«Право на забвение» в сети Интернет как административно-правовая мера защиты личной компьютерной информации о человеке | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №50 (392) декабрь 2021 г.

Дата публикации: 08.12.2021

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Минькашев, Э. Г. «Право на забвение» в сети Интернет как административно-правовая мера защиты личной компьютерной информации о человеке / Э. Г. Минькашев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 50 (392). — С. 287-293. — URL: https://moluch.ru/archive/392/86540/ (дата обращения: 20.01.2022).



В статье рассматриваются особенности «права на забвение» в сети Интернет с точки зрения административно-правовой меры защиты личной компьютерной информации о человеке. «Право на забвение», являющееся правом требования физического лица к оператору поисковой системы о прекращении выдачи сведений о нем в указателе страницы сайта, в эпоху глобальной цифровизации приобретает особую актуальность. Связано это и с тем, что в условиях пандемии COVID-19 большая часть населения стала значительно активнее использовать сеть Интернет. Вероятность распространения омикрон-штамма на глобальном уровне еще более ускорит этот процесс. П олучить доступ к недостоверной, неактуальной, а также распространяемой с нарушением закона информации о заявителе могут все больше людей.

Автором проанализированы критерии, предъявляемые к компьютерным данным, ссылки на которые можно удалить, и основания ограничения «права на забвение» с учетом действующего законодательства, правоприменительной практики и мнений разных авторов. Высказаны собственные соображения по поводу данного права.

Ключевые слова: право на забвение, право быть забытым, сеть Интернет, данные, оператор поисковой системы, недостоверная информация, неактуальная информация, утратившая значение информация, ссылки, удаление.

К специфическим способам защиты права на компьютерную информацию можно отнести так называемое «право на забвение» («right to be forgotten»), что с английского означает «право быть забытым». И хотя в отдельных публикациях используется англоязычный вариант перевода [16, с. 70–89; 18, с. 8–16; 21, с. 223–225; 22, с. 117–121; 27, с. 189–192; 28, с. 106–113; 32, с. 18–19; 33, с. 6–10], широкое употребление все же получил первый — «право на забвение».

Оно является одним из личных нематериальных прав лица осуществлять контроль над своими персональными данными в сети «Интернет» и определяет своей целью прекращение неправомерной обработки таких данных о личности.

Такое право по ограничению свободного доступа к компьютерной информации личного характера реализуется в России с 01 января 2016 г. в связи со вступлением в силу в этот день Федерального закона от 13.07.2015 № 264-ФЗ, пунктом 2 ст. 1 которого Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [1] (далее — Закон об информации) был дополнен ст. 10.3 об обязанностях оператора поисковой системы [2].

В ст. 10.3 Закона об информации отсутствует легальное определение «права на забвение». По Е. А. Шергуновой, а ранее Е. В. Тытюк, «право на забвение» — это личное право физического лица при определенных законодательно прописанных условиях, требовать от операторов поисковых систем удаления ссылок на персональную информацию о себе [37, с. 256; 34, с. 120–121; 35, с. 384]. По И. А. Леденцовой, которую цитирует М. А. Мещерякова, «право на забвение — это право любого лица, в отношении которого осуществлялись сбор, хранение и обработка данных, требовать прекращения выдачи данных, которые являются недостоверными, неактуальными, не имеющими значения для такого лица» [24, с. 162; 35, с. 50].

Таким образом, в понимании приведенных авторов, «право на забвение» — это когда операторы поисковых систем при определенных условиях обязаны прекратить выдачу ссылок, позволяющих получить доступ к информации о физическом лице. «Только таким образом, — пишет Е. В. Киричёк, — можно обеспечить забывание информации или забвение» [20, с. 99].

Подчеркнем, что «право на забвение» носит заявительный характер, его получили исключительно физические лица, «давать такое право юридическим лицам на современном этапе развития права — слишком смелый шаг, который подстегнет рост количества злоупотреблений», — справедливо пишет И. Ю. Пащенко [28, с. 111].

Он же в другой публикации приводит любопытный факт: в большинстве европейских стран «право на забвение» заменено другим термином — «право на удаление» [27, с. 191].

К слову, в приказе ФГУП «Почта России» от 21.02.2019 № 73-п «право на забвение» отождествляется именно с правом на удаление: правом на удаление определенных персональных данных [3].

Особенностью «права на забвение» является не удаление данных как таковых, а только ссылок на них в поисковой системе из результатов поиска [21, с. 224; 22, с. 118]. Данная особенность обусловлена тем, что пользователь не является собственником тех сайтов, на которых размещена информация о нем, а также невозможности абсолютного удаления данных из сети «Интернет» в силу многократного их копирования и наличия большого количества поисковых систем, «но если поисковая система оборвет связь с этими данными, найти их будет крайне сложно — разве что по невероятной случайности или если хорошо знать, где искать», — цитирует заместителя руководителя Роскомнадзора А. А. Приезжевой Е. А. Войниканис [16, с. 73].

Поэтому правильнее говорить об удалении унифицированного поискового ресурса (URL) из системы, после чего личная информация становится сложно-доступной для среднего пользователя при выполнении простого поискового запроса. При этом сама информация о лице остается на сайте первоисточника [37, с. 259].

Понятно, что «право на забвение» не безгранично и реализуется на практике только при наличии определенных условий.

Критерии, предъявляемые к данным, ссылки на которые можно удалить, и основания ограничения «права на забвение» прописывает ч. 1 ст. 10.3 Закона об информации: информация должна быть недостоверной, а также неактуальной, утратившей значение в силу последующих событий или действий заявителя, за исключением информации о событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, и информации о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость.

Данный правовой механизм, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, ориентирует суды на основе установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела находить баланс между конституционно защищаемыми ценностями: доступом граждан к информации, с одной стороны, и защитой прав граждан при распространении информации о них — с другой [напр.: 8 (абз. 6 п. 2); 9, с. 90 (абз. 2 п. 4); 10, с. 96 (абз. 2 п. 3)].

С приведенной позицией согласуется подход, которого придерживался и Европейский Суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) в постановлении от 19.10.2017 по делу «Фуксман (Fuchsmann) против Германии», не усмотревший нарушения ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 1950 г., отметив в том числе, что заявитель не предпринял попытки добиться исключения ссылок на спорную статью в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» из результатов поиска [6 (§ 53)].

Отдельно стоит упомянуть, сославшись на П. Д. Портянову, что надлежащим ответчиком по данной категории дел является оператор поисковой системы, а не Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций [29, с. 143; 30, с. 167].

В литературе можно встретить утверждение о том, что основания для удаления ссылок на данные о лице (неактуальность, утрата значения) являются спорными и неоднозначными [18, с. 10; 23, с. 15].

Однако, использование законодателем таких понятий, как «неактуальная информация» и «информация, утратившая для заявителя значение в силу последующих событий или его действий» преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций. Эти оценочные понятия предполагают, что они будут наполняться смыслом в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этих законодательных терминов в правоприменительной практике. Такой позиции последовательно придерживается высший судебный орган конституционного контроля в Российской Федерации [11 (абз. 7 п. 2); 12 (абз. 2 п. 2.1)].

Обратимся к конкретным судебным примерам из практики кассационных судов общей юрисдикции.

Так, Ш. обратился в суд с иском к Google LLC (Гугл ЭлЭлСи) о прекращении оператором поисковой системы выдачи ссылок, позволяющих получить доступ к информации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». В обоснование требований указал, что по трем ссылкам содержится информация о задержании истца и, впоследствии, прекращении в отношении него уголовного дела, которая является недостоверной, неактуальной и утратившей значение для заявителя, создает у пользователей сети «Интернет» неверное представление о личности и деловой репутации истца в связи с прекращением уголовного дела и признанием права истца на реабилитацию. Однако Google LLC отказал в удовлетворении его требования в порядке ч. 1 ст. 10.3 Закона об информации о прекращении выдачи спорных ссылок в связи с тем, что при рассмотрении подобных запросов сопоставляется право заявителя на неприкосновенность частной жизни с правами других лиц на распространение и получение информации, учитывается актуальность сведений и наличие общественного интереса к ним.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования Ш. удовлетворены, возложена обязанность на Google LLC прекратить выдачу трех ссылок на страницы в сети Интернет в течение 5 рабочих дней с даты вступления судебного акта в законную силу.

Судебная коллегия по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции подтвердила, что нижестоящие суды пришли к правильному выводу о том, что информация, размещенная по оспариваемым ссылкам, является недостоверной, неактуальной и не представляет общественного интереса, ее удаление не влечет за собой нарушение прав других лиц на распространение и получение информации, а, напротив, служит реализации права истца на неприкосновенность частной жизни, восстановление чести и доброго имени [14].

В другом случае, согласно выводам судов апелляционной и кассационной инстанций по иску И. к Google LLC, оценивая актуальность информации необходимо учитывать степень ее соответствия текущему моменту времени, неактуальной является устаревшая информация. В оспариваемой информации содержатся сведения, касающиеся территориального органа, входящего в единую централизованную систему органов управления средствами обязательного пенсионного страхования в Российской Федерации, руководитель которого является частью его истории. Информация описывает события определенного периода времени и относится не только к трудовой деятельности истца. Одно лишь указание заявителя на то, что, по его мнению, информация является неактуальной, не является надлежащим подтверждением факта неактуальности информации и по смыслу ст. 10.3 Закона об информации является недостаточным для прекращения выдачи ссылки. Иное означало бы явное отступление от конституционного принципа гласности и свободы слова, так как любой гражданин мог бы затруднить доступ к любой информации о себе, в том числе и общественно значимой информации [15].

Или еще по одному делу, отказывая в удовлетворении заявленного иска, суды первой и второй инстанций исходили из того, что в статье содержится информация о совершении Б. уголовно наказуемого деяния, вследствие чего отсутствуют основания для удовлетворения заявленного им иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции отменила состоявшиеся по делу судебные решения, поскольку нижестоящие суды не учли, что материалы дела не содержат сведений о том, привлекался ли истец к уголовной ответственности за преступления, указанные в статье, доступной по ссылке, имеет ли он судимости за их совершение. Вследствие чего суды первой и апелляционной инстанций фактически пришли к выводу о совершении истцом преступлений, что, в свою очередь, противоречит презумпции невиновности, установленной ст. 49 Конституции РФ [13].

В юриспруденции «право на забвение» обосновывается «посредством обращения к понятию личности и необходимых условий для ее развития, в число которых входят неприкосновенность частной жизни и контроль за распространением информации персонального характера» [16, с. 82] через компьютерные системы.

Поскольку защита «права на забвение» находится на этапе своего становления, особенно заметной становится роль правовой науки, где активно обсуждаются перспективы развития законодательства в данной области.

Стремясь внести свой вклад в анализ способов и условий защиты личного пространства от тех многочисленных и неизбежных рисков, с которыми связано использование компьютерных систем, одни авторы выступают с предложением о созыве Конгресса ООН, посвященного разработке единого международного кодекса, который будет регулировать общественные отношения, возникающие в сети «Интернет», в том числе и отношения связанные с удалением информации [36]. Другие предлагают «разработать оптимизационные схемы с участием онлайн — форм для обращений граждан для наиболее удобного и правильного использования этой процедуры» [23, с. 17].

Третьи хотят возвести в ранг конституционных право на информационную защиту, имея ввиду «право на забвение», дополнив Основной закон страны статьей 24.1 с тем, чтобы каждому гражданину РФ гарантировать право на информационную защиту, которое будет обязывать оператора поисковой системы к прекращению выдачи сведений об указателе страницы сайта в сети «Интернет», позволяющих получить доступ к неактуальной, недостоверной или утратившей значение информации о гражданине [напр.: 31, с. 212].

Четвертые полагают необходимым «более тщательно регламентировать данное неимущественное благо в гражданском законодательстве, четко установив условия практической реализации данного правомочия» [37, с. 259–260]. Пятые — распространить действие «права на забвение» на материальные носители, на которых находится информация, распространяемая в информационно-телекоммуникационной сети [19, с. 14]. Шестые — закрепить отсылку к законодательству о защите персональных данных, что «позволило бы усилить контроль за неправомерным оборотом персональных данных в сети Интернет» [33, с. 10]. Седьмые — закрепить «в действующем законодательстве критерии определения общественно значимой информации, наличие которых позволит оператору поисковой системы отказать заявителю в удовлетворении его требования об удалении подобных сведений» [18, с. 13], тем самым «будет соблюден баланс интересов общества на свободу доступа к информации и личности на защиту данных о себе» [26, с. 40].

Не по всем приведенным позициям можно поддержать направления по совершенствованию правовой регламентации «права на забвение».

Наибольшее возражение вызывает предложение о дополнении Конституции РФ отдельной статьей о праве на информационную защиту, поскольку «право на забвение», как справедливо отмечает Е. В. Герасимова, производно от предусмотренных в ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ прав [17, с. 181].

Свои замечания по поводу «права на забвение» касаются лишь его наименования. С учетом содержания исследуемого права при его озвучивании непременно нужно добавлять слова «в сети Интернет», тем самым подчеркивая его сущность.

Произношение «право на забвение» в сети «Интернет» будет отражать исключительную применимость данного права.

Именно в словосочетании «право на забвение» в сети «Интернет» данное право фигурирует в актах Конституционного Суда РФ [8 (абз. 3 п. 2); 11 (абз. 4 п. 2)] и именуется некоторыми авторами [напр.: 25, с. 50–51], поскольку, по сути, «является результатом развития информационных технологий и цифровизации различных сфер жизни человека», — подчеркивает Е. В. Герасимова [17, с. 174].

ЕСПЧ ранее в своих решениях указывал, что информационно-телекоммуникационная сеть «Интернет» ввиду ее общедоступности и способности хранить и распространять огромные объемы информации играет важную роль в расширении доступа общественности к новостям и в облегчении распространения информации в целом [5, с. 103 (§ 56); 7, с. 85 (§ 79)]. В то же время опасность того, что материалы и информация в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» могут причинить вред осуществлению прав и свобод лица, особенно праву на частную жизнь, и пользованию этими правами и свободами, определенно выше, чем опасность, исходящая от печатных средств массовой информации [см., напр.: 4, с. 114 (§ 133)].

С учетом изложенного можно сформулировать следующие выводы:

  1. «Право на забвение» в сети «Интернет» является правом требования физического лица к оператору поисковой системы (последний к содержанию информации отношения не имеет и лишь выдает ссылки на нее) о прекращении выдачи сведений об указателе страницы сайта, позволяющих получить доступ к недостоверной, неактуальной, а также распространяемой с нарушением закона информации о заявителе.
  2. «Право на забвение» в сети «Интернет» производно от предусмотренных в ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ прав и призвано обеспечить защиту компьютерной информации о физическом лице в информационно-цифровом пространстве.
  3. «Право на забвение» не предполагает право на уничтожение первоисточника информации в сети «Интернет». Кроме того, Закон об информации не исключает возможности ограничения данного права в случаях, когда информация обладает безусловной публичной значимостью, то есть данному праву не придается абсолютный характер.

Литература:

  1. Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 02.07.2021) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3448.
  2. Федеральный закон от 13.07.2015 № 264-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2015. № 29 (1 ч.). Ст. 4390.
  3. Приказ ФГУП «Почта России» от 21.02.2019 № 73-п «Об утверждении Политики по защите персональных данных клиентов — физических лиц ФГУП «Почта России» и дочерних организаций ФГУП «Почта России», зарегистрированных на территории Европейского Союз» [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 29.11.2021).
  4. Постановление ЕСПЧ от 16.06.2015 «Дело «Компания «Делфи АС» (Delfi AS) против Эстонии» (жалоба № 64569/09)» [рус.] // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2015. № 11 (161). С. 84–137.
  5. Постановление ЕСПЧ от 02.02.2016 «Дело «Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete and Index.hu Zrt) против Венгрии» (жалоба № 22947/13)» [рус.] // Прецеденты Европейского Суда по правам человека: Электронное периодическое издание. 2016. № 6 (30). С. 93–113.
  6. Постановление ЕСПЧ от 19.10.2017 «Дело «Фуксман (Fuchsmann) против Германии» (жалоба № 71233/13)» [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 29.11.2021).
  7. Постановление ЕСПЧ от 28.08.2018 «Дело «Савва Терентьев (Savva Terentyev) против Российской Федерации» (жалоба № 10692/09)» [рус.] // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2018. № 10 (196). С. 70–87.
  8. Определение Конституционного Суда РФ от 26.11.2018 № 3087-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина К. на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 3 и частью 1 статьи 8 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 29.11.2021).
  9. Определение Конституционного Суда РФ от 12.02.2019 № 274-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб Безрукова Сергея Витальевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 152.2 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2019. № 3. С. 84–90.
  10. Определение Конституционного Суда РФ от 12.02.2019 № 275-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб Безруковой Анны Олеговны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 152.1 и пунктом 1 статьи 152.2 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2019. № 3. С. 91–96.
  11. Определение Конституционного Суда РФ от 26.03.2019 № 849-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Региональной общественной организации содействия просвещению граждан «Информационно-аналитический центр «Сова» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 10.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», пунктом 2 статьи 1 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 29.11.2021).
  12. Определение Конституционного Суда РФ от 19.10.2021 № 2129-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина С. на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 10.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 29.11.2021).
  13. Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19.10.2021 по делу № 88–22657/2021, 2–315/2021 [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 29.11.2021).
  14. Определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 по делу № 88–2685/2020 [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 29.11.2021).
  15. Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 28.10.2020 по делу № 88–18116/2020, 2–6229/2019 [Электронный ресурс] / Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 29.11.2021).
  16. Войниканис Е. А. Право быть забытым: правовое регулирование и его теоретическое осмысление // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2016. № 3 (326). С. 70–89.
  17. Герасимова Е. В. Право на забвение в практике органов конституционного правосудия Российской Федерации и ФРГ // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. 2020. Т. 6. № 3. С. 170–187.
  18. Дудко И. Г., Славкина Т. В. Право быть забытым: правовая позиция Суда Европейского Союза и особенности правового регулирования в Российской Федерации // Народ и власть: взаимодействие в истории и современность. — Нижний Новгород: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2017. С. 8–16.
  19. Жукова М. А. Право на информацию как основа реализации прав и свобод человека и гражданина в киберпространстве // Ориентиры развития гражданского общества: сборник тезисов докладов научного семинара (Нижний Новгород, 05 декабря 2019 г.). — Н. Новгород: Нижегородский институт управления — филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», 2020. С. 13–15.
  20. Киричёк Е. В. Некоторые аспекты защиты персональных данных и реализации «права на забвение» в условиях цифровизации // Сибирский юридический форум: проблемы обеспечения прав человека: материалы Всероссийской научно-практической конференции (Барнаул, 25–27 июня 2020 г.) / под ред. Ю. В. Анохина. — Барнаул: Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Барнаульский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации», 2020. С. 98–100.
  21. Киселева А. В. Конфиденциальность персональных данных в период распространения коронавирусной инфекции COVID-19. «Право быть забытым» // Молодой ученый. 2020. № 51 (341). С. 223–225.
  22. Киселева А. В. Конфиденциальность персональных данных в период распространения пандемии коронавирусной инфекции COVID-19. «Право быть забытым» // Законность и правопорядок: история, современность, актуальные проблемы: материалы V межвузовской студенческой научной конференции (Москва, 03 декабря 2020 г.). — М.: Московский педагогический государственный университет, 2021. С. 117–121.
  23. Кочетова Е. Е., Капканникова М. А. О некоторых процессуальных особенностях защиты права на забвение в эпоху цифровизации общества // Проблемы современных интеграционных процессов и поиск инновационных решений: сборник статей Международной научно-практической конференции (Стерлитамак, 12 декабря 2020 г.). — Уфа: Общество с ограниченной ответственностью «ОМЕГА САЙНС», 2020. С. 14–17.
  24. Леденцова И. А. Право на забвение: можно ли затеряться в виртуальной толпе? // Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу». 2017. № 3. С. 161–164.
  25. Мещерякова М. А. «Право на забвение» в сети Интернет в системе прав и свобод человека и гражданина // Сибирский юридический форум: проблемы обеспечения прав человека: материалы Всероссийской научно-практической конференции (Барнаул, 25–27 июня 2020 г.) / под ред. Ю. В. Анохина. — Барнаул: Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Барнаульский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации», 2020. С. 49–52.
  26. Мушаков В. Е. «Право на забвение» в информационном пространстве в современных условиях // Человек. Общество. Право: материалы Международной научной конференции курсантов, слушателей и студентов (Омск, 24 апреля 2019 г.). — Омск: Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2020. С. 38–40.
  27. Пащенко И. Ю. Право быть забытым: зарубежный и российский опыт правового регулирования // Наука. Мысль: электронный периодический журнал. 2016. Т. 6. № 4. С. 189–192.
  28. Пащенко И. Ю. Проблемы нормативного регулирования «права быть забытым» в сети Интернет // Евразийская адвокатура. 2016. № 3 (22). С. 106–113.
  29. Портянова П. Д. Дискретность права в области применения «права на забвение» // Алтайский юридический вестник. 2020. № 2 (30). С. 138–144.
  30. Портянова П. Д. Дискретность права в области применения «права на забвение» // Алтайский юридический вестник. 2020. № 3 (31). С. 162–168.
  31. Сабирова Р. Р. К вопросу о признании «права на забвение» как одного из конституционных прав гражданина Российской Федерации // Традиции и новации в системе современного российского права: материалы ХХ Международной конференции молодых ученых. В 3 т. Т. 1. Государственно-правовая секция (Москва, 09–10 апреля 2021 г.). — М.: Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА), 2021. С. 210–212.
  32. Сергиевич В. А., Шугурова И. В. Проблемы становления и развития института «право быть забытым» // Отечественная юриспруденция. 2016. № 12 (14). С. 18–19.
  33. Славкина Т. В. Проблемы нормативно-правового регулирования «права быть забытым» в Российской Федерации // Огарёв-Online. 2018. № 2 (107). С. 6–10.
  34. Тытюк Е. В. «Право на забвение» как ограничение конституционного права на информацию // Инновационные подходы в современной науке: сборник статей по материалам I Международной научно-практической конференции. Т. 1 (1) (Москва, 11–21 июля 2017 г.) / отв. ред. Е. Ю. Бутакова. — М.: Общество с ограниченной ответственностью «Интернаука», 2017. С. 120–124.
  35. Тытюк Е. В. «Право на забвение» как ограничение конституционных прав на информацию // Синергия Наук. 2017. № 13. С. 383–390.
  36. Федоров А. Г., Лещинский М. И., Марченкова Е. А. Право на забвение: удаление информации в сети Интернет в целях защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан // Дневник науки. 2021. № 5 (53) [Электронный ресурс] / Электронный научный журнал «Дневник науки». Режим доступа: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_46195 784_25972421.pdf (дата обращения: 29.11.2021).
  37. Шергунова Е. А. Право на забвение как личное право физического лица // Частное право в эволюционирующем обществе: традиции и новации: сборник научных статей 2-й Всероссийской научной конференции, посвященной памяти доктора юридических наук, профессора В. Н. Сусликова (Курск, 20 ноября 2020 г.) / отв. ред. В. В. Богдан. — Курск: Юго-Западный государственный университет, 2020. С. 255–261.
Основные термины (генерируются автоматически): забвение, информация, поисковая система, LLC, информационно-телекоммуникационная сеть, сеть, физическое лицо, частная жизнь, информационная защита, компьютерная информация.


Ключевые слова

данные, сеть Интернет, недостоверная информация, право на забвение, право быть забытым, оператор поисковой системы, неактуальная информация, утратившая значение информация, ссылки, удаление
Задать вопрос