Понятие недействительной сделки | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №11 (353) март 2021 г.

Дата публикации: 09.03.2021

Статья просмотрена: 22 раза

Библиографическое описание:

Каменев, Ф. С. Понятие недействительной сделки / Ф. С. Каменев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 11 (353). — С. 83-86. — URL: https://moluch.ru/archive/353/79093/ (дата обращения: 19.04.2021).



В статье автор пытается определить понятие недействительной сделки.

Ключевые слова: сделка, закон, право.

Формирование постоянного и отвечающего современным тенденциям развития института недействительных сделок на законодательном уровне основано на трех направлениях. С одной стороны, эволюции положений о недействительных сделках способствуют цивилистические исследования по данному вопросу, а с другой стороны — правоприменительная практика как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции. Третьим же, и не менее важным элементом прогресса отечественных норм права в исследуемой области выступает учет и анализ зарубежных действующих нормативно-правовых актов [18].

Следует отметить, что действующий Гражданский кодекс Российской Федерации не придает правовой обоснованности неотъемлемым признакам сделки. Кроме того, Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит определение недействительной сделки, но только указывает на случаи, при которых сделка может считаться спорной или недействительной. Отсутствие дефиниции «недействительной сделки», а также отсутствие системного признака законности в определении сделки как таковой приводит к возникновению вопросов о взаимосвязи действительных и недействительных сделок

Рассмотрим мнения ученых-юристов различных периодов по этому проблемному вопросу.

По мнению Д. Д. Гримма, недействительная сделка не приведет к объективному правовому результату, который наступил бы при совершении действительной сделки [8]. Ю. С. Гамбаров полагал, что поскольку недействительная сделка приводит к наступлению юридических последствий, нельзя утверждать, что она не является сделкой [6].

В советское время вопрос о правовой природе недействительной сделки также не получил должного разрешения.

Например, О. А. Красавчиков считал недействительной ту сделку, осуществление которой не влечет юридических последствий, которые могли быть допущены сторонами [14]. M. M. Агарков подчеркнул, что сделки представляют собой воплощенную волю сторон. Он различал эти выражения воли в контексте понимания действительного или ничтожного. Также было отмечено, что действие не является действительным или недействительным, как это произошло, но выражение воли (волеизъявление) может быть действительное или недействительное [4].

Также недействительные сделки могли рассматриваться как незаконные, противоправные деяния, которые не соответствуют нормам закона. Об этом говорил в своих трудах И. Б. Новицкий [16].

У современных ученых-цивилистов также нет единого понимания недействительных сделок.

Отечественный исследователь А. А. Киселев указывает на то, что если не считать правомерность одним из важнейших признаков сделки, то границы между правонарушением и самой сделкой размыты, что в свою очередь ведет к серьезной проблеме в разграничении этих понятий [13]. Существует также мнение, что категории «недействительность» и «противоправность» являются не сравнимыми, так как они не пересекаются по своему значению. Это лишь отличные формы правовой оценки события. Об этом говорит в своих трудах Д. О. Тузов. Указывается на то, что невозможно считать недействительной сделку правонарушением, поскольку правонарушение предполагает вину субъекта и осознание противоправности деяния, а этого может не быть как квалифицирующего признака во всех недействительных сделках [22].

По мнению И. Е. Степановой, при заключении недействительной сделки происходит нарушение положений закона, при этом у такой сделки есть характеристики, присущие действительным сделкам, например, волеизъявление, направленное на определенные последствия [20]. Также есть мнение, что многие бытовые сделки подходят под недействительные, однако они заключаются и заканчиваются исполнением обязательств, поскольку стороны не придают значение полному соответствию этих сделок закону, а обращают внимание на их правомерность, в целом [21].

Многие цивилисты при рассмотрении вопроса о недействительности сделок предлагали классифицировать недействительные сделки на:

− ничтожные, или абсолютно недействительные, которые признавались такими, когда по закону они не влекли юридических последствий, будто стороны не осуществляли никакого действия;

− оспоримые, или относительно недействительные, которые в отличие от ничтожных сделок не лишали ее юридических последствий, но поданный иск или оспаривание заинтересованным лицом приводил к такому результату.

Такая классификация заняла прочные позиции в советской и постсоветской гражданско-правовой науке, но была немного изменена. Позиция разделения транзакций на незначительные и спорные стал определяться как способ признания недействительности транзакции: в случае недействительности — по закону, в случае спора — в суде.

Стоит сказать и о такой типологии недействительных сделок, предложенную Д. И. Мындрей, для которой автор выбрала такое основание как «правовой результат», необходимость которого была установлена законодателем при классификации сделки как недействительной. По этому основанию выделяются следующие типы недействительных сделок:

1) сделки, в которых не соблюдаются установленные законом требования или требования о государственной регистрации или совершенные с нарушением процессуальных или формальных требований;

2) сделки, недействительность которых связана с дефектом в составе субъекта и, как правило, с дефектом воли субъекта и обусловлена необходимостью защиты прав соответствующих лиц;

3) сделки, недействительность которых обусловлена необходимостью защиты оборота от незаконных и недобросовестных действий [15].

Поддерживая данную классификацию, Д. В. Параскевова считает, что ее применение действительно позволит эффективно закрепить способы защиты гражданских прав, связанных с недействительностью сделок и, при необходимости, внести соответствующие изменения в закон [17].

Изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации, принятые Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ [3], содержат существенные изменения, в том числе в сфере правового регулирования недействительности сделок. В то же время в законе сохранено разделение сделок на ничтожные и оспоримые.

Статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации гласит, что за исключением случаев, предусмотренных в пункте 2 настоящей статьи или другого закона, сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта, является спорным, если это не вытекает из закона, что и другие последствия нарушения должны быть применены, которые не связаны в недействительность сделки. Далее говорится о том, что: «Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки» [2].

Можно сделать вывод, что кроме ничтожных сделок, недействительность которых следует в силу закона из самого факта ее совершения, а суд лишь определяет правовые последствия такой недействительности, появилась новая разновидность недействительных сделок, которые могут быть признаны таковыми судом, если они нарушают требования закона или юного правового акта.

Таким образом, изменение ст. 168 ГК РФ вносит определенные коррективы в классификацию недействительных сделок. С учетом этого можно выделить три группы недействительных сделок, которые не могут рассматриваться как полноценные юридические факты:

1) ничтожные сделки, недействительность которых устанавливается законом;

2) ничтожные сделки, недействительность которых устанавливается судом в случаях, предусмотренных законом;

3) оспоримые сделки, недействительность которых устанавливается в судебном порядке по инициативе заинтересованного лица.

Возможность данной классификации обусловлена выделением сделок, противоречащих закону (противозаконные, противоправные) и сделок, недействительность которых обусловлена их иными недостатками. В подобных ситуациях несоответствие сделок закону, что обуславливает их недействительность, состоит не в их противоправности, а в таких недостатках элементов сделки или элемента юридического состава, которые делают такую сделку с точки зрения закона нежелательной.

Существуют пороки сделки, которые сами не лишают сделку юридической силы, поэтому она будет действительной и вызовет предполагаемые юридические последствия. Но ряд лиц имеют право оспорить такую сделку, а это может уничтожить правовые последствия сделки. Такие сделки являются оспоримыми.

Решение о недействительности оспариваемой сделки принимается судом, прекращающим ее и ликвидирующим возникшие правоотношения. В случае непредставления претензии о недействительности такой сделки она остается в силе.

Еще Ю. С. Гамбаров пишет, что спорная ситуация об оспариваемости сделки не столько вызвана, сколько выявлена недействительность оспариваемой сделки: иначе было бы невозможно объяснить, что эта сделка признана недействительной с самого начала ее возникновения и от нее возникают те же последствия, что и сделка, по сути своей ничтожная в смысле этого слова [6].

Выделение недействительных сделок в отдельную группу не означает спорным вопросом их несоответствие закону.

Как отмечает Ю. П. Егоров, выделение оспоримых сделок означает, что их недействительность может последовать только после соответствующего заявления заинтересованного лица [10].

Зачастую критериями недействительности оспариваемых сделок могут быть обстоятельства, указывающие на дефект воли или другие обстоятельства. Но они предполагают волевой процесс, и их анализ в любом случае приводит к дефекту волевого действия. Например, согласно п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, произошедшая в случае ошибки одной из сторон, может быть признана недействительной по иску этой стороны. Под влиянием заблуждения обстоятельства, существенные для заключения сделки, понимаются неправильно [5].

Чтобы признать сделку как кабальную, необходимы такие обстоятельства, как тяжелое положение субъекта, невыгодность условий сделки и осведомленность об этом другой стороны [19].

Нарушается волеизъявление, если лицо, заключающее сделку, не способно понимать значение собственных действий, руководить ими. Согласно ст.177 ГК РФ, подобную сделку суд может признать недействительной при подаче иска этим лицом или иными лицами, чьи права или законные интересы нарушены при ее совершении [12].

Недостатки фактического состава по-разному влияют на юридическую силу сделки. Одни дефекты делают сделку недействительной изначально, вне зависимости от чьего-либо волеизъявления. При внешней видимости сделки, с точки зрения закона ее нет, она ничтожна [7].

Недействительная сделка не приводит к каким-либо юридическим последствиям, что означает, что каждая организация имеет право считать ее несуществующей. Решение суда не должно подтверждать недействительность этой сделки, поскольку она является таковой в силу закона. Однако такие недостатки сделки не всегда очевидны, поэтому возникает необходимость подтвердить недействительность судебным решением.

Статья 169 Гражданского кодекса Российской Федерации признает ничтожными те сделки, которые совершены против морали и правопорядка. Такие сделки, помимо объективного признака — противоречия основам морали и правопорядка, имеют в качестве субъективного признака умысел.

Мнимые и притворные сделки также по своей правовой сущности ничтожны [11].

Мнимая сделка совершается для создания мнения о ее совершении. Но ее стороны на самом деле не собираются участвовать в правовых отношениях. К примеру, совершая мнимую сделку купли-продажи, стороны предварительно договариваются, что данная сделка не влечет возникновения прав и обязанностей.

Обычно притворная сделка совершается, чтобы скрыть другую сделку. Такие сделки имеют воплощение воли, нацеленное на правовые последствия, но не на те, которые вытекают из него. Фактически стороны сделки хотят совершить другую сделку, но не хотят ее показывать. Во всех случаях такая притворная сделка считается недействительной [9].

Сделка, заключенная недееспособным гражданином, признанным таковым вследствие психического расстройства, также признается недействительной (статья 171, часть 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Однако часть 2 статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет суду признать такую сделку действительной по требованию опекуна, если это приводит к выгоде недееспособного лица.

Сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет, признаются недействительными (статья 172, часть 1 Гражданского кодекса Российской Федерации). Но закон разрешает несовершеннолетнему лицу совершать мелкие сделки в рамках бытового пространства, а также имеет место признание сделки действительной по требованию ее законного представителя, если эта сделка приводит к выгоде несовершеннолетнего.

По результатам исследования можно сделать вывод, что сделки в гражданском праве России представляют собой институт гражданского права, регулирующий отношения, связанные с заключением, изменением и расторжением односторонних и двусторонних соглашений (договоров), признанием их недействительными и применением правовых последствий их недействительности.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 04.08.2014, № 31, ст. 4398.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 1994, № 32, ст. 3301.
  3. Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 2013, № 19, ст. 2327.
  4. Агарков М. М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. — 1946. — № 3–4. — С. 41–55.
  5. Байбак В. В., Карапетов А. Г. Анализ проблемных вопросов применения ст. 178 ГК РФ об оспаривании сделки в связи с существенным заблуждением // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2017. № 9. С. 70–80.
  6. Гамбаров Ю. С. Гражданское право. Общее право / под ред. В. А. Томсинова. — М.: Зерцало, 2018.
  7. Гражданское право общая часть: учебник /под ред. И. В. Бакаевой. — Ростов н/Д: Феникс, 2018.
  8. Гримм Д. Д. Лекции по догме римского права / Д. Д. Гримм; под ред. и с предисл. В. А. Томсинова. — М.: Зерцало, 2018.
  9. Гутников О. В. Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые: основные идеи и результаты реформирования Гражданского кодекса Российской Федерации // Право. Журнал Высшей школы экономики. — 2017. — № 2. — С. 48.
  10. Егоров Ю. П. Правовой режим сделок как средств индивидуального регулирования. — Новосибирск: Наука, 2016.
  11. Ем В. С. Ничтожность сделок по действующему гражданскому законодательству // Вестник гражданского права. 2018. № 4. С. 12–20.
  12. Казанцева К. Ю. Недействительность сделок: вопросы теории и практики // Современное право. 2018. № 3. С. 30–40.
  13. Киселев А. А. Недействительные сделки: проблемы составов, квалификации и правовых последствий: моногр. / А. А. Киселев; под ред. проф. В. А. Рыбакова. — М.: ИГ «Юрист», 2019.
  14. Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. — М.: Госюриздат, 1958.
  15. Мындря Д. И. Недействительность сделки, несоответствующей закону или иным правовым порядкам: дисс. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2003.
  16. Новицкий И. Б. Недействительные сделки. // Вопросы советского гражданского права. Изд-во АН СССР, 1945. — С. 10–20.
  17. Параскевова Д. В. Признание сделки недействительной и (или) применение последствий недействительности сделки как способы защиты гражданских прав: дисс. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2010.
  18. Попов В. С., Попова И. В. О презумпции действительности сделок // Вестник Тамбовского университета. Серия Политические науки и право. Тамбов, 2016. Т. 2. Вып. 4 (8). С. 61–70.
  19. Савостьянова О. Н. Сделки под влиянием существенного заблуждения (статья 178 Гражданского кодекса Российской Федерации): анализ судебной практики после внесения поправок в указанную статью Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ // Юрист. 2017. № 14. С. 31–40.
  20. Степанова И. Е. Недействительность и незаключенность гражданско-правового договора: проблемы теории и практики. — М.: Проспект, 2019.
  21. Скловский К. И. Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ (Понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок). — М.: Статут, 2015.
  22. Тузов Д. О. Теория недействительности сделок. Опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. — М.: Статут, 2017.
Основные термины (генерируются автоматически): сделка, Российская Федерация, Гражданский кодекс, недействительная сделка, недействительность, последствие, ГК РФ, заинтересованное лицо, сторона, суд.


Ключевые слова

право, закон, сделка
Задать вопрос