Библиографическое описание:

Волкова А. А. Тема начала и конца в поэзии Юрия Александровича Курдина // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 68-70.



У каждого начала есть конец, а конец всегда возвещает новое начало: жизнь рождается из смерти. В природе всё происходит циклически. Каждый день кончается закатом, а затем снова приходит рассвет. Времена года сменяют друг друга: кончается зима, наступает весна. Подобно временам года меняются и периоды жизни человека: у каждого возраста человека есть свое начало и свой конец, который ведет к новому началу. Каждый человек переживает бесконечный поток начал и финалов: зарождение жизни, рождение, детство, отрочество, молодость, зрелость, старость.

Юрий Александрович Курдин — поэт Арзамасского края. В его произведениях отражается истинный патриотизм, безграничная любовь к природе, единство человека и природы. А если с головой окунуться в его творчество, то можно отметить еще одну тему, которая связывает все творчество воедино – это тема конца, конца как начала чего-то нового, еще неизведанного, манящего. Творчество Юрия Александровича многогранно, как и сама жизнь.

В сборнике философских стихотворений «Лирические отступления» собраны произведения двух авторов, одним из которых является Юрий Александрович. Первая часть сборника-собрание стихотворений «Маяки судьбы», которое представляет творчество Курдина [2, с. 52]. Само название «Маяки судьбы» уже несёт определенный смысл. У каждого человека своя судьба, которая имеет начало и конец. Так называемые «маяки» в судьбе человека- это своеобразные «станции жизни», её этапы: детство, отрочество, молодость, зрелость, старость. Доходя до конца одной «станции», человек приходит к началу другой, и так до «конечной». «Маяки судьбы» разделено на три части, каждая из которых имеет своё название:

1. «Где ты домик мой заветный»;

2. Календарь жизни;

3. «Сердцебиение встречи случайной».

Мы коснемся первой и последней части. Однако надо сказать, что вторая часть собрания стихотворений «Календарь жизни» начинается со стихотворения «Прощание»:

О, слёзы матери моей

И долгий взгляд усталых глаз,

В чужом краю за много дней

Они вспомянутся не раз [1, С. 13].

Стихотворение называется «Прощание», то есть последнее свидание перед разлукой. В произведении два прощания: во-первых, это прощание с матерью. Мать, которая всегда была рядом с сыном, оберегала его, заботилась о нем, не хочет отпускать сына, который покидает родной дом, но понимает, что это неизбежно: сын вырос:

Куда, надежда ты моя,

Так рано крылья распустил,

Ведь даже ворон в те края

Еще костей не заносил.

Растила, думала, ждала,

Что не останусь я одна,

А только старость подошла-

И никому я не нужна… [1, С. 13].

Во-вторых, это прощание с детством и юностью, проведенными в родных стенах отчего дома. Пришёл конец юности. Сделав шаг вперёд, покинув родимый дом, лирический герой оказался у самого начала собственной зрелости.

Где кончается юность — там начинается зрелость. В молодости приходит конец юношеским мечтам и грёзам, здесь лежит начало суровой реальности жизни. Происходит переосмысление жизненных ценностей, меняются взгляды на жизнь:

Не надо лишних утешений,

Что мир велик и долог век,

Не только для больших свершений

На свет родится человек [1, С. 17].

Зрелость является началом взрослой жизни. Сталкиваясь с первыми трудностями и неудачами, лирический герой испытывает новые, незнакомые чувства: разочарование, обиду, острое чувство несправедливости, страх. Со всем этим он сталкивается впервые, и не знает, как с ними справиться, и жизнь кажется ему «тяжелым сном»:

Потом за множеством смешного

Увидит в горечи судьбы,

Что в суете житья земного

И не рабы мы и рабы.

Но, не найдя пути в иному

И жизнь назвав тяжелым сном,

Пойдёт тихонько к гастроному

Огонь души залить вином [1,с. 17].

Но зрелость полна не только трудностей, но и любви, переполняющей сердце:

Весной и я как будто вновь расцвёл,

Наполнившись весельем и мечтою.

И звонкий май любовь с собой привёл,

И тает грусть за синей теплотою… [1, С. 29]

Так заведено, что у всякой любви есть конец. И осознавать это всегда очень тяжело, ведь молодое сердце пылает огнём любви, хочет любить. Но несчастная любовь-это опыт, пусть и горький:

Вспомнится не раз крыльцо высокое

И печаль от горьких слов твоих…

Не бывает счастье одинокое,

А бывает счастье для двоих.

Не сложилась жизнь-так уж не сложится,

Зря друг друга незачем винить.

Ссорами обида только множится,

Ссорами любовь не заменить… [1, С. 32]

Со временем в жизнь приходит новая любовь, а с ней — новые ощущения, новые чувства. Возникает осознание того, что конец той несчастной любви является началом новой, настоящей, крепкой, истинной любви, которая выжила под всеми ударами судьбы:

Улыбались цветы в апреле,

Так доверчиво вслед кивали,

Но повеяли вдруг метели-

Голубые цветы увяли.

Лишь одна пламенеет роза,

Распускаясь пышней и краше…

Не боится она мороза,

И цветок этот-чувство наше! [1, С. 35]

Приходит конец зрелости, и наступает период мудрости. Человек меняется, в этот период происходит его наивысшее духовное и интеллектуальное развитие. Начало этого этапа отражено в стихотворении «Календарь»:

Жизни моей календарь

Августом зрелымозначен…

Юности пыл не растрачен,

Но не спешу я, как встарь,

В августе мыслишь иначе… [1, С.18]

Происходит новое переосмысление жизненных ценностей, жизненного пути. Оглядываясь назад на все пройденные «станции жизни», автор задаётся вопросом: правильный ли путь он выбрал? Оказавшись на середине жизненного пути, автор как бы подводит итог:

В сердце отпел соловей…

На половине дороги

Встали судьбы моей дроги.

Жизни прошедшей моей

Август подводит итоги... [1, С. 18]

Потом придет старость, но ее время еще не пришло, ведь Ю. А. Курдин продолжает развиваться, двигаться вперед, мечтать: его этап мудрости еще не достиг своего конца. Важно то, что избранный аспект прочтения лирики Ю. А. Курдина способствует развитию такого качества человека как «интуиция, которая предстает во множестве проявлений: чувстве такта, сопереживания, угадывания, предупредительности и др». [5, С. 79)] На этой основе возникает необходимость культурного разума, позволяющего рассматривать образы начала и конца как события и факты окружающего мира в их взаимосвязи и взаимообусловленности, вырабатывающего способность к созданию и прочтению культурного контекста отдельных элементов бытия [5, с. 79)]

Конец — это тот предел, последняя грань чего-либо в пространстве или во времени, а также примыкающая к этому пределу часть, кусок [3, с. 84]. Конец-это не всегда точка, темнота, но чаще это переход в иное качество. Вся жизнь человека — это череда концов и начал. Даже смерть — это еще не финал жизни. Можно в последующих работах рассмотреть феномен смерти с холистических позиций, привлекая к решению поставленных задач данные физиологии, медицины, социологии и философии [3, С. 172–184].

Литература:

  1. Кондаков С., Арзамасская сторона. Арзамас: АГПИ, 2001. 82 с.
  2. Курдин Ю., Пяткин С. Лирические отступления: Арзамас: АГПИ, 2001. 76с.
  3. Музрукова Е. Б., Фандо Р. А. Редукционизм и холизм в познании живого: методологический диалог // Эпистемология и философия науки. 2014. Т. XXXIX. № 1. С. 172–184
  4. Ожегов С. Толковый словарь русского языка. М.: АСТ, Мир и образование 2016. 1376с.
  5. Фортунатова В. А., Валеева Е. В. Иномирность и иномерность как метафоры социального и культурного развития современника// Обсерватория культуры. 2015. № 6. С. 74–80
  6. Fando R. A., Valeeva E. V. Conflict harmonization between natural-science and art education // Scienceand Education: materials of the II international research and practice conference, Munich, December 18th — 19th, 2012. Munich: Vela-Verlag, 2012. Vol. II. P. 643–646.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle