Специфика разграничения института предварительного договора со смежными цивилистическими конструкциями | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №50 (392) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 09.12.2021

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Левковский, В. А. Специфика разграничения института предварительного договора со смежными цивилистическими конструкциями / В. А. Левковский, Е. А. Толстая. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 50 (392). — С. 250-252. — URL: https://moluch.ru/archive/392/86572/ (дата обращения: 20.01.2022).



Актуальность выбранной мною тематики для научно-исследовательского и доктринального анализа обусловлена конъюнктурой и динамизмом современных гражданских взаимосвязей и договорённостей, стремлениями контрагентов стабилизировать взаимоотношения, придать им стабильность, гарантированность, большую упорядоченность, экстраполяцией сферы торгового оборота, предпринимательской деятельности и бизнеса, широкого круга гражданско-правовых сделок.

При некой внешней схожести института предварительного договора со смежными гражданско-правовыми конструкциями необходимо проводить разграничение соответствующих договорных механизмов для обеспечения квалифицированного правоприменения.

Сопоставляя предварительный договор с рамочным договором, следует отметить, что обе конструкции являются самостоятельными гражданско-правовыми конструкциями, что подтверждается и законодательной техникой, а именно отдельным нормативно-правовым регулированием каждого института. Так, рамочный договор, не зря называемый договором с открытыми условиями, направлен на урегулирование длительных правоотношений между субъектами. Предварительный договор направлен на обеспечение стабильности и гарантированности разовых договорных отношений в дальнейшем времени, перетекающих в основные соглашения [1; c.7]. В то время как внутри рамочных договорённостей может заключаться множество отдельных соглашений, базирующихся на условиях базовых договорённостей. При этом важно подчеркнуть, что в случае, если отдельными внутренними договорами в пределах рамочного соглашения контрагентов не определены некоторые условия или же такие договоры не заключены, то применению подлежат общие рамочные условия. В то время как положения и условия предварительного договора станут фактически реализуемы лишь в случае их безоговорочной инклюзии в основной договор.

Проводя разграничение правовой природы, сущности и специфики предварительного договора и опциона на заключение договора, необходимо начать с обозначения дефиниции опциона на заключение договора. Так, исходя из законодательных конструкций, вводимых в правоприменительную практику Гражданским кодексом РФ, следует, что опцион на заключение договора это соглашение, в силу которого одна сторона посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне право заключить один или несколько договоров на условиях, оговоренных опционом. В цивилистической науке существует мнение об опционе на заключение договора как об одном из вариативных проявлений предварительного договора [2; c.124]. Однако целая совокупность дифференцирующих признаков и особенностей не позволяет соотносить институт предварительного договора и правовую конструкцию соглашения о предоставлении опциона на заключение договора как целое и часть. Во-первых, платность конструкции опциона на заключение договора, которую мы явно не прослеживаем в законодательном определении предварительного договора, чётко определена в Гражданском кодексе РФ. Материальная плата по опциону не подлежит возврату или же не учитывается в оплату по основному договору. Таким образом, чёткость и обязательность платности правовой конструкции опциона на заключение договора обеспечивает нормативность отношений сторон, дисциплинирует контрагентов, призывая к добросовестности и ответственности. Во-вторых, не единообразен порядок реализации договоров. Так, для конструкции опциона на заключение договора выбрана модель безотзывной оферты и коррелирующего ей права акцепта другой стороной. Причём акцепт может быть поставлен в зависимость от наступления определённых условий [3; c.218]. И, в-третьих, обращает на себя тот факт, что при внешне видимой формализации, прочности правовых механизмов и гарантий казуистика определения двух договоров видится противоположной по строгости. Так, по предварительному договору стороны обязаны заключить в будущем основной договор, в то время как по соглашению о предоставлении опциона на заключение договора сторона лишь имеет право заключить один или несколько договоров [4; c.49]. С точки зрения законодательной техники конструирование опциона на заключение договора более диспозитивное и гибкое. При этом право на акцепт оферты по опциону возникает лишь у одной стороны, которая и получила безотзывную оферту. А в случае предварительного договора обе стороны связаны обязанностью заключения договора, что и влечёт необходимость гарантирования этой конструкции возможным механизмом понуждения к заключению. Принудительное директивное понуждение к конструкции опциона не применимо.

Соотнесение предварительного договора с опционным договором не менее интересно с точки зрения исследовательского изучения и сравнительно-правового анализа. При этом в цивилистической теории достаточно сложным является само разграничение опционного договора и опциона на заключение договора между собой. Исходя из законодательного закрепления конструкции — опционный договор — это договор, по которому одна сторона на оговоренных условиях вправе потребовать в установленный договором срок от другой стороны совершения от своего контрагента определенных действий. Данная правовая конструкция также поставлена в зависимость от сроков — в случае если сторона не потребует исполнения договора, то существование договора прекращается. Явным отличием, причём аналогичным, как и при сравнении предварительного договора с опционом на заключение договора, является платность осуществления конструкции опционного договора [5; c.42]. В исключительных случаях, если это предусмотрено самими контрагентами, которые могут являться и коммерческими организациями, предусмотрена безвозмездность договора, либо если это обусловлено охраняемым законом интересом сторон. По общему правилу плата за опционный договор в случае его прекращения возврату не подлежит. Так как опционный договор носит ярко выраженный имущественный характер предоставляемых требований и влечёт обязательство по уплате отдельно от основного требования — прекращение договора акцессорно не влечёт за собой прекращение требований по внесению платы, то договор можно однозначно отождествить как самостоятельную гражданско-правовую конструкцию, не сходную до степени смешения с предварительным договором [6; c.40]. При этом из сущности опционного договора можно вывести его алеаторность, то есть рисковый характер деятельности контрагентов. Это проявляется в том, что сторона опционного договора, приобретающая за плату право требования исполнения, желает обладать неким имущественным благом, выгодой, преимуществом. Её же контрагент, получивший плату и не обязанный по закону и договору её возвращать, надеется на утрату интереса к праву требования, вследствие чего он обогатится. Однако на изначальном этапе заключения договора невозможно предусмотреть, как будет развиваться правоотношения субъектов. Поэтому невозможность возврата платы по опционному договору обеспечивает его важнейшее специфическое характерное свойство алеаторности. Помимо возмездности и алеаторности дифференцируются договоры и по характеру порождаемого ими обязательства. Так, если предварительный договор влечёт обязательство между сторонами о заключении договора в дальнейшем, и в силу этого для него предусмотрен механизм обеспечения исполнимости — понуждение к заключению основного договора. То поскольку опционный же договор порождает право требования исполнения, а не право требования заключения, постольку средство понуждения к заключению к опционному договору нецелесообразно.

Таким образом, аккумулируя мысль о соотношении предварительного договора со внешне сходными ему правовыми конструкциями, можно сделать прийти к умозаключению о том, что внутренняя специфика всех рассматриваемых конструкций чётко отграничивает их от предварительного договора в гражданском праве. Институт предварительного договора является самостоятельным внутриотраслевым цивилистическим институтом. Обладая, специфическим, характерным лишь ему предметом, механизмом директивной реализации исполнимости, при сохранении общих основ диспозитивности и баланса интересов обеих сторон. Ни один иной гражданско-правовой договор не сможет в полной степень удовлетворить те потребности, каковые стремятся закрыть контрагенты, прибегая к конструкции предварительного договора. Институт предварительного договора — важнейшее цивилистическое явление, активно опосредующее большой пласт гражданских правоотношений.

Литература:

  1. Зинченко, С. А. Предварительный и основной договоры в доктрине, законодательстве, правоприменении / С. А. Зинченко, О. С. Зинченко // Сев.-Кавказ. юрид. вестник. — 2008. — № 3.
  2. Жуков, Е. Н. Предварительный договор в гражданском праве // Власть закона. — 2010. — № 4.
  3. Брагинский, М. И. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / М. И. Брагинский идр.; под ред. В. Д. Карповича. — М: Фонд «Правовая культура», 1995.
  4. Васильев, А. В. Заключение договора в обязательном порядке как последствие неисполнения предварительного договора // Законодательство. — 2008. — № 2.
  5. Гонгало, Б. М. Предварительный договор // Нотариус. — 1998.5/6.
  6. Меньшенин, П. А. Понятие и предмет предварительного договора: основные подходы теории и практики // Вестник ВАС РФ. — 2011. — № 1.
Основные термины (генерируются автоматически): предварительный договор, заключение договора, опционный договор, договор, основной договор, безотзывная оферта, конструкция, опцион, сторона, законодательная техника.


Задать вопрос