Библиографическое описание:

Прокофьева А. А. Стигматизация школьников подросткового возраста как фактор девиантного поведения // Молодой ученый. — 2015. — №20. — С. 419-423.

 

Проблемы девиантного поведения и связанные с ним причины и мотивы привлекают к себе серьезное внимание социологов и представителей других областей научного знания. Однако многообразие теорий и концепций, объясняющих природу отклоняющегося поведения, говорит о неопределенности, противоречивости во мнениях исследователей, особенно в ситуациях, когда речь идет о девиантном поведении детей и подростков, которое испытывает на себе влияние многочисленных факторов.

Школьный этап, несмотря на свою относительную непродолжительность, оказывает определяющее влияние на весь жизненный цикл человека. В силу этого представляется целесообразным попытаться выявить те, часто латентные причины, которые не только мешают ребенку развиваться и социализироваться в школьной среде, но и провоцируют отклонения в поведении, отрицательно программируют его жизненный путь.

Девиантное поведение в большинстве научных работ рассматривается как результат воздействий, проявляющийся в разного рода отклонениях в эмоционально-волевой сфере и поведении подростка [2]. В работах по этой теме оказались недостаточно изучены социальные факторы и условия возникновения девиантного поведения, в том числе влияние фактора стигматизации на формирование девиантного поведения школьников.

На тему стигматизации можно обнаружить немало исследовательских работ в области педагогики, психологии, социологии и других наук, однако в большинстве исследований рассматриваются отдельные аспекты и элементы данного феномена. Так, В. С. Мухина рассматривает подростковую стигматизацию в криминальной среде и подчёркивает, что элементы стиля поведения криминальных подростковых группировок проникают и в сферу общения законопослушных подростков. Автор отмечает важность развития «чувства личности» как профилактики стигматизации как в законопослушной, так и в криминальной среде. Для развития этого чувства она предлагает оригинальный метод «прохождения через инициации» [5].

В отечественной литературе имеются данные, освещающие отдельные компоненты стигматизации в среде старшеклассников общеобразовательной школы: о взаимосвязи социометрического статуса старшеклассника и его личностных и коммуникативных характеристик, о психологическом климате школьного класса и т. д. Впервые результаты исследований проявлений социальной стигматизации в практике образовательной среды представлены в монографии Мамедова А. К. «Социальная стигматизация».

Изучение стигматизации в среде школьников позволяет не только прояснить специфику этого феномена на данном возрастном этапе, но и понять многие скрытые причины двиантного поведения подростков, а значит выработать пути решения и профилактики этой проблемы в образовательном процессе.

Девиантное поведение несовершеннолетних имеет свою специфическую природу и формируется под влиянием различных целенаправленных (организованных) и стихийных (неорганизованных) воздействий на личность ребенка, подростка, юноши. Ю. А. Клейберг определяет девиантное поведение подростков как специфический способ изменения социальных норм и ожиданий посредством демонстрации ценностного отношения к ним [3].

В современной отечественной социологии интерес представляет позиция Я. И. Гилинского, считающего источником девиации наличие в обществе социального неравенства, высокой степени различий в возможностях удовлетворения потребностей для разных социальных групп, «и не только витальных, но, что для нашего предмета особенно важно, собственно социальных: в престиже, статусе, самоутверждении и др».

На уровне индивидуального поведения наиболее общей причиной девиантности служит «социальная неустроенность» как результат несоответствия объективных свойств индивида, включая его задатки, способности, а также свойства, приобретенные в процессе социализации, требованиям занимаемой позиции в системе общественных отношений.

Говоря о факторах отклоняющегося поведения можно выделить биологические, психологические, социологические факторы, которые находятся в сложном взаимодействии и взаимовлиянии. Социологические факторы, в свою очередь включают в себя, социально-экономические, социально-педагогические, морально-этические факторы. Биологические факторы, в том числе генетические факторы — это неблагоприятные физиологические или анатомические особенности организма ребенка. Негативное отношение со стороны окружающих вызывают дефекты речи, внешняя непривлекательность, которые приводят к искажению межличностных отношений в среде сверстников. Психологические факторы — это психопатологии или акцентуации характера. Данные отклонения выражаются в нервно-психических заболеваниях, психопатии, неврастении, пограничных состояниях, повышающих возбудимость нервной системы и обуславливающих неадекватные реакции подростка. Социальные факторы выражаются в дефектах школьного, семейного и общественного воспитания, в их основе — игнорирование половозрастных и индивидуальных особенностей детей, приводящее к нарушениям процесса социализации.

Таким образом, сам подростковый возраст является фактором риска возникновения девиантного поведения. Установить все причины и условия, способствующие возникновению девиаций невозможно, но то, что на формирование поведения человека влияют три основные группы факторов: биологические, психологические и социальные, признается всеми учеными. Наряду с объективными социальными факторами (маргинализация общества, растущее социальное неравенство, семейное неблагополучие и т. д.) действуют и субъективные причины девиантного поведения, которые и анализируются в рамках теории стигматизации.

Сущность социальной стигматизации проявляется в реакции на любые отклонения от норм конкретного сообщества и последующем закреплении этих отклонений с помощью различных символических форм — стигм (ярлыков). При этом она, как правило, возникает по инициативе доминирующих членов социальной общности и выступает в качестве символической формы определения социального статуса человека. Стигматизированное состояние (навязываемое социальное качество или признак) принимаются человеком, становятся его неотъемлемой характеристикой, определяют его место и роль в данной общности.

Э. Лемерт пытается ответить на вопрос, как люди втягиваются в «девиантную карьеру», и какие обстоятельства способствуют рецидиву. По мнению Э. Лемерта, именно социальный контроль и порождает девиантность, которую он, в свою очередь делит на две категории: первичную и вторичную девиацию. Первичная девиация происходит тогда, когда индивид начинает входить в предписанную ему социальную роль. Вторичная девиация начинается с момента социальной реакции на девиантное поведение.

Итак, понятие стигматизации выражает одновременно и сам процесс маркирования определенной стигмой, и его результат.Социальная стигматизация — всегда результат сложного взаимодействия процессов, происходящих в сообществе и в сознании человека. Она наносит вред в одинаковой степени, как индивиду, так и обществу в целом: способна вызывать девиантность, наносит удар по общественной морали и гуманным социальным установкам, приводит к конфликтам. Процесс социальной стигматизации носит постоянный характер, а это предполагает необходимость систематического «отслеживания» тенденций и результатов его развития, выявления и типологизации причин возникновения.

Подростковый возраст — это время становления характера, формирования чувства индивидуальности. Подросток приобретает общечеловеческие, общественно значимые свойства и качества, успешно воплощает их в индивидуально-неповторимых проявлениях.

В школьной среде процесс стигматизации осуществляется как по горизонтали, самим детским сообществом, так и по вертикали педагогами, учителями, родителями и другими значимыми взрослыми. Процессы стигматизации в школьной среде, по мнению Т. Липай, формируются с начальной школы, затем развиваются и фиксируются в подростковом возрасте. «Наклеивание ярлыков» связано, прежде всего, с позицией учителя как педагога, который приобщает ребенка к социализации. Он вводит его в мир культуры, и от того, как это делается, ребенок чувствует себя «нормальной» частью социума или отвергается от него. [4]

Несмотря на декларирование гуманистических принципов, в современной школе по-прежнему преобладает традиционный шаблонный подход — стремление ограничить поведение ребенка заданной извне (как правило, педагогом) схемой. Ребенок продолжает восприниматься не как личность с ее специфическими особенностями, а как человек, который должен быть сформирован на основе ценностей и требований, рассматриваемых образовательной общностью в качестве нормы. Все, что в ребенке не совпадает с этими параметрами (внешний вид, отношение к учебе, степень общественной активности, уровень учебных достижений и т. д.) определенным образом стигматизируется.

К наиболее частым педагогическим ошибкам можно отнести подчеркивание (особенно публичное) психологических недостатков ребенка, его школьных неудач, оскорбительный тон замечаний, угрозы. Совершенно недопустимы насмешки над детьми с физическими дефектами и нарушениями речи. Такого рода ошибочные педагогические приемы могут явиться причиной стигматизации, а в дальнейшем, больших эмоциональных потрясений с возникновением у детей и подростков различных психогенных расстройств: невротических реакций, реактивной депрессии девиантных форм поведения в форме реакций протеста, уходов из школы, а иногда даже попыток к самоубийству. Не стоит забывать и о влиянии родителей на процесс стигматизации, причем нередко взрослые члены семьи не думают о последствиях сказанного на родительских собраниях, в гостях, по телефону и т. д. В подростковых коллективах основой для стигматизации может быть любая, даже самая незначительная, особенность ребенка: полнота или худоба, косноязычие, заикание, выражение или форма глаз, национальная или конфессиональная принадлежность, приверженность ученика ценностям, непопулярным в группе старшеклассников и т. д.

Данные современной науки убеждают, что девиантный подросток — это, чаще всего, обычный ребенок, а черты и качества девиантного он приобретает под влиянием ошибок, упущений в воспитательной работе, сложностей в окружающей его среде. Мы предположили следующее: если подросток подвергается стигматизации (ярлык «аутсайдер»), то он будет иметь повышенный уровень агрессивности и враждебности по сравнению с другими членами группы. В ходе исследования нами были использованы следующие методы: социометрия; тест Басса-Дарки «Диагностика агрессивных и враждебных реакций» и глубинное интервью с педагогом-психологом и социальным педагогом школы. В процессе исследования возникла необходимость более глубокого изучения данного явления, в том числе и среди учащихся, «принявших» стигму. Для обеспечения достоверности опросных данных применялся метод фокусированного интервью с классными руководителями и учителями- «предметниками».

Исследование проводилось на базе Средней общеобразовательной школы № 19 г. Заполярный Мурманской области. В результате проведения социометрии были выявлены группы аутсайдеров в каждом из трёх 9-х классов: из 71 ученика 11 аутсайдеров, из них 7 мальчиков и 4 девочки. Затем с подростками — аутсайдерами были проведены индивидуальные беседы, с целью выяснения причин их стигматизации, а также интервью с классными руководителями. Полученные данные позволяют сделать следующие выводы.

В 9А аутсайдерами оказались мальчики, которые отличаются самым низким уровнем успеваемости и девочки с самым высоким уровнем успеваемости в классе. Таким образом, стигма носит прямо противоположный характер: с одной стороны, мальчики — «тупые», «двоечники», а с другой, девочки — «заучки» и «зубрилы». Такой характер стигматизации объясняется тем, что 9А — класс с углубленным изучением английского языка, то есть, в целом, подростки мотивированы на учебу, и поэтому дают оценку друг другу именно с этой точки зрения. В 9Б аутсайдеров оказалось значительно больше, чем в других классах. В качестве стигмы здесь выступили ярлыки — «хулиган», «плохо себя ведет», «прогульщица», «он (она) из плохой семьи»; то есть на первый план выступило клеймение на основе поведенческих норм и социального статуса семьи. В 9В аутсайдером оказался мальчик — инвалид, имеющий увечье лица. В то же время в этом классе мальчик и девочка оказались стигматизированными аутсайдерами на основе национальной принадлежности (характерные фамилия и внешность) — «они не русские», «кавказской национальности». Многие дети имеют обидные клички: «Горшок» (производная от фамилии), «Шрэк» (особенности внешности) и т. д.

Были выявлены специфические стигмы. В 60 % случаев: «он был на комиссии», «он был индивидуальщиком» (речь идет о медико-психологической комиссии и индивидуальном обучении в начальной школе). Эти характеристики давались и учителями, и учениками для подтверждения неполноценности аутсайдеров. Подростки в свою очередь тоже упоминали данное обстоятельство как важное и негативное для них. Учителя, работающие в школе более 20 лет, учившие родителей своих учеников, нередко воспринимают их на основе стереотипов типа «его отец такой же был», «мама тоже плохо училась».

Таким образом, предположение подтвердилось: стигма зависит от ценностей, принятых в группе подростков; стигматизации подвергаются чаще мальчики, чем девочки; более 50 % стигматизированных подростков — это мальчики и девочки из «неблагополучных семей»; почти в 70 % случаев стигматизаторами выступили взрослые.

Проведенное исследование также позволило сделать вывод о ярко выраженной стигматизации классных коллективов в целом. Так, 9А получил характеристику «они у нас самые умные», а 9Б — «там одни хулиганы и двоечники». Коллективная стигма накладывает отпечаток на восприятие себя отдельными членами класса и на их восприятие окружающих, а это в свою очередь во многом определяет поведение.

На следующем этапе исследования была проведена диагностика уровня агрессивности как среди аутсайдеров, так и среди остальной части группы. Все дети — аутсайдеры показали повышенный уровень агрессивности, особенно учащиеся 9Б класса. У остальной части группы также наблюдаются отклонения в сфере агрессии, но в значительно меньшей степени.

В ходе исследования были выявлены некоторые особенности проявления агрессии у стигматизированных подростков: подростки могут быть носителями нескольких видов агрессии одновременно. Физическая агрессия у девочек может приобретать более жестокие формы (хотя традиционно считается, что данный вид агрессии более характерен для мальчиков); косвенная агрессия и раздражение являются наиболее распространенными видами агрессии; негативизм вызывается и поддерживается чаще всего родителями, при этом ведущей стигмой является «неблагополучная семья»; обида чаще проявляется у школьников, имеющих стигму «ботаник, зубрила»; словесная агрессия в школе чаще проявляется не столько в нецензурной брани или крике, сколько в интонации оскорбительной или пренебрежительной. Таким образом, все стигматизированные подростки являются аутсайдерами в классах, а их тестирование показало высокую степень агрессии разных видов. Можно также сделать предположение о зависимости между вариантом стигмы и видом агрессии подростка.

В рамках исследования было проведено глубинное интервью с психологом, социальным педагогом школы и другими членами педагогического коллектива, в ходе которого выявилась крайне низкая степень информированности и осведомленности педагогических работников школы о сути стигматизации, ее положительных и отрицательных аспектах. При этом, как указывалось выше, они нередко сами выступают стигматизаторами.

До сих пор проявление любых девиаций школьников педагоги связывают с врожденными задатками, неблагополучием семьи, педагогической запущенностью, но только не с организацией учебно-воспитательного процесса, профессионализмом учителя и издержками педагогической науки в целом. В настоящее время в работе со школьниками, имеющими отклоняющееся поведение, чаще используется интегративный подход, предполагающий сочетание различных направлений и форм работы: сотрудничество школы с семьей, психологическая помощь со стороны школьного психолога и т. д. Однако сотрудничество с семьей часто затруднено, так как семья по определенным причинам не может выполнять воспитательных функций, а подросток с девиантным поведением не идет на контакт с психологом (к тому же такая штатная единица во многих учебных заведениях отсутствует).

Стоит отметить, что результаты представленного исследования носят промежуточный характер и не дает возможности сделать репрезентативные выводы, однако анализ научной литературы и результаты проведенного исследования позволяют говорить о том, что стигматизация является одной из существенных причин девиантного поведения подростков.

Отклоняющееся поведение подростков является одной из острейших социальных проблем нашего времени. Особую тревогу вызывает не только растущая отчужденность, повышенная тревожность, духовная опустошенность детей, но и их жестокость, агрессивность. Девиантное поведение подростков становится источником душевных страданий не только родителей, но самих подростков, которые нередко сами становятся жертвами со стороны сверстников. Теория стигматизации призвана служить оказанию реальной помощи в решении этой проблемы, хотя пока остается вне зоны внимания педагогов — практиков.

Статья опубликована и написана в рамках проекта по стратегическому развитию университета

 

Литература:

 

  1.      Богомаз С. Л., Комлёнок Н. М. Изучение психологических детерминант процесса стигматизации у старшеклассников методом интегративной эклектики//Социальные науки: актуальные проблемы теории и практики. Серия «Гуманитарные науки». 2012. № 4–5.
  2.      Гофман И. Представление себя другими в повседневной жизни / И. Гофман; пер. с англ. и вступ. статья А. Д. Ковалёва.- М., 2000
  3.      Клейберг Ю. А. Психология девиантного поведения. — М., 2001. — 454 с.
  4.      Липай Т. П. О проявлении стигматизации в процессе образования / Т. П. Липай // Социологические исследования. — 2004. — № 10.
  5.      Мухина В. С. Инициации подростков во временных объединениях как условие личностного роста и стигматизация личности в подростковой среде// Развитие Личности. — 2000. — № 3–4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle