Концептуальные подходы к изменению коллизионного метода правового регулирования | Статья в журнале «Молодой ученый»

Авторы: ,

Рубрика: Государство и право

Опубликовано в Молодой учёный №27 (131) декабрь 2016 г.

Дата публикации: 09.12.2016

Статья просмотрена: 26 раз

Библиографическое описание:

Рябов С. А., Абдумажитов Т. М. Концептуальные подходы к изменению коллизионного метода правового регулирования // Молодой ученый. — 2016. — №27. — С. 601-602. — URL https://moluch.ru/archive/131/36582/ (дата обращения: 18.06.2018).



Основное содержание международного частного права сводится к коллизионной проблеме и к возможным путям ее разрешения [3]. Основным средством, с помощью которого разрешается данная проблема, являются коллизионные нормы. Коллизионные нормы решают данную проблему путем выбора частного права того или иного государства, с которым так или иначе связаны элементы правоотношения.

Основная проблема касаемо вопроса о коллизионно-правовом регулировании заключается в сложности применения коллизионного права. Поскольку применение коллизионных норм насчитывает уже многие века, их содержание стало довольно сложным, запутанным и громоздким. Ранее с помощью конкретных формул прикрепления (lexreisitae, lexdelicti, lexcontractus) можно было более — менее однозначно выбрать ту или иную правовую систему. В правовых нормах, которые регулируют многочисленные виды частноправовых отношений, они зачастую дополняются или же, наоборот, ограничиваются. Вследствие этого процесс выбора права, подлежащего применению, довольно сильно затягивается, и суд не может вынести решение в оптимальные сроки.

В коллизионных нормах, используемых в Гражданском Кодексе РФ, выделены основные виды гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, а привязки, в свою очередь, видоизменяются в зависимости от тех или иных признаков регулируемого правоотношения, но, несмотря на это, сложности все же возникают.

Если обратиться к части третьей Гражданского Кодекса РФ, а именно к п.1 статье 1219, то можно заметить очень сложный алгоритм действий. Исходя из содержания данной статьи, может быть применено право страны, где действие или иное обстоятельство, послужившее основание для требований о возмещении вреда, хотя и не имело место, но причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране [1]. Первая сложность исходит от формулировки «может быть применено», так как это дает судье, разрешающему спор, максимально широкие возможности. Помимо этого, данная формулировка дает сторонам возможность влияния на решение суда. Вторая проблема проистекает непосредственно из сложности доказывания прямого или косвенного умысла причинителя. Вышеуказанные факторы невероятно затягивают вынесение судебного решения.

Тенденция к приданию коллизионным нормам все большей гибкости имеет своим основанием широкое применение принципа критерия наиболее тесной связи. И данному критерию придается все большее значение вплоть до признания его основополагающим принципом международного частного права. И, тем не менее, нельзя сказать, что такая тенденция необоснована. Нужно отметить, что метод коллизионного регулирования правоотношений по жестким коллизионным привязкам давно подвергается переосмыслению и критике со стороны различных историков и правоведов. Например, немецкий правовед Ф. Савиньи полагал, что любое правоотношение, содержащее в своей структуре иностранный элемент, тяготеет к определенному месту, поэтому основной задачей видится установление истинной локализации данного отношения. Напротив, американский специалист в области коллизионного регулирования правоотношений Б. Карри считал, что конкретное возникшее отношение должно регулироваться правом того государства, которое проявляет к этому наибольший интерес. Он считал, что такая позиция обеспечит наиболее правильное разрешение спора [4].

В настоящее время, выводы о несовершенстве выбора применимого права согласно жестким коллизионным привязкам, находят свое отражение и в законодательстве, и в правоприменительной практике. Дело в том, что предмет международного частного права постоянно расширяется, в него включаются отношения, которые из-за преобладания метода публично–правового регулирования в принципе не регулировались коллизионно-правовым методом. Данный факт позволяет сделать вывод о том, что неоднократно упомянутые выше, жесткие коллизионные привязки не достигают цели и по факту сводятся к закону суда, то есть, к применению права того государства, чей суд рассматривает дело.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что основной тенденцией на данный момент является закрепление в международном частном праве принципа критерия наиболее тесной связи, как основополагающего. Коллизионные привязки, в свою очередь, должны служить в качестве основного вспомогательного инструмента для поиска данного права. Продолжая рассуждать о проблемах, связанных с коллизионно-правовым регулированием, необходимо отметить, что как в законодательстве РФ, так и в законодательстве других европейских стран, отсутствуют общие начала, которыми пользовались бы суды при решении коллизионных вопросов. Возможно, принятие специального нормативно — правового акта, закрепившего принципы международного частного права явилось бы решением существующих проблем.

Вывод, который можно сделать, учитывая вышеизложенное, заключается в том, что суд при принятии решения по спору может руководствоваться всевозможными привязками, которые существуют в международном частном праве, но главной задачей суда должно быть определение права, с которым рассматриваемое отношение наиболее тесно связано. Именно такая позиция суда обеспечит максимально эффективное и правомерное разрешение спора.

Анализ и переосмысление концепции развития критерия наиболее тесной связи применительно к разным правовым системам осуществлен М. А. Охрименко. Ей сделаны выводы, согласно которым функция коллизионно-правового метода уже давно изменилась с отсылочной на регулятивную. Данный факт позволяет суду, разрешающему коллизионный вопрос действовать более творчески. То есть, судья получает возможность на свое усмотрение оценивать те или иные обстоятельства, делая вывод о том, имеют они значение для дела или не имеют, и, соответственно, на основании исследования этих обстоятельств выносить решение.

Помимо этого, М. А. Охрименко делаются некоторые выводы практического характера. В частности, она предлагает закрепить перечень факторов наиболее тесной связи в акте судебного органа и впоследствии использовать этот перечень как непосредственное руководство судам, рассматривающим споры с наличием иностранного элемента. В данный перечень входили бы следующие факторы [2]:

  1. Цель, лежащая в основе конкретного договора.
  2. Существо договора.
  3. Защита оправданных ожиданий сторон.
  4. Единообразие решений по сходным отношениям.

Таким образом, для совершенствования правового регулирования отношений, осложненных иностранным элементом и правового закрепления коллизионно-правовых норм целесообразным видится осуществление следующих мероприятий:

  1. Принятие специального закона, закрепившего основные положения и принципы международного частного права, с целью повышения эффективности рассмотрения споров судами, а также экономии времени.
  2. В данном законе особое внимание уделить принципу критерия наиболее тесной связи, усовершенствование которого видится решением большинства проблем, связанных с коллизионным регулированием. В связи с этим нужно закрепить следующие положения:

А) Право, с которым отношение наиболее тесно связано, является приоритетным перед правом, определяемым по коллизионным привязкам.

Б) При этом, право добровольно избранное сторонами имеет приоритет перед правом, определенным по критерию наиболее тесной связи [2].

  1. Определить отдельные группы отношений и применительно к ним установить конкретные виды коллизионных привязок.
  2. Как альтернатива специальному закону, может служить акт толкования судебного органа, которым впоследствии руководствовались бы суды при разрешении споров.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // СПС Консультант Плюс
  2. Ахрименко М. А. Концепции гибкого подхода к определению права, подлежащего применению к договорам, в современном коллизионном праве государств Западной Европы и США // М., 2006.
  3. Ануфриева Л.П., Бекяшев К.А., Дмитриева Г.К. Международное частное право // Проспект. 2004
  4. Рустамова Н. Н. Коллизионные нормы в международном частном праве : дис. [Электронный ресурс]. URL : http://www.dissercat.com/content/kollizionnye-normy-v-mezhdunarodnom-chastnom-prave#ixzz3lnGTHvXj
Основные термины (генерируются автоматически): тесная связь, иностранный элемент, суд, принцип критерия, привязка, коллизионное регулирование правоотношений, коллизионно-правовой метод, коллизионно-правовое регулирование, судебный орган, Гражданский Кодекс РФ.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос