Авторы: Коновалова Эмма Камоевна, Паперная Нина Васильевна

Рубрика: 5. Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в

V международная научная конференция «Современная филология» (Самара, март 2017)

Дата публикации: 02.03.2017

Статья просмотрена: 11 раз

Библиографическое описание:

Коновалова Э. К., Паперная Н. В. Особенности употребления эмоциональных конструкций в английской диалогической речи [Текст] // Современная филология: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Самара, март 2017 г.). — Самара: ООО "Издательство АСГАРД", 2017. — С. 47-50.



О существовании эмоционального синтаксиса было заявлено еще Ш. Балли в его «Французской стилистике». Отмечая, что в любом высказывании в различных пропорциях представлены рассудочная и эмоциональная стороны познания. Он задает вопрос: «Есть ли такие синтаксические факты, в которых выражение чувства преобладает над выражением чисто логической мысли?» [1, с.107]. По мнению Ш. Балли, ответ не вызывает сомнений: «У практической грамматики раскинулась обширная и еще мало изученная территория, которая включает в себя всю совокупность грамматических категорий, способных выразить чувства» [1, с.107].

Язык располагает специфическими средствами выражения эмоциональных значений на всех уровнях, однако всю свою эмоциональную силу эти средства приобретают, только реализуясь в речи. Именно в диалоге, отражающем соответствующую коммуникативную ситуацию, даны предпосылки для реализации совокупности всех эмоций — положительных и отрицательных. Диалогическая речь располагает только ей свойственным инвентарем средств создания, выражения эмоциональных конструкций. Выбор эмоциональной языковой единицы зависит от характера описываемого денотата, ситуации, взаимоотношения партнеров и др. Условия коммуникативного акта, социальные и личные взаимоотношения коммуникантов и их намерения формируют вид речевого высказывания и соответственно степень выражения эмоциональной оценки.

Рассмотрим некоторые основные типы эмоциональных конструкций, формирующих эмоциональный аспект диалогической коммуникации в следующих коммуникативных контекстах:

1) — He says you just eat out of his hand. — Он говорит, что ты буквально ешь с его руки.

— What nonsense! I don't believe a word of it. (Maugham. Theatre). — Что за чушь?! Я не верю ни единому слову!

2) — We have to go into Pamplina. We're meeting people there. — Мы должны ехать в Памплину. Мы встречаемся там кое с кем.

— What rotten luck for me! We've had a jolly time here Burguete (Hemingway. Fiesta). — Не везет и все! Мы так славно повеселились здесь в Бурквете.

3) — I got hurt in the war– Я был ранен на войне.

— Oh, that dirty war! (Hemingway. Fiesta). — О, та проклятая война!

В случае (1) односоставное эмоциональное высказывание передает неверие автора реакции в то, что сообщает ему собеседник, эмоциональной оценкой: "What nonsense! "Что за чушь?! Она конструирована в коммуникативном контексте последующим высказыванием. Аналогично функционирует и эмоциональная конструкция (2), где оценка усилена интенсификатором «what» — что.

В диалогическом единстве (3) адресат исследовав языковые знаки инициирующего высказывания, усиления реагирующее эмоциональное высказывание, исследуя междометием «Oh» как эмоциональным сигналом, а также указательным «that», выполняющим, как известно, функцию отрицательного усилителя.

Ср.:

There comes Cohn. — Вот и Кон идет.

— That moron! Cohn came up to our table. (Hemingway, Fiesta). — Вот идиот. Кон подошел к нашему столику.

Вторую группу образуют эмоциональные высказывания в следующих коммуникативных контекстах.

1) — Holster your gun! — Убери свое ружье!

— Stand still, you idiot! (Bradbury. Short Stories.) — Стой смирно, придурок!

2) — You don't know what you're talking about.– Ты понятия не имеешь о чем говоришь.

—You stupid fool! (Maugham. The Painted Veil.) — Глупец!

Таким образом, основные средства эмоционализации высказывания — безглагольность в сочетании с указательным дейксисом и интонацией. Особую роль в создании эмоционального аспекта диалогической коммуникации играет так называемый нексус отклонения, типа: Не gentleman?– Он джентльмен?! He Chinese? — Он же китаец?!

Нексус отклонения, впервые описанный в лингвистике О.Есперсеном, является, по-видимому, языковой универсалией и известен, по крайней мере, во всех развитых европейских языках. Сущность нексуса отклонения состоит в том, что связь, отношения между агенсом, носителем признака и предлагаемым коммуникантом признаком признаются как невозможные, отвергаются. Неприятие предицируемого признака находит не только свое синтаксико-морфологическое выражение, но и имеет в качестве следствия сильный перлокутивный эффект, который проявляет себя через эмоционализацию всего коммуникативного высказывания [7].

Ср.:

We're mobilized on Salisbury Plain.– Нас мобилизовали в Салисбери Плейн.

— Mobilized! The British Army mobilized! — Мобилизованы! Британская армия и мобилизована!

— Only for maneuvers, you know. (Aldington. Short Stories) — Только для проведения маневров, понимаете.

Г. Н. Семенихина определяет интонационный рисунок таких высказываний как вопросительно-восклицательный, а срединная пауза является индикатором несовместимости агенса и признака английского языка, что на русский язык передается союзом «и» [6].

Эмоциональный аспект диалогической коммуникации характеризуется функционированием в речевом общении так называемых инвертированных эмоциональных конструкций. Такие исследователи Л. М. Михайлов [4], Р. С. Сакиева [5] и д.р отмечают такую характерную черту диалогического общения, как обилие инвертированных конструкций. Сущность данного явления состоит в том, что под влиянием эмоций, а также с целью акцентирования внимания собеседника на коммуникативно важном компоненте говорящий выдвигает его на первый план, в пропозицию. Инверсии могут быть подвергнуты почти все компоненты, например:

1) Are you married? — Ты женат?

— No, but I hope to be. — Нет, но я надеюсь жениться.

— The more of a fool you are! (Hemingway. The Nick). — Ну и дурачина же ты!

2) — The American always depreciate every aristocracy but his own. — Американцы всегда недооценивают любую аристократию, кроме своей.

— «How true that is!" — exclaimed Adele (Aldington. Death) — «Как Вы правы!» — воскликнула Эдель.

Многие специалисты по эмоциональному аспекту языка А. В. Безрукова [2], Ю. М. Малинович [3] подтверждают, что инвертированные конструкции имеют ярко выраженную эмоциональную оценку. Некоторые из них имеют в качестве усилителей языковые знаки «how» — как, «so» — так, «such» — такой как и т. д. Рассмотрим разряд эмоциональных конструкций, представленный в диалогической коммуникации с риторическом вопросом, представляющим по своей сущности эмоциональные утверждения. В зарубежной и отечественной германистике появился целый ряд работ, в которых риторические вопросы однозначно квалифицируются как эмоциональные конструкции, большинство которых имеет типизированный характер:

1) — Have you asked her to mаrry you? — Ты сделал ей предложение выйти замуж?

— How could I? A damned rotter like me (Maugham. Theatre)– Как я мог? Такое ничтожество!?

2) — He answered abstractly: «How should I know? "– Он ответил неопределенно: «Откуда я могу знать?»

— Scoles is a humbug, though, isn’t he? (Gaslswoathy, The Man)– Скоулз — обманщик, разве нет?!

Ситуация как внеязыковая реальность является основой формирования семантической и коммуникативно-прагматической структуры высказывания в диалогической коммуникации и становится в мысленной переработке его означаемым: будучи включенной в состав коммуникативной ситуации и в акт речевой деятельности человека, внеязыковая ситуация проходит через призму его сознания. Так оформляется субъективный образ объективно существующей ситуации. Известно, что одна и та же семантическая структура может быть выведена на синтаксический уровень разными способами и в различных формах.

В диалоге как форме коммуникации тесно взаимодействуют двое партнеров, они обсуждают в микро- и макродиалоге одну и ту же ситуацию, реализуя каждый свою коммуникативную установку. Субъективный образ объективной действительности (ее фрагмента — ситуации) может не совпадать в силу множества причин. К счастью, в диалоге существует понятие «инициации», («стимула», «инициирующего высказывания»), на основе которой интерпретирующий коммуникант реализует (пытается реализовать) свою коммуникативную установку в форме одного или более высказываний до смены говорящего.

Исследователями эмоционального аспекта коммуникации доказано, что коммуникативная установка (замысел) говорящего реализуется в форме одного или большего количества высказываний:

1) Do you think your memory is better today? — Ты думаешь, что у твоя память улучшилась?

2)— Yes.– Да.

3)— Why?– Почему?

4)— Because I've thought about.– Потому что я думала об этом.

5)— Going back to the Mc Martin, were you afraid?– Вернемся к Мак Мартину, ты боялась?

6)— Sometimes.– Иногда.

Контекст свидетельствует о том, что шестичленное диалогическое единство сконструировано в основном на принципе эллипса. Конструкция (3) «Why?"Почему? показывает, что даже поиск каузального семантического падежа ведется с помощью эллиптического образования, состоящего из вопросительного слова «Why» — Почему? Реконструкция полносоставной структуры «Why do you think your memory is better today? " — Почему ты думаешь, что твоя память улучшилась? — привнесла бы уже известную информацию в это высказывание и тем самым явилась бы информационным шлаком, тормозящим динамичное развитие мысли и продвижение информации.

Конструкция (4) как часть реализованного сложноподчиненного предложения — а именно лишь придаточной части — вербализует лишь обоснование причины, вводимое союзом «because» — потому что.

Эллиптическая конструкция — «sometimes»иногда — и вовсе представляет информацию, которая не запрашивалась.

Ср.:

Were you afraid? — Ты боялась?

—Yes. — Да.

— How often? — Как часто?

— Sometimes. — Иногда.

Опережающая реакция — «sometimes» — иногда — ускоряет общение, содействует реализации принципа экономии языковых средств. Аналогично развертывание мыслей обстоит и в коммуникативных контекстах (4,5).

Таким образом, анализ показывает, что пропозиция как семантическая константа сохраняется лишь на семантико-логическом уровне, а диалог является сложным коммуникативным процессом, в котором взаимодействует множество факторов, которые в одних коммуникативных ситуациях содействуют успешному протеканию диалогической коммуникации.

Литература:

1. Балли Ш. Французская стилистика. — М., 1961.

2. Безрукова A. B. Эмоциональные адъективные и субстантивные двусоставные предложения в современном английском языке (опыт парадигматического описания)//Дис…канд.филол.наук. — Л., 1981.

3. Малинович Ю. М. Собственно восклицательные предложения в современном немецком языке//Автор.дис....канд.филол.наук. — М., 1966.

4. Михайлов Л. М. Грамматика устной речи. — М., Изд. Астрель-Аст, 2003.

5. Сакиева P. C. Уровни языка и эмоциональность. — М.: Высшая школа. 1991.

6. Семенихина Г. И. Функционально-семантическая транспозиция простого предложения в английской разговорной речи// Дис....канд.филол.наук — Л., 1985.

7. Jespersen O. A. Modern English Grammar of Historical Principles. Part 11. Copenhagen, 1949.

Основные термины (генерируются автоматически): диалогической коммуникации, эмоциональных конструкций, коммуникативных контекстах, аспект диалогической коммуникации, следующих коммуникативных контекстах, is better today, What nonsense, выражения эмоциональных, выражения эмоциональных конструкций, употребления эмоциональных конструкций, типы эмоциональных конструкций, Short Stories, вид речевого высказывания, аспекта диалогической коммуникации, выражения эмоциональных значений, эмоционального аспекта, инвертированных эмоциональных конструкций, английской диалогической речи, разряд эмоциональных конструкций, средства эмоционализации высказывания.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос