Внутренние документы хозяйственных обществ | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 июня, печатный экземпляр отправим 3 июля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №18 (256) май 2019 г.

Дата публикации: 02.05.2019

Статья просмотрена: 1258 раз

Библиографическое описание:

Маткобог, Е. А. Внутренние документы хозяйственных обществ / Е. А. Маткобог. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 18 (256). — С. 226-230. — URL: https://moluch.ru/archive/256/58594/ (дата обращения: 15.06.2024).



В статье рассматриваются актуальные вопросы, связанные с внутренними документами хозяйственных обществ: дается их краткая характеристика, освящаются основные понятия и проблемы применения внутрикорпоративных актов. Основной упор исследования направлен на выявление и решение спорных вопросов применения внутренних документов в хозяйственных обществах.

Ключевые слова: внутренний документ, хозяйственное общество, корпоративные отношения, учредители (участники) хозяйственного общества, источник права, корпоративное управление.

На сегодняшний день невозможно представить корпоративные общественные отношения без внутрикорпоративных актов, роль которых постоянно возрастает, в связи с особенностью системы источников регламентации корпоративных отношений, для которых характерно включение внутренних документов, принимаемых компетентными органами управления корпорации в соответствии с законодательством.

Понятие внутренних документов в специальном законодательстве о хозяйственных обществах существует довольно давно, так же как и практика, их разработки и утверждения.

Так, по мнению А. С. Власовой, внутренним документом юридического лица является акт, принятый уполномоченным органом управления юридического лица с соблюдением установленного порядка, предназначенного для регулирования внутренних отношений путем детализации правовых норм и условий учредительных документов, регулирующих деятельность данного юридического лица [1, с. 45].

Схожее понятие дает И. С. Шиткина. Под внутренним документом корпорации (регламентом) корпорации, автор понимает, акты, регулирующие корпоративные отношения, принимаемые компетентными органами управления корпорации в соответствии с законодательством, которые содержат общие правила поведения, рассчитаны на неоднократное применение и обязательны для всех участников корпоративных отношений [2].

Однако нам представляется, что в связи с внесенными изменениями в ГК РФ (появлением п. 5 ст.52 ГК РФ) подобные формулировки не совсем конкретно отражают лиц правомочных принимать подобного рода акты. После вступления в силу Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой ГК РФ и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» статья 52 Гражданского кодекса Российской Федерации была дополнена пунктом 5, формулировка которого дает нам право говорить о том, что внутренние документы утверждаются учредителями (участниками) корпораций [3, с. 44–47].

В связи с этим, на наш взгляд данное понятие необходимо конкретизировать для полного отражения самой сути внутренних документов. И так, внутренние документы корпорации — это акты, регулирующие корпоративные отношения внутри организации, при этом не являющиеся учредительными документами, применяемые компетентными органами управления корпорации, а также учредителями (участниками) такой организации в соответствии с действующим законодательством, содержащие общие правила поведения, при этом рассчитанные на неоднократное применение и обязательны для всех затрагиваемых ими участников корпоративных отношений.

Как мы уже упомянули ранее п.5 ст. 52 ГК РФ позволяет участникам корпорации утверждать внутренние документы корпорации, однако факт принятия внутренних документов учредителями хозяйственного общества является весьма дискуссионным, поскольку при принятии внутреннего документа общим собранием акционеров, все равно речь идет об акте организации, а не учредителей.

Еще до вступления в силу Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ, когда данный Закон находился на стадии проекта, юридическое сообщество обратило внимание на ряд недостатков выше приведенной нормы. Так, В. В. Долинская видит недостаток в формулировки п. 5 ст. 52 ГК РФ, приводя в виде аргумента сужение сферы применения внутренних документов — только корпоративные отношения, а не внутренние отношения в любой организации, в том числе унитарной [4, с. 10].

С. Ю. Филиппова полагает, что указанные в п. 5 ст. 52 ГК РФ правила, во-первых, не отражают содержательную сущность, а во-вторых, указание на возможность принятия внутреннего документа учредителями (участниками) в корне неверно, поскольку речь должна идти о принятии внутренних документов самой организацией в лице ее органов [5, с. 42].

Однако, на наш взгляд внесенные изменения в ГК в виде появления п.5. ст. 52 ГК РФ позволяет расширить полномочия учредителей корпорации и носит больше формальное право участников, поскольку «последнее слово» в принятии внутренних актов остается за органами управления корпорации и нормами специального законодательства. Как бы ни критиковалась данная норма, нельзя отрицать тот факт, что принятие Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ и внесение изменений ст. 52 ГК РФ дал существенный толчок к развитию внутрикорпоративного законодательства.

В рамках исследования данной темы мы пришли к выводу о наличии нерешенного вопроса, связанного справовой природой внутренних документов как источника корпоративного права. Представляется, для того чтобы внутренний документ можно было отнести к источникам корпоративного права необходимо, чтобы тот или иной внутрикорпоративный акт обладал правовыми характеристиками норм права, например представлял собой общеобязательное правило поведение, охранялось государством и в случае нарушения содержащихся в норме права велений возможно применение государственного принуждения и т. д.

Впрочем, не все авторы разделяют вышеприведенную позицию. Так, Н. В. Козлова [6, с. 44–63] и Д. И. Степанов [7, с. 4–62] полагают, что корпоративные акты являются разновидностью сделок и как следствие не могут быть признаны нормативными актами и даже индивидуальными, кроме того специфика многосторонней корпоративной сделки проявляется в том, что она может создавать корпоративные права и обязанности для акционерного общества и акционеров даже в тех случаях, когда отдельные акционеры не принимали участия в совершении сделки или выступили против ее совершения.

По нашему убеждению, данной правовой позиции, на сегодняшний день, не стоит уделять большого внимание, поскольку в связи с изменениями в ГК РФ, а именно с появлением новой редакции некоторых глав ГК РФ, считаем, что данное мнение необходимо переосмыслить. Так, В. К. Андреев и В. В. Лаптев пишут, что «...с принятием новой редакции гл. 4 и 9.1 ГК РФ мнения ученых, полагающих, что устав и решение общих собраний участников хозяйственного общества являются разновидностью гражданско-правовой сделки и что к ним применяются правила ГК о недействительности сделок, или рассматривающих их как отдельную категорию юридических фактов и т. п., требуют пересмотра» [8, с. 38].

Проведя анализ данного вопроса, мы солидарны с позицией авторов, поскольку положения п. 4 ст. 53 ГК РФ позволяют говорить о том, что к числу корпоративных актов относятся только те, которые предусмотрены законодательством о юридических лицах, корпорациях.

Кроме того, противниками позиции обладания корпоративных норм свойствами нормы права и, соответственно, в отношении позиции отнесения внутренних документов, в которых указанные нормы закреплены, к источникам корпоративного права, также часто приводится довод о том, что ни ГК РФ, ни специальное законодательство, ни процессуальное законодательство не указывает внутренние документы в качестве источника права [9, с. 57].

Однако, как мы выяснили ранее п. 5 ст. 52 ГК РФ, позволяет нам говорить о праве учредителей общества принимать не являющиеся учредительными внутренние документы, регулирующие корпоративные отношения, тем самым положение данной нормы подчеркивает не только наличие подобных документов, а еще и правовую регулятивную природу.

И. С. Шиткина по этому поводу пишет: «Законодатель, предусмотревший возможность внутреннего нормотворчества корпораций (иногда прямо обязывая их принимать внутренние документы), тем самым санкционирует принятие этих документов и придает им обязательную силу» [2, с. 29].

Хоть ст. 3 ГК РФ не содержит прямого указания на то, что внутренние документы относятся к нормативно правовым актам, поскольку не имеют свойств последних и не достигли степени их обобщенности. Однако, по нашему мнению, именно формальное закрепление внутренних документов в качестве составной части системы источников корпоративного права является подтверждением их нормативной значимости.

Не смотря на отсутствие в гражданско-процессуальном (ст. 11 ГПК РФ) и арбитражно-процессуальном законодательстве (ст. 13 АПК РФ) ссылок на внутренние документы как на нормативные правовые акты, применяемые при рассмотрении споров, судебная практика последовательно подтверждает, что при разрешении споров суды руководствуются не только законодательством, но и внутренними документами, принятыми в соответствии с этим законодательством компетентными органами организации.

По своей юридической силе внутренние документы уступают законодательным актам и учредительным документам, и не могут противоречить им, пример тому Постановление от 24.01.2018 г. по делу № А41–19086/17 Арбитражного суда Московского округа. Однако существует достаточно большое количество законодательных и практических примеров того, что в определенных случаях внутренние документы являются первичным источником регулирования корпоративных отношений, в том числе по прямому указанию самого законодателя [10].

По мнению Г. Г. Карапетян, Закон об АО указывает на внутренние документы как на первичные источники регулирования деятельности совета директоров (наблюдательного совета). При этом следует подчеркнуть, что при возникновении спора в отношении порядка деятельности совета директоров суд будет давать первичное значение нормам, закрепленным в соответствующем внутреннем документе и регулирующим порядок деятельности указанного органа, однако при условии отсутствия противоречия действующему законодательству и учредительным документам [9, с. 58].

Кроме того, необходимо отметить, что при нарушении установленных внутренних норм заинтересованные лица наделены правом обращения за судебной защитой своих прав и как следствие подлежат государственной защите. Таким образом, документы, принимаемые корпорацией, все еще остаются недостаточно разработанными, но при этом обладают характеристиками нормы права, что дает основание полагать, что внутренние документы относятся к системе источников корпоративных норм.

Довольно интересной позиции придерживаются Ю. Г. Лескова и А. А. Диденко деля корпоративные акты на нормативные (содержащие нормы права) и иные корпоративные акты. Последние в отличие от первых не устанавливают новых норм права, а только детализируют, конкретизируют, комментируют нормы, содержащиеся в каком-либо нормативном акте, что не позволяет рассматривать их в качестве источников корпоративного права [11, с. 62].

Данное разделение внутрикорпоративных актов нам представляется вполне разумным, поскольку нельзя считать корпоративный акт нормативным, ввиду отсутствия общеобязательного правила поведения, рассчитанного на неопределённый круг лиц и неоднократное применение. С нашей субъективной точки зрения, самой нормой законодатель подчеркивает регулятивное значение внутренних документов, что бесспорно дает повод рассматривать подобного рода акты в качестве источников корпоративного права, однако только после теоретической систематизации и определения их юридической силы.

Говоря о внутренних документах корпорации, следует отметить их роль вкорпоративном управлении организации. Исходным актом для разработки документа по корпоративному управлению является Кодекс корпоративного управления (далее по тексту — ККУ или Кодекс), рекомендованный Банком России в письме от 10 апреля 2014 г. № 06–52/2463 [12]. ККУ является рекомендательным актом, который по усмотрению хозяйственного общества может быть полностью или частично (отдельными положениями) объединен в систему внутренних документов корпорации. На сегодняшний день, кодекс является действенным инструментом по повышению эффективности управления компанией обеспечивая ее устойчивое развитие.

Хотелось бы обратить внимание, на тот факт, что внутренний документ по корпоративному управлению относится к тем внутренним регламентам, которые согласно п. 5 ст. 52 ГК РФ регулируют корпоративные отношения, т. е. отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими, и не являются учредительными документами.

Представляется, что во внутреннем регламенте по корпоративному управлению должны содержаться положения рекомендательного характера, которые имеются в ККУ. Выходит, что применение хозяйственным обществом положений ККУ — дело добровольное, поскольку носит рекомендательный характер, однако без утверждения внутреннего документа, определенного законом, организация функционировать не может [13, с. 25]. С нашей точки зрения, в связи с наличием прочной связи внутренних актов по корпоративному управлению с положениями ККУ, нормы проверенные практикой, должны быть включены, прежде всего, в Закон об АО и Закон об ООО, в результате чего станут обязательными, и появится особый механизм корпоративного управления, а роль ККУ в какой-то степени уменьшится.

Так, рекомендуется уставом общества расширить перечень оснований, по которым члены совета директоров общества и иные предусмотренные законодательством лица признаются заинтересованными в сделках общества (п. 319 ККУ). Представляется обоснованной позиция раздела II распоряжения № 1315-р о необходимости раскрытия информации о сделках, в совершении которых имеется заинтересованность, в годовых отчетах и сообщениях о существенных фактах, требованием о необходимости указания лица, заинтересованного в совершении сделки и оснований его заинтересованности, а также требованием о необходимости предоставления заинтересованным лицом информации обо всех обстоятельствах его заинтересованности. Включение подобного правила в ст. 81 Закона об АО и ст. 45 Закона об ООО позволило бы акционерным обществам наиболее полно оценить необходимость заключения сделки с заинтересованностью [13, с. 27].

Таким образом, подводя итог данной статьи, можно выделить ряд проблем, связанных с недостатками действующего законодательства, в рамках внутренних документов хозяйственных обществ. Бесспорно, появление в ГК РФ непосредственно возможности принятия органами и участника корпорации внутренних актов в целях регулирования корпоративных правоотношений является положительным изменением законодательства, однако данные нововведения требуют дальнейшего развития и совершенствования.

Нам представляется, необходимым, провести дальнейшую унификацию терминологии в исследуемой области, в частности закрепить легальное определение термина «внутренний документ», а также дополнить субъектный состав лиц, имеющих возможность принимать внутренние документы общества, важно отразить не только право таковых субъектов, но и разграничить более детально полномочия органов управления и учредителей (участников) хозяйственного общества в принятии таковых актов. Предлагается дополнить Закон об АО и Закон об ООО положениями ККУ, апробированными практикой, в целях придания им силы императивности и создания особого механизма корпоративного управления.

Думаем, что указанные меры будут способствовать дальнейшему совершенствованию источников правового регулирования корпоративных отношений. В целях официального признания корпоративных актов в качестве формальных источников корпоративного права предлагается закрепить данную норму путем внесения дополнительного п. 8 в ст. 3 ГК РФ. В данном пункте целесообразно закрепить возможность издания юридическим лицом гражданско-правовых актов поднормативного характера. Таким образом, следует фактически признать корпоративный нормативный акт в качестве источника российского корпоративного права.

Литература:

  1. Власова, А. С. Внутренние документы, регулирующие корпоративные отношения, в системе внутренних актов юридического лица / А. С. Власова // Право и экономика. — 2015. — № 5. — С. 45–52.
  2. Шиткина, И. С. Корпоративное право / И. C. Шиткина. — Москва: КНОРУС, 2019. — 480с.
  3. Лескова, Ю. Г. Стандарты и правила саморегулируемых организаций и их объединений в строительной сфере: вопросы теории и практики / Ю. Г. Лескова // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2017. — № 8. — С. 44–47.
  4. Долинская, В. В. Основные положения о юридических лицах: новеллы гражданского законодательства / В. В. Долинская // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2015. — № 6. — С. 10.
  5. Филиппова, С. Ю. Корпоративные акты — к вопросу о правовой природе. Тенденции развития законодательства о внутренних документах юридических лиц / С. Ю Филиппова // Предпринимательское право. —2013, — № 4. — С. 42
  6. Козлова Н. В. Гражданско-правовой статус органов юридического лица / Н. В. Козлова // Хозяйство и право. — 2004. — № 8. — С. 44–63.
  7. Степанов Д. И. Устав как форма сделки / Д. И Степанов // Вестник гражданского права. — 2009. — № 1. — С. 4–62.
  8. Андреев В. К., Лаптев В. А. Корпоративное право современной России: монография/ В. К. Андреев, В. А. Лаптев В. А. — Москва, 2017. — 257с.
  9. Карапетян Г. Г. Внутренние документы корпорации как источник корпоративного права / Г. Г. Карапетян // «Вестник арбитражной практики». — 2016. — № 4. — С. 57–61.
  10. Постановление АС Северо-Западного округа от 22 января 2019 г. по делу № А21–2596/2018; Постановление АС Волго-Вятского округа от 19.07.2018 № Ф01–2829/2018 по делу N А28–15339/2017. // СПС «КонсультантПлюс». Постановление АС Арбитражного суда Московского округа от 24.01.2018 г. по делу № А41–19086/17 // СПС «КонсультантПлюс». Постановление АС Северо-Западного округа от 22 января 2019 г. по делу № А21–2596/2018//СПС «КонсультантПлюс».
  11. Лескова, Ю. Г., Диденко, А. А. Корпоративные акты как источники корпоративного права / Ю. Г. Лескова, А. А. Диденко // Журнал предпринимательского и корпоративного права. —2016. —№ 4. — С. 62–73.
  12. Письмо Банка России от 10 апреля 2014 г. № 06–52/2463 «О Кодексе корпоративного управления». СПС «Гарант». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70540276/#ixzz5kUYSf6l1 (дата обращения: 08.04.2019).
  13. Андреев В. К. Внутренний документ хозяйственного общества о корпоративном управлении / В. К. Андреев // Предпринимательское право. — 2017, — № 1. — С. 24–28.
Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, документ, корпоративное управление, акт, внутренний документ, хозяйственное общество, внутренний документ корпорации, норма, отношение, юридическое лицо.


Похожие статьи

Роль корпоративного договора в управлении обществом...

Данный документ выступает регулятивным инструментом, воздействующим на деятельность корпорации и правоотношения, складывающиеся

2 п. 5 ст. 52 ГК РФ, положения договора, как и положения других внутренних документов юридического лица, не должны противоречить...

Особенности учредительных документов корпорации

В статье рассматриваются учредительные документы корпорации: особенности их

Особенности учредительных документов корпорации. Авторы: Глушков Антон Артурович

ограниченная ответственность, общество, Российская Федерация, юридическое лицо, ГК...

Кодекс корпоративного управления как источник...

В 2014 году Правительство Российской Федерации одобрило проект Кодекса корпоративного управления, который впоследствии был

В связи со значительной ролью рассматриваемого документа в организации корпоративного управления, а также в силу его...

Органы управления корпоративного юридического лица

Правовые аспекты управления некоммерческими организациями. юридическое лицо, орган, ГК РФ, самое юридическое лицо, лицо

ограниченная ответственность, общество, Российская Федерация, юридическое лицо, ГК РФ, нотариальное удостоверение, реестр списков...

Правовая природа решений собраний | Статья в журнале...

ограниченная ответственность, общество, Российская Федерация, юридическое лицо, ГК РФ, нотариальное удостоверение, реестр списков участников обществ, уставной капитал, единоличный исполнительный орган... Стороны по делам об оспаривании решений органов...

Общее собрание участников (акционеров) как высший...

Органы управления корпоративного юридического лица. единоличный исполнительный орган, корпоративное юридическое лицо, ГК РФ, орган, корпорация, компетенция, исполнительный орган корпорации, юридическое лицо, Российская Федерация, высший...

Основные подходы к определению понятия «корпоративное...»

Данный документ определяет корпоративное управление как понятие, охватывающее систему взаимоотношений между исполнительными органами акционерного общества, его советом директоров, акционерами и другими заинтересованными сторонами.

Корпоративное соглашение с кредиторами юридического лица...

Органы управления корпоративного юридического лица. юридическое лицо, орган, ГК РФ, самое

корпоративный договор, правовое регулирование, ГК РФ, участник, отношение

корпорация, юридическое лицо, Российская Федерация, государственная корпорация...

Необходимость систематизации договоров, применяемых...

Проблемы внутренних отношений в корпорациях представляют на сегодняшний день

Наряду с этим, корпоративные нормы как самостоятельное правовое явление в полной

Корпоративные отношения — это общественные отношения, связанные с участием в...

Похожие статьи

Роль корпоративного договора в управлении обществом...

Данный документ выступает регулятивным инструментом, воздействующим на деятельность корпорации и правоотношения, складывающиеся

2 п. 5 ст. 52 ГК РФ, положения договора, как и положения других внутренних документов юридического лица, не должны противоречить...

Особенности учредительных документов корпорации

В статье рассматриваются учредительные документы корпорации: особенности их

Особенности учредительных документов корпорации. Авторы: Глушков Антон Артурович

ограниченная ответственность, общество, Российская Федерация, юридическое лицо, ГК...

Кодекс корпоративного управления как источник...

В 2014 году Правительство Российской Федерации одобрило проект Кодекса корпоративного управления, который впоследствии был

В связи со значительной ролью рассматриваемого документа в организации корпоративного управления, а также в силу его...

Органы управления корпоративного юридического лица

Правовые аспекты управления некоммерческими организациями. юридическое лицо, орган, ГК РФ, самое юридическое лицо, лицо

ограниченная ответственность, общество, Российская Федерация, юридическое лицо, ГК РФ, нотариальное удостоверение, реестр списков...

Правовая природа решений собраний | Статья в журнале...

ограниченная ответственность, общество, Российская Федерация, юридическое лицо, ГК РФ, нотариальное удостоверение, реестр списков участников обществ, уставной капитал, единоличный исполнительный орган... Стороны по делам об оспаривании решений органов...

Общее собрание участников (акционеров) как высший...

Органы управления корпоративного юридического лица. единоличный исполнительный орган, корпоративное юридическое лицо, ГК РФ, орган, корпорация, компетенция, исполнительный орган корпорации, юридическое лицо, Российская Федерация, высший...

Основные подходы к определению понятия «корпоративное...»

Данный документ определяет корпоративное управление как понятие, охватывающее систему взаимоотношений между исполнительными органами акционерного общества, его советом директоров, акционерами и другими заинтересованными сторонами.

Корпоративное соглашение с кредиторами юридического лица...

Органы управления корпоративного юридического лица. юридическое лицо, орган, ГК РФ, самое

корпоративный договор, правовое регулирование, ГК РФ, участник, отношение

корпорация, юридическое лицо, Российская Федерация, государственная корпорация...

Необходимость систематизации договоров, применяемых...

Проблемы внутренних отношений в корпорациях представляют на сегодняшний день

Наряду с этим, корпоративные нормы как самостоятельное правовое явление в полной

Корпоративные отношения — это общественные отношения, связанные с участием в...

Задать вопрос