Библиографическое описание:

Степанов Б. С. Криминализация педофильных преступлений в российском уголовном праве // Молодой ученый. — 2016. — №7. — С. 526-528.



Преступления против половой свободы и неприкосновенности несовершеннолетних обладают огромной общественной опасностью и вызывают широкий общественный резонанс. Российское уголовное право на данном этапе своего развития может дать адекватный ответ на подобные преступные посягательства, однако так было не всегда, и нынешние уголовно-правовые нормы — плод длительной эволюции.

Прежде чем приступить к исследованию генезиса криминализации педофильных преступлений в российском уголовном праве, необходимо выяснить, каково было отношение к детям на ранних этапах истории Российского государства.

Традиционное европейское средневековое общество, в том числе и русское, игнорировало детство как самостоятельный институт. Детство было лишь кратким периодом перехода к взрослой жизни. Ребёнок считался маленьким и, с точки зрения тогдашних представлений, довольно никчемным взрослым — к нему также и относились. Это было заметно в элементарных бытовых моментах: одинаковый для всех возрастов фасон одежды, образование не было сообразовано с возрастными особенностями — вместе обучали и детей, и взрослых. Кроме того, своих отпрысков особенно не ценили: детская смертность была очень высока, и родители старались не привязываться к своим детям [2, с. 279].

Неудивительно, что при таком подходе законодательное оформление института несовершеннолетия в Российском государстве стало формироваться лишь к началу нового времени. Первым законодательным актом, как-то разграничивающим взрослых и детей, а также регулирующим их половую жизнь, был Стоглав 1551 г., в гл. 18 определивший брачный возраст юношей в 15 лет, а девушек — в 12 лет [4, с. 287]. До этого момента данный аспект находился вне зоны регулирования письменного права.

В дальнейшем институт несовершеннолетия нашёл своё отражение в правах состояния Российской империи, причём разные гражданские и политические права люди получали в разном возрасте (например, право поступления на службу с 16 лет, право на заключение брака у мужчин с 18 лет, у женщин — с 16 лет и иные права по состоянию на 1857 г.) [3, с. 1]. Современный возраст достижения совершеннолетия — 18 лет, впервые был официально определён ст. 7 ГК РСФСР, действовавшего с 1 января 1923 г. по 1 октября 1964 г. [1].

Ещё одним важным аспектом в криминализации педофильных преступлений является использование понятия возраста согласия в уголовном судопроизводстве. Сам термин «возраст согласия» в российских уголовных законах не упоминался, но подразумевался. Его не следует путать с возрастом достижения совершеннолетия. Последний означает возраст получения гражданином очередной части или всех гражданских прав и свобод, в частности права заключения брака. Возраст согласия же определяет, с какого момента человек может дать осознанное согласие на половые отношения.

Впервые возраст согласия был определён в Англии ч. 13 Первого Вестминстерского статута 1275 г. В нём предписывалось считать преступлением небольшой тяжести (misdemeanor) «обольщение малолетней в пределах её возраста», т. е. до достижения ею брачного возраста в 12 лет.

В англо-саксонской системе права термин «возраст согласия» (ageofconsent) упоминается в нормативных документах, хотя и довольно редко. В российском праве возраст согласия впервые фигурирует только в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (ст. 1998 усиливает ответственность за изнасилование малолетней до 14 лет, ст. 1999 предусматривает наказание за половое сношение с малолетней до 14 лет с её согласия, ст. 1294 квалифицирует мужеложство в отношении малолетнего до 14 лет) [10, с. 525, 778–779].

После революции 1917 г. советские суды руководствовались критериями несовершеннолетия либо половой зрелости. Понятие возраста согласия вернулось в российское уголовное право с введением УК РФ 1996 г. В разное время возраст согласия составлял 14 или 16 лет, ныне — 16, кроме того, федеральный закон № 14-ФЗ от 29.02.2012 устанавливал при квалификации педофильных преступлений критерий о половозрелости потерпевшего, однако федеральный закон № 380-ФЗ от 28.12.2013 внёс в УК РФ новое изменение, убравшее привязку ст. ст. 134 и 135 к половой зрелости [6].

Теперь рассмотрим, как происходила криминализация педофильных преступлений в российском уголовном праве. До революции 1917 г. в Российском государстве отношение к несовершеннолетним было в целом типично для традиционного общества, т. е. они являлись «неполноценными» взрослыми. Соответственно, преступные посягательства против их интересов оценивались правоприменителями на общих основаниях. Практически единственным преступлением против половой свободы и неприкосновенности несовершеннолетнего, которое признавалось тогдашним русским уголовным правом, являлось изнасилование.

Первым актом письменного права, определявшим преступность подобного деяния, являлся Устав Князя Ярослава о церковных судах (первая половина XI в.) [11, с. 168]. Он носил сословный характер (тяжесть деяния зависела от сословной принадлежности потерпевшей), а сексуальное посягательство в отношении малолетнего не являлось квалифицирующим признаком. В подобном духе были выдержаны Соборное уложение 1649 г., Воинский устав Петра I 1716 г., Свод законов уголовных 1842 г. и иные русские источники уголовного права.

Действующее положение вещей стало меняться только ко второй половине XIX — нач. XX вв., когда сексуальное посягательство на несовершеннолетнего стало являться квалифицирующим признаком изнасилования, кроме того в российском уголовном праве стало считаться преступным совращение малолетнего и развратные действия в отношении него. Впервые это было закреплено в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В нём, как уже было сказано выше, квалифицировалось изнасилование малолетней, а также мужеложство с малолетним, и, кроме того, криминализировалось добровольное сношение с малолетней до 14 лет. В подобном ключе выдержано и Уголовное уложение 1903 г., в котором добавилось в ч. 3 ст. 515 уложения «растление, но без плотского сношения» (развратные действия) [5, с. 102].

Ещё одним видом педофильного преступления является вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией. В дореволюционном уголовном праве практически не было нормативных документов, предусматривающих ответственность за подобное деяние. Небольшие изменения произошли только после 1843 г., когда проституция была объявлена терпимой. Согласно Правилам содержательницам борделей от 29 мая 1844 года, последним было запрещено нанимать проституток, не достигших 16 лет. Однако ответственность за вовлечение в занятие проституцией несли только родители, опекуны и иные лица, ответственные за воспитание детей, которые отправили своих отпрысков заниматься проституцией (ст. 1285 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.). Уголовное уложение 1903 г. расширяет круг подобных преступлений. Кроме вовлечения в «попрошайничество и иные безнравственные занятия» лица, не достигшего семнадцатилетнего возраста (ст. 283 уложения), появилось преступление, подразумевающее наём в публичный дом несовершеннолетней, не достигшей возраста 21 года (ст. 529 уложения), а также сводничество несовершеннолетней (ч. 1 ст. 524 уложения).

После революции 1917 г. в уголовном праве Советской России относительно преступлений против половой неприкосновенности и свободы несовершеннолетних произошёл ряд изменений. Самое значительное из них — исчезновение возраста согласия и замена его несовершеннолетием (при изнасиловании) либо отсутствием половой зрелости (при добровольном сношении). Кроме того, соответствующие статьи уголовного закона стали лаконичней, в них стало меньше формулировок, допускающих двоякое толкование. В УК РСФСР 1922 [7, с. 19] и 1926 гг. [8] все педофильные преступления стали находиться в одной главе, объединённые одним родовым объектом (жизнь, здоровье, свобода и достоинство личности). Формулировки этих двух уголовных законов были очень похожи друг на друга и находились под влиянием Уголовного уложения 1903 г. Здесь наблюдалась преемственность правоприменения СССР и Российской Империи.

Практически современный вид уголовное законодательство о педофильных преступлениях приобрело в УК РСФСР 1960 г. Исчезли формулировки, относящиеся к пережиткам традиционного общества (например, «сводничество»), поменялись объекты некоторых педофильных преступлений. В частности, вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией, ст. 210 УК РСФСР 1960 г. [9]. До этого подобное деяние не образовывало отдельный состав преступления, а квалифицировалось по ст. 155 УК РСФСР 1926 г. с применением отягчающего обстоятельства, предусмотренного, п. «е» ст. 47 УК РСФСР 1926 г.

После распада СССР, роста уровня преступности и развития современных технологий (особенно информационно-телекоммуникационных сетей) участились случаи сексуального посягательства на несовершеннолетних, а также появились качественно новые их виды (например, детская порнография). Это потребовало введения в УК РФ новых составов преступления (ст. ст. 242, 242.1, 242.2 УК РФ). Кроме того, для эффективного правового регулирования был возвращён возраст согласия, а также были подписаны соответствующие международные договоры. В частности РФ 1 октября 2012 г. подписала Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия.

Таким образом, российское уголовное право прошло долгий путь развития по регулированию педофильных преступлений: от традиционных представлений о детях как о «неполноценных» взрослых до их особого правового статуса. Начиная с промышленного переворота в России 1830–1840-х гг. растёт важность качественной правовой защищённости несовершеннолетних. Эта тенденция усилилась с переходом России к современному типу воспроизводства населения в середине XX в. С каждым годом важность ребёнка растёт и на современном этапе право, особенно учитывая невысокую рождаемость в нынешней России, должно обеспечить качественно новый уровень защиты несовершеннолетних, в том числе и от сексуальных посягательств.

Литература:

  1. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
  2. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. — М.: Наука, 1972 г. — 219 с.
  3. Свод законов о состояниях. // Свод законов Российской Империи. — СПб.: Типография второго отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1857. — Т. 9. — 565 с.
  4. Стоглав. // Российское законодательство X–XX вв. / Под. ред. О. И. Чистякова. — М.: Юридическая литература, 1984. — Т. 2. — 520 с.
  5. Уголовное уложение, Высочайше утверждённое 22 марта 1903 г. — СПб.: Сенатская типография, 1903. — 144 с.
  6. Уголовный кодекс Российской Федерации: по сост. на 30 декабря 2015 г. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
  7. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. — М.: Издание Военной коллегии Верховного трибунала ВЦИК, 1922. — 41 с.
  8. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.: по сост. на 22 ноября 1926 г. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
  9. Уголовный кодекс РСФСР 1960 г.: по сост. на 15 февраля 1961 г. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
  10. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. — СПб.: Типография второго отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1845. — 929 с.
  11. Устав Князя Ярослава о церковных судах. // Российское законодательство X–XX вв. / Под. ред. О. И. Чистякова. — М.: Юридическая литература, 1984. — Т. 1. — 432 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle