Специфика ономастики в художественной литературе (на примере произведений Н. В. Гоголя и А. С. Грибоедова) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №50 (392) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 15.12.2021

Статья просмотрена: 11 раз

Библиографическое описание:

Куличенко, Д. С. Специфика ономастики в художественной литературе (на примере произведений Н. В. Гоголя и А. С. Грибоедова) / Д. С. Куличенко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 50 (392). — С. 611-614. — URL: https://moluch.ru/archive/392/86717/ (дата обращения: 27.01.2022).



Имя всегда было загадочным явлением для писателей, поскольку многие считали, что оно определяет судьбу человека. Изучение поэтической ономастики — занятие особое и нетрадиционное, не каждый человек относится к этой науке серьезно. Ведь многие считают, что имя не имеет лексического значения, поэтому и акцентировать внимание на нем не стоит. Наука об именах имеет междисциплинарный характер, объединяющий изучение по узкой специальности многие науки: географию, культурологию, социологию, психологию и многие другие. Взаимосвязь стольких дисциплин обусловлено тем, что каждая буква в имени имеет свое коренное происхождение на определенной местности и включает себя определенный личностный смысл. Так какую же роль играют онимы в художественной литературе?

В настоящее время усилился интерес лексикографов и к личным именам в составе художественных текстов. Большинство лингвистических исследований строится в плане наблюдения над своеобразием выбора и особенностями функционирования ономастической лексики в творчестве того или иного автора в целом или в конкретном произведении. Различные модели словарей поэтического ономастикона необходимы в качестве лексикографических форм систематизации богатого фактического материала, кроме того, в таких лексикографических сводках раскрываются секреты выразительности имен собственных [Таич Р.У Опыт антропонимического словаря писателя 1970.–С. 314–319].

В. Набоков говорил: «Истинный же сочинитель, как Пушкин или Толстой, выдумывают не только историю, но и историков» [Маликова Мария, Аверин Борис Валентинович, Долинин А. А. 1999: 30]. Писатели наполняют каждое имя глубокой ролью и функциональностью, поясняя его происхождение и почему именно такое имя персонаж имеет. Мир творчества писателя не представим так же, как и мир имен. Для кого-то это неизведанное пространство, для других — основополагающее начало всего творчества. Имена собственные, будучи важным элементом художественного произведения, являются одним из важных средств создания образа, индивидуализации главных действующих лиц. Одновременно с этим они играют значительную роль в формировании идеи произведения в целом и воссоздании индивидуально-авторской картины мира. Особенность классицизма называть персонажей говорящими именами особенно ярко выразил в своем произведении «Горе от ума» А. С. Грибоедов. Рассмотрим анализ имен собственных на примере этого произведения, где автор прямым языком указывает на главные черты характера героев.

Все имена в этой пьесе можно условно разделить на три группы:

— «говорящие» — дающие понять основную черту характера героя — Фамусов, Тугоуховский, Репетилов, Малчалин ;

— «оценивающие» — Скалозуб, Хрюмина, Загорецкий ;

— «ассоциативные» — Чацкий сопоставим с именем одного из интереснейших людей той эпохи — Петра Яковлевича Чаадаева.

На первый взгляд Грибоедов верен художественному принципу значимых имен, сложившемуся в XVIII веке. Согласно классицистическому принципу, фамилия героя полностью соответствует его характеру или страсти, причем часто в фамилии персонажа звучит прямая авторская оценка — положительная или отрицательная. Как будто бы и у Грибоедова имя однолинейно, полностью исчерпывает характер. Молчалин — молчит. Платон Горич — мыкает горе под каблуком деспотичной жены. Скалозуб — скалит зубы, или, иначе, острит по-солдатски. Старуха Хлёстова при случае хлестнет словом всякого, кто ей придется не по нраву, не взирая ни на возраст, ни на чин. Князь Тугоуховский туг на ухо; с внешним миром его соединяет один лишь рожок, в который покрикивает его супруга. У нее, слава Богу, все в порядке с ушами. Репетилов как бы вечно репетирует жизнь, прожигая ее в бестолковых метаниях, суете, толкотне среди знакомых и незнакомых, в шуме и вдохновенном бескорыстном вранье, бессознательная цель которого — развлечь собеседника, угодить и рассмешить.

Автор, с одной стороны, не заставляет читателя проделывать большую умственную работу, чтобы понять основные черты героя. Тем не менее, если пристальнее всмотреться, имена и фамилии у Грибоедова далеко не так однозначны. Скажем, Софья . Ее имя по-гречески означает мудрость. Имя, типичное для положительной героини. (Вспомним, например, положительных героев «Недоросля» Фонвизина: Софью , Милона , Стародума. И, наоборот, отрицательных героев: Простакову, Скотинина.) Однако Софья у Грибоедова вовсе не мудра. При всех ее достоинствах — честности, воле, способности к искренней любви и жертвенности, презрению к богатству Скалозуба, не подкрепленного умом, — Софья все-таки первая распускает сплетню о безумии Чацкого, не в силах удержаться от мелочной женской мстительности. Мудрость к тому же совершенно отказывает ей в понимании характера Молчалина.

Как показали литературные источники, стимулы для выбора и целей использования онимов, особенно антропонимов, в литературных произведениях весьма разнообразны. Они зависят во многом от индивидуальности автора, от ситуации, в которой автор создает свое творение, а также от целей создания художественного произведения.

Можно с уверенностью говорить, что уже со времен А. С. Пушкина в отечественной литературе выбор имени персонажа был обусловлен:

1) авторским восприятием, авторским выбором;

2) системностью имени в самом произведении. Имена в любом произведении составляют систему. Они системны уже по условию заключения их в произведение;

3) системностью хронотопа. Системность имен обуславливается временем, отраженным в произведении с одной стороны и с другой стороны, не так явно — временем, в котором автор писал данное произведение;

4) социальностью системы. Имена в произведении отражают социумы или точнее их представителей, которые эти социумы репрезентируют и поэтому отражают или единство социальных слоев или их различие.

Э. М. Левина считает, что Язык литературных произведений может быть насыщен именами собственными в различной степени, что в каждом конкретном случае определяется темой, количеством персонажей, широтой социально-исторического кругозора в описании обстановки и др. [Левина, Э. М. Имя собственное в лексикографической практике 2015. — № 10 (90). — С. 1414–1417].

Ю. А. Карпенко разъясняет явные частные признаки ономастики, которые обусловлены особенностями текста и его системностью:

a) Каждое имя персонажа играет ключевую роль, а также ассоциативно связано с другими действующими лицами и развитием сюжета.

b) Ономастические средства текста и их заместители представлены в дискурсе текста, синтагматике, где они, взаимодействуя с остальными словами речевой композиции текста, употребляются в развернутых контекстах как имена действующих лиц или в рамках авторской прямой речи как характеристические средства стиля [Васильева И. В. К стилистике имени собственного: ономастические приемы 2000: 75–76].

Анализ ономастического пространства помогает раскрыть идейный замысел произведения, определить специфику использования некоторых имён собственных, дать максимально исчерпывающую информацию о происхождении и значении онимов и их роли в контексте данного художественного произведения. Ономастические единицы как микроэлементы пространства текста организуют целостное отражение реальной действительности, свойственное своему историческому времени, преломленному в творчестве конкретного автора.

Индивидуальный стиль автора, по мнению И. М. Подгаецкой, -«способ организации словесного материала, который, отражая художественное видение автора, создает новый, только ему присущий образ мира» (Подгаецкая И. М., 1982, 33).

Глубокое и всестороннее познание художественного произведения невозможно без осмысления использования автором системы собственных имен. Экспрессивное использование имен собственных свойственно многим писателям. Опираясь на внутреннюю форму слова, положенного в основу фамилии героя, писатели награждали своих героев выразительными именами-характеристиками.

В целом изучение поэтики имени в творчестве того или иного писателя представляется интересным и важным, поскольку имя является средоточием художественных находок, стилевых влияний, около имен выкристаллизовывается мировосприятие и миропонимание художника.

Итак, систему собственных имен в литературном произведении можно считать достаточно явной «формой присутствия» автора в тексте. Ведь автор волен выбрать то или иное имя для своего героя. С помощью имени писатель наделяет персонаж всеми теми качествами, какие мы должны увидеть в нем с первого взгляда, тем самым создать особый образ, не углубляясь в подробности. Но только тогда имя становится настоящим брендом, когда автор использует имя как дополнительный материал для характеристики своего персонажа.

Литература:

1. Амелин Г. Г., Мордерер В. Я. А вместо сердца пламенное мот // Поэтика. История литературы. Лингвистика. Сборник к 70- летию/В. В. Иванова. — М., 1999.

2. Афанасьев А. Н. Русские сказки: из сборника/ А. Н. Афанасьева. — М.: Изд-во Художественная литература, 1987. — 383 с.

3. Бабенко Н. Окказиональное в художественном тексте. Структурно-семантический анализ. — Калининград, 1997.

4. Бакастова Г. В. Имя собственное в художественном тексте // Русская ономастика.- М., 1984. — С. 23–27.

5. Белов С. В. Федор Михайлович Достоевский. — Изд.2, 2010. [ http://www.familii.ru/onomastika/antroponimica/]

6. Бем А. Личные имена у Достоевского // Сборникъвъ честь на проф./ Л.Милетичъ.- София, 1933.

7. Бромилевский Д. Ю. О критериях разграничения имени собственного и нарицательного // Вестник Санкт-Петербургского университета. История. Языкознание. Сер. 2. — Вып. 3. — Санкт-Петербург, 1994. — С. 105–109.

8. Васильева И. В. К стилистике имени собственного: ономастические приемы // Reslinguistica. К 60-летию д. ф. н. проф. В. П. Нерознака. — М.: Academia, 2000. — С. 75–79.

9. Введенская Л. А. От названий к именам. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. — 534 с.

10. Вейдле В. В. Эмбриология поэзии. — М., 2002.

11. Вяземский П. А. Записные книжки.- М., 1992.

12. Горбаневский М. В. В мире имен и названий. Изд. 2-е. — М., 1987. — С. 115, 124, 130.

13. Довлатов С. Записные книжки. — Л., 1992.

14. Дурылин С. Н. В своем углу. — М., 1996.

15. Ермолович Д. И. Имена собственные на стыке языков и культур. — М.: 2001.

16. Карамзин Н. М. О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях // Русский архив, 1870. Т. XII.

17. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. — М.: Наука, 1987. — С. 67–69.

18. Ковалев Г. Ф. Аспекты изучения имен собственных в художественных произведениях // Эйхенбаумовские чтения — 5. Воронеж, 2004. Ч. 2.

Основные термины (генерируются автоматически): имя, художественное произведение, автор, произведение, персонаж, писатель, Пушкин.


Задать вопрос