристику понятию «вина»: «Вина составляет необходимое условие ответственности, как гражданской, так и уголовной, за недозволенные деяния. Она заключается во внутреннем отношении дееспособного субъекта к совершаемому им деянию» [10, c. 322]. То есть вина является субъективным психическим отношением индивида к осуществляемым им противоправным действиям и их последующим результатам, т. е. предвидением негативных последствий и понимания возможности их недопущения. Как говорит Е. А. Суханов, «…не могут считаться виновными действия душевнобольного или малолетнего гражданина, которые в большинстве случаев не в состоянии оценивать свое поведение и его последствия» [6, с. 167]. Следовательно, недееспособное лицо не может характеризоваться как виновное, т. е. и ответственности никакой нести не может. Таким образом, в связи с тем, что у данной категории лиц отсутствует ключевое условие правонарушения — вина, то недействительные сделки, совершенные недееспособными или малолетними лицами, нельзя отнести к категории правонарушений.

Также сделка, совершенная под влиянием заблуждения, фактически в своем содержании не имеет ничего противозаконного. Стороны действуют добросовестно, однако ошибаются при выборе предмета или определении правовой природы сделки.

В связи с тем, что главным основанием отнесения юридического факта к категории сделки является его волевой признак, то добавление такого второго основания классификации как «правомерность» представляется неверным, так как деление одновременно по двум самостоятельным основаниям недопустимо.

Таким образом, получается следующая классификация: факты подразделяются на волевые действия и неволевые события; действия подразделяются на сделки, которые могут быть действительными или недействительными и поступки, способные привести к правовому результату, либо к правонарушению.

Согласно толковому словарю Д. Н. Ушакова термин «недействительный» трактуется как не имеющий силы или значения, вследствие неправильности, истечения срока и т. п.; не существующий на самом деле, мнимый [8, c. 276]. Исходя из данных определений видно, что признание сделки недействительной указывает на то, что действия граждан, выраженные в виде сделок, в связи с их противоречием законодательству будут считаться юридически несуществующими.

Другие ученые считают, что вид поведения сторон сделки, т. е. правомерное оно или нет, не является ключевым признаком для определения правовой природы сделки, так как он играет роль лишь при определении последствий сделки.

В своей статье, посвященной изучению аспектов понятия «сделки» М. В. Телюкина делает вывод, что сделки могут являться как действительными, так и не действительными, ведь главным аспектом сделок является нацеленность на возникновение, прекращение или изменение определенных правоотношений. И, если действительные сделки вызывают те правовые последствия, которые стороны желали получить, то недействительные сделки приводят к последствиям, указанным в законе [7, c. 27]. Ведь в ст. 153 ГК РФ нет четкого указания на характер совершаемых действий, т. е. правомерное оно или неправомерное, на предполагаемые последствия, а также указание того, что сделка должна порождать только те правовые последствия, которые желали стороны. То есть для того, чтобы признать конкретное действие сделкой важно определить его направленность на возникновение, прекращение или изменение неких обязанностей, а не тот правовой результат, который предполагается получить. Таким образом, закон не дает четкого указания на необходимость получения конкретных последствий, предполагаемых сторонами в процессе их волеизъявления, ключевым моментом является наличие определенной направленности. Из этого следует, что понятие «недействительность» относится к правовым последствиям, а не конкретно к сделке как к юридическому факту.

Таким образом, не смотря на противоречивые мнения, по нашему мнению, термин «недействительная сделка» наилучшим образом отображает сущность данных действий, указывая на их неправомерность. Ведь, до тех пор, пока происходит исполнение сделки и, в свою очередь, порождаются определенные правовые последствия, исходящие из цели сделки, а также пока никто не обнаружил ее ничтожности или не подал иск об оспаривании данной сделки, она действует наравне с действительными сделками.

Литература:

  1. Артемов В. В. Недействительность сделок и их последствия: некоторые аспекты / В. В. Артемов // Юрист. — М.: Юрист. — 2002. — № 6. — С. 10–14.
  2. Матвеев И. В. Правовая природа недействительных сделок / И. В. Матвеев. — М.: Юрлитинформ, 2002. — 176 с.
  3. Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. / Д. И. Мейер — М.: Статут, 2003. — С. 177–178.
  4. Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность / И. Б. Новицкий. — М.: Госюриздат, 1954. — 247 с.
  5. Перетерский И. С. Гражданский кодекс РСФСР. Научный комментарий. Вып. 5. Сделки. Договоры. / И. С. Перетерский. — М.: Юриздат НКЮ РСФСР, 1929. — 84 с.
  6. Суханов Е. А., Асосков А. В., Ем В. С. Гражданское право. Учебник. В 4-х Томах. Том 1 / Е. А. Суханов. — М.: Статут, 2019. — 576 с.
  7. Телюкина М. В. Понятие сделки: теоретический и практический аспекты / М. В. Телюкина // Адвокат. — 2002. — № 8. — С. 21–35.
  8. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Н. Ушакова. — М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл».; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935–1940. (4 т.).
  9. Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву / Ф. С. Хейфец. — М.: Юрайт, 2000. — 164 с.
  10. Энциклопедический словарь: В 86 т. / Изд. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. — Репр. изд. — СПб: ПОЛРАДИС, 1993.
Основные термины (генерируются автоматически): сделка, ГК РФ, действие, недействительная сделка, последствие, гражданско-правовая ответственность, правовой результат, самое дело, четкое указание, юридический факт.


Ключевые слова

сделка, недействительная сделка, правомерность
Задать вопрос