Теоретические проблемы освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №2 (397) январь 2022 г.

Дата публикации: 10.01.2022

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Исмагилов, Р. Ф. Теоретические проблемы освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия / Р. Ф. Исмагилов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2022. — № 2 (397). — С. 294-296. — URL: https://moluch.ru/archive/397/87731/ (дата обращения: 24.01.2022).



Уголовный кодекс Российской Федерации (далее — УК РФ), основываясь на приоритетности принципа гуманизма, а также исходя из особого правового статуса несовершеннолетних, нуждающихся в повышенной правовой охране и защите, в ч. 1 ст. 90 УК РФ предусматривает возможность освобождения их от уголовной ответственности при совершении преступлений небольшой или средней тяжести, если существует вероятность их исправления посредством применения принудительных мер воспитательного воздействия. Аналогичное правило относительно освобождения несовершеннолетних от наказания установлено в ч. 1 ст. 92 УК РФ. При этом законодатель не делает оговорки относительно возможности исправления несовершеннолетних путем применения к ним принудительных мер воспитательного воздействия. Таким образом, уголовный закон допускает возможность (но не обязательность) освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания и рода замену данных репрессивных уголовно-правовых мер воспитательным воздействием. В свою очередь, Пленум Верховного Суда РФ в п. 31 Постановления № 1 от 1 февраля 2011 г. «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» разъясняет судам о недопустимости назначения несовершеннолетним уголовного наказания, если совершенное ими преступление относится к категории небольшой или средней тяжести, а исправление возможно с использованием принудительных мер воспитательного воздействия. Отсюда следует, что фактически любой несовершеннолетний, совершивший нетяжкое преступление, может быть освобожден от уголовной ответственности и наказания и станет претерпевать лишь принудительные меры воспитательного воздействия.

Перечень принудительные меры воспитательного воздействия вполне конкретен, содержит четыре их разновидности и указан в ч. 2 ст. 90 УК РФ. Рассмотрим их более подробно.

Предупреждение как принудительная мера воспитательного воздействия, применяемая к несовершеннолетнему, согласно ч. 1 ст. 31 УК РФ, предполагает разъяснение ему вредности деяния, а также негативных последствий, которые могут наступить при повторном нарушении норм уголовного закона. Заметим, что эффективность данной меры и ее действенность в отношении несовершеннолетнего в специальной литературе признают относительно низкой [1, с. 128]. Дело в том, что несовершеннолетние, вновь посягающие на охраняемые уголовным законом блага, как правило, знают все возможные их последствия, в том числе и то, что при повторном совершении преступления небольшой или средней тяжести после однократного освобождения от уголовной ответственности, они снова имеют возможность быть освобожденными от нее, что обычно и происходит. Кроме того, многие несовершеннолетние правонарушители знают тонкую грань между административным правонарушением и преступлением и охотно этим пользуются. Так, например, им известно, что хищение чужого имущества на сумму не превышающую 2500 рублей, не является преступным, поэтому рассчитывают сумму похищенного именно в этих пределах. Так происходит формирование устойчивой преступной мотивации. Соответственно, оказать воспитательное воздействие на несовершеннолетнего посредством применения предупреждения как принудительной меры довольно трудно.

Следующая принудительная мера воспитательного воздействия — передача под надзор — определена в ч. 2 ст. 91 УК РФ и заключается в передаче несовершеннолетнего под надзор путем возложения на законных родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанностей по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Нахождение данной меры в числе мер воспитательного воздействия на несовершеннолетнего вызывает вопросы, поскольку исходя из ее содержания, принудительного государственного воздействия на несовершеннолетнего непосредственно не происходит. Речь идет об обязывании соответствующих лиц и структур воспитывать и контролировать несовершеннолетнего. Таким образом, определенные обязанности и ограничения распространяются, в первую очередь, на тех лиц, которые осуществляют воспитательное воздействие и контролируют несовершеннолетнего [3, с. 18; 5, с. 383].

Кроме того, как совершенно справедливо отмечает Е. В. Благов, осуществление надзора и контроля поведения несовершеннолетнего соответствующие лица и органы априори осуществлять обязаны независимо от того, имеются ли на это соответствующие уголовно-правовые предписания [1, с. 129]. И это никоим образом не меняет их правовое положение. Дело в том, что воспитание детей с реализацией определенного объема надзорных функций в отношении них — это прямая конституционная (ч. 2 ст. 38 Конституции РФ) и семейно-правовая (ст. 61–63 Семейного кодекса РФ) обязанности [4, с. 143]. Соответственно, применение судом в качестве принудительной меры воспитательного воздействия положений ч. 2 ст. 91 УК РФ фактически не меняет совокупного объема прав и обязанностей как самого несовершеннолетнего, так и его законных представителей.

Обязанность по заглаживанию причиненного вреда является еще одной принудительной мерой воспитательного воздействия на несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 91 УК РФ). Ее возложение допускается лишь с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыков. В отсутствие последних и неимении какого-либо имущества для возмещения причиненного преступлением вреда суду надлежит выбирать иные меры воздействия.

Однако здесь следует оговориться, что любой имущественный вред, независимо от оснований его причинения, всегда возмещается в гражданско-правовом порядке по правилам п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Поэтому, если суд откажется от применения данной меры в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление, и назначит иную принудительную меру воспитательного воздействия, то гражданский суд постановит вред в любом случае возместить. Более того, по правилам, установленным п. 1 ст. 1074 ГК РФ, несовершеннолетний самостоятельно возмещает имущественный ущерб, а при отсутствии такой возможности (не получает выплат от государства, не работает и не получает иного дохода, не владеет имуществом и т. д.) данная обязанность перекладывается на его законных представителей, если у них нет доказательств отсутствия собственной вины в причинении несовершеннолетним вреда. Тем самым, вновь встает проблема возложения определенных обязанностей на законных представителей несовершеннолетнего, причинившего вред совершенным преступлением, и отсутствии непосредственного воспитательного воздействия на него самого.

С учетом сказанного выше, можно сделать вывод о том, что принудительные меры воспитательного воздействия, указанные в ч. 1–3 ст. 91 УК РФ, воздействуют, в большинстве своем, на законных представителей, но не на самого несовершеннолетнего непосредственно. Соответственно, говорить об исправлении последнего путем применения данных мер не слишком обоснованно.

И лишь принудительная мера воспитательного воздействия — ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего - предусмотренная ч. 4 ст. 91 УК РФ, призвана воздействовать непосредственно на личность несовершеннолетнего, вынуждая его претерпевать определенные ограничения, которые он бы не испытывал, будучи правопослушным. Данные ограничения предполагают запреты посещать определенные места, использовать определенные формы проведения досуга, включая управление транспортными средствами, покидать место жительства в ночное время, уезжать в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. Помимо ограничений, на несовершеннолетнего могут быть возложены определенные обязанности: возвратиться в образовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа либо иные обязанности, сущность которых будет вытекать из особенностей его личности, образа жизни и занятий.

Безусловно, применение указанной меры способно оказать воспитательное воздействие на несовершеннолетнего и может быть весьма эффективным. Это связано с тем, что ведущим типом деятельности в данном возрасте является общение, а ограничение досуга ограничивает и социальные контакты, необходимые несовершеннолетнему. Однако при этом возникают проблемы другого рода. Во-первых, кроме правоограничительной, важно основываться еще и на педагогической концепции, учитывающей приоритет наилучшего обеспечения интересов ребенка [2, с. 232]. Во-вторых, по своему содержанию ограничение досуга и установление особых требований к поведению практически аналогично содержанию таких видов уголовно-правового воздействия (наказания), как ограничение свободы ивозложение обязанностей на условно осужденного. Соответственно, сложно определить, каким образом одни и те же меры способны выступать и в качестве наказания, и в качестве оснований для исправления лица с освобождением его от уголовной ответственности.

В отличие от видов уголовного наказания, применяемых в единственном числе к лицам, совершившим преступление, количество принудительных мер воспитательного воздействия, применяемых к несовершеннолетним, в силу ч. 3 ст. 90 УК РФ, неограниченно. Это значит, что к одному лицу могут быть применены все четыре меры. И это касается лишь лица, не достигшего к моменту совершения преступления 18 летнего возраста. Взрослый преступник не может быть освобожден от уголовной ответственности и наказания по основаниям, предусмотренным ст. 90 УК РФ. Что же касается лица, достигшего определенного возраста, но отстающего в психическом развитии в силу определенных причин, делающих невозможным осознание им опасности своего поведения, то по правилам ст. 87 УК РФ, данное лицо вообще не подлежит уголовной ответственности, а, следовательно, не может быть от нее освобожден.

Итак, несовершеннолетний, совершивший преступление, обладает особым уголовно-правовым статусом, поэтому в отношении него действуют исключительные правила при привлечении к уголовной ответственности, назначении наказания и освобождении от таковых. Одним из способов является применение принудительных мер воспитательного воздействия. Как было указано выше, при их определении и реализации существуют проблемы теоретического характера, сопровождаемые практическими сложностями, которые нуждаются в скорейшем разрешении.

Литература:

  1. Благов Е. В. Об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия// Юридическая наука. 2017. № 4. С.127–132.
  2. Поводова Е. В. Принудительные меры воспитательного воздействия (проблемы теории и правового регулирования): автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2005. 24 с.
  3. Скрипченко Н. Ю. Применение иных мер уголовно-правового характера в отношении несовершеннолетних. Архангельск: ИПЦ САФУ, 2011. 251 с.
  4. Щепельков Н. Ф. Уголовный закон: преодоление противоречий и неполноты: монография. М.: Юрлитинформ, 2003. 416 с.
  5. Лаптев Д. Б. Принудительные меры воспитательного воздействия на современном этапе развития законодательства в сфере предупреждения преступности несовершеннолетних // Вестник Томского государственного университета. 2021. № 462. С.232–237.
Основные термины (генерируются автоматически): воспитательное воздействие, УК РФ, уголовная ответственность, принудительная мера, мера, лицо, обязанность, ограничение досуга, специализированный государственный орган, Российская Федерация.


Задать вопрос