Автор: Скороходова Екатерина Георгиевна

Рубрика: 8. Предпринимательское право

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Право: современные тенденции» (Краснодар, февраль 2017)

Дата публикации: 02.02.2017

Статья просмотрена: 22 раза

Библиографическое описание:

Скороходова Е. Г. Общее собрание участников (акционеров) как высший коллегиальный орган управления хозяйственных обществ: проблемы разграничения исключительной компетенции [Текст] // Право: современные тенденции: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2017 г.). — Краснодар: Новация, 2017. — С. 23-25.



В статье рассматриваются вопросы, входящие в состав специальной компетенции высшего органа хозяйственных обществ и проблемы разграничения от компетенции других органов акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью.

Ключевые слова: исключительная компетенция, проблемы разграничения исключительной компетенции, общее собрание участников (акционеров) общества

Нововведения, принятые в 2014–2015 году в Гражданском Кодексе Российской Федерации (далее — ГК) серьезно изменили состав компетенции органов управления корпораций, а также порядок определения объема правомочий их участников.

Прошло уже не мало времени, как вступили в силу нормы ГК в редакции Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ, но споры по поводу большинства их положений не только не утихают, но продолжают усиливаться [1].

Известно, что органами юридического лица непосредственно приобретаются гражданские права и исполняются гражданские обязанности, а также посредством совершаемых действий этих органов возникают, изменяются или прекращаются гражданские правоотношения, участником которых выступает само юридическое лицо с момента своего создания. Именно поэтому органам корпорации отводится очень важная роль, так как через них любое юридическое лицо выражает свою волю, также действия которого влекут юридические последствия.

Статья 65.3 ГК в общем закрепляет многовариативную конструкцию и компетенцию органов корпорации. Специальными нормами ГК и законами об отдельных видах корпораций предусмотрены особенности системы органов некоторых корпораций и непосредственного управления в них. Представляется, что данные специальные нормы имеют преимущество в применении по отношению к общим правилам в принципе.

ГК называет высшим органом любой корпорации (в том числе — акционерных обществ и общества с ограниченной ответственностью) общее собрание участников (акционеров) обществ и наделяет его полномочиями, которые необходимы для разрешения жизненно важных вопросов для существования и основной деятельности обществ.

Вопрос о специальной компетенции, разграничении полномочий между органами хозяйственных обществ является одним из наиболее актуальных, так как законодательство о хозяйственных обществах постепенно ужимает компетенцию общих собраний, в особенности специальными законами и уставами данных корпораций, а в последнее время теперь еще и с помощью корпоративных соглашений. Именно поэтому рассмотрение общих собраний в качестве высших органов корпораций в последнее время все более становится символическим [3].

Гражданский Кодекс в отношении компетенции общего собрания, а также порядка принятия им решений и выступления от имени самого юридического лица, определяет одну и ту же норму применительно ко всем юридическим лицам, а именно то, что данные вопросы регулируются ГК, учредительными документами корпораций и законами, регулирующими их деятельность.

Специальные законы, которые регулируют порядок организации и деятельности конкретных видов корпораций, уточняя эти положения, разграничивают компетенцию каждого отдельного органа управления.

В пункте 2 статьи 65.3 ГК закрепляются вопросы наиболее важные для деятельности корпорации, относящиеся к исключительной компетенции общего собрания (как высшего органа управления корпорации), если иное не предусмотрено Кодексом или другим специальным законом. Таким образом, на основании действующего законодательства общее собрание участников/акционеров обладает следующими полномочиями:

– принимать решения о реорганизации и ликвидации общества, а также о создании других юридических лиц, в том числе филиалов, представительств, если уставом или специальными законами о хозяйственных обществах не предусмотрено иное;

– определять приоритетные направления деятельности, принципы образования и использования имущества, утверждать и вносить изменения в устав;

– определять и утверждать состав участников (в том числе порядок приема и исключения), образовывать другие органы корпорации и досрочно прекращать их полномочия, если в соответствии с законами и уставом общества это правомочие не отнесено к компетенции иных коллегиальных органов корпорации;

– решать иные вопросы, что говорит о том, что перечень исключительной компетенции не является исчерпывающим.

По общему правилу данные положения не могут быть переданы в ведение (компетенцию) других органов корпорации, в том числе и по инициативе, решению самого общего собрания (что и позволяет говорить об исключительной компетенции, а само общее собрание объявлять высшим органом корпорации).

Тем не менее, исключительная компетенция на практике постоянно ужимается, особенно в хозяйственных обществах. Эта закономерность особенно проявляется в положениях п. 2 ст. 65.3 ГК.

Во-первых, общий перечень вопросов и положений, входящих в исключительную компетенцию общего собрания обществ, может быть иным (в основном, более узким), если это прямо предусмотрено ГК или специальными нормами.

Во-вторых, многие из перечисленных выше правомочий имеют оговорку: «Если иное в соответствии с законом не отнесено к компетенции иных коллегиальных органов корпорации». Поэтому специальными нормами отдельных законов можно исключить эти положения из исключительной компетенции общего собрания и передать в ведение иных органов корпорации.

В-третьих, в пункте 2 статьи 65.3 Кодекса закреплено общее правило, на основании которого законодательство может допустить передачу определенных специальных полномочий, которые входят в исключительное ведение общего собрания, по его собственной инициативе, решению другим органам корпорации.

Как верно отмечает О. А. Макарова, все это подтверждает положение о том, что роль общего собрания как высшего органа по большей части в последнее время становится формальностью, абстракцией. То же непосредственно касается характера исключительной компетенции, которая в итоге стала символической [2].

Действующее законодательство посредством установления компетенции органов управления корпораций создает определенные возможности для установления в уставе общества или его внутренних документах широкие гарантии интересов участников общества. Очевидно, что общее собрание общества наделено основополагающими полномочиями, связанные с деятельностью общества, которые позволяют ему разрешать вопросы, имеющие стратегический характер [4]. Однако распорядительными полномочиями, то есть полномочиями, связанными с текущей деятельностью общества, непосредственным повседневным управлением деятельностью общества, обладает единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор, президент и др.), что в конечном счете создает место для различного рода злоупотреблений со стороны этих лиц, т. к. на деле между участниками обществ и лицами, занимающими должности единоличного исполнительного органа общества, зачастую происходит конфликт интересов.

Новая редакция ГК все еще формально устанавливает исключительную компетенцию общего собрания, однако содержит массу оговорок, которые в конечном итоге нивелируют саму суть понятия и назначения исключительной компетенции. Ведь исключительная компетенция подразумевает, что закрепленные полномочия относятся к ведению только определенного органа (в том числе — общего собрания общества), а значит не должны быть переданы в ведение иных органов корпорации.

Таким образом, главенствующее место высшего органа хозяйственных обществ всё ещё закрепляется за общим собранием акционеров (участников) обществ. Однако в последнее время статус высшего органа обществ и его исключительная компетенция становятся все более спорными, как уже было сказано, приобретают символическую роль из-за расширения компетенции других органов обществ и постоянного сужения компетенции специальными законами и уставами обществ, корпоративными соглашениями. Для уменьшения противоречий и споров на практике и для улучшения эффективной деятельности корпорации у каждого органа должна быть своя четко определенная компетенция без права передачи другим органам (по крайней мере, у высшего органа обществ).

Считаю целесообразным, в дальнейшем развитии гражданского законодательства поставить вопрос об урегулировании данной проблемы внесением изменений в специальные и общие нормы, регулирующие деятельность органов по управлению в обществе, посредством усиления контроля со стороны общего собрания хозяйственного общества за деятельностью иных органов управления, а также установив более четкие границы объема полномочий, если не каждого органа, то хотя бы высшего органа хозяйственных обществ.

Литература:

  1. Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (ред. от 28.11.2015) // «Российская газета», 07.05.2014, № 101.
  2. О. А. Макарова. Перспективы развития российского корпоративного законодательства // «Сборник научно-практических статей II Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы предпринимательского и корпоративного права в России и за рубежом» (22 апреля 2015 года, г. Москва)» (под общ. ред. С. Д. Могилевского, М. А. Егоровой) («РАНХиГС при Президенте Российской Федерации. Юридический факультет им. М. М. Сперанского». — М.: Юстицинформ, 2015.
  3. «Гражданский кодекс Российской Федерации. Юридические лица: Постатейный комментарий к главе 4» (под ред. П. В. Крашенинникова) («Статут», 2014) [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.
  4. Шмелев Р. В. Компетенция органов управления в обществе с ограниченной ответственностью (31.01.2016) // СПС КонсультантПлюс.
Основные термины (генерируются автоматически): исключительной компетенции, общего собрания, хозяйственных обществ, высшего органа, органов корпорации, органа хозяйственных обществ, компетенции общего собрания, высшего органа хозяйственных, общее собрание, разграничения исключительной компетенции, исключительной компетенции общего, компетенции органов управления, исключительная компетенция, хозяйственных обществах, высшего органа обществ, специальной компетенции, компетенцию общего собрания, компетенции высшего органа, органов управления корпораций, проблемы разграничения исключительной.

Ключевые слова

исключительная компетенция, проблемы разграничения исключительной компетенции, общее собрание участников (акционеров) общества

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос