Отличие злоупотребления полномочиями от сходных видов преступлений | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 22 августа, печатный экземпляр отправим 9 сентября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Опубликовано в

VI международная научная конференция «Право: современные тенденции» (Краснодар, октябрь 2018)

Дата публикации: 19.09.2018

Статья просмотрена: 3836 раз

Библиографическое описание:

Зерина, А. С. Отличие злоупотребления полномочиями от сходных видов преступлений / А. С. Зерина. — Текст : непосредственный // Право: современные тенденции : материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, октябрь 2018 г.). — Краснодар : Новация, 2018. — С. 49-51. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/311/14501/ (дата обращения: 08.08.2020).



Злоупотребление полномочиями следует отличать от сходных видов преступлений. В основном в судебной практике возникают проблемы отграничения преступлений, предусмотренных ст. 201 УК РФ от хищений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 и ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Разъяснение этому вопросу дает постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», определяя, что отличие от хищения чужого имущества с использованием служебного положения злоупотребление полномочиями из корыстной заинтересованности образуют такие деяния должностного лица, которые либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выгоды от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятием имущества.

Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается частью 3 статьи 159 УК РФ или частью 3 статьи 160 УК РФ и дополнительной квалификации по статье, предусматривающей ответственность за превышение должностных полномочий не требует [1].

В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества, совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

Данные разъяснения, относящиеся к ст. 285 и ст. 286 УК РФ, в полной мере подходят и к ст. 201 УК РФ, поскольку корыстная заинтересованность и цель извлечения выгод для себя или других лиц схожи.

Таким образом, если лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получило имущественную выгоду путем незаконного безвозмездного обращения имущества в свою собственность, то его действия должны образовывать хищение чужого имущества. Обоснованность этого вывода подтверждается и судебной практикой.

Так, директор магазина ЗАО ВК «Омтор» А., используя свое служебное положение, неоднократно присваивала вверенные ей деньги и товарно-материальные ценности, которые тратила на личные нужды. С этой целью она не проводила по товарным отчетам накладные на поставку товара, составляла необоснованные акты списания и уценки товара. Органами предварительного следствия ее действия были квалифицированы по п. 2 ст. 201, п. 3 ст. 327 и п. 3 ст. 160 УК РФ. Однако суд исключил из обвинения А. ч. 2 ст. 201 УК, поскольку ее действия полностью охватываются п. 3 ст. 160 УК. В данном случае действия А. были дважды квалифицированы, хотя хищение имущества не может являться злоупотреблением полномочиями, предусмотренным ст. 201 УК РФ, поскольку предполагает безвозмездное изъятие чужого имущества. Одно и то же деяние не может одновременно оцениваться как злоупотребление полномочиями и хищение чужого имущества [2].

Вместе с тем следует учитывать, что если совершаются два самостоятельных преступления, а именно злоупотребление полномочиями и хищение, то их следует квалифицировать по совокупности.

В качестве примера можно привести приговор Ковровского районного суда Владимирской области.

Так, А. работал в должности начальника службы городской канализации МУП «Водоканал». Зная, что с одного из объектов была демонтирована и помещена на территорию водозабора чугунная труба, он тайно похитил ее и использовал при прокладке канализационной трассы вдоль индивидуальных жилых домов. Для выполнения работ К. незаконно привлек технику и работников МУП, не осведомленных о его намерениях. Выполнив прокладку канализационной трассы общей протяженностью 460 м, К. получил от собственников домов денежные средства в размере 210 тыс. руб. Его действия были квалифицированы по совокупности таких преступлений, как кража — ст. 158 УК РФ и злоупотребление полномочиями — ст. 201 УК РФ.

В данном случае налицо злоупотребление полномочиями, выразившееся в использовании благодаря служебным полномочиям принадлежащей предприятию техники и труда работников без соответствующей оплаты этих услуг. Таким образом, была реализована цель извлечения материальной выгоды. Хищение путем кражи заключалось в противоправном, безвозмездном изъятии чугунной трубы [3].

Немало проблем в правоприменительной практике возникает при решении вопроса о совокупности преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ с причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, поскольку злоупотребление полномочиями имеет как общие, так и отличительные признаки с причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения и соотносится как общая и специальные нормы, что создает определённые сложности в квалификации.

В статье 165 УК РФ предусмотрен общий случай причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, но в уголовном кодексе существуют и специальные виды причинения имущественного ущерба специальными субъектами, суть которых состоит в том, что лицо, незаконно используя свои полномочия, причиняет ущерб, в том числе и имущественный. И в этом случае происходит именно злоупотребление полномочиями, поэтому отличие ст. 165 УК РФ происходит по признакам субъекта, который в ст. 201 является специальным, а в ст. 165 — общим. Однако поскольку последствия в ст. 201 УК РФ более объемные, включают не только имущественный, но и иной вред, то ст. 202 нельзя в чистом виде отнести к специальным нормам по отношению к ст. 165. Однако, если злоупотребление выражается в причинении имущественного ущерба, то эти нормы являются специальными по отношению к ст. 165 УК РФ [4].

Согласно действующему уголовному законодательству при конкуренции общей и специальной норм ответственность наступает по специальной норме. Общая норма шире по объему, то есть охватывает больший круг деяний, чем специальная, но последняя содержит больше признаков, за счет которых она и выделяется из общей нормы. Если в содеянном отсутствует какой-либо признак специальной нормы, применяется общая. Специальная норма заменяет общую норму только тогда, когда в совершенном деянии имеются все признаки специальной нормы [5].

В судебной практике возникает вопрос, необходимо ли квалифицировать общественно опасные деяния, связанные с причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, совершаемые частным нотариусом или частным аудитором по совокупности преступлений. Представляется, что квалификация по совокупности будет являться неверной, так как субъектом причинения имущественного ущерба может быть только частное лицо, а не лицо, обладающее определенными полномочиями. Если такое деяние совершается лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, в таком случае будут как отношения собственности, так и нормальная деятельность государственных органов. В данном случае происходит разграничение и по второму признаку — объекту преступления. Нарушение трех различных видов общественных отношений, однако, не может обусловить квалификацию совершенного по совокупности преступлений. Объясняется это тем, что лицо, выполняющее управленческие функции, посягает не только на нормальную деятельность органов власти, но нарушает и отношения собственности. Ущерб, причиняемый этим отношениям, является следствием нарушения нормальной нотариальной и аудиторской деятельности, поэтому все те общественные отношения, которые терпят ущерб от такого злоупотребления, не образуют самостоятельно объект, наряду с нормальной деятельностью организаций и органов государственной власти, а входят в него как составная часть. Следовательно, причинение имущественного ущерба специальным субъектом не может рассматриваться как деяние, нарушающее два самостоятельных объекта. Объект в таких случаях один — нормальная деятельность частных нотариусов и частных аудиторов. Отсюда следует, что причинение имущественного ущерба лицом, злоупотребляющим своими полномочиями, необходимо квалифицировать по статье, предусматривающей ответственность за злоупотребление полномочиями, то есть по ст. 201 УК РФ.

В том случае, если обман или злоупотребление доверием совершается лицом, выполняющим коммерческие функции в коммерческой или иной организации, но не в связи с его служебной деятельностью и, соответственно, без использования служебных полномочий, и в результате этого причиняется имущественный ущерб собственнику или иному владельцу имущества и при этом отсутствуют признаки хищения, уголовная ответственность наступает по ст. 165 УК РФ.

Литература:

  1. Агешкина Н. А., Беляев М. А., Белянинова Ю. В., Бирюкова Т. А., Болдырев С. А., Буранов Г. К., Воробьев Н. И., Галкин В. А., Дудко Д. А., Егоров Ю. В., Захарова Ю. Б., Копьёв А. В. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ. — Специально для системы ГАРАНТ, 2016 г.
  2. Обзор практики и рекомендации по расследованию уголовных дел о злоупотреблениях полномочиями в коммерческих и иных организациях (ст. 201 УК РФ) г. Санкт-Петербург.
  3. Обобщение судебной практики по уголовным делам о злоупотреблениях полномочиями судов Владимирской области за 2014 год.
  4. Паутова Э. В. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: комментарий к главе 23 Уголовного кодекса Российской Федерации, — «Право Доступа», 2016 г.
  5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 5-е издание, переработанное и дополненное. Автор комментариев и составитель — А. Б. Борисов. М.: Книжный мир, 2012. С. 599.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, злоупотребление полномочиями, имущественный ущерб, чужое имущество, злоупотребление доверием, специальная норма, полномочие, судебная практика, должностное лицо, общая норма.

Похожие статьи

Вопросы применения конфискации имущества по делам...

Вступивший в силу УК РФ установил общую конфискацию имущества в санкциях 24 статей.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в разделе IV «Меры процессуального принуждения», в гл. 14 «Иные меры процессуального принуждения»...

Похожие статьи

Вопросы применения конфискации имущества по делам...

Вступивший в силу УК РФ установил общую конфискацию имущества в санкциях 24 статей.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в разделе IV «Меры процессуального принуждения», в гл. 14 «Иные меры процессуального принуждения»...