Авторы: Тонких Владимир Алексеевич, Лытнева Надежда Александровна

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №7 (141) февраль 2017 г.

Дата публикации: 18.02.2017

Статья просмотрена: 26 раз

Библиографическое описание:

Тонких В. А., Лытнева Н. А. Россия — США: новая страница сотрудничества // Молодой ученый. — 2017. — №7. — С. 406-409.



В последние годы российско-американские отношения переживали самый сложный период после окончания Второй мировой войны [1]. Одна из главных причин подобного положения состоит, на наш взгляд, в переоценке Вашингтоном собственных экономических и военно-политических возможностей в связи с формированием новой системы миропорядка [2]. В этой системе Америка перестает играть роль ключевого, доминирующего актора, как это имело место на протяжении всей послевоенной истории и рубежа ХХ-XXI веков. Попытки насадить западные ценности во многих регионах мира, особенно на Ближнем и Среднем Востоке, потерпели полный крах. «Во внешней политике, — отмечали американские политологи Дж. Голдгрейг и М. Макфол, — американцы постоянно разрывались между наследием твердолобого реализма и идеалистической верой в миссию Америки способствовать укреплению демократии и свободы личности…» [3].

Первый срок президентства Обамы был отмечен справедливыми тезисами относительно современной ситуации в мире. «В сентябре 2009 года на заседании ГА ООН Обама заявил: «Демократия не может быть навязанной извне любой нации. Каждое общество должно искать свою дорогу к ней. Каждая страна будет следовать к ней путем, который основан на культуре ее народа и коренится в традициях ее прошлого» [4].

На практике, правда, вышло совсем иначе. Американская «демократия», навязывая целым регионам и народам собственное видение мира, собственные ценности, привела к появлению ситуации глобального «неуправляемого хаоса», чреватого многочисленными военными конфликтами, геноцидом, гуманитарными катастрофами и т. п. «Идея содействия продвижению демократии за границу стала доминировать в мышлении неоконсерватизма еще во второй срок президентства Рейгана», – пишет американский исследователь Т. Додж [5].

Другой не менее значительной причиной стала новая роль России в современных международных отношениях, в системе нового миропорядка [6]. Наша страна перестала безоговорочно выполнять указания Белого дома, начала проводить самостоятельную, принципиальную и активную внешнюю политику с учетом национальных интересов. Примерами подобной политики Москвы стали воссоединение с Россией Крыма, последовательный курс по борьбе с международным терроризмом на Ближнем Востоке, введение антизападных санкций в качестве ответа на антироссийскую политику Запада.

В этих условиях администрации президента Б. Обамы вопреки реальным процессам взяла курс на резкое обострение российско-американского сотрудничества, ставя угрозу, якобы исходящую со стороны России, в один ряд с террористической организацией ИГИЛ и лихорадкой Эбола. В октябре 2016 года напряженность в российско-американских отношениях достигла наивысшей точки: Вашингтон объявил о приостановке всех контактов с Москвой по Сирии. В. Путин подписал Указ о выходе России из договора об уничтожении оружейного плутония.

Почему при президенте Обаме произошло усиление напряженности в российско-американском сотрудничестве? Парадокс, что ни при Рейгане, определявшим СССР как «империю зла»; ни при Дж. Буше-старшем, обещавшим не продвигать НАТО на восток, но нарушившим обещание; ни при Клинтоне, начавшим варварскую бомбардировку суверенной Югославии; ни при Буше-младшем, развязавшим войны в Афганистане и в Ираке, отношения наших стран не сводились к серии взаимных обвинений и претензий.

Вашингтон, по всей видимости, именно при Обаме после серии колоссальных внешнеполитических провалов в ряде регионов исчерпал прежние военно-политические аргументы, позволявшие ему доминировать в мире. Именно при Обаме внешняя политика США, основанная на развязывании вооруженных конфликтов и подготовке «цветных революций» в разных странах, достигла высшего уровня упадка и деградации. Произошло перенапряжение сил даже у такого могущественного государства, как Соединенные Штаты.

Военный бюджет США больше, чем тратит весь остальной мир, вместе взятый. Пентагон содержит свыше 800 военных баз в основном вдоль российских границ, в то время как Россия ликвидировала почти все свои базы за рубежом [7]. Затраты Америки на оборону в 2010 году составили около половины всех мировых расходов [8]. За эти годы военные расходы Пентагона существенно выросли. Только на 2017 год военное ведомство США планирует потратить 583 млрд. долл. на финансирование сухопутных войск численностью 460 тыс. человек [9]. Собственные ошибки необходимо свалить на кого-то другого. Пошли по проторенному пути времен холодной войны — во всем виновата Россия!

Справедливости ради отметим, что Москва и Вашингтон искали пути к улучшению взаимного сотрудничества. В 2009 году Россия и США предприняли попытку перезагрузки отношений (reset). Однако попытка оказалась неудачной в связи с отсутствием разработанной идейно-политической и организационной платформы действий с той и с другой стороны.

В последние недели пребывания в Белом доме Барак Обама сделал всё возможное, чтобы осложнить работу Трампа на посту президента США, предприняв ряд недружественных шагов в отношении России. В частности, после в январе 2017 года американские войска высадились в Польше и прибалтийских странах для защиты от мифической «российской угрозы» в дополнение к 34-тысячной армии США в Европе. Без всяких доказательств администрация Обамы обвинила Москву в хакерских атаках на американские сети, якобы обеспечивших победу республиканцев, представив Трампа чуть ли не ставленником Кремля. Подобные подходы и заявления отнюдь не способствуют нормализации российско-американских отношений и затрудняют конструктивное решение проблемы для новой американской администрации.

Победа на президентских выборах 8 ноября 2016 года Дональда Трампа [10] оказалась неожиданной для всех — для политиков, экспертов, СМИ, которые однозначно предсказывали уверенную победу Хиллари Клинтон. В победе Трампа значительную роль сыграли протестные настроения рядовых американских избирателей, уставших от засилья коррумпированных кланов, а также от непредсказуемости и агрессивности государственного курса администрации Б. Обамы.

Избрание президентом США Д. Трампа в России породило определенное позитивное ощущение возможности налаживания конструктивного сотрудничества между Москвой и Вашингтоном, исходя из ряда предвыборных выступлений кандидата в президенты и его первых шагов на посту президента. Вполне понятно, что многие заявления американских политиков, особенно предвыборных, носят часто лозунгово-популистский и не обязательный характер, зависят от конкретной политической ситуации и часто не совпадают с реальным политическим курсом Вашингтона [11].

Однако целый ряд заявлений Д. Трампа после вступления в должность вполне отчетливо приняли форму посыла России. Это, в частности, касалось возможности признания Вашингтоном Крыма в составе России, разрешения ситуации на востоке Украины, сокращения расходов Америки в рамках НАТО, более тщательное регулирование торговых отношений США с Евросоюзом, азиатскими странами. Весьма импонируют Москве и позиции ряда близких Трампу политиков, которые выступают за снятие экономических санкций против России. Подобные оценки вызвали нервную реакцию и в Брюсселе, и в Киеве. Эта позиция нового американского руководства в отношении санкций созвучна подходам ряда европейских стран — Италии, Венгрии, Греции, Словакии, Кипра. Да и в других страна Европы возможны значительные перемены. Как поведет себя будущий президент Франции, где в апреле 2017 года пройдут президентские выборы. Что будет с Германией, где выборы в Бундестаг состоятся в сентябре 2017 года, а в последнее время резко снизился рейтинг А. Меркель?

Особое значение для России и США имеют высказывания Трампа о необходимости совместной с Россией борьбы против международного терроризма в лице ИГИЛ и полного уничтожения этой организации. Эти заявления тем более актуальны, так как прежняя вашингтонская администрация и ее союзники — всего около 60 стран, в течение нескольких лет безрезультатно ведут борьбу против ИГИЛ и других радикальных террористических группировок на Ближнем и Среднем Востоке. Очевидно, ведут борьбу так, чтобы в конечном счете не одержать победы.

В своем 17-тиминутном инаугурационном обращении 20 января 2017 года новый глава Белого дома не упомянул Россию. О внешней политике он сказал совсем немного: «Мы никому не хотим насаждать свой образ жизни… Мы будем искать дружбу и хорошие отношения с другими странами, при этом понимая, что у них есть право ставить собственные интересы превыше всего». Трамп обещал «усилить старых союзников и найти новых», объединить цивилизованный мир и стереть с лица земли радикальный исламский терроризм [12].

Не стоит, однако, обольщаться. В политической истории Америки начальные шаги новой администрации не всегда совпадают с реальным политическим курсом нового главы государства. Вряд ли следует ожидать какого-то коренного и быстрого изменения американской политики. Тем более, что вновь избранный президент не имеет опыта политической деятельности и будет целиком зависеть от многочисленных консультантов, советников и помощников, от влияния СМИ, общественных настроений и т. п.

Тем не менее, прежний антироссийский, милитаристский внешнеполитический курс Вашингтона, направленный на разжигание военных конфликтов под прикрытием лозунгов демократии и борьбы за права человека, не отвечал реалиям, противоречил интересам абсолютного большинства населения планеты.

Победа Д. Трампа с его стратегическим обещанием сделать Америку великой свидетельствует о возрождении новой консервативной волны, о консервативном ренессансе в США по примеру неоконсерватизма Р. Рейгана 1980-х годов. В предвыборной программе Трампа обещания снизить налоги, сократить бюрократический аппарат, преобразовать американскую экономику по образцу рейганомики. Одним из первых указов на посту президента Трамп стал указ о выходе Соединенных Штатов из программы Транстихоокеанского партнерства, которое объединяет 12 стран с 40 % общего объема мировой экономики и 20 % мировой торговли [13].

Консерватизм в политике одерживает пока не очень значительные, но ощутимые в сравнении с недавним прошлым победы и в Европе (Франция, Англия, Австрия, Германия). Победа Трампа, на наш взгляд, усилит эти тенденции.

Новый американский президент располагает рядом политических и административных преимуществ: имеет большинство в обеих палатах Конгресса, его решительные заявления о борьбе с международным терроризмом и ограничении въезда в США представителей ряда мусульманских государств для обеспечения национальной безопасности Америки импонируют большинству рядовых американцев, отдавших свои голоса за Трампа.

Вместе с тем, есть и ряд негативных моментов: прежде всего, отсутствие политического опыта у президента и многих членов его команды, противодействие истеблишмента в различных кругах демократов и даже республиканцев в разных ветвях государственной власти. Новой администрации Белого дома досталось не простое наследство от предшественников, копившиеся годами противоречия.

Но Трамп в прошлом — не политик, а крупный и успешный бизнесмен, он не привык отступать перед сложными проблемами, среди которых внешняя политика занимает одно из главных мест. Опыт приходит со временем по мере решения назревших проблем. А их у Вашингтона достаточное количество.

Отношения между Россией и США настоятельно нуждаются в кардинальном пересмотре, требуют возобновления содержательного, конструктивного диалога по актуальным проблемам современных международных и двусторонних отношений. Перед лидерами обоих государств стоит задача не допустить возврата к новой холодной войне. На наших странах по-прежнему лежит основная ответственность за происходящее в современном мире. «Соединенные Штаты, — писала госсекретарь К. Райс,- должны признать, что Россия является великой державой и у нас всегда будут конфликтующие, так же как и совпадающие интересы» [14].

По сравнению с американо-китайскими отношениями контакты России и США в экономической и гуманитарной сферах крайне недостаточны, слабы, если учитывать масштабы экономик и численность населения обеих стран. Как итог, отсутствует объединяющие объективные условия, которые могли бы способствовать укреплению и развитию сотрудничества. Отношения между нашими государствами зависят исключительно от политического фактора, что недостаточно для выхода их на новый уровень.

Видный государственный деятель США Генри Киссинджер сделал важное заявление о роли России в мировой истории: «…В критические моменты именно Россия сохраняла и равновесие в мире, разбивая силы, которые стремились его разрушить. Она защитила мир от монголов, от Швеции в XVIII веке, от Наполеона в XIX веке и от Гитлера в XX веке. И сегодня Россия имеет важное значение в преодолении радикального ислама. Россия — это уникальное и сложное общество. Вопрос России должен решаться так, чтобы она сохраняла свое историческое достоинство» [15]. Лучше, пожалуй, не скажешь.

В интервью австрийскому журналу «Profil» министр иностранных дел России С. Лавров сказал: «В Москве внимательно следят за высказываниями Трампа. Заявленная им позиция о необходимости нормального диалога между нашими странами внушает определенную надежду. Мы готовы пройти свою часть пути для оздоровления этих отношений…» [16].

Литература:

  1. Согрин В. В. Внешняя политика США в начале XXI века. Диагноз и рецепты / В. В. Согрин // США*Канада: экономика, политика, культура. – 2016. – № 5. – С. 53–63.
  2. Левицкий А. Б. Россия — США: время трудных решений / А. Б. Левицкий, В. А. Тонких // Теория и практика инновационных технологий в АПК: Материалы научной конференции ВГАУ, 14–17 марта 2016 г. — Воронеж: ВГАУ, 2016. – С. 53–63.
  3. Цит. по: Голдгрейг Дж. Цель и средства. Политика США в отношении России после «холодной войны»: пер. с англ. / Дж. Голдгрейг, М. Макфол. – М.: Международные отношения, 2009. – С. 17.
  4. Цит. по: Самуйлов С. М. Россия и администрации Б. Обамы: Центры формирования и концептуальные основы внешней политики США в отношении России / С. М. Самуйлов // Свободная мысль. – 2010. – № 11. – С.78.
  5. Dodge T. The ideological roots of failure: the application of kinetic neo-liberalism to Iraq / T. Dodge // International Affairs. – Vol. 86. – N6. – November 2010. – P. 1274.
  6. Тонких В. А. Россия в глобальном мире / В. А. Тонких, О. Е. Фарберова. – Воронеж: Научная книга, 2016.
  7. Фалин В. Если молча поднять лапки, Вашингтон низведет Россию до индейской резервации / В. Фалин // Комсомольская правда. – 2015. – 14 января.
  8. Dunne T. America after Iraq / T. Dunne and K. Mulaj // International Affairs. – Vol. 86. – № 6. — November 2010. – P. 1289.
  9. Вяткин Я. О новой военной политике Трампа / Я. Вяткин // Аргументы недели. – 2016. – № 46.
  10. В переводе с английского Trump означает — «козырь» или «славный малый». У нового президента США — говорящая фамилия.
  11. Попов А. А. Кандидаты в президенты США накануне выборов / А. А. Попов // США*Канада: экономика, политика, культура. – 2016. – № 10. – С. 3–25.
  12. Цит. по: Панов А. Весь Трамп — народу / А. Панов // Новая газета. – 2017. – № 8.
  13. Панов А. У Трампа свой глобус / А. Панов // Новая газета. – 2017. – № 8.
  14. Rice C. Promoting the National Interests / C. Rice // Foreign Affairs. – Vol. 79. – January-February 2000. – P. 57.
  15. Киссинджер Г. Чтобы понять Россию, надо читать Достоевского, а не Mein Kampf / Г. Киссинджер // Комсомольская правда. – 2016. – 15 ноября.
  16. Лавров С. Мы готовы к диалогу с США / С. Лавров // Комсомольская правда. – 2017. – 7 февраля.
Основные термины (генерируются автоматически): отношении России, посту президента, реальным политическим курсом, Комсомольская правда, Белого дома, новая роль России, срок президентства Обамы, выходе России, Вопрос России должен, отношениями контакты России, Обамы вопреки реальным, внешняя политика, внешней политике, иностранных дел России, стороны России, Трампа значительную роль, Среднем Востоке, посту президента Трамп, военной политике Трампа, составе России.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос