Преодоление конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (285) ноябрь 2019 г.

Дата публикации: 24.11.2019

Статья просмотрена: 820 раз

Библиографическое описание:

Репкина, А. Ю. Преодоление конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм / А. Ю. Репкина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 47 (285). — С. 366-370. — URL: https://moluch.ru/archive/285/64161/ (дата обращения: 27.02.2021).



Прежде чем проанализировать особенности преодоления конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм, следует, на наш взгляд, в общих чертах охарактеризовать преодоление конкуренции.

Как отмечает Л. В. Горбунова, существует два основных способа разрешения конкуренции уголовно-правовых норм, к числу которых относится устранение и преодоление. Устранение как способ разрешения конкуренции уголовно-правовых норм имеет место в случае конкуренции, возникшей по субъективным причинам, в то время как конкуренция, возникшая по объективным причинам, разрешается посредством преодоления. При этом устранение конкуренции уголовно-правовых норм предполагает отмену одной из конкурирующих норм или, как вариант, внесение в нее изменений, т. е. в данном случае речь идет о законотворческом пути устранения конкуренции, влекущем за собой, как правило, полное исчезновение данного правового явления. Однако гораздо более часто на практике встречается преодоление конкуренции уголовно-правовых норм, предполагающее использование определенных коллизионных принципов и правил, представляющих собой основные начала выбора нужной нормы из нескольких конкурирующих. [1, с. 193]

Стоит заметить, что подобным образом оценивает преодоление конкуренции уголовно-правовых норм и А. В. Корнеева, понимающая под ним выбор необходимой уголовно-правовой нормы при квалификации преступлений, осуществляемый на основе правил и принципов, предусмотренных как нормами уголовного права, так и системой уголовного права, общей теорией права и т. д. [2, с. 57]

Вполне очевидно, что преодоление конкуренции уголовно-правовых норм, представляя собой выбор необходимой и наиболее подходящей для конкретной ситуации уголовно-правовой нормы, основывается на применении определенных принципов и правил. В контексте указанного обстоятельства особенностью преодоления конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм является закрепленность такого правила в ч. 3 ст. 17 УК РФ, устанавливающей приоритет специальной нормы.

Иными словами, как отмечают Ж. С. Дмитриева и В. М. Чупров, «…при всех видах конкуренции общей и специальной норм действует классическое правило: специальный закон отменяет действие закона общего» [3, с. 16], поскольку, как отмечает В. Б. Шакин, «…после продолжительного периода практических и теоретических наработок по разрешению указанного вида конкуренции, законодатель официально закрепил правило преодоления конкуренции общей и специальных норм» [4, с. 113].

Ярким примером применения указанного правила на практике является квалификация получения взятки по ст. 290 УК РФ, которая является специальной, а не по ст. 285 УК РФ, которая в данном случае является общей, а также квалификация посягательства на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, по ст. 295 УК РФ, являющейся специальной, а не по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, которая в данном случае является общей.

Помимо этого, как особо отмечает Л. Д. Гаухман, ч. 3 ст. 17 УК РФ применяется также в случае конкуренции уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность общего и специального субъектов преступления, поскольку в подобных ситуациях правоприменитель ориентируется, как правило, на нормы, предусматривающие ответственность специального субъекта [5, с. 294–295]. Так, например, Х. совершил служебный подлог, т. е. внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, совершенное из иной личной заинтересованности при следующих обстоятельствах. Х., являясь исполняющим обязанности заведующего хирургическим отделением, тем самым являясь должностным лицом, временно выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, находясь в помещении больницы, имея умысел на использование своих должностных полномочий вопреки интересам службы, из иной личной заинтересованности, выразившейся в извлечении выгоды неимущественного характера, обусловленного желанием приукрасить действительное положение хирургического отделения, т. е. в нормальном функционировании деятельности отделения, в создании видимости своей профессиональной состоятельности перед вышестоящим руководством и успешного выполнения возложенных на него обязанностей, в целях повышения показателей своей работы внес в медицинские карты ложные сведения о нахождении нескольких граждан на стационарном лечении, при этом будучи достоверно осведомлённым о том, что эти услуги указанным гражданам не оказывались. Впоследствии руководство больницы, не осведомленное о противоправных действиях Х., представило в ЗАО «МАКС-М» счет, содержащий сведения об оказании медицинских услуг указанным гражданам, получив на основании указанного обстоятельства необоснованное финансирование. Действия Х. были квалифицированы органами предварительного следствия как совокупность преступлений по ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 292 УК РФ как должностное злоупотребление и служебный подлог. В свою очередь, суд квалифицировал действия Х. по ч. 1 ст. 292 УК РФ, исключив ч. 1 ст. 285 УК РФ как излишне вмененную в виду того, что в данном случае нет состава предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, поскольку нет существенного вреда. Исходя из этого, налицо не совокупность преступлений, а конкуренция правовых норм, при которой одно и то же деяние подпадает под действие двух или более статей УК РФ, а ст. 285 УК РФ является общей нормой предусматривающей все случаи злоупотребления должностными полномочиями.

Правила квалификации преступлений при конкуренции норм установлены в ч. 3 ст. 17 УК РФ и состоят в том, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует, и уголовная ответственность наступает по специальной норме. [6]

Стоит заметить, что помимо ч. 3 ст. 17 УК РФ, принципы и правила, на основании которых осуществляется преодоление конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм, устанавливаются в практике высших судебных инстанций. В частности, из п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» следует, что преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 256 УК РФ, ч. 2 ст. 258 УК РФ и п. «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ, отличаются специальным субъектом. Исходя из этого, Пленум Верховного Суда РФ особо отмечает, что поскольку «…в указанных нормах специально предусмотрена ответственность за деяния, совершенные с использованием служебного положения, содеянное квалифицируется только по ч. 3 ст. 256, или ч. 2 ст. 258, или п. «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ без совокупности с преступлениями, предусмотренными статьями 201 или 285, 286 УК РФ». [7]

Аналогичные правила имеются и в п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», в соответствии с которым «...если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается ч. 3 ст. 159 УК РФ или 3 ст. 160 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 285 УК РФ не требует». [8]

В свою очередь, из п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности», следует, что «…в тех случаях, когда лицо содействует террористической деятельности путем финансирования незаконного вооруженного формирования, его действия охватываются ч. 1 ст. 208 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ как финансирование терроризма не требуется». [9]

Стоит заметить, что некоторые ученые отмечают, что конкуренция общей и специальной уголовно-правовых норм, как и конкуренция специальных уголовно-правовых норм, не является однородной, отличаясь наличием нескольких разновидностей. В частности, Л. Д. Гаухман утверждает, что одним из вариантов применения ч. 3 ст. 17 УК РФ является достаточно широко применяемое на практике утверждение о том, что квалифицированный или привилегированный состав преступления всегда обладает приоритетом перед основным видом. В качестве примеров указанной ситуации ученый приводит соотношение ч. 1 и ч. 2 ст. 158 УК РФ, в котором ч. 2 ст. 158 УК РФ, представляя собой квалифицированный состав преступления, является специальной нормой, а также соотношение ч. 1 ст. 105 УК РФ и ст. 106 УК РФ, в котором ст. 106 УК РФ, представляя собой привилегированный состав преступления, является специальной нормой по отношению к ч. 1 ст. 105 УК РФ [5, с. 295–296]. Примечательно при этом то, что к конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм ученый относит конкуренцию, возникающую между несколькими квалифицированными составами преступления, в рамках которой более тяжкий квалифицирующий признак поглощает менее тяжкий. Подобное мнение, по сути, является схожим с упоминавшимся нами ранее мнением о том, что практически любая конкуренция уголовно-правовых норм в конечном счете сводится к конкуренции общих и специальных уголовно-правовых норм.

Стоит заметить, что такую же точку зрения на разновидности конкуренции общих и специальных уголовно-правовых норм разделяет М. З. Александр, утверждающий, что рассматриваемая конкуренция возникает применительно к составам основного и квалифицированного преступлений, а также применительно к квалифицированным составам преступлений. Преодоление конкуренции в первом случае осуществляется посредством квалификации преступления по норме, предусматривающей квалифицированный состав, а во втором — по норме, предусматривающей особо квалифицированный состав. Соответственно, как отмечает ученый, законодательные приоритеты во всех возможных случаях являются очевидными и «…заключаются в преимуществе квалифицированных и привилегированных составов преступления над основными, а особо квалифицированных над квалифицированными», в то время как «…каких-то иных случаев конкуренции общей и специальной нормы уголовное законодательство <…> не предусматривает». [10, с. 130–131] Подобной точки зрения придерживается и А. М. Зацепин. [11, с. 103]

Тем не менее, далеко не всегда квалификация преступлений при конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм является очевидной. Практика показывает, что иногда затруднения возникают в процессе закрепления за той или иной уголовно-правовой нормой статуса общей или специальной. Наиболее ярким примером данной проблемы, широко обсуждающимся в отечественной правовой науке, является соотношение злоупотребления должностными полномочиями и превышения должностных полномочий. В абсолютном большинстве случаев злоупотребление должностными полномочиями, уголовная ответственность за которое предусмотрена в ст. 285 УК РФ, признается общей нормой, в то время как превышение должностных полномочий, закрепленное законодателем в ст. 286 УК РФ, рассматривается в качестве специальной нормы, частного случая, как это делает, например, Т. В. Кленова. [12, с. 115]

В свою очередь, И. А. Гааг и Е. Н. Разыграева утверждают, что на практике квалификация преступления по ст. 285 или 286 УК РФ зависит от установления или, напротив, не установления такого факультативного признака субъективной стороны, как мотив в виде корыстной или личной заинтересованности, характерный для ст. 285 УК РФ. [13, с. 259] Однако, например, В. Б. Шакин утверждает, что ошибочно говорить о соотношении ст. 285 и 286 УК РФ как общей и специальной уголовно-правовых норм, поскольку «…в данном случае имеет место проблема разграничения преступлений, поскольку в приведенных нормах предусмотрены отличительные признаки, исключающие одновременное существование друг друга (в одной — злоупотребление, в другой — превышение)». [4, с. 156]

Исходя из изложенного, нельзя не согласиться с М. З. Александром в том, что правило преодоления конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм, содержащееся в ч. 3 ст. 17 УК РФ, отличается слишком абстрактным характером, не содержащим критериев определения конкурирующих норм для практики. Кстати говоря, в связи с этим ученый предлагает дополнить ч. 3 ст. 17 положением о том, что «…если преступление предусмотрено несколькими статьями или частями статьи, одна из которых содержит состав преступления, отражающий любой случай совершения определенного деяния, а другая — один из случаев совершения этого деяния, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по статье или части статьи, особо предусматривающей совершенное преступление». [10, с. 130–131]

Нельзя не согласиться с мнением В. Б. Шакина, отмечающего, что наличие законодательно закрепленного правила преодоления конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм вовсе не облегчает задачу правоприменителя, поскольку возникают сложности с определением общих и специальных норм и т. д. [4, С. 117–118] Во многом поэтому В. Б. Шакин считает необходимым дополнить действующее уголовное законодательство легальными определениями общей и специальной уголовно-правовых норм или, как вариант, перечнем присущих данным нормам признаков, что позволило бы правоприменителю четко устанавливать характер соотношения между нормами.

Подобной точки зрения придерживается и Н. Ф. Кузнецова, которая, однако, предлагает внесение гораздо более существенных изменений в действующее уголовное законодательство. В частности, как отмечает ученый, нельзя согласиться с мнением о том, что «…законодательное закрепление правил преодоления конкуренции уголовно-правовых норм не решает проблемы квалификации преступлений, так как на практике может представить трудность определение того, какая из норм является общей, а какая специальной», поскольку разработка и законодательное закрепление правила преодоления конкуренции «…будет существенно облегчать квалификацию деяний, тем более, если предоставить правоприменителю понятия общей или специальной норм». [14, с. 124] Исходя из этого, ученый считает необходимым включить в действующее уголовное законодательство особую статью, которая включала бы в себя основные правила преодоления конкуренции, в числе которых приоритетность специальных норм, использование общих норм только в случае отсутствия специальных и т. д.

Таким образом, преодоление конкуренции уголовно-правовых норм, представляя собой выбор необходимой и наиболее подходящей для конкретной ситуации уголовно-правовой нормы, основывается на применении определенных принципов и правил. В контексте указанного обстоятельства особенностью преодоления конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм является закрепленность такого правила в ч. 3 ст. 17 УК РФ, устанавливающей приоритет специальной нормы. Примечательно при этом то, что данное правило применяется и в случае конкуренции квалифицированных и особо квалифицированных составов и т. д., поскольку практически любая конкуренция уголовно-правовых норм в конечном счете сводится к конкуренции общих и специальных уголовно-правовых норм. Тем не менее, наличие законодательного закрепленного правила преодоления конкуренции между общей и специальной уголовно-правовыми нормами не облегчает квалификацию преступлений, поскольку оставляет неразрешенными некоторые вопросы, в числе которых, например, возможность отнесения тех или иных норм к общим или специальным.

Исходя из этого, представляется целесообразным исключить из действующего уголовного законодательства ч. 3 ст. 17 УК РФ, дополнив его при этом ст. 17.1 УК РФ, изложенной в следующей редакции: «Статья 17.1. Конкуренция уголовно-правовых норм.

  1. Конкуренцией уголовно-правовых норм признается предусмотренность совершенного одного преступления в двух и более уголовно-правовых нормах, соотносящихся между собой как общая и специальная либо специальная и более специальная.
  2. Специальной (более специальной) признается уголовно-правовая норма, выделенная из общей (более общей) нормы, содержащая один или несколько отличительных признаков, конкретизирующих признаки, предусмотренные в общей (более общей) норме, что обуславливает ее более узкое содержание и наибольший объем признаков состава преступления в сравнении с общей (более общей) нормой.
  3. Если в процессе квалификации преступления на применение претендуют общая (более общая) и специальная (более специальная) нормы одновременно, то применению подлежит только специальная (более специальная) норма. Если в процессе квалификации преступления на применение одновременно претендуют несколько специальных норм, то применению подлежит, в случае если все специальные нормы содержат отягчающие обстоятельства, только та специальная норма, санкция которой предусматривает наиболее строгое наказание.

В остальных случаях применению подлежит только та специальная норма, в которой предусмотрены смягчающие (наиболее смягчающие) уголовное наказание обстоятельства либо в которой предусмотрены наиболее благоприятные условия уголовной ответственности».

Литература:

  1. Горбунова Л. В. Общая теория квалификации преступлений: учеб. пособие. Казань, 2004.
  2. Корнеева А. В. Теория квалификации преступлений: учеб. пособие. М.: Проспект, 2014.
  3. Дмитриева Ж. С., Чупров В. М. Конкуренция правовых норм: на примере норм уголовного права // Теория государства и права. 2017. № 3
  4. Шакин В. Б. Преодоление конкуренции уголовно-правовых норм при квалификации преступлений: дис.... канд. юрид. наук. М., 2004.
  5. Гаухман Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: ЮрИнфоР, 2001. С. 294–295
  6. Постановление Шатойского районного суда Чеченской республики № 1–59/2015 1–7/2016 от 05.02.2016 по делу № 1–59/2015. URL: http://sudact.ru/regular/doc/e8D9Jqtnz0oH/ (дата обращения: 12.12.2018)
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // СПС «КонсультантПлюс».
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // СПС «КонсультантПлюс».
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» // СПС «КонсультантПлюс»..
  10. Александр М. З. Дополнительная квалификация при конкуренции уголовно-правовых норм // Евразийский союз ученых. 2015. № 11–4 (20). С. 130–131.
  11. Зацепин А. М. Дополнительная квалификация преступлений при конкуренции общей и специальной нормы // Перспективы науки. 2015. № 11 (74). С. 103.
  12. Кленова Т. В. Должностные преступления: проблемы регламентации и применения в условиях конкуренции норм // Вестник Самарского университета. История, педагогика, филология. 2014. № 11–1 (122). С. 115.
  13. Гааг И. А., Разыграева Е. Н. Проблемы квалификации преступлений, связанных со злоупотреблением и превышением должностных полномочий // Вестник Кемеровского государственного университета. 2014. № 3–1 (59). С. 259.
  14. Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений / Науч. ред. и предисл. академика В. Н. Кудрявцева. М.: Издательский Дом «Городец», 2007. С. 124.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, норма, специальная норма, преодоление конкуренции, Верховный Суд РФ, действующее уголовное законодательство, конкуренция, случай конкуренции, совокупность преступлений, уголовная ответственность.


Похожие статьи

Правила квалификации преступлений и их реализация...

Ключевые слова: специальная норма, Уголовный кодекс РФ, Особенная часть, правило

В теории уголовного права в качестве специальных правил квалификации преступлений

4. правила квалификации преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации...

Согласно действующему уголовному законодательству при конкуренции общей и

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, злоупотребление полномочиями

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в разделе IV «Меры...

Проблемные вопросы законодательной регламентации уголовной...

Представляется, что трудность структуризации уголовно-правовых норм за указанный вид преступлений связана с наличием широкого спектра интересов и ценностей, подлежащих охране и регулируемых данной главой УК РФ. В качестве одного из примеров конкуренции...

Особенности квалификации по совокупности преступлений...

По действующему законодательству совокупность преступлений определяется как совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено...

Правовые риски конкуренции между судами конституционной...

Конкуренция между судами конституционной и общей юрисдикции заключается в том, что Конституционный суд РФ, конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, суды общей юрисдикции и Верховный суд РФ реализуют функцию...

Соучастие в преступлении: проблемы квалификации...

В ныне действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года содержится целая глава 7, которая состоит из пяти статей и включает в себя такие понятия, как: формы соучастия, эксцесс исполнителя преступления, виды соучастников, особенности ответственности соучастников [1].

Уголовная ответственность за налоговые преступления

Это привело к разбросанности норм, закрепляющих уголовную ответственность за рассматриваемое деяние, в различных статьях УК

В УК РФ закрепляется ответственность за осуществление налоговых посягательств лишь при их осуществлении в крупных и особо...

Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег...

Такая позиция основана на правиле преодоления конкуренции норм, изложенном в ч. 3 ст. 17 УК РФ: если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует, и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Мелкое взяточничество (ст. 291.2 УК РФ): особенности...

Ключевые слова: Уголовный кодекс РФ, квалификация преступлений мелкое взяточничество, коррупция, противодействие коррупционным

В примечания к статье 291.2 УК РФ, в которой предусматривались обстоятельства освобождения от уголовной ответственности, и изложил...

О разграничении и конкуренции аффекта и превышения пределов...

Изучение практики применения уголовного закона, а также специальной научной литературы показывает, что у правоохранительных органов возникают существенные затруднения при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 107 УК РФ (убийство, совершенное в...

Похожие статьи

Правила квалификации преступлений и их реализация...

Ключевые слова: специальная норма, Уголовный кодекс РФ, Особенная часть, правило

В теории уголовного права в качестве специальных правил квалификации преступлений

4. правила квалификации преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации...

Согласно действующему уголовному законодательству при конкуренции общей и

Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, злоупотребление полномочиями

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в разделе IV «Меры...

Проблемные вопросы законодательной регламентации уголовной...

Представляется, что трудность структуризации уголовно-правовых норм за указанный вид преступлений связана с наличием широкого спектра интересов и ценностей, подлежащих охране и регулируемых данной главой УК РФ. В качестве одного из примеров конкуренции...

Особенности квалификации по совокупности преступлений...

По действующему законодательству совокупность преступлений определяется как совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено...

Правовые риски конкуренции между судами конституционной...

Конкуренция между судами конституционной и общей юрисдикции заключается в том, что Конституционный суд РФ, конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, суды общей юрисдикции и Верховный суд РФ реализуют функцию...

Соучастие в преступлении: проблемы квалификации...

В ныне действующем Уголовном кодексе РФ 1996 года содержится целая глава 7, которая состоит из пяти статей и включает в себя такие понятия, как: формы соучастия, эксцесс исполнителя преступления, виды соучастников, особенности ответственности соучастников [1].

Уголовная ответственность за налоговые преступления

Это привело к разбросанности норм, закрепляющих уголовную ответственность за рассматриваемое деяние, в различных статьях УК

В УК РФ закрепляется ответственность за осуществление налоговых посягательств лишь при их осуществлении в крупных и особо...

Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег...

Такая позиция основана на правиле преодоления конкуренции норм, изложенном в ч. 3 ст. 17 УК РФ: если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует, и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Мелкое взяточничество (ст. 291.2 УК РФ): особенности...

Ключевые слова: Уголовный кодекс РФ, квалификация преступлений мелкое взяточничество, коррупция, противодействие коррупционным

В примечания к статье 291.2 УК РФ, в которой предусматривались обстоятельства освобождения от уголовной ответственности, и изложил...

О разграничении и конкуренции аффекта и превышения пределов...

Изучение практики применения уголовного закона, а также специальной научной литературы показывает, что у правоохранительных органов возникают существенные затруднения при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 107 УК РФ (убийство, совершенное в...

Задать вопрос