Прокурорский надзор за законностью задержания граждан | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №52 (394) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 25.12.2021

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Лобач, Е. О. Прокурорский надзор за законностью задержания граждан / Е. О. Лобач. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 52 (394). — С. 135-138. — URL: https://moluch.ru/archive/394/87352/ (дата обращения: 20.01.2022).



В числе ключевых задач государства, реализующего правоохранительную функцию — борьба с преступностью и обеспечение надлежащего правосудия, прежде всего, для защиты прав и законных интересов граждан, а также справедливого наказания виновных. Выполнить данную функцию невозможно без использования мер государственного принуждения. В этой связи в статье обращается особое внимание на соблюдение законности задержания граждан, подчеркивается практическая значимость прокурорского надзора в данном вопросе.

Ключевые слова: прокурорский надзор, задержание, законность.

Одной из важнейших функций государства является обеспечение правопорядка, которое осуществляют только уполномоченные на то органы власти и должностные лица. Организация и правовая регламентация функции по обеспечению правопорядка, во многом, определяется общим уровнем государственного развития и, как правило, соответствует ему. Пренебрежение законными требованиями к обеспечению правопорядка способно повлечь множество негативных последствий. Среди эффективных средств обеспечения правопорядка — меры процессуального принуждения, среди которых задержание, применяемые уполномоченными органами власти и должностными лицами в рамках действующего законодательства, в целях анализа, получения и последующего учета информации и сведений о противоправных деяниях и виновных лицах.

В современном уголовном процессе важность и значимость мер процессуального принуждения сложно переоценить. Именно их своевременное практическое применение уполномоченными сотрудниками органов внутренних дел повышают раскрываемость преступлений, а также играют превентивную роль. Актуальные данные МВД Российской Федерации свидетельствуют о том, что в январе-октябре 2021 г. в 35-ти субъектах федерации наблюдается снижение регистрируемых преступных деяний, и при этом подавляющее большинство преступлений раскрывается и выявляется органами внутренних дел. Сотрудники внутренних дел расследовали более 80 % зарегистрированных преступлений [11].

Учитывая важность оперативного выявления совершенных преступлений, а также своевременной поимки виновных лиц особый интерес представляют меры процессуального задержания, которыми располагают органы внутренних дел. В ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» [4] определяется, что прокуратура РФ, выступая в качестве единой системы органов федерального уровня, осуществляет надзор в области соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Часть 2 обозначенной статьи свидетельствует о том, что прокуратура РФ в рамках своих полномочий обязана достигать ряда целей:

– обеспечивать верховенство права;

– укреплять законность и обеспечивать единство;

– защищать права и свободы человека и гражданина;

– охранять интересы государства и российского общества.

Достижение поставленных целей предполагает, что прокуратура РФ будет последовательно и основательно будет решать соответствующие задачи. В частности, согласно ст. 4 Федерального закона «О прокуратуре РФ», прокуроры должны:

– осуществлять установленные законом полномочия, строго следуя нормам действующего законодательства, и действуя независимо от других органов государственной власти и местного самоуправления;

– действовать гласно с соблюдением требований, которые не должны противоречить российскому законодательству по вопросам охраны прав и свобод человека и гражданина;

– информировать своевременно и в полной мере органы государственной власти и местного самоуправления о текущем состоянии законности.

Данный аспект чрезвычайно в вопросах, которые непосредственно касаются осуществления прокурорского надзора за законностью задержания граждан. Согласно ст. 32 Федерального закона «О прокуратуре РФ», прокуроры осуществляют надзор за законностью пребывания лиц в местах предварительного заключения, а также соблюдением прав и обязанностей заключенных под стражу лиц. Предполагается, что при нахождении лиц в местах предварительного заключения будут соблюдены все фактические и юридические основания для приема и последующего содержания лица.

В рамках уголовного процесса органы дознания и следствия имеют право осуществлять задержание лица, подозреваемого в совершении преступных действий. При этом следует пояснить, что при подозрении в совершении преступного деяния следователь или дознаватель самостоятельно осуществляют задержания, получение предварительного согласия прокурора не требуется. Тем не менее, в связи с тем, что процедура задержания фактически ограничивает свободу и неприкосновенность гражданина, который в будущем может быть признанным абсолютно не имеющим отношения к преступлению, данное процессуальное действие строго регламентировано законодательством.

Задержание — это строгая процессуальная процедура, предполагающая кратковременное ограничение свободы в отношении субъекта, подозреваемого в преступлении, за которое предусмотрено наказание в виде лишения его свободы. Процессу задержания в УПК РФ отведена глава 12 [2]. Следует отметить, что в соответствии с ч. 3 ст. 92 УПК РФ следователь, дознаватель, орган дознания обязаны в течение 12 часов уведомить прокурора в письменном виде о проведении задержания. Получив такое уведомление, у прокурора появляются веские и законные основания для проведения проверки законности и обоснованности задержания. Исходя из содержания Приказа Генпрокуратуры № 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» [3], предполагается проверка законности и обоснованности самого решения о задержании лица, которое подозревается в совершении преступления, и непосредственная проверка законности пребывания граждан под стражей.

Важно отметить, что в п. 11 ст. 5 УПК РФ законодатель совершенно четко указывает, что задержание как мера процессуального принуждения осуществляется только в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления. Задержание может быть применено только при наличии возбужденного уголовного дела. В нормах ч. 2 ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» установлено, что результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.

Следуя «букве и духу» закона, результаты оперативно-розыскной деятельности не являются поводом для возбуждения уголовного дела по ряду причин. В научном сообществе под поводом принято понимать некий юридический факт, то есть действие [13]. Соответственно, наличие повода обязывает уполномоченное должностное лицо или орган власти, в пределах своих полномочий, рассматривать сообщения о преступном деянии и принимать процессуальное решение о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в его возбуждении. Следовательно, по мнению Н. В. Османовой, поводом будет являться сопроводительное письмо о представлении результатов ОРД следователю или дознавателю с приложением самих материалов, отражающих указанные результаты [12].

По смыслу ч. 2 ст. 140 УПК РФ для возбуждения уголовного дела необходимы основания, к числу которых относится наличие достаточных данных, которые указывают на признаки преступного деяния. При этом важно отметить, что «сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершённого преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следователя или суда», представляющие собой результаты ОРД, и «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления» совсем не одно и тоже. Представляется, что более корректным было бы в качестве основания для возбуждения уголовного дела рассматривать не сами результаты оперативно-розыскной деятельности, а наличие в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Интересной в связи с этим является позиция Конституционного Суда Российской Федерации, который в определении № 18-О от 4 февраля 1999 г. [6] отметил, что сведения, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий, не могут рассматриваться как доказательства. Такие сведения необходимо воспринимать лишь как информацию, полученную с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», которая впоследствии может стать доказательством, если будет закреплена в соответствии с процессуальными требованиями действующего законодательства. Если строго следовать высказанной правовой позиции, то сведения, полученные при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, основанием для возбуждения уголовного дела выступать не могут.

При анализе положений ст.ст. 140 и 143 УПК РФ можно утверждать, что для возбуждения уголовного дела следователю, в орган дознания или дознавателю должны направляться: рапорт об обнаружении признаков преступления, первый экземпляр постановления о представлении результатов ОРД и сами материалы, содержащие указанные результаты. Следует согласиться с достаточно аргументированной точкой зрения А. В. Бояринцева о том, что процедуру представления результатов ОРД следователю, органу дознания, дознавателю и порядок их использования при решении вопроса о возбуждении уголовного дела или в дальнейшем в доказывании следует закрепить в УПК РФ [10].

Как мера процессуального принуждения, задержание может применяться следователем или дознавателем, прокурором или органом дознания, то есть уполномоченными органами власти, либо их должностными лицами в пределах своей компетенции. Компетенцией является совокупность юридически установленных прав и обязанностей конкретных органов власти и полномочий их должностных лиц. С помощью компетенции определяется место того или иного органа в системе органов государственной власти и местного самоуправления. В Большом юридическом словаре полномочия определяются как неотъемлемая часть правового статуса и компетенции органа власти или должностного лица. В этом смысле полномочия представляют собой одновременно и право, и обязанность соответствующих субъектов, которые позволяют им действовать законным способом в определенной ситуации [9, c. 440].

Полномочия субъектов, применяющих задержание как меру процессуального принуждения на практике, представляют собой совокупность прав и обязанностей, которые обусловлены задачами и функциями уполномоченных органов и должностных лиц, и соответствуют нормам действующего законодательства. Руководствуясь нормами п. 11 ст. 5 УПК РФ, уполномоченные субъекты, применяющие задержание подозреваемого, обязаны строго соблюдать установленные законом сроки. При этом задержание не может и не должно сопровождаться безосновательным ограничением прав человека, в том числе и подозреваемого в совершении преступления. В данном контексте следует пояснить, что формулировка «задержание подозреваемого» касаемо статуса лица не должна трактоваться буквально, поскольку лицо, в отношении которого применяется задержание, номинально участником уголовного судопроизводства не является. В строгом смысле слова, задержание как мера процессуального принуждения применяется к лицу, которое только подозревается в совершении преступного деяния. Именно в связи с этим, применяемая на практике мера принуждения — задержание — не должна нарушать права и свободы человека, даже если его подозревают в совершении преступления

Права граждан закреплены в ст.ст. 17–64 Конституции РФ [1]. В частности, нормы ст.ст. 23, 25 Конституции России предусматривают возможность ограничения прав человека, но при условии наличия судебного решения. В ст.55 Конституции РФ подчеркивается, что ограничение прав человека допускается только надлежащим федеральным законом, если необходимо защитить нравственность, права и законные интересы других лиц, конституционный строй, а также обеспечить оборону государства и его безопасность в достаточной мере. Дабы любые ограничения прав и свобод применялись разумно и обоснованно, законодатель в ст. 55 Конституции РФ отметил, что допустимость применения ограничений измеряется мерой необходимости защиты прав других лиц, охраны конституционного строя, правопорядка.

О важности соблюдения баланса прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе отметил Конституционный Суд РФ в своем определении от 15.07.2004 г. № 304-О [7]. Также в одном из своих более ранних определений № 86-О от 14.07.1998 г. [5] Конституционный Суд РФ отметил также, что вмешательство в частную жизнь человека, нарушение свобод и достоинства личности может осуществляться на законных основаниях, например, если совершено преступное деяние, расследование которого требует сбора важной информации, ее последующего использования и надлежащего хранения. Уполномоченным органам и их должностным лицам, применяющим меры процессуального принуждения, по мнению А. М. Багмет и Н. В. Османовой, необходимо понимать, что при задержании подозреваемое лицо не всегда должно в обязательном порядке помещаться в изолятор временного содержания, поскольку в отдельных случаях острая необходимость в этом отсутствует [8]. Например, нет необходимости лишать подозреваемое лицо, к которому применяется задержание, даже в краткосрочном порядке свободы, если еще в ходе первого допроса можно установить непричастность его к преступному деянию.

Таким образом, меры принуждения в уголовном процессе — это процессуальное средство, которое носит обеспечительный характер. Меры принуждения можно применять в отношении лиц, которые преследуются по закону, и только уполномоченными субъектами, которые обладают надлежащими для этого полномочиями. Для применения задержания как меры процессуального принуждения правоохранительным органам необходимы соответствующие основания. В широком смысле, основание — это процесс действия, начало существования, исходные положения. В уголовном процессе основания — это неотъемлемый элемент совершения какого-либо следственного действия; фактически основание — это причина задержания. Основания для задержания гражданина сотрудниками органов внутренних дел представлены в ст. 91 УПК РФ, среди которых:

  1. нахождение лица на месте преступления или сразу после него;
  2. признание лица очевидцами или потерпевшей стороной;
  3. обнаружение следов преступления на самом подозреваемом, в его доме или на его одежде;
  4. лицо пыталось скрыться;
  5. не установлена личность лица, и оно не имеет постоянного места жительства;
  6. при направлении ходатайства в суд следственных органов об избрании меры пресечения в отношении данного субъекта в виде заключения под стражу.

В завершении следует отметить, что прокурор может осуществить проверку в рамках ст. 124 УПК РФ, если им будет получена жалоба на незаконность задержания, имеющие место нарушения прав и интересов граждан, на несправедливость и избыточность методов предварительного расследования. Если обстоятельства из жалобы будут подтверждены в ходе прокурорской проверки, то прокурор обязан принять надлежащие и достаточные меры реагирования. Прокурору очень важно при проведении проверок определить причины, которые послужили допущенным нарушениям и принять надлежащие меры в качестве профилактики.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом посл. изм., одобренных в ходе общерос. голосования от 1.07.2020 № 1-ФКЗ) // Рос. газета. 2020. № 144.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 23.09.2021) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52. Ст. 4921.
  3. Приказ Генпрокуратуры России от 27.11.2007 № 189 (ред. от 19.08.2021) «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 5. Ст. 497.
  4. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202–1 (ред. от 01.07.2021) «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.
  5. Определение Конституционного Суда РФ от 14.07.1998 № 86-О // СПС «Консультант Плюс».
  6. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4.02.1999 № 18-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1999. № 3.
  7. Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2004 № 304-О // СПС «Консультант Плюс».
  8. Багмет А. М., Османова Н. В. Что сделать законодателю для совершенствования уголовно-процессуального закона (часть 2) // Уголовное судопроизводство. 2020. № 3. С. 11–18.
  9. Большой юридический словарь / авт. и сост. А. Б. Борисов. М.: Книжный мир, 2010. 800 с.
  10. Бояринцев А. А. К вопросу о правовом положении свидетеля, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование // Российский следователь. 2020. № 12. С. 23–27.
  11. Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь — октябрь 2021 года [Электронный ресурс]. URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/19007735/
  12. Османова Н. В. Основы построения концепции уголовного преследования и его начала // Российский следователь. 2021. № 4. С. 59–69.
  13. Хвенько Т. И. Право защитника на свидание как обязательное условие для формирования эффективной позиции защиты в ходе предварительного расследования // Актуальные проблемы российского права. 2021. № 10. С. 135–144.
Основные термины (генерируются автоматически): РФ, возбуждение уголовного дела, процессуальное принуждение, оперативно-розыскная деятельность, орган дознания, преступное деяние, задержание, свобода человека, прокурорский надзор, совершение преступления.


Задать вопрос