Особенности лекарственно-индуцированной гиперпролактинемии | Статья в журнале «Молодой ученый»

Библиографическое описание:

Ящинский Л. Б., Касич И. Н., Старыгина В. В. Особенности лекарственно-индуцированной гиперпролактинемии // Молодой ученый. — 2016. — №26.2. — С. 54-61. — URL https://moluch.ru/archive/130/36150/ (дата обращения: 14.12.2018).



Использование лекарственных препаратов является частой причиной развития гиперпролактинемии, и важно, чтобы специалисты могли дифференцировать эту причину от патологических причин, таких как пролактиномы. Для того, чтобы установить частоту встречаемости этой клинической проблемы и разработать экспериментальную модель для дальнейших исследований, был проведён обзор литтературы с помощью PubMed, а так же рассматривались библиографические списки других статей, касающихся гиперпролактинемии индуцированной конкретными типами препаратов. Лекарственными препаратами, которые наиболее часто вызывают гиперпролактинемии являются антипсихотические средства. Тем не менее, некоторые новые атипичные антипсихотические препараты не вызывают это состояние. Другие классы лекарственных препаратов, которые вызывают гиперпролактинемии включают в себя антидепрессанты, антигипертензивные препараты, а также препараты, повышающие моторику кишечника. Гиперпролактинемии, вызванные лекарственными препаратами, обычно симптоматические, и вызывают галакторею, нарушения менструального цикла, и бесплодие. Важно убедиться, что гиперпролактинемия у каждого пациента вызвана лекарством, а не структурным поражением в гипоталамо / гипофизарной области; это может быть достигнуто с помощью временного прекращения приема лекарства, чтобы понять, вернутся ли уровни пролактина в нормальное состояние, перехода на лекарства, которые не вызывают гиперпролактинемии, в консультации пациента с психиатром на психоактивные препараты, или проведение магнитно-резонансной томографии или компьютерной томографии гипоталамо / гипофизарной области. Если гиперпролактинемия является симптоматической, то стратегии лечения включают в себя переключение на альтернативное лечение, которое не вызывает гиперпролактинемий, используя замены эстрогена или тестостерона, или, реже, добавляя агонисты дофамина.

Ключевые слова: Д2 (дофамин Д2), ВИЧ (вирус иммунодефицита человека), МРТ (магнитно-резонансная томография), ПРЛ (пролактин), ТРГ (тиреотропин-рилизинг-гормон).

The use of medications is a common cause of hyperprolactinemia, and it is important that specialists could differentiate this cause from the pathological causes such as prolactinomas. To ascertain the frequency of this clinical problem and to develop experimental model for further research, the medical literature was searched by using PubMed and the reference lists of other articles dealing with hyperprolactinemia due to specific types of medications. Drugs that most often cause hyperprolactinemia are antipsychotics agents; Nevertheless, some of the new atypical antipsychotic drugs do not cause this condition. Other classes of medications that cause hyperprolactinemia include antidepressants, antihypertensive agents, and drugs that increase bowel motility. Hyperprolactinemia caused by medications is commonly symptomatic, causing galactorrhea, menstrual disturbance, and impotence. It is important to ensure that hyperprolactinemia in an individual patient is due to medication and not to a structural lesion in the hypothalamic/pituitary area; this can be accomplished by stopping the medication temporarily to determine whether prolactin levels return to normal, switching to a medication that does not cause hyperprolactinemia (in consultation with the patient's psychiatrist for psychoactive medications), or performing magnetic resonance imaging or computed tomography of the hypothalamic/pituitary area. If the patient's hyperprolactinemia is symptomatic, treatment strategies include switching to an alternative medication that does not cause hyperprolactinemia, using estrogen or testosterone replacement, or, rarely, cautiously adding a dopamine agonist.

Key words.D2 (dopamine D2), HIV (human immunodeficiency virus), MRI (magnetic resonance imaging), PRL (prolactin), TRH (thyrotropin-releasing hormone).

Решающее значение для понимания способов, которыми лекарства влияют на секрецию пролактина (ПРЛ), является объяснение нейроэндокринной регуляции секреции пролактина. Гипоталамус преимущественно влияет на секрецию ПРЛ через 1 или более пролактин ингибирующих факторов, которые достигают гипофиза через портальные сосуды гипоталамуса и гипофиза. Нарушение работы гипофиза приводит к умеренному повышению секреции ПРЛ и снижению секреции других гормонов гипофиза. Дофамин является преобладающим физиологическим фактором ингибирования; блокада эндогенных дофаминовых рецепторов различными препаратами, в том числе антипсихотическими средствами, вызывает увеличение секреции пролактина. Вазоактивный кишечный пептид имеет стимулирующее действие, которое избирательно влияет на ПРЛ. Кроме того, часть предшественника вазоактивного кишечного пептида, белка аналогичного размера, известного как пептид гистидин метионин, обладает ПРЛ-рилизинг свойствами в организме человека. Точные роли этих пептидов и других ПРЛ-рилизинг-факторов, таких как ТРГ неясно [1].

Клинические последствия гиперпролактинемии включают в себя галакторею и гипогонадотропный гипогонадизм, последний проявляется олигоменореей или аменореей у женщин, эректильной дисфункцией у мужчин, и потерей либидо и развитием бесплодия у обоих полов [1]. Гипогонадизм в первую очередь связан с гиперпролактинемией, вызывая уменьшение секреции гонадотропин-рилизинг гормона гипоталамуса [1].

Дифференциальный диагноз гиперпролактинемии включает в себя лекарственно-индуцированную гиперпролактинемию. Важно убедиться, что гиперпролактинемия у пациента вызвана лекарством, а не структурным поражением в гипоталамо / гипофизарной области, например пролактиномой, или гипотиреозом, и почечной недостаточностью [1]. Многие препараты, как сообщается, могут быть причиной гиперпролактинемии. Для того чтобы установить частоту встречаемости этой клинической проблемы и разработать экспериментальную модель для дальнейших исследований, был проведён обзор литтературы с помощью PubMed, а так же рассматривались библиографические списки других статей, касающихся гиперпролактинемии индуцированной конкретными типами препаратов.

Лекарства вызывающие гиперпролактинемию.

  1. Антипсихотические средства (нейролептики);
  2. Антидепрессанты;
  3. Опиаты и кокаин;
  4. Антигипертензивные препараты;
  5. Желудочно-кишечные препараты;
  6. Ингибиторы протеаз;

VII. Эстрогены.

Антипсихотические средства. Лекарственными препаратами, которые наиболее часто вызывают гиперпролактинемию являются антипсихотические (нейролептические) средства. Эти препараты являются блокаторами рецепторов дофамина. Их нейролептические эффекты опосредованны Д2 и Д4 рецепторами в мезолимбической области головного мозга, а также их экстрапирамидальные побочные эффекты опосредованны через Д2-рецептор в стриальной области [2, 3]. Их гиперпролактинемический эффект опосредован Д2 рецепторами в гипоталамо /гипофизарной системе [2–4]. Антипсихотическая потенция старых фенотиазинов (хлорпромазин, тиоридазин, мезоридазин, трифтороперазин, флуфеназин, перфеназин), тиоксантенов (тиотиксен), бутирофенов (галоперидол) и дибензоксипинов (локсапин), как правило, параллельна их активности в увеличении уровней пролактина [2, 4–6].

В целом, существует весьма переменный ПРЛ-рилизинг ответ на эти препараты, как в уровне ПРЛ так и в продолжительности подъема ПРЛ. Уровни пролактина обычно увеличиваются в течение нескольких минут после внутримышечной инъекции [7]. После перорального введения, уровни постепенно увеличиваются в течение недели, а затем остаются стабильными [8]. Уровни ПРЛ при приеме этих препаратов, как правило, менее чем 100 мкг/л, но у некоторых пациентов встречается с уровнями выше, чем 365 мкг/л [9–12]. От 40 % до 90 % пациентов, принимавших бутирофеноны и фенотиазины в течение многих лет, поддерживаются повышенные уровни ПРЛ, а галакторея, аменорея и импотенции являются общими проявлениями у таких пациентов [10, 13–15]. Уровни пролактина обычно снижаются к норме в течение 48 до 96 часов после прекращения приема нейролептика [9].

В последние годы были разработаны многочисленные новые препараты этого класса, которые часто называют атипичные антипсихотические средства [16]. Рисперидон представляет собой комбинированный антагонист рецептора серотонина/дофамина, который может привести к повышениям уровня ПРЛ даже более высоким, чем те, которые вызваны типичными анипсихотическими средствами [14–22]. Молиндон является еще одним из них новых препаратов, который также может вызвать гиперпролактинемию [23]. В противоположность к этим препаратам, клозапин [22, 24, 25], оланзапин, кветиапин [17, 19, 20, 22, 26–28], зипразидон, [29, 30] гораздо реже приводят к повышению уровеня ПРЛ. Считается, что отсутствие эффекта этих атипичных антипсихотических препаратов вызван их слабой связью с рецептором [31] Д2. Частый отбор крови для исследования уровней пролактина у пациентов, которые принимают клозапин или оланзапин долгое время, показывает, что уровни пролактина быстро в 1,5–2,5 раза увеличиваются в течение от 2-х до 4-х часов после того, как препараты были приняты, но затем уменьшаются до исходного уровня в течение 8 часов. В противоположность этим препаратам рисперидон вызывает аналогичное удвоение уровней пролактина, но эффекты сохраняются в течение 24 часов [25].

Гиперпролактинемия, вызванная этими препаратами, сопровождается обычно снижением либидо и эректильной дисфункцией у мужчин, и галактореей и аменорея у женщин [11, 12, 15, 33–36]. В одном исследовании, среди всех женщин в состоянии пременопаузы с антипсихотически-индуцированной гиперпролактинемией, 31,6 % имели уровни эстрадиола менее 73 пмоль/л [15], а также предварительные данные свидетельствуют о том, что может быть повышенный риск развития остеопении [20, 37]. Однако исследования у детей, получавших рисперидон, не показали задержку в половом развитии [38].

Антидепрессанты. Трициклические антидепрессанты вызвали умеренное развитие гиперпролактинемии у некоторых пациентов, но данные скудны. В 1-й серии эксперимента, амитриптилин вызвал 100 % -ное увеличение уровня пролактина в 2 (14 %) из 14 пациентов [39]. В другом случае дезипрамин вызвал 100 % -ное увеличение уровня пролактина у 2 (50 %) из 4 пациентов в одном исследовании [39], но не вызывает изменений в уровнях пролактина в другом исследовании [40]. Мельцер и другие [39] сообщили, что ни нортриптилин, ни миансерин не привели к увеличению уровня пролактина, но никаких конкретных данных не было приведено в этом докладе. Кломипрамин, как сообщается, стал причиной развития гиперпролактинемии у 60 % мужчин и 87,5 % женщин [41] по отношению к другим трициклическим и тетрациклическим антидепрессантам [42].

Что касается ингибиторов моноаминоксидазы, уровни пролактина увеличились в два раза у всех 5 пациентов, получавших паргилин [43]. В настоящее время этот препарат не используется в клинике. В противоположность этому, в единственном исследовании пациентов с ингибитором, используемой в настоящее время моноаминоксидазы, транилципромином, уровни пролактина увеличились лишь на 3 мкг/л у 9 пациентов, получавших лечение от депрессии с дозами от 10 до 40 мг/сут. в течение, в среднем, 16 дней [44], механизмы, с помощью которых эти препараты увеличивали уровни ПРЛ являются неопределенными, и этому классу препаратов, вероятно, способствует несколько возможных стимулирующих путей.

Опиаты и кокаин. В организме человека, морфин и его аналоги увеличивают высвобождение ПРЛ как краткосрочно [45–46] так и долгосрочно [47–48]. Длительно принимающие метадон пациенты имеют нормальные базальные уровни ПРЛ, которые временно увеличиваются на 2–4 часа после каждой ежедневной дозы [49]. Большинство данных свидетельствует о том, что опиоидные пептиды не оказывают прямого влияния на гипофиз и стимулируют высвобождение ПРЛ путем ингибирования секреции дофамина гипоталамусом [50–52]. Злоупотребление кокаином также связано с развитием хронической гиперпролактинемии [53, 54].

Антигипертензивные препараты. Из используемых в настоящее время антигипертензивных препаратов, верапамил является единственным, который вызывает развитие гиперпролактинемии. Верапамил вызывает как краткосрочное, так и долгосрочное увеличение базальной секреции пролактина, так и в ответ на ПРЛ ТРГ [55–57]. Пациенты были описаны с галактореей, связанной с устойчивой гиперпролактинемией в связи с употреблением верапамила [58, 59]. При обследовании пациентов, принимающих верапамил в амбулаторных условиях, уровни пролактина были повышены у 8,5 % больных [60, 61], и гиперпролактинемия была связана с низким уровнем тестостерона. Верапамил как полагают, вызывает гиперпролактинемию, блокируя секрецию доофамина в гипоталамусе [62, 63]. Другие блокаторы кальциевых каналов, такие как дигидропиридин и бензотиазепин не оказывают каких-либо действий в секреции пролактина [64].

Альфа-метилдофа вызывает умеренное развитие гиперпролактинемии, возможно, путем ингибирования фермента декарбоксилазы, который отвечает за превращение L-дофа в дофамин, и, самостоятельно действуя в качестве ложного нейромедиатора дофамина, чтобы уменьшить синтез [65]. Резерпин — антигипертензивный препарат, вызывает гиперпролактинемию примерно у 50 % пациентов, вероятно, сталкиваясь с депонированием катехоламинов в гипоталамусе [66]. Эналаприл, ингибитор ангиотензин-превращающего фермента, угнетает секрецию ПРЛ у некоторых людей [67], но устойчивых изменений уровня пролактина не зафиксировано в литературе в отношении использования этого класса препаратов.

Желудочно-кишечные препараты. Препараты, которые обычно используются для увеличения желудочно-кишечной моторики и опорожнения желудка у пациентов с гастроопарезом, являются блокаторами рецепторов дофамина. Эти препараты вызывают гиперпролактинемию в более чем 50 % случаев и часто вызывают симптомы аменореи и галактореи у женщин и импотенции у мужчин. Вскоре после утверждения блокаторов рецепторов гистамина, включающие в себя такие препараты как циметидин и ранитидин, несколько кратких тематических докладов были опубликованы о пациентах, испытывающих симптомы, связанные с гиперпролактинемией [68, 69] Однако более о гиперпролактинемии не сообщалось, и не было никаких последующих докладов, где упоминалась гиперпролактинемия и что происходит при использовании этих препаратов [70–74].

Ингибиторы протеаз. В 2000 году группа врачей [75] описала 4 пациентов, у которых была гиперпролактинемия при приеме ингибиторов протеаз в составе высокоактивной антиретровирусной терапии. Тем не менее, осмотр историй болезней пациентов показал, что 1 пациент также получал флуоксетин, 1 также получал метоклопрамид, а также 1 получала домперидон [76]. Затем была описана группа из 46 пациентов, которые были больны вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) [77], причём 10 из 18 пациентов, которые были инфицированы оппортунистическими инфекциями, также болели гиперпролактинемией, в то время как из неинфецированных только 2 из 28 пациентов были больны гиперпролактинемией. Кроме того, из 20 пациентов, принимающих ингибиторы протеазы, у 4 (20 %) была гиперпролактинемия; из 26 пациентов, не принимающих ингибиторы протеазы, у 6 (23 %) была гиперпролактинемия [78]. Таким образом, гиперпролактинемия, наблюдаемая у ВИЧ-инфицированных пациентов, более вероятно, будет развиваться не из-за инфекции, а из-за использования других лекарственных средств, которые принимаются совместно с ингибиторами протеаз.

Эстрогены. Высокие уровни эстрогенов, присутствующих во время беременности, как известно, вызывают гиперплазию лактоморфных клеток, которые приводят к развитию гиперпролактинемии [78]. Но остаётся вопрос, могут ли эстрогены в оральных контрацептивах или заместительной гормональной терапии вызвать развитие гиперпролактинемии. Некоторые исследования показали, что эстроген-содержащие пероральные контрацептивы, действительно могут привести к гиперпролактинемии в диапазоне от 12 % до 30 % пролеченных женщин, при этом доза эстрогена, имеет небольшое влияние [79–80].

Выводы. Гиперпролактинемия, вызываемая лекарствами, обычно имеет симптоматическое течение и приводит к развитию галактореи, нарушениям ментсруального цикла, и бесплодия. Важно убедиться, что гиперпролактинемия у каждого пациента вызвана лекарством, а не структурным поражением в гипоталамо/ гипофизарной области. Тщательный анамнез и изучение принятых лекарств могут объяснить все симптомы и позволить дифференцировать лекарственно индуцированную гиперпролактинемию от патологической. Помимо этого необходимо получить объективные результаты, что может быть достигнуто с помощью временного прекращения приема лекарства, чтобы понять, вернутся ли уровни пролактина в нормальное состояние, перехода на лекарства, которые не вызывают гиперпролактинемии, в консультации пациента с психиатром на психоактивные препараты, или проведение магнитно-резонансной томографии или компьютерной томографии гипоталамо/гипофизарной области. На данном этапе лечение не требуется. Лечение требуется, если уже развились такие признаки как галакторея, нарушение ментсруального цикла, импотенция и бесплодие. Стратегии лечения включают в себя переключение на альтернативное лечение, которое не вызывает гиперпролактинемий, используя замены эстрогена или тестостерона, или, реже, добавляя агонисты дофамина.

Так же интересно влияние лекарственно индуцированной гиперпролактинемии на структуру гипофиза и на другие органы и ткани. Так же морфологически можно проследить изменения гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы.

Литература:

  1. Molitch ME. Disorders of prolactin secretion. EndocrinolMetabClin North Am. 2001;30:585–610.
  2. Green AI, Brown WA. Prolactin and neuroleptic drugs. EndocrinolMetabClin North Am. 1988;17:213–223.
  3. Wieck A, Haddad P. Hyperprolactinaemia caused by antipsychotic drugs [editorial]. BMJ. 2002;324:250–252.
  4. Rubin RT, Hays SE. The prolactin secretory response to neuroleptic drugs: mechanisms, applications and limitations. Psychoneuroendocrinology. 1980;5:121–137.
  5. Kleinberg DL, Frantz AG. Human prolactin: measurement in plasma by in vitro bioassay. J Clin Invest. 1971;50:1557–1568.
  6. Мельниченко Г. А., Марова Е. И., Дзеранова Л. К., Вакс В. В. Гиперпролактинемия у женщин и мужчин: Пособие для врачей. — Москва: ГУ «Эндокринологический научный центр РАМН». Институт клинической эндокринологии, 2007. — 33 с.
  7. Дедов И. И., Мельниченко Г. А., Романцова Т. И. и др. Гиперпролактинемия. Современные подходы и старые проблемы // Вестник репродуктивного здоровья. — 2009. — № 2.
  8. Carvalho MM, Góis C. [Hyperprolactinemia in mentally ill patients] // Acta Med Port. — 2011 Nov-Dec. — Т. 24, № 6. — С. 1005–12. — PMID 22713195
  9. Проскурина И. А., Романцова Т. И. Новые избирательные стимуляторы дофаминовых рецепторов в лечении гиперпролактинемическогогипогонадизма // Международный журнал медицинской практики. — 2001. — № 1.
  10. Литвак Е. О. Особенности клинических проявлений синдрома гиперпролактинемии и пути коррекции // Международный эндокринологический журнал. — 2010. — № 6 (30).
  11. Ефименко О. А. Современный взгляд на проблему гиперпролактинемии // Здоров’я України. — Март 2012. — С. 50–52.
  12. Хижняк О. О. Гиперпролактинемия: от теории к практике // НейроNews: психоневрология и нейропсихиатрия. — Сентябрь 2010. — № 5 (24).
  13. Бурчинский С. Г. Проблема безопасности в стратегии фармакотерапии атипичными нейролептиками // НейроNews: психоневрология и нейропсихиатрия. — Сентябрь 2010. — № 5 (24).
  14. Горобец Л. Н. Диагностика, коррекция и профилактика нейроэндокринных дисфункций у больных шизофренией в условиях современной антипсихотической фармакотерапии // Биологические методы терапии психических расстройств (доказательная медицина — клинической практике) / Под ред. С. Н. Мосолова. — Москва:Издательство «Социально-политическая мысль», 2012. — С. 830–862. — 1080 с. — 1000 экз. — ISBN 978–5-91579–075–8.
  15. Ушкалова А. В., Ушкалова Е. А., Шифман Е. М., Мосолов С. Н. Фармакотерапия психических расстройств при беременности // Биологические методы терапии психических расстройств (доказательная медицина — клинической практике) / Под ред. С. Н. Мосолова. — Москва: Издательство «Социально-политическая мысль», 2012. — С. 913–980. — 1080 с. — 1000 экз. — ISBN 978–5-91579–075–8.
  16. Татарчук Т. Ф., Венцковская И. Б., Ефименко О. А. Гиперпролактинемия в практике врача-гинеколога // Международный эндокринологический журнал. — 2007. — № 1(7).
  17. Дедов И. И., Мельниченко Г. А., Липатенкова А. К. Современная нейроэндокринология // Вестник Российской академии медицинских наук. — 2012. — № 8.
  18. Кушнир О. Н. Гиперпролактинемия в психиатрической практике (клиническая картина, лечение, профилактика) // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2007. — Т. 9, № 1.
  19. Беккер Р. А., Быков Ю. В. О роли нейроэндокринных нарушений в патогенезе когнитивной дисфункции при депрессивных состояниях // ConsiliumMedicum. — 2016. — № 4. — С. 57–61.
  20. Татарчук Т. Ф., Ефименко О. А. Гиперпролактинемия — симптом, синдром, диагноз // Здоров’я України. — 2013. — № 1. — С. 47–49.
  21. Горобец Л. Н., профессор, доктор медицинских наук Проблема гиперпролактинемии при терапии антипсихотическими препаратами у психически больных.
  22. Иванов М. В., Чомский А. Н. Новые подходы к коррекции и профилактике нейроэндокринных нарушений у психически больных в процессе антипсихотической терапии: Методические рекомендации. — Санкт-Петербург: СПб НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 2012. —20 с. —100 экз.
  23. Горобец Л. Н., Поляковская Т. П., Литвинов А. В. и др. Проблема остеопороза у больных с психическими расстройствами. Часть 2 // Социальная и клиническая психиатрия. — 2013. — Т. 23, № 1. — С. 87–92.
  24. Langer G, Sachar EJ, Halpern FS, Gruen PH, Solomon M. The prolactin response to neuroleptic drugs: a test of dopaminergic blockade: neuroendo- crine studies in normal men. J ClinEndocrinolMetab. 1977;45:996–1002.
  25. Spitzer M, Siajjad R, Benjamin F. Pattern of development of hyperprolactinemia after initiation of haloperidol therapy. Obstet Gynecol. 1998;91(5, pt 1):693–695.
  26. Meltzer HY, Fang VS. Serum prolactinlevels in schizophrenia—effect of antipsychotic drugs: a preliminary report. In Sachar EJ, ed. Hormones, Behavior, and Psychopathology. New York, NY: Raven Press; 1976:177–190.
  27. Rivera JL, Lal S, Ettigi P, Hontela S, Muller HF, Friesen HG. Effect of acute and chronic neuroleptic therapy on serum prolactin levels in men and women of different age groups. ClinEndocrinol (Oxf). 1976;5:273–282.
  28. Pollock A, McLaren EH. Serum prolactin concentration in patients taking neuroleptic drugs. ClinEndocrinol (Oxf). 1998;49:513-
  29. Smith S, Wheeler MJ, Murray R, O’Keane V. The effects of antipsy- chotic-induced hyperprolactinaemia on the hypothalamic-pituitary-gonadal axis. J ClinPsychopharmacol. 2002;22:109–114.
  30. Zelaschi NM, Delucchi GA, Rodriguez JL. High plasma prolactin levels after long-term neuroleptic treatment. Biol Psychiatry. 1996;39:900–901.
  31. Kleinberg DL, Davis JM, de Coster R, Van Baelen B, Brecher M. Prolactin levels and adverse events in patients treated with risperidone. J ClinPsychopharmacol. 1999;19:57–61.
  32. Kinon BJ, Gilmore JA, Liu H, Halbreich UM. Prevalence of hyper- prolactinemia in schizophrenic patients treated with conventional anti- psychotic medications or risperidone. Psychoneuroendocrinology. 2003;28(suppl 2):55–68.
  33. Hamner M. The effects of atypical antipsychotics on serum prolactin levels. Ann Clin Psychiatry. 2002; 14:163–173.
  34. Kinon BJ, Gilmore JA, Liu H, Halbreich UM. Hyperprolactinemia in response to antipsychotic drugs: characterization across comparative clinical trials. Psychoneuroendocrinology. 2003;28(suppl 2):69–82.
  35. Kearns AE, Goff DC, Hayden DL, Daniels GH. Risperidone-associated hyperprolactinemia. EndocrPract. 2000;6:425–429.
  36. David SR, Taylor CC, Kinon BJ, Breier A. The effects of olanzapine, risperidone, and haloperidol on plasma prolactin levels in patients with schizo- phrenia. ClinTher. 2000;22:1085–1096.
  37. Becker D, Liver O, Mester R, Rapoport M, Weizman A, Weiss M. Risperidone, but not olanzapine, decreases bone mineral density in female premenopausal schizophrenia patients. J Clin Psychiatry. 2003;64:761–766.
  38. Findling RL, Kusumakar V, Daneman D, Moshang T, DeSmedt G, Binder C. Prolactin levels during long-term risperidone treatment in children and adolescents. J Clin Psychiatry. 2003;64:1362–1369.
  39. Volavka J, Czobor P, Cooper TB, et al. Prolactin levels in schizophrenia and schizoaffective disorder patients treated with clozapine, olanzapine, risperidone, or haloperidol. J Clin Psychiatry. 2004;65:57–61.
  40. Pandurangi AK, Narasimhachari N, Blackard WG, Landa BS. Relation of serum molindone levels to serum prolactin levels and antipsychotic re- sponse. J Clin Psychiatry. 1989;50:379–381.
  41. Breier AF, Malhotra AK, Su TP, et al. Clozapine and risperidone in chronic schizophrenia: effects on symptoms, parkinsonian side effects, and neuroendocrine response. Am J Psychiatry. 1999;156:294–298.
  42. Turrone P, Kapur S, Seeman MV, Flint AJ. Elevation of prolactin levels by atypical antipsychotics. Am J Psychiatry. 2002;159:133–135.
  43. Crawford AM, Beasley CM Jr, Tollefson GD. The acute and long-term effect of olanzapine compared with placebo and haloperidol on serum prolactin concentrations. Schizophr Res. 1997;26:41–54.
  44. Kim KS, Pae CU, Chae JH, et al. Effects of olanzapine on prolactin levels of female patients with schizophrenia treated with risperidone. J Clin Psychiatry. 2002;63:408–413.
  45. Hamner MB, Arvanitis LA, Miller BG, Link CG, Hong WW. Plasma prolactin in schizophrenia subjects treated with SeroquelT (ICI 204,636). Psychopharmacol Bull. 1996;32;107–110.
  46. Hamner MB, Arvanitis LA, Miller BG, Link CG, Hong WW. Plasma prolactin in schizophrenia subjects treated with SeroquelT (ICI 204,636). Psychopharmacol Bull. 1996;32;107–110.
  47. Goff DC, Posever T, Herz L, et al. An exploratory haloperidol-con- trolled dose-finding study of ziprasidone in hospitalized patients with schizo- phrenia or schizoaffective disorder. J ClinPsychopharmacol. 1998;18:296- 304.
  48. Casey DE, Carson WH, Saha AR, et al, Aripiprazole Study Group. Switching patients to aripiprazole from other antipsychotic agents: a multicenter randomized study. Psychopharmacology (Berl). 2003;166:391- 399.
  49. Gründer G, Carlsson A, Wong DF. Mechanism of new antipsychotic medications: occupancy is not just antagonism. Arch Gen Psychiatry. 2003;60: 974–977.
  50. Cutler AJ. Sexual dysfunction and antipsychotic treatment. Psycho- neuroendocrinology. 2003;28(suppl 1):69–82.
  51. Brunelleschi S, Zeppegno P, Risso F, Cattaneo CI, Torre E. Risperi- done-associated hyperprolactinemia: evaluation in twenty psychiatric out- patients. Pharmacol Res. 2003;48:405–409.
  52. Knegtering R, Castelein S, Bous H, et al. A randomized open-label study of the impact of quetiapine versus risperidone on sexual functioning. J ClinPsychopharmacol. 2004;24:56–61.
  53. Ataya K, Mercado A, Kartaginer J, Abbasi A, Moghissi KS. Bone density and reproductive hormones in patients with neuroleptic-induced hyperprolactinemia. FertilSteril. 1988;50:876–881.
  54. Dunbar F, Kusumakar V, Daneman D, Schulz M. Growth and sexual maturation during long-term treatment with risperidone. Am J Psychiatry. 2004;161:918–920.
  55. Price LH, Charney DS, Delgado PL, Anderson GM, Heninger GR. Effects of desipramine and fluvoxamine treatment on the prolactin response to tryptophan: serotonergic function and the mechanism of antidepressant action. Arch Gen Psychiatry. 1989;46:625–631.
  56. Jones RB, Luscombe DK, Groom GV. Plasma prolactin concentrations in normal subjects and depressive patients following oral clomipramine. Postgrad Med J. 1977;53(suppl 4):166–171.
  57. Walsh AE, Cowen PJ. Attenuation of the prolactin-stimulating and hyperthermic effects of nefazodone after subacute treatment. J Clin Psycho- pharmacol. 1994;14:268–273.
  58. Price LH, Charney DS, Heninger GR. Effects of trazodone treatment on serotonergic function in depressed patients. Psychiatry Res. 1988;24:165- 175.
  59. Bastürk M, Karaaslan F, Esel E, Sofuoglu S, Tutus A, Yabanoglu I. Effects of short and long-term lithium treatment on serum prolactin levels in patients with bipolar affective disorder. ProgNeuropsychopharmacolBiol Psychiatry. 2001;25:315–322.
  60. Tolis G, Hickey J, Guyda H. Effects of morphine on serum growth hormone, cortisol, prolactin and thyroid stimulating hormone in man. J ClinEndocrinolMetab. 1975;41:797–800.
  61. Zis AP, Haskett RF, Albala AA, Carroll BJ. Morphine inhibits cortisol and stimulates prolactin secretion in man. Psychoneuroendocrinology. 1984;9: 423–427.
  62. Chan V, Wang C, Yeung RT. Effects of heroin addiction on thyrotro- phin, thyroid hormones and prolactin secretion in men. ClinEndocrinol (Oxf). 1979;10:557–565.
  63. Bart G, Borg L, Schluger JH, Green M, Ho A, Kreek MJ. Suppressed prolactin response to dynorphin A1–13 in methadone-maintained versus control subjects. J PharmacolExpTher. 2003;306:581–587.
  64. Panerai AE, Petraglia F, Sacerdote P, Genazzani AR. Mainly μ-opiate receptors are involved in luteinizing hormone and prolactin secretion. Endocri- nology. 1985;117:1096–1099.
  65. Pfeiffer A, Braun S, Mann K, Meyer HD, Brantl V. Anterior pituitary hormone responses to a kappa-opioid agonist in man. J ClinEndocrinolMetab. 1986;62:181–185.
  66. Leadem CA, Yagenova SV. Effects of specific activation of mu-, delta- and kappa-opioid receptors on the secretion of luteinizing hormone and prolac- tin in the ovariectomized rat. Neuroendocrinology. 1987;45:109–117.
  67. Leadem CA, Yagenova SV. Effects of specific activation of mu-, delta- and kappa-opioid receptors on the secretion of luteinizing hormone and prolac- tin in the ovariectomized rat. Neuroendocrinology. 1987;45:109–117.
  68. Maestri E, Camellini L, Rossi G, Bordonali G, Bellodi G, Gnudi A. Effects of five days verapamil administration on serum GH and PRL levels. HormMetab Res. 1985;17:482.
  69. Kamal TJ, Molitch ME. Effects of calcium channel blockade with verapamil on the prolactin responses to TRH, L-dopa, and bromocriptine. Am J Med Sci. 1992;304:289–293.
  70. Kelley SR, Kamal TJ, Molitch ME. Mechanism of verapamil calcium channel blockade-induced hyperprolactinemia. Am J Physiol. 1996;270(1, pt 1):E96-E100.
  71. Gluskin LE, Strasberg B, Shah JH. Verapamil-induced hyperpro- lactinemia and galactorrhea. Ann Intern Med. 1981;95:66–67.
  72. Gluskin LE, Strasberg B, Shah JH. Verapamil-induced hyperpro- lactinemia and galactorrhea. Ann Intern Med. 1981;95:66–67.
  73. Luciano AA, Sherman BM, Chapler FK, Hauser KS, Wallace RB. Hyperprolactinemia and contraception: a prospective study. Obstet Gynecol. 1985;65:506–510.
  74. Abu-Fadil S, DeVane G, Siler TM, Yen SS. Effects of oral contracep- tive steroids on pituitary prolactin secretion. Contraception. 1976;13:79–85.
  75. Davis JR, Selby C, Jeffcoate WJ. Oral contraceptive agents do not affect serum prolactin in normal women. ClinEndocrinol (Oxf). 1984;20:427–434.
  76. Hwang PL, Ng CS, Cheong ST. Effect of oral contraceptives on serum prolactin: a longitudinal study in 126 normal premenopausal women. ClinEndocrinol (Oxf). 1986;24:127–133.
  77. De Leo V, Lanzetta D, Vanni AL, D’Antona D, Severi FM. Low estrogen oral contraceptives and the hypothalamo-pituitary axis. Contracep- tion. 1991;44:155–161.
  78. Grasso A, Baraghini F, Barbieri C, et al. Endocrinological features and endometrial morphology in climacteric women receiving hormone replace- ment therapy. Maturitas. 1982;4:19–26.
  79. Schlegel W, Petersdorf LI, Junker R, Schulte H, Ebert C, von Eckardstein A. The effects of six months of treatment with a low-dose of conjugated oestrogens in menopausal women. ClinEndocrinol (Oxf). 1999; 51:643–651.
  80. Gluskin LE, Strasberg B, Shah JH. Verapamil-induced hyperpro- lactinemia and galactorrhea. Ann Intern Med. 1981;95:66–67.
Основные термины (генерируются автоматически): препарат, уровень пролактина, пациент, гипофизарная область, лекарство, магнитно-резонансная томография, ингибитор протеаз, средство, структурное поражение, увеличение уровня пролактина.


Ключевые слова

Д2 (дофамин Д2), ВИЧ (вирус иммунодефицита человека), МРТ (магнитно-резонансная томография), ПРЛ (пролактин), ТРГ (тиреотропин-рилизинг-гормон)

Похожие статьи

Стерильность при гиперпролактенемии: диагностика и лечение...

Неэрголиновые препараты являются производными трициклических бензогуанолинов, синтезированных специально для снижения уровня пролактина (Норпролак); Агонисты дофамина снижают синтез и секрецию пролактина, уменьшают размеры лактотрофов...

Алгоритм диагностики гиперпролактинемии | Статья в журнале...

Гипоталамическая(нарушение гипоталамической регуляции пролактина). Гипофизарная.

При выявлении уровня пролактина более 500 нг/мл рекомендуется сделать МРТ для

Основные термины (генерируются автоматически): уровень пролактина, область...

Гормональные нарушения при аденоме гипофиза как причина...

Исследование уровня пролактина; Рентгенография турецкого седла

Медикаментозная терапия будет представлена препаратами из группы агонистов дофамина (бромокрипин, абергин, каберголин) [3].

Патологически активный пролактин как показатель уровня...

Так, по данным американского Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов, из 43 зарегистрированных лекарств 9

В связи с чем актуальным представляется анализ не просто повышенного уровня пролактина, а выделение...

Влияние психотропных препаратов на минеральную плотность...

Учитывая это, уровень пролактина в крови должен быть измерен у пациента до начала лечения психотропными препаратами, а также регулярно во время лечения и, разумеется, при проявлении клинических симптомов гиперпролактинемии.

Роль гормонов в лечении бесплодии, связанного...

Гиперпролактинемия (повышение уровня пролактина ПРЛ в крови) является одной из важных причин бесплодия. Это патология является биохимическим маркером гипоталамо-гипофизарной дисфункции.

Диагностика гипоталамо-гипофизарных заболеваний

Ценным является радиоиммунное определение уровня тройных гормонов гипофиза, который резко снижен.

Полезным в каждом случае является проведение магнитно-резонансной томографии гипоталамо-гипофизарной области мозга.

Современные аспекты терапии аденомы гипофиза

Среди опухолей хиазмально-селлярной области наиболее часто встречающимися

Kwancharoen R., et al. считают, что большинство рецидивов пролактином случаются спустя 12

Colao A. et al. утверждают, что значительное снижение уровней кортизола у пациентов с...

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Стерильность при гиперпролактенемии: диагностика и лечение...

Неэрголиновые препараты являются производными трициклических бензогуанолинов, синтезированных специально для снижения уровня пролактина (Норпролак); Агонисты дофамина снижают синтез и секрецию пролактина, уменьшают размеры лактотрофов...

Алгоритм диагностики гиперпролактинемии | Статья в журнале...

Гипоталамическая(нарушение гипоталамической регуляции пролактина). Гипофизарная.

При выявлении уровня пролактина более 500 нг/мл рекомендуется сделать МРТ для

Основные термины (генерируются автоматически): уровень пролактина, область...

Гормональные нарушения при аденоме гипофиза как причина...

Исследование уровня пролактина; Рентгенография турецкого седла

Медикаментозная терапия будет представлена препаратами из группы агонистов дофамина (бромокрипин, абергин, каберголин) [3].

Патологически активный пролактин как показатель уровня...

Так, по данным американского Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов, из 43 зарегистрированных лекарств 9

В связи с чем актуальным представляется анализ не просто повышенного уровня пролактина, а выделение...

Влияние психотропных препаратов на минеральную плотность...

Учитывая это, уровень пролактина в крови должен быть измерен у пациента до начала лечения психотропными препаратами, а также регулярно во время лечения и, разумеется, при проявлении клинических симптомов гиперпролактинемии.

Роль гормонов в лечении бесплодии, связанного...

Гиперпролактинемия (повышение уровня пролактина ПРЛ в крови) является одной из важных причин бесплодия. Это патология является биохимическим маркером гипоталамо-гипофизарной дисфункции.

Диагностика гипоталамо-гипофизарных заболеваний

Ценным является радиоиммунное определение уровня тройных гормонов гипофиза, который резко снижен.

Полезным в каждом случае является проведение магнитно-резонансной томографии гипоталамо-гипофизарной области мозга.

Современные аспекты терапии аденомы гипофиза

Среди опухолей хиазмально-селлярной области наиболее часто встречающимися

Kwancharoen R., et al. считают, что большинство рецидивов пролактином случаются спустя 12

Colao A. et al. утверждают, что значительное снижение уровней кортизола у пациентов с...

Задать вопрос