Автор: Вутын Вероника Евгеньевна

Рубрика: 8. Предпринимательское право

Опубликовано в

V международная научная конференция «Актуальные проблемы права» (Москва, декабрь 2016)

Дата публикации: 04.12.2016

Статья просмотрена: 52 раза

Библиографическое описание:

Вутын В. Е. Корпоративное соглашение с кредиторами юридического лица в российском праве: проблемы правового регулирования [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 61-63.



Статья посвящена анализу нового способа защиты интересов кредиторов корпорации, а именно соглашениям участников юридического лица кредиторами об осуществлении участниками своих корпоративных прав. В работе исследуются схожие договорные конструкции, известные праву США и Великобритании, проводится анализ и сравнение их с договором, предусмотренным Гражданским кодексом РФ.

Автор приходит к выводу о том, что необходимо ограничить состав участников и условия, при которых возможно заключение данного договора. Кроме того, вопросы, которые могут быть урегулированы данным соглашением должны быть направлены исключительно на обеспечение исполнения обязательства, и любой выход за их пределы в ущерб юридическому лицу является основанием для ответственности.

Предоставление кредиторам и иным заинтересованным лицам эффективного механизма защиты интересов на случай если юридическое лицо станет неплатежеспособным является одной из приоритетных задач корпоративного права. Зарубежные ученые, в частности юристы Великобритании и США, выделяют два вида способов защиты интересов кредиторов юридического лица: «exante», который сводится к установлению минимального размера уставного капитала, и «expost», предполагающий негативные последствия за недобросовестные действия лиц, управляющих компанией. Поскольку каждый из указанных способов имеет недостатки, то для наиболее полного и эффективного обеспечения интересов кредиторов логично предоставить им возможность самостоятельно создавать механизмы, позволяющие защитить их интересы. В связи с этим в зарубежной литературе наметилась тенденция выделения также и третьего способа защиты интересов кредиторов- предоставление им возможности самостоятельно создавать механизмы, позволяющие защитить их интересы [1, c.56].

Одним из способов самозащиты является заключение договора, позволяющего третьим лицам участвовать в управлении обществом, что не так давно было закреплено и в Гражданском кодексе Российской Федерации: участники хозяйственных товариществ и обществ и иные заинтересованные лица получили возможность заключить соглашение, согласно которому участники обязуются осуществлять корпоративные права в интересах третьих лиц (пункт 9 статьи 67.2) (далее- ГК РФ).

Однако норма сформулирована таким образом, что фактически предоставляет неограниченные возможности вмешательства во внутренние дела общества неограниченному кругу лиц. Из-за недостаточной регламентации порядка и условий заключения соглашения, использование этой конструкции затруднено и создает риск злоупотребления интересами общества. В связи с этим представляется разумным для разъяснения смысла конструкции, предусмотренной пунктом 9 статьи 67.2 ГК РФ обратиться к зарубежному опыту регулирования участия кредиторов и других лиц в управлении обществом на основании соглашения, заключенного с участниками.

Зарубежному законодательству не известны механизмы, которые бы были полностью аналогичны соглашению, предусмотренному ГК РФ. В Великобритании и США кредиторы могут получить полномочия по управлению обществом на основании договора, но пределы их участия в управлении компанией существенно ограничены в сравнении с п. 9 ст. 67.2 ГК РФ.

Наиболее похожая конструкция используется в Великобритании: допускается включение в договор кредитования условий, предоставляющих кредиторам определенные контрольные права в отношении общества, в частности, возможно ограничить свободу распределения прибыли между акционерами до момента погашения обязательства [2]. Также кредитор может согласовать порядок осуществления участниками своих прав посредством заключения с участниками соглашения о порядке реструктуризации долга (SchemeofArrangement) [3]. Вмешательство в управление компанией третьих лиц допускается и на основании соглашения о совместной деятельности (JointVentureAgreement), в силу которого полномочия по контролю над делами компании предоставляются лицу, осуществляющему совместную деятельность с компанией [4].

Как правило вмешательство третьих лиц в управление незначительно и преследует исключительно цель обеспечить исполнение обязательства. Кроме того, установлены строгие требования относительно порядка заключения соглашений. Так, соглашения с кредиторами о реструктуризации долга, во-первых, должны быть одобрены не менее чем три четверти всех кредиторов компании, во-вторых, необходимо судебное решение, санкционирующее данное соглашение. Таким образом, исключается возможность включения в соглашение условий, ставящих остальных кредиторов и саму компанию в невыгодное положение.

В США договорный способ обеспечения интересов кредиторов считается более эффективным, чем, например, установление обязательных требований к размеру уставного капитала [5, c. 61]. Кредитор может участвовать в корпоративном соглашении посредством залога акций или опциона на покупку акций. При этом компания несет обязанность по составлению перечня лиц, которым в соответствии с соглашением, передается право голоса. Данный перечень должен быть доступен для ознакомления всем акционерам. Примечательно, что корпоративные права могут быть предоставлены не всем кредиторам, необходимо чтобы лицо обладало достаточным объемом прав требования по отношению к компании [6, c. 149].

Таким образом, вступив в соглашение, кредитор несет такие же риски, что участник, и в ходе процедуры банкротства требования таких кредиторов приравниваются к требованиям участников компании. Следовательно, во-первых, ему становится невыгодно действовать в ущерб интересам компании, во-вторых, интересы остальных кредиторов, обязательства которых являются менее обеспеченными, остаются учтены.

Анализируя соглашение, предусмотренное российским законодательством, необходимо обратить внимание на следующие аспекты:

1. Возможность заключать договор предоставлена слишком широкому кругу лиц

Во-первых, не рационально предоставлять возможность вмешиваться в управление общества всем кредиторам. Требование кредитора, который получает возможность участвовать в управлении, должно быть значительным, и (или) отношения с обществом должны носить продолжительный характер, так что возможный разрыв отношений ставил бы под угрозу дальнейшую деятельность общества. Либо необходимо допустить заключение соглашений только в том случае, когда общество находится на грани неплатежеспособности, поскольку тогда и у кредиторов, и у общества появится возможность избежать возбуждение процедуры банкротства.

Во-вторых, необходимо конкретизировать перечень третьих лиц, имеющих право заключить соглашении. Попытка сделать это была предпринята Министерством экономического развития. Согласно законопроекту, опубликованному в 2013 году, возможность заключать соглашение с участниками общества наряду с кредиторами имели залогодержатели, доверительные управляющие, покупатели акций, лица, имеющие возможность косвенно распоряжаться акциями [7]. Однако законопроект не был рассмотрен Государственной Думой.

Кроме того, исходя из толкования статьи 67.2, соглашение участников с третьими лицами может быть заключено лишь некоторыми из участников общества, и в то же время на него распространяются общие положения о конфиденциальности корпоративного договора. Такой подход существенно ущемляет интересы участников, не подписавших соглашение и соответственно не владеющих информацией не только об его условиях, но даже и о самом факте его заключения. Представляется, что это не соответствует правовой природе соглашения с третьими лицами. В англо-саксонской правовой системе, откуда была перенята конструкция корпоративного договора, все корпоративные соглашения делятся на две вида: «внутренние» — соглашения, заключаемые исключительно между участниками, и «внешние», к которым и относятся в том числе соглашения с третьими лицами [8, c. 24]. Стороной внешних соглашений должны быть либо все без исключения участники общества, либо общество в целом. Таким образом решается вопрос о конфиденциальности соглашения.

2. Необходимо установить пределы вмешательства третьих лиц вдеятельность общества

Содержание соглашения с третьими лицами аналогично содержанию корпоративного договора между участниками, что делает возможным существенное вмешательство кредитора в управление обществом. В силу данного соглашения кредитору не передается право принимать управленческие решения непосредственно, формально решения принимаются участниками общества. Однако поскольку кредитор участвует в согласовании условий соглашения, он опосредованно оказывает влияние на деятельность общества, то есть осуществляет косвенный контроль.

Поскольку целью соглашения является обеспечение исполнения обязательства либо обеспечение интересов третьего лица, действия сторон во исполнение соглашения могут причинить убытки обществу. Это является предпосылкой для привлечения к ответственности. Согласно пункту 3 статьи 53.1 ГК РФ, лицо, имеющее возможность определять решения общества, несет ответственность за убытки, причиненные обществу, если действует не в его интересах. Однако встает вопрос, являются ли действия в интересах третьего лица в рамках соглашения, действиями, противоречащими интересам общества.

Дмитрий Степанов выдвинул концепцию, согласно которой наиболее рационально считать интересом общества интерес лица, на защиту которого направлена норма [9, c. 62]. Таким образом, в случае заключения соглашения с третьим лицом, именно интерес третьего лица будет считаться интересом самого общества, и все действия, совершенные в соответствии с соглашением, будут считаться правомерными.

Однако, поскольку содержание соглашения сформулировано законодателем настолько размыто, что кредитор может получить и полный контроль над обществом, полностью отрицать возможность привлечь его к ответственности неразумно. K. ThorLundgren, анализируя судебную практику США, приходит к выводу, что кредитор может привлекаться к ответственности только в том случае, когда его роль трансформируется от действия, которое является экономически обоснованным и необходимым для того, чтобы обеспечить исполнение обязательства, в действие предполагающее существенное и обстоятельное влияние [10, c. 223]. Таким образом, определять, правомерно ли вмешательство, необходимо исходя из того, не осуществляет ли лицо больше прав по управлению обществом, чем необходимо для защиты его интереса. Так, на обеспечение интересов кредиторов может быть направлено согласование следующих вопросов: реорганизация и ликвидация общества, порядок выплат задолженностей, заключение сделок, направленных на передачу активов общества, заключение договоров. Все действия, выходящие за рамки обеспечения исполнения обязательства, и которые осуществляются в ущерб юридическому лицу становятся основанием для ответственности.

Предоставление кредиторам и иным лицам возможности участвовать в управлении обществом посредством заключения соглашений с его участниками может стать эффективным способом защиты интересов кредиторов, и компенсировать те недостатки, которые имеют иные способы защиты. Однако достижение положительного результата от использования конструкции, предусмотренной пунктом 9 статьи 67.2 ГК РФ возможно только в том случае, если положения нормы будут регламентированы более подробно и ограничат пределы вмешательства в деятельность общества.

Литература:

  1. Peter O. Mulbert A synthetic view of different concepts of creditor protection or: A high-level framework for corporate creditor protection (February, 2006). Available at SSRN:http://ssrn.com/abstract=883625.
  2. Machado, Francisco Soares, Effective Creditor Protection in Private Companies: Mandatory Minimum Capital Rules or Ex Post Mechanisms? (August 15, 2009). Available at SSRN:http://ssrn.com/abstract=1568731
  3. Stuart Sime Company law in practice. 10th edition. Oxford, Oxford University Press. 2014.

4. Breach of fiduciary duty for joint venturer to pay legal costs (Court of Appeal) /http://uk.practicallaw.com/0–536–4325.

  1. A synthetic view of different concepts of creditor protection or: A high-level framework for corporate creditor protection Peter O. Mulbert 2006.
  2. J. Armour, M. Whincop, The Proprietary Structure of Corporate Law. 2001. P. 149.
  3. См.https://zakon.ru/discussion/2013/10/16/v_akcionernye_soglasheniya_dopustyat_tretix_lic__opublikovan_zakonoproekt_minekonomrazvitiya
  4. R. Posner. The Rights of Creditors of Affiliated Corporations // University of Chicago Law Review 499. 1976.
  5. Степанов Д. И. Интересы юридического лица и его участников// Вестник экономического правосудия РФ. 2015. № 1. С. 34–87.
  6. K.Thor Lundgren Liability of a Creditor in a Control Relationship with its Debtor// 67 Marquette Law Review 523 (1984). P. 523–563.
Основные термины (генерируются автоматически): интересов кредиторов, ГК РФ, защиты интересов кредиторов, третьих лиц, юридического лица, обеспечения интересов кредиторов, третьими лицами, заключения соглашения, основании соглашения, управлении обществом, creditor protection, деятельность общества, участниками общества, of creditor protection, способа защиты интересов, исполнения обязательства, corporate creditor protection, concepts of creditor, of different concepts, different concepts of.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос