Международно-правовой статус оффшорных зон | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (389) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 17.11.2021

Статья просмотрена: 20 раз

Библиографическое описание:

Чубаров, С. В. Международно-правовой статус оффшорных зон / С. В. Чубаров. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 47 (389). — С. 334-337. — URL: https://moluch.ru/archive/389/85539/ (дата обращения: 17.01.2022).



Оффшорный бизнес ежегодно развивается все стремительнее, в данной статье обобщены теоретические аспекты и практика развития оффшорных юрисдикций в международно-правовой системе. Научная проблема статьи — формирование классификации оффшорных зон в соответствии с международным регулированием. Целью исследования является формирование более четкого представления о принципах организации оффшорной деятельности на основе анализа имеющихся научных источников, официальных документов, фактов и доступных статистических данных.

Ключевые слова: правовое регулирование, налогообложение, оффшорная компания, международная антиоффшорная политика, оффшорная юрисдикция, ФАТФ, ОЭСР, СайСек.

The offshore business develops more and more rapidly every year, this article summarizes the theoretical aspects and practice of the development of offshore jurisdictions in the international legal system. The scientific problem of the article is the formation of classification of offshore zones in accordance with international regulation. The aim of the research is to form a clearer understanding of the principles of organizing offshore activities based on the analysis of available scientific sources, official documents, facts, and available statistics.

Key words: legal regulation, taxation, offshore company, international anti-offshore policy, offshore jurisdiction, FATF, OECR, CySEC.

Оффшоры — это специализированная территория, которая предоставляет различные конкурентные преимущества и корпоративные привилегии компаниям, не имеющим статуса налогового резидента, например, некоторые налоговые убежища представляют собой режим полной или частичной конфиденциальности информации о деловых операциях, денежных потоках и собственности иностранных компаний [1, c. 65]. В некоторых случаях налоговые убежища даже гарантируют анонимность владельцев компаний [3, с. 22]. В международной практике оффшорные зоны существуют везде. Это могут быть небольшие островные государства, отдельные административно-территориальные единицы с особым экономическим статусом или даже целые страны. [2, с. 88].

Осуществляя анализ статистических данных, можно прийти к выводу, что в мире существует около сотни международных финансовых центров, которые предоставляют возможность регистрации компаний и юридических лиц в налоговых убежищах. Так, например, в своем отчете за 2020 год такие международные организации как: «Global Alliance for Tax Justice» и «Tax Justice Network» заявляют, что страны теряют в общей сложности более 427 миллиардов долларов налогов каждый год из-за международных корпоративных налоговых злоупотреблений и уклонения от уплаты налогов частными лицами. [13].

Поэтому важнейшей проблемой устойчивого экономического развития многих стран является высокий уровень их оффшоризации, вывод капитала за пределы государства с целью оптимизации налогообложения, получение «сверхприбылей» и сохранение статуса инкогнито одновременно. [4, c. 153].

Раскрывая научную проблему статьи — формирование классификации оффшорных зон в соответствии с международным регулированием, оффшорные юрисдикции можно разделить на четыре типа по их налоговым требованиям:

1) классические оффшоры,

2) юрисдикции с низкими налогами или мидшоры,

3) юрисдикции с территориальной системой налогообложения,

4) оншорные юрисдикции с оффшорными территориями или уважаемые оффшоры.

Классические оффшоры — это страны, которые имеют в виду журналисты, когда описывают схемы уклонения от уплаты налогов. [12].

Главная особенность этих юрисдикций — нулевые налоги, которые они взимают. Освобождение от корпоративного налога — не единственная налоговая льгота, которую предлагают эти оффшоры. Часто они не взимают ни налог на прирост капитала, ни налог на наследство, ни налог на глобальный доход, ни налог на доходы физических лиц с резидентов и так далее. Однако, в любой из стран вместо налогов взимается государственная пошлина. [3, с. 55].

Регистрация компании там сравнительно дешевая, и процедура регистрации занимает около недели. Несмотря на то, что в «классическом» оффшоре существуют требования к экономической сущности, зарегистрировать управляющие компании проще и дешевле, чем управлять оншорной компанией.

В период становления таких юрисдикций в них не требовалось, чтобы финансовая отчетность велась и предоставлялась властям, и уровень защиты конфиденциальности информации был высоким. Однако, правовой подход к учету документации изменялся и записи стало необходимо хранить; кроме того, в некоторых странах их нужно сдавать. Конфиденциальность личной информации владельцев компании по-прежнему защищена, но уже не так хорошо, как раньше. Некоторые государства присоединились к группе стран, практикующих автоматический обмен финансовой информацией. [9, c. 97].

Самым большим недостатком таких юрисдикций является то, что они находятся в различных черных списках. Это означает, что зарегистрированные там компании испытывают проблемы с открытием банковских счетов и подвергаются репутационным рискам. [8, с. 46].

Следующие страны можно причислить к классическим оффшорам: Сейшельские острова, Науру, Британские Виргинские и Каймановы острова.

Юрисдикции с низкими налогами или мидшоры — это страны, где средняя ставка корпоративного налога в мире составляет 22,6 %. Если национальный штат взимает корпоративный налог в два раза ниже, его можно отнести к юрисдикции с низкими налогами. Например, корпоративный налог в Венгрии составляет 9 %, а на Кипре и в Ирландии — 12,5 %. [8].

Эти страны более привлекательны, чем классические оффшоры с точки зрения их международной репутации. Гораздо проще открыть корпоративный банковский счет для компании, зарегистрированной в одной из этих юрисдикций. Однако, подача финансовых отчетов там является обязательной, и при определенных условиях необходимо проводить аудиторские проверки.

Юрисдикции с территориальной системой налогообложения.

Особый интерес представляют оффшорные юрисдикции, применяющие так называемую территориальную систему налогообложения. [7]. Хотя многие страны облагают налогом своих граждан и законных резидентов, независимо от того, в какой части мира последние получают доход, в некоторых национальных государствах налоги взимаются только с доходов, полученных в пределах их географических границ. Если коммерческая компания, зарегистрированная в таком штате, получает прибыль за рубежом, эта прибыль не облагается налогом в государстве.

Например, Гонконг применяет территориальное налогообложение. Таким образом, если ваша зарегистрированная в Гонконге компания экспортирует товары из Китая в Россию, США или Германию, гонконгские налоги не взимаются, поскольку прибыль получена за пределами юрисдикции.

Оншорные юрисдикции с оффшорными территориями (уважаемые офшоры)

Есть страны, которые вряд ли можно рассматривать как оффшорные юрисдикции, например, такие как Великобритания или США, посколькутам высокие налоги, строгие требования к прозрачности, реестры публичных компаний.

Но вышеперечисленные требования распространяются только на законных резидентов этих стран. Поэтому, если вы иностранец, а также если вы выберете правильную территорию (штат) и правильный тип собственности компании, вы можете получить большую выгоду, создав там бизнес-компанию. Вы сможете минимизировать или даже избежать корпоративного налога и обеспечить конфиденциальность своей информации. Ярким примером является расследование «PandoraPapers», в котором говорится об использовании американских трастов в качестве оффшора. [11].

Помимо Великобритании и США, к другим благоприятным юрисдикциям относятся Мальта (корпоративный налог там составляет 35 %, но может быть снижен до 5 %), Австрия, Нидерланды и Лихтенштейн. Последние три юрисдикции предлагают особые режимы налогообложения на особых условиях.

К этой группе стран можно отнести и Швейцарию с ее кантонами. Разница в том, что Швейцария более популярна для открытия там банковских счетов, чем для регистрации компаний. [2, c. 102].

Существует несколько форм собственности компании, но наиболее востребованными считаются следующие:

— ООО — Общество с Ограниченной Ответственностью. Такой тип собственности компании может позволить избежать уплаты корпоративного налога, поскольку прибыль поступает непосредственно владельцам (сочетание корпорации и партнерства);

— Партнерство с ограниченной ответственностью и товарищество с ограниченной ответственностью. Прибыль компании не считается прибылью от бизнеса, поскольку идет напрямую партнерам. Затем партнеры облагаются налогом как частные лица;

— Специализированные компании. Иногда можно заключить особую сделку с властями страны для особого рода бизнес-компании. Классические оффшоры не предоставляют таких возможностей, в отличие от некоторых оншорных стран с высокими налогами. Лихтенштейн и Нидерланды особенно известны тем, что предоставляют особые возможности крупным компаниям. [5, c. 297].

Необходимо отметить, что деятельность оффшорных организаций находится под постоянным контролем различных международных организаций, органов национальных систем управления и банковских систем. Это связано с тем, что безналоговые и низконалоговые оффшорные зоны (в основном, островные государства) создают существенную конкурентную борьбу для евроазиатских стран с более высокими ставками налога на международном рынке. Так, в 2019 году Окружной суд Парижа утвердил «общественную судебную конвенцию», заключенную между французским государством и «Google» на сумму 500 миллионов евро, плюс еще одно соглашение с французскими налоговыми органами на сумму 465 миллионов евро [6].

Подводя итоги настоящего исследования, можно сделать вывод о том, что правительства ряда стран стараются ежегодно усиливать политику, относящуюся к борьбе с оффшорными зонами по следующим направлениям:

— сокращение использования схем по налоговой оптимизации компаний через оффшорные зоны;

— увеличение роли сотрудничества стран по обмену информацией о реальных бенефициарах оффшоров;

— формирование и мониторингчерных и серых списков, в которые включается оффошорные юрисдикции на основании разных риск критериев. [9, с. 44].

Международно-правовую базу по контролю за деятельностью оффшорных организаций составляют:

— Венская конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988г.;

— Конвенция ООН о борьбе с финансированием терроризма 1999г.;

— Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000г.;

— Конвенция Совета Европы № 141 «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» 1990г.;

— Резолюции Совета Безопасности ООН: 1373 (2001) «О борьбе с международным терроризмом», 1368 (2001) «В связи с террористическими актами в США»;

— Сорок рекомендаций Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) и Девять специальных рекомендаций по борьбе с финансированием терроризма ФАТФ, которые являются обязательными международными стандартами для выполнения странами-членами ООН в соответствии с Резолюцией СБ ООН № 1617 (2005);

— Рекомендации и гайдлайны ОЭСР. [10].

Помимо этого, каждый национальный регулятор, обязан разрабатывать и усовершенствовать свои собственные нормативно правовые акты и политики, направленные на противодействие отмыванию денег и ухода от уплаты налогов, так, например, можно выделить кипрского регулятора «СайСек», который успешно осуществляет применение данных правовых норм.

Литература:

  1. Благов Д. А. Значение зон льготного налогообложения в современной практике // Юриспруденция. — 2008. — № 12. — С. 87–90.
  2. Матусевич А. П. Офшорные зоны: история, тенденции развития, влияние на российскую экономику // Вестник Международного института экономики и права. — № 1 (10). — 2013. — С. 78.
  3. Павлов П. В. — Особые экономические зоны как механизм эффективного развития международной инвестиционной и инновационной деятельности // NB: Международные отношения. — 2013. — № 1. — С. 51–144
  4. Фархутдинов И. З. Международное инвестиционное право и процесс. — М.: Проспект, 2014. — 415 c.
  5. Elsayyad M., Konrad K. A. Fighting multiple tax havens // Journal of International Economics. — 2012. — Vol. 86. — Pp. 295–305.
  6. Convention judiciaire d’intérêt public. — URL: https://www.agence-francaise-anticorruption.gouv.fr/files/2019–09/190903_CJIP.pdf (дата обращения: 14.10.2021).
  7. FATF Recommendations adopted by the FATF plenary in February 2012 and updated in June 2021 // FATF: website. — URL: http://www.fatf-gafi.org/publications/fatfrecommendations/documents/fatf-recommendations.html (дата обращения 14.10.2021).
  8. Judgment of the general court (Seventh Chamber, Extended Composition) // Info Curi. Case-law: website. — URL: https://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=228621&doclang=en.
  9. Moon W. J. Regulating offshore finance. — URL: https://scholarship.law.vanderbilt.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1000&context=vlr (дата обращения: 14.10.2021).
  10. OECD Due Diligence Guidance for Responsible Business Conduct. — URL: https://mneguidelines.oecd.org/duediligence (дата обращения: 14.10.2021).
  11. Pandora Papers ICIJ. — URL: https://www.icij.org/investigations/pandora-papers/global-investigation-tax-havens-offshore/ (датаобращения: 14.10.2021).
  12. Secret Files Expose Offshore’s Global Impact ICIJ. — URL: https://www.icij.org/investigations/offshore/secret-files-expose-offshores-global-impact./ (дата обращения: 14.10.2021).
  13. The State of Tax Justice 2020: Tax Justice in the time of COVID-19. — URL: https://www.globaltaxjustice.org/sites/default/files/The_State_of_Tax_Justice_2020_ENGLISH.pdf.
Основные термины (генерируются автоматически): корпоративный налог, юрисдикция, налог, США, компания, ограниченная ответственность, оффшор, уплата налогов, международное регулирование, научная проблема.


Ключевые слова

правовое регулирование, налогообложение, оффшорная компания, ОЭСР, международная антиоффшорная политика, оффшорная юрисдикция, ФАТФ, СайСек
Задать вопрос