Актуальные вопросы противодействия кибертерроризму | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Опубликовано в

VI международная научная конференция «Право: история, теория, практика» (Санкт-Петербург, июнь 2018)

Дата публикации: 01.06.2018

Статья просмотрена: 19 раз

Библиографическое описание:

Питинова А. С. Актуальные вопросы противодействия кибертерроризму [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июнь 2018 г.). — СПб.: Свое издательство, 2018. — С. 31-34. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/285/14313/ (дата обращения: 24.06.2018).



Внедрение новых информационных технологий, создание единого виртуального информационного пространства неизбежно приводит к возникновению новых угроз национальной и международной безопасности таких как использование средств массовой информации в экстремистских и террористических целях, кибертерроризм.

Использование информационных технологий в преступных целях представляет повышенную общественную опасность. Правоохранительные органы как в России, так и за рубежом всеми силами стремятся повысить безопасность киберпространства. Однако, в настоящее время проблемы безопасности киберпространства и противодействие киберпреступности, в частности, кибертерроризму вышли на международный уровень.

В настоящее время все ещё остается спорным вопрос о понятии кибертерроризма. Первая попытка выработать понятие «кибертерроризм» была сделана сотрудником ФБР Т. Поллиттом в 1997 году. По его мнению, «кибертерроризм — это преднамеренные, политически мотивированные атаки на информационные, компьютерные системы, компьютерные программы и данные, выраженные в применении насилия по отношению к гражданским целям со стороны субнациональных групп или тайных агентов» [6, с.32].

Существуют разные точки зрения по определению данного термина. Так, В. А. Голубев определяет кибертерроризм как «преднамеренную атаку на информацию, обрабатываемую компьютером, компьютерную систему или сеть, которая создает опасность для жизни и здоровья людей или наступления других тяжких последствий, если такие действия были совершены с целью нарушения общественной безопасности, запугивания населения или провокации военного конфликта» [5, с.249]. В. А. Васенин трактует понятие кибертерроризм как «совокупность противоправных действий, связанных с покушением на жизнь людей, угрозами расправ, деструктивными действиями в отношении материальных объектов, искажением объективной информации или рядом других действий, способствующих нагнетанию страха и напряженности в обществе с целью получения преимущества при решении политических, экономических или социальных задач» [5, с.249].

Что касается правовой регламентации кибертерроризма как на национальном, так и на международном уровне, то стоит отметить следующие нормативные правовые акты. Так, 23 ноября 2001 года государствами-участниками Совета Европы была подписана Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации, которая установила общие принципы международного сотрудничества в сфере противодействия киберпреступности, виды правонарушений, дополнительные виды ответственности и санкции. Однако, Российская Федерация отказалась от подписания данного международного акта в связи с тем, что положения пункта «b» стать 32 Конвенции сформулированы таким образом, что могут нанести ущерб суверенитету и национальной безопасности государств-участников, правам и законным интересам их граждан и юридических лиц.

16 июня 2009 года в Екатеринбурге было заключено «Соглашение между Правительствами государств-членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности». Одной из целей заключения данного соглашения стало стремление к ограничению угрозы международной информационной безопасности, обеспечению интересов информационной безопасности государств-членов ШОС и создание международной информационной среды, для которой характерны мир, сотрудничество и гармония. В статье 2 данного документа в качестве одной из угроз в области обеспечения международной информационной безопасности был назван информационный терроризм.

Что касается Российской Федерации, то в настоящее время действует ряд нормативных правовых актов, посвященных вопросам защиты информации.

5 декабря 2016 года В. В. Путиным была утверждена новая Доктрина информационной безопасности РФ, которая представляет собой систему официальных взглядов на обеспечение национальной безопасности РФ в информационной сфере, перечисляются национальные интересы безопасности, основные информационные угрозы, цели и направления обеспечения информационной безопасности [3].

В ч.6 ст.10 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» установлен запрет на распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность [1].

В Концепции противодействия терроризму в РФ от 05.10.2009 в качестве одного из направлений кадрового обеспечения противодействия терроризму закреплена подготовка специалистов в специфических областях противодействия терроризму (противодействие идеологии терроризма, ядерному, химическому, биологическому терроризму, кибертерроризму и другим его видам) [пп. «г» п. 45]

Исходя из этого, можно с уверенностью сказать, что в России кибертерроризм понимается как одна из угроз национальной безопасности страны. Однако, все же остается открытым вопрос о законодательном закреплении понятия «кибертерроризм» и ответственности за его совершение. В связи с этим, ряд ученых высказывались с предложением усилить уголовную ответственность за совершение террористического акта с использованием компьютерных сетей и систем [5, с. 63]. Но существует и иная точка зрения, согласно которой ст. 205 УК РФ достаточно полно охватывает кибертерроризм и введение данного понятия приведет к расширению терминологии и введение дополнительных видов преступлений, например, кибершпионаж [7, с.7].

Также первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич не исключает возможности введения понятия «кибертерроризм» в ст. 272 Уголовного кодекса РФ. По его словам, «полагать, что хакеров можно остановить, обеспечив должную защищённость компьютерных сетей, — это верх наивности. Повышение уровня безопасности не является панацеей. За хакерскими атаками стоят конкретные преступные сообщества со своими интересами, которые, однако, можно удержать в определённых рамках» [8].

Все эти мнения заслуживают отдельного обсуждения. Для эффективного противодействия кибертерроризму в России необходимо провести целый комплекс мер.

Во-первых, законодательно закрепить следующее понятие «кибертерроризма» — совершение противоправных действий, направленных на компьютерную информацию, компьютерные системы или сети и создающих угрозу безопасности личности, общества и государства с целью получения преимущества при решении политических, экономических, социальных задач. Полагаем, что следует добавить в Главу 24 «Преступления против общественной безопасности» Уголовного кодекса РФ новый состав преступления, устанавливающий уголовную ответственность за кибертерроризм.

Во-вторых, необходимо объединить свои усилия с международным сообществом по борьбе с кибертерроризмом. В частности, издать единый акт, который включал бы в себя понятие, а также цели и направления борьбы с ним. Причем международный документ должны носить универсальный характер для возможности закрепления понятия в национальном уголовном праве с учетом специфических особенностей законодательства определенного государства. Данная мера позволит более детально разработать меры борьбы с кибертерроризмом в отдельном государстве.

Кибертерроризм сегодня является не только угрозой национальной безопасности России, но и всего мира. И с каждым годом количество его проявлений растет, а вопросы противодействия приобретают всё большую актуальность. Внедрение новых предложений по борьбе с кибертерроризмом и объединение усилий государств всего мира являются первоочередными задачами на современном этапе.

Литература:

  1. Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»// «Собрание законодательства РФ», 31.07.2006, N 31 (1 ч.), ст. 3448
  2. «Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации» (утв. Президентом РФ 05.10.2009)// «Российская газета», N 198, 20.10.2009
  3. Указ Президента РФ от 05.12.2016 N 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации»// «Собрание законодательства РФ», 12.12.2016, N 50, ст. 7074
  4. Распоряжение Правительства РФ от 16.07.2009 N 984-р «Об утверждении Соглашения между правительствами государств — членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности»//«Собрание законодательства РФ», 27.07.2009, N 30, ст. 3879
  5. Алиева М. Н. Кибертерроризм как внутригосударственная и международная проблема // Вестник социально-гуманитарного образования и науки. — 2017. — № 2. — С. 60–65.
  6. Кипров И. А., Королёв М. Э., Сычев В. А. Кибертерроризм как угроза основам государственного строя // Лучшая студенческая статья 2018 сборник статей XIII Международного научно-практического конкурса. В 2 частях. — Пенза: МЦНС «Наука и Просвещение», 2018. — С. 248–252.
  7. Прокопьева В. А. Политика противодействия кибертерроризму в современной России // Вестник социально-гуманитарного образования и науки. — 2016. — № 4. — С. 31–38.
  8. Черкасов В. Н. Информационная безопасность. Правовые проблемы и пути их решения // Информационная безопасность регионов № 1. — 2007. — 6–14.
  9. Клинцевич: Россия может инициировать обсуждение кибертерроризма в СБ ООН // www.pnp.ru. URL: https://www.pnp.ru/politics/klincevich-rossiya-mozhet-iniciirovat-obsuzhdenie-kiberterrorizma-v-sb-oon.html (дата обращения: 7.05.2018).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос