Кодекс корпоративного управления как источник корпоративного права | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 8. Предпринимательское право

Опубликовано в

VI международная научная конференция «Актуальные проблемы права» (Москва, декабрь 2017)

Дата публикации: 01.12.2017

Статья просмотрена: 225 раз

Библиографическое описание:

Кудрявцева А. С. Кодекс корпоративного управления как источник корпоративного права [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2017 г.). — М.: Буки-Веди, 2017. — С. 29-31. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/282/13443/ (дата обращения: 25.06.2018).



В 2014 году Правительство Российской Федерации одобрило проект Кодекса корпоративного управления, который впоследствии был рекомендован к применению письмом Банка России от 10.04.2014 N 06-52/2463 «О Кодексе корпоративного управления» [1] (далее — ККУ). Данный документ можно охарактеризовать как сборник морально-этических правил, целью которого является регулирование порядка организации управления в корпорациях, а также снижение возможных рисков, которые не могут быть оценены и спрогнозированы инвесторами, что в дальнейшем может привести к снижению инвестиционной привлекательности компании и неблагоприятного влияния на организацию её деятельности. Основу ККУ составляют принципы корпоративного управления, разработанные Организацией международного экономического сотрудничества и развития [2], являющиеся сводом стандартов и руководств, рекомендованных к применению для различных корпораций в качестве методологической основы по организации управления, а также своеобразные рекомендации по разработке законодательства в данной сфере правоотношений правительствами стран как членов ОЭСР, так и не являющимися ими.

Как отмечается в преамбуле ККУ, он рекомендован к применению акционерными обществами, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам, однако его использование возможно также и юридическими лицами иных организационно-правовых форм как и в рекомендуемом Банком России виде, так и в виде издания собственных локальных актов, регламентирующих аналогичные правоотношения. Таким образом, круг лиц, которые могут в своей деятельности применять указанный ККУ, довольно широк.

В связи со значительной ролью рассматриваемого документа в организации корпоративного управления, а также в силу его рекомендательного характера, возникает вопрос о возможности отнесения ККУ к источникам корпоративного права. Необходимо отметить, что данная проблема является дискуссионной с момента создания Кодекса корпоративного поведения, рекомендованного к применению распоряжением ФКЦБ РФ от 04.04.2002 N 421/р [3] (далее — ККП) и являющегося предшественником ККУ, и остаётся актуальной и на сегодняшний день не только в научной литературе, но также и в правоприменительной практике.

Законодатель использует ККУ как методическую основу при принятии других актов, как правило, рекомендательных. Например, к ним относятся письмо Банка России от 15.09.2016 N ИН-015-52/66 «О положениях о совете директоров и о комитетах совета директоров публичного акционерного общества» [4], Приказ Росимущества от 03.09.2014 N 330 «Об утверждении Методических рекомендаций по построению функции внутреннего аудита в холдинговых структурах с участием Российской Федерации» [5], Положение о допуске ценных бумаг к организованным торгам, утв. Банком России 24.02.2016 N 534-П [6]. Таким образом, можно говорить о том, что при подготовке и принятии актов в сфере регулирования корпоративного управления законодатель основывается на положениях данного акта, следовательно, рассмотрение его как одного из источников права допустимо.

Суды, в свою очередь, при рассмотрении корпоративных споров не приходят к однозначному выводу по поводу применения положений ККУ (а также действующего ранее ККП), в том числе и принятых юридическими лицами самостоятельно. Например, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 08.11.2013 по делу N А56-14323/2012 [7], суд опроверг довод истца о том, что ККУ носит рекомендательный характер и не является источником права, и, следовательно, ссылка на него суда при вынесении решения не может являться правомерной. ФАС Северо-Западного округа отметил, что ККУ действительно не является нормативным правовым актом, однако он определяет стандарты корпоративного поведения, ввиду чего ссылка на него при вынесении решения суда нижестоящей инстанции правомерна. Также применение положений как ККУ, так и ККП встречается в Постановлении Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2017 N 20АП-4993/2017 по делу N А09-17936/2016 [8], в котором суд при рассмотрении спора о взыскании оплаты за исполнение обязанностей корпоративного секретаря и процентов установил, что утверждённое в обществе Положение о корпоративном секретаре соответствует указанным кодексам. Кроме того, ссылка на положения рассматриваемого акта встречается в Определении Верховного Суда РФ от 30.03.2015 N 307-ЭС14-8853 по делу N А56-31942/2013 [9]. Одновременно с этим в судебной практике встречается и другой подход к применению ККУ. Например, Двадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 22.09.2016 N 20АП-4774/2016 по делу N А23-198/2016 [10] признал правомерным отказ в применении его положений ввиду их рекомендательного характера. Однако подобная практика встречается не часто. Таким образом, можно говорить о том, что суды в большинстве случаев относят ККУ к источникам права и принимают во внимание его положения при рассмотрении споров.

В научной литературе также нет единого мнения по поводу отнесения ККУ к источникам корпоративного права, однако большинство научных деятелей всё же относят его к их числу. Однако в таком случае возникает другой спорный вопрос — какое место в их системе он занимает. Так, И.С. Шиткина предлагает относить рассматриваемый документ к рекомендательным актам, «мягким» регулятивным источникам [11, С. 117-119]. Их главная отличительная особенность — необязательный характер, ненормативность. Схожей точки зрения также придерживаются О.А. Макарова и Т.А. Абрамян, отмечая возрастающую роль мягкого регулирования, предусматривающего издание уполномоченными субъектами актов рекомендательного характера [12].

В.А. Лаптев относит ККУ к обычаям, аргументируя данную точку зрения тем, что «корпоративные кодексы не утрачивают статут обычаев, поскольку также представляют собой свод сложившихся правил деловой этики, адаптированных применительно к конкретной корпорации» [13, с. 62]. В то же время автор отмечает сходство указанного кодекса с локальными нормативными актами, в связи с чем предлагается относить их к источникам права, сформированным самими участниками гражданского оборота [14]. Аналогичной точки зрения придерживается и Г.В. Цепов, также рассматривающий ККУ как обычай [15, с. 32]. Однако данная точка зрения может быть подвергнута опровержению. Положения, закреплённые в ККУ, в соответствии с определением обычая, закреплённом в части 1 статьи 5 Гражданского кодекса РФ [16], не могут считаться сложившимися в течение определённого периода, а также невозможно говорить об их широком применении ввиду того, что для корпоративного управления характерна индивидуализация как выбора определённой применяемой структуры органов, так и применяемых способов регулирования взаимоотношений внутри корпорации.

Представитель другой теории, Н.Н. Пахомова, предлагает относить ККУ к подзаконным нормативным актам, отмечая, что «в большинстве стран мира основными источниками корпоративного права являются законодательные акты […], которые при наличии в них достаточно большого числа императивных норм отличаются "гибкостью", так как допускают поднормативное (локальное) регулирование корпоративных отношений» [17]. Такой же позиции придерживается А.А. Александрова, характеризующая рассматриваемый акт как стандарт, регулирующий корпоративное управление, процедура принятия которого аналогична принятию подзаконных нормативных актов [18, с. 7]. Схожее мнение в части подзаконности наблюдается и в научных работах А.А. Кирилловых, однако он трактует природу ККУ несколько иначе. Так, по мнению указанного научного деятеля, данный документ следует считать актом, который «фактически выполняет функцию модельного правового акта, хотя обладает чертами подзаконного нормативного акта» [19, с. 23]. Представляется, что данная точка зрения также некорректна прежде всего из-за правовой природы ККУ — являясь рекомендательным актом, то есть не содержащим общеобязательные правила поведения и применяемом по усмотрению высшего органа корпорации, он не может относиться к подзаконным нормативным актам ввиду отсутствия в нём достаточной нормативности. Кроме того, доказательством данного довода может служить Приказ Росимущества от 27.03.2014 N 94 «Об утверждении Методических рекомендаций по организации работы корпоративного секретаря в акционерных обществах с государственным участием» [20], в котором отмечено отсутствие нормативно-правового регулирования положения корпоративного секретаря на уровне федерального законодательства и подзаконных нормативных актов.

Резюмируя указанные выше точки зрения научных деятелей, практику применения судами, а также позицию законодателя, можно сделать следующий вывод. Ввиду того, что рассматриваемый акт содержит положения, касающиеся регулирования правоотношений, возникающих в корпорации при осуществлении корпоративного управления, и конкретизирующие нормы действующего законодательства, наличия принимаемых на его основе иных актов, а также использования содержащихся в нём положений судами при рассмотрении споров, ККУ следует относить к источникам корпоративного права. При этом, как было отмечено выше, он не может быть отнесён ни к обычаям, ни к подзаконным нормативным актам, ни к локальным нормативным актам (за исключением кодексов, принимаемых корпорациями самостоятельно). Представляется, что ККУ в совокупности с иными имеющими аналогичную правовую природу актами, в том числе которые были упомянуты ранее, которые также могут применяться корпорациями по их усмотрению в целом или в части, вследствие невозможности отнесения их к каким-либо видам источников, образуют самостоятельную группу источников — рекомендательные акты.

Литература:

  1. Письмо Банка России от 10.04.2014 № 06-52/2463 «О Кодексе корпоративного управления» // Вестник Банка России. — 18.04.2014. — № 40.
  2. Принципы корпоративного управления ОЭСР // Организация экономического сотрудничества и развития // URL: http://oecdru.org/rusweb/rusfeder/5/5/corpor.htm (дата обращения — 28.11.2017 г.)
  3. Распоряжение ФКЦБ РФ от 04.04.2002 № 421/р «О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения» // Вестник ФКЦБ России. — 30.04.2002. — № 4.
  4. Письмо Банка России от 15.09.2016 № ИН-015-52/66 «О положениях о совете директоров и о комитетах совета директоров публичного акционерного общества» // Вестник Банка России. — 21.09.2016. — № 85.
  5. Приказ Росимущества от 03.09.2014 № 330 «Об утверждении Методических рекомендаций по построению функции внутреннего аудита в холдинговых структурах с участием Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
  6. "Положение о допуске ценных бумаг к организованным торгам" (утв. Банком России 24.02.2016 N 534-П) (ред. от 19.06.2017) // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.11.2013 по делу № А56-14323/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
  8. Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2017 № 20АП-4993/2017 по делу № А09-17936/2016 // СПС «КонсультантПлюс».
  9. Определение Верховного Суда РФ от 30.03.2015 № 307-ЭС14-8853 по делу № А56-31942/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
  10. Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.09.2016 № 20АП-4774/2016 по делу № А23-198/2016 // СПС «КонсультантПлюс».
  11. Корпоративное право: Учебный курс. В 2 т./ Отв. ред. И. С. Шиткина. Т. 1. — М.: Статут, 2017. — 976 c.
  12. Макарова О.А, Абрамян Т. А. О праве корпораций в свете Гражданского кодекса РФ // Гражданское право. — 2015. — № 1. — С. 14 — 19.
  13. Предпринимательское право: Правовое сопровождение бизнеса: учебник для магистров/ Р.Н. Аганина, В.К. Андреев, Л.В. Андреева и др.; отв. ред. И.В. Ершова. М.: Проспект, 2017. — С. 62.
  14. Лаптев В.А. Локальный правовой обычай как источник регулирования предпринимательских отношений // Lex russica. — 2017. — № 4. — С. 110 — 119.
  15. Цепов Г.В. Акционерные общества: теория и практика. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. — 200 c.
  16. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // СЗ РФ, 05.12.1994, № 32, ст. 3301, Российская газета, № 238–239, 08.12.1994.
  17. Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Екб.: Налоги и финансовое право, 2004. — 208 с. // СПС «КонсультантПлюс».
  18. Александрова А. А. Роль кодексов корпоративного управления в гражданско-правовом регулировании организации и деятельности юридических лиц: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. — 24 с.
  19. Кирилловых А. А. Корпоративное право: курс лекций. М.: Юстицинформ, 2009. — 192 c.
  20. Приказ Росимущества от 27.03.2014 № 94 «Об утверждении Методических рекомендаций по организации работы корпоративного секретаря в акционерных обществах с государственным участием» // СПС «КонсультантПлюс».
Основные термины (генерируются автоматически): корпоративное управление, акт, положение, рекомендательный характер, источник, рассматриваемый акт, Двадцатый арбитражный апелляционный суд, корпоративное поведение, Северо-Западный округ, Российская Федерация.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос