Автор: Смолянский Александр Владимирович

Рубрика: Спецвыпуск

Опубликовано в Образование и воспитание №3 (13) июнь 2017 г.

Дата публикации: 26.05.2017

Статья просмотрена: 25 раз

Библиографическое описание:

Смолянский А. В. Фактор престижности в вопросе профориентации // Образование и воспитание. — 2017. — №3.1. — С. 33-36. — URL https://moluch.ru/th/4/archive/61/2456/ (дата обращения: 24.02.2018).



В данной статье представлен стереоскопический взгляд на проблему престижности профессий, не требующих высшего образования. Описаны источники и особенности социальных установок в отношении высшего и среднего профессионального образования и соответствующим им специальностей, ситуация в реальном секторе экономики Ростова-на-Дону, причины трудностей выбора профессии, а также сделаны некоторые предложения по модернизации подхода к профориентации школьников.

Ключевые слова: профессии, профориентация, высшее образование, среднее образование, выбор профессии, перспективные профессии, Ростов-на-Дону, престижность.

Вопрос профориентации подразумевает решение некой психологической проблемы: как подростку выбрать наиболее подходящую специальность? При этом опыта реальной профессиональной деятельности зачастую немного или почти нет, знания о себе часто не сформированы, а рынок труда видится через призму стереотипов и знания профессий родителей. Принято выделять три основных критерия профориентации: сфера желаний и интересов («ХОЧУ»), сфера врожденных особенностей и задатков («МОГУ»), сфера доступности трудоустройства и меры оплаты профессии на рынке труда («НАДО») [6, с. 40-41].

В данной статье мной поднимается тот вопрос, который объединяет сферы «ХОЧУ» и «НАДО», которые наиболее трудно диагностировать классическими методами психологии из-за неустойчивости сферы интересов и независимости внешней среды от особенностей личности конкретного ученика.

Общеизвестно, что одна из возрастных особенностей подросткового возраста заключается в желании принадлежности к определенной группе, которое позже может перерасти в учебное и профессиональное сообщество. В этой группе, как и во внешнем мире в целом, подросток стремится занять значимую позицию, увидеть свою нужность и востребованность внешним миром. На мой взгляд, фактор престижности и «моды» на профессии, в связи с этим, может играть подчас и основополагающую роль, подчиняя себе сферу интересов подростка, дезинформируя его о реальном положении на рынке труда, а о своих возможностях он может иметь смутное представление, опирающееся на самооценку и силу его личной мотивации к определенному виду деятельности.

Также, фактор престижности учебного заведения может оказывать достаточно сильное влияние на выбор старшего школьника дальнейшего маршрута обучения.

О необходимости подойти к выбору профессии наиболее осознанно, обдумать и постараться спроектировать свой профессиональный путь, а не гадать и подражать говорит и знаменитый советский психолог Е. А. Климов [3, с. 116]. Первый эпиграф в самом начале «Азбуки профориентации XXI века» на эту же тему приводит в пример древнюю китайскую пословицу: «Ты можешь стать умнее тремя путями: путем опыта – это самый горький путь; путем подражания – это самый легкий путь; путем размышления – это самый благородный путь» [1, с. 7]. В этой же книге представлены результаты исследования, согласно которому, чаще всего на первом месте стоит престижность профессии, а большинство молодежи ориентируются в основном на нее. Вторым фактором выступает величина заработной платы [1, с. 63-64].

Таким образом, ориентация на престижность сложно признать устойчивым и надежным фактором для выбора профессии, учитывая также и скорость изменений в современном общественно-политическом строе.

Чтобы лучше понимать эволюцию представления о престижности современных школьников и их родителей, следует упомянуть и о разности социальных стереотипов СССР и современной России. Распад Советского Союза повлек за собой и смену господствующей идеологии: в прошлом веке высоко ценились технические профессии, обеспечивающее производство продукции, инженеры, техники, квалифицированные рабочие на заводе. Со сменой формации поменялся и дух времени: в 90-е годы производство находилось в упадке, среднее профессиональное образование стало ассоциироваться с отсутствием перспектив. Рынок услуг, напротив, рос и нуждался в экономистах, юристах и менеджерах, которым в наше время проблематично найти работу из-за большого количества таких специалистов на рынке.

Можно понять опасения родителей тех детей, которые родились на стыке веков. Они, испытав на себе крушение Советского Союза и его идеологической основы, осознали, что основой материального благополучия, стало не стабильное место работы, а деньги. И деньги концентрируются не у того, кто обладает властью, с чем и ассоциировались вышеперечисленные, престижные в то время профессии.

С точки зрения экономической политики государства, в вопросах профориентации еще с советских времен прослеживается влияние «социального заказа» на определенный вид профессиональной деятельности: чем больше экономике необходимо специалистов определенного профиля, тем больше госструктуры стремятся повысить престижность данной профессиональной отрасли. Трудно найти региональную программу развития профориентационной работы, где ни были бы предусмотрены соответствующие мероприятия. Более того, по итогам совместного заседания Госсовета РФ и Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России от 31 августа 2010 г. в качестве одной из задач, поставленных перед Правительством РФ, было именно «повышение престижа рабочих профессий» [2, с. 7].

Многие исследователи выявляют типы профессионального самоопределения будущих рабочих: «теоретик», т.е. ориентированный на профессиональные знания; «труженик», для которого привлекательна практическая деятельность; «прагматик», рассчитывающий на высокий заработок; «конъюнктурщик», учитывающий престиж и востребованность себя как будущего специалиста; «потребитель», ориентированный на социальные гарантии в будущей профессии и «реалист», трезво оценивающий свои возможности [7, с. 4].

СМИ, являясь относительно независимыми от государства структурами, продвигают другие ценности, значительно больше влияя на моду современной молодежи, чем государственные программы. Примеры различных шоу, рекламы и популярных исполнителей можно заметить повсеместно – в них зачастую пропагандируются ценности материального благополучия, социальной значимости и востребованности, а также социальные гарантии, упрочняющие желаемое в обществе положение.

Как пишет Мальченко О. Н.: «возникает противоречие между возросшими требованиями общества к духовной культуре личности и низким уровнем морально-нравственного воспитания. В средствах массовой информации в переходные периоды общественного развития привычные ценности трансформируются, приспосабливаются к новым социально-экономическим и политическим условиям общественной жизни. Волна насилия, захлестнувшая общество, рост немотивированной агрессии, разрушение традиционных общечеловеческих ценностей, отсутствие у молодежи нравственных ориентиров, духовных идеалов, снижение порога чувствительности – все это обусловлено современным состоянием средств массовой коммуникации» [5, с. 364].

Таким образом, для молодежи ценность процесса труда уступает его результатам: престижность, заработок и социальное положение является куда важнее личностного смысла труда. Инфантилизация и ориентация на потребление значительно затрудняет процесс осознанного выбора, познания себя и внешней конъюнктуры.

Современной России в этом году исполняется 26 лет и за это время рынок труда и экономические условия успели качнуться в противоположную сторону, особенно в свете событий последних лет (введение антироссийских санкций и прочее). Сейчас, политика протекционизма и возрождения ценности технических специальностей находит отражение и в Ростове-на-Дону.

За последние годы существенно вырос объем производства, расширяется инфраструктура, появилось множество строительных объектов. С каждым годом эти показатели растут. Статистика ушедшего года демонстрирует следующие показатели:

«По итогам 2016 г. рост промпроизводства в донском регионе составил 12,6% к предыдущему году. Для сравнения среднероссийский рост составил 1,1%.

В сфере производства и распределение электроэнергии, газа и воды (соответственно на 13,6% и 10,5%), в тоже время добыча полезных ископаемых сократилась на 11%.

Положительная динамика выпуска продукции отмечена в большинстве отраслей обрабатывающих производств Ростовской области. Такие ключевые сектора обрабатывающих производств, как транспортное и сельхозмашиностроение, закончили 2016г. с ростом производства на 35,7% и на 8%, соответственно.
Среди других видов деятельности наиболее быстрыми темпами росли объемы производства продукции в производстве нефтепродуктов (на 34,0%) и в производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования (на 44,3%)»[1].

Все больше специалистов сходятся во мнении, что в нынешнем быстроменяющемся мире важно быть гибким и переключаться в своем профессиональном развитии, быстро адаптируясь под реальные условия. Современные потребности работодателей существенно различаются от тех, которые были 30 лет: теперь, множество записей в трудовой книжке и наличие разнообразного опыта говорит не о безответственности работника, а о его гибкости и «многозадачности». Вот что говорит об этом Начальник управления государственной службы занятости населения Ростовской области Сергей Григорян[2]:

«После переобучения находят работу почти 100% обучившихся, потому что обучение, в первую очередь, проводится по заявкам конкретного работодателя. Наша задача состоит в том, чтобы информировать жителей Ростовской области о возможностях, убедить, что поменять профессию в условиях сегодняшней экономики — это нормально.

Сейчас нужно быть гибким специалистом, который востребован в разных сферах. И если для этого нужно пройти переобучение, то не нужно бояться. У нас это можно сделать бесплатно. Если не получилось в одной профессии, ищите себя в другой.

На протяжении многих лет сохраняется основная тенденция рынка труда Ростовской области — высокая потребность в «синих воротничках», т. е. рабочих. Их нехватка ощущается. Всего по области сейчас около 33 тыс. вакансий, 22 тысячи из них — по рабочим профессиям. Наиболее востребованы квалифицированные рабочие в обрабатывающих производствах, строительстве и обслуживании — около 18 тысяч. Донские предприятия нуждаются в водителях, слесарях. Очень большая потребность в швеях (1 860 вакансий), в поварах и электромонтерах.

Многие предприятия организуют производственную практику. Специалист, который после окончания обучения будет иметь опыт реальной работы, ценится гораздо выше. По собственным данным, «Ростсельмаш» контролирует 17% мирового рынка сельхозтехники и 65% рынка сельхозтехники в России и СНГ. В 2017г. планируется увеличить производство тракторов в 10 раз».

На данный момент эти темпы роста не уменьшаются. Как сообщает пресс-служба правительства Ростовской области, из регионального бюджета в 2017 году выделят 200 млн руб. для фонда развития промышленности.[3]

Правительство Ростовской области выделяет 73 вида востребованных специальностей, которые требуют именно среднего профессионального образования: среди них слесари, механики, маляры, различные техники, монтеры и прочие строительные и технические профессии. Востребованы также продавцы, учителя начальных классов, парикмахеры, специалисты в области информационных технологий, графические дизайнеры, операторы станков с программным управлением и беспилотных летательных аппаратов[4].

Часто незримой преградой в профориентации становится успеваемость ученика и результаты его выпускных экзаменов. ЕГЭ, призванный уравнять шансы обучающихся на поступление в лучшие ВУЗы, на деле работает как некое подобие сита: кто набрал больше баллов, тот имеет шансы поступить в престижные учебные заведения, где высок порог проходных баллов. Кто набрал немного – отправляется в ПТУ и прочие среднеобразовательные учреждения. Исходя из этого, может сложиться впечатление, что «высшее» образование это для людей умных, заведомо более перспективных, а среднее образование – это нечто «второсортное». Реальный уровень востребованности и заработных плат говорит об обратной пропорции.

Последние тенденции говорят о том, что ЕГЭ перестает играть основополагающую роль в оценке знаний и даже самих образовательных организаций. Последние реформы говорят об уменьшении (в будущем, возможно и вовсе, исключение) тестовой части и увеличении количества сочинений и свободных ответов, которые гораздо ближе к традиционной форме экзамена.

2.12.2016 были опубликованы изменения в законопроекте [8, с. 8], регулирующем оценку деятельности школы, которые говорят об исключении результатов ЕГЭ и ОГЭ из показателей самообследования образовательной организации, что облегчит ответственность школьных преподавателей за набранные баллы ЕГЭ их выпускников.

Вопрос профориентации важно рассматривать в системном режиме: еще в детских садах важно наличие разнообразных игрушек, в которых дети могут осваивать самые различные ролевые модели, в том числе и технические профессии. Возможность получать радость не только от «престижности» какой-то деятельности, но и от самого процесса создания чего-то нового, преобразования природы, изобретению новых предметов и творческих способов достижения цели чрезвычайна важна в сензитивном к всякой деятельности, периоде.

Далее, в начальной школе, инициатива и труд могут поддерживаться преподавателем, который является для младших школьников очень авторитетным лицом. Конечно, в настоящий период, современный закон об образовании избавляет школьника от обязанности убирать свой класс или выходить на субботник, заботясь о его праве на отдых. Однако, где же набирать опыт реальной трудовой деятельности? Откуда у подростка возникнет желание к трудовой деятельности, если он был избавлен от всякого рода обязанностей, а его идеалы ориентированы лишь на «престижность» и «денежность», а работа выставляется в таком свете, что сам по себе трудовой процесс – это нечто вроде каторги?

Часто это сочетается и со стилем семейного воспитания, который именуется «гиперпротекцией» или, проще говоря, «гиперопекой». Исходя из лучших побуждений, ребенок в такой семье получает больше внимания и заботы, чем ему нужно, попутно лишаясь возможности к получению своего, пускай иногда и отрицательного, опыта. И чем меньше ребенок, тем меньше те «шишки», которые он может набить при овладении какой-то новой для себя деятельности. Вспоминается одна мудрая китайская поговорка: «если родители работают, а дети отдыхают – внуки будут голодать».

В средней школе, когда приближается период выбора конкретной профессиональной деятельности, а значит и тех предметов, по которым нужно сдавать ЕГЭ очень нужным считаю введение трудовой практики на предприятиях. Любая работа, не требующая специальной подготовки, даст опыт реальной деятельности, который можно получить именно в процессе, а не в теоретических рассуждениях.

Вся отечественная школа психологии исходит из того, что личность познается в деятельности. И. С. Кон так пишет об этой теме: «Рефлексия, критическая переоценка ценностей, наиболее общим выражением которой является вопрос о смысле жизни, как правило, связана с какой-то долгой паузой, «вакуумом» в деятельности или в отношениях с людьми. И именно потому, что проблема по самой своей сути практическая, удовлетворительный ответ на нее может дать только деятельность» [4, с. 187].

Юношеские фантазии и представления об определенной профессии могут и должны проходить через проверку деятельностью, преобразуясь в реальный опыт и знание о себе самом. Что же делать, если какие-то этапы были упущены, а вопрос профориентации пока остается без твердого ответа? В таком случае, помогут специалисты-психологи, которые специализируются на данной теме. Выявить интересы и склонности, найти необходимые ресурсы, составить конкретный план действий – все это подчас необходимо сделать беспристрастно, используя профессиональный взгляд со стороны.

Литература:

  1. Азбука профориентации XXI века под ред. С. В. Резванова, СПб, «Рост», 2001 – 319 с.
  2. Казьмина Е. Г. Психологические условия и факторы профессионального самоопределения будущих рабочих: На примере студентов профессионального колледжа. — Тамбов, 2006. — 176 с.
  3. Климов Е. А. Как выбрать профессию – М.: «Просвещение», 1990 – 158 с.
  4. Кон И. С. Психология ранней юности – М.: «Просвещение», 1989 – 256 с.
  5. Мальченко О. Н. Влияние СМИ на формирование морально-ценностной идентификации студентов-спортсменов (на примере КГУФКСТ) // Молодой ученый, 2012. — № 4.
  6. Пряжникова Е. Ю. Профориентация – М.: «Академия», 2007 – 494 с.
  7. Сергеев И. С. Современные проблемы науки и образования. 2014(05)
  8. Справочник заместителя директора школы. Под ред. Медеведевой Ю. – 2017(02).

[1] По данным портала «РБК Юг» от 6.02.17: http://rostov.rbc.ru/rostov/freenews/58983d9e9a7947311af8412e

[2] Из материалов интервью «РБК Юг» от 7.02.17: http://rostov.rbc.ru/rostov/interview/07/02/2017/58884cad9a794759ce2e1594

[3] По материалам «Коммерсант-ЮГ» от 20.02.17, Никита королев: http://www.kommersant.ru/doc/3224529

[4] Постановление Правительства РО от 15.02.16 № 80 «Об утверждении Регионального перечня наиболее востребованных на рынке труда, новых и перспективных профессий, требующих среднего профессионального образования».

Основные термины (генерируются автоматически): Ростовской области, технические профессии, Вопрос профориентации, профориентации xxi, выбора профессии, профессиональной деятельности, профессионального самоопределения будущих, среднего профессионального образования, самоопределения будущих рабочих, опыт реальной, профориентации xxi века», фактор престижности, основных критерия профориентации, трудностей выбора профессии, профориентации школьников, Вопрос профориентации важно, Азбука профориентации xxi, меры оплаты профессии, престижность профессии, трудовой деятельности.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос