Автор: Иванов Станислав Дмитриевич

Рубрика: 7. Финансовое право

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Право: современные тенденции» (Краснодар, февраль 2017)

Дата публикации: 24.01.2017

Статья просмотрена: 55 раз

Библиографическое описание:

Иванов С. Д. Проблемы правового регулирования деофшоризации экономики [Текст] // Право: современные тенденции: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2017 г.). — Краснодар: Новация, 2017. — С. 75-80. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/225/11771/ (дата обращения: 12.12.2017).



Деофшоризация экономики не является проблемой новой, однако она никогда не теряла своей актуальности. О ней то забывают, то вспоминают снова уже с большей озабоченностью. О деофшоризации национальной экономики думают не только юридические умы, темой активно интересуются экономисты и руководство многих государств.

Отсюда можно уверенно сказать, что деофшоризация является многогранной, сложной проблемой, решить которую с увеличением темпов мирового экономического развития будет все сложнее и сложнее.

Собственно, что же такое деофшоризация? Общенаучного определения этого понятия сейчас не существует, да и, пожалуй, в нем нет необходимости. Наиболее полное понимание деофшоризации приходит только при анализе определения с точки зрения разных наук.

Нетрудно догадаться, что деофшоризация- процесс обратный, противодействующий процессу офшоризации экономик мира. Офшоризация национальных экономик- явление, глобально распространившееся во второй половине 20 в. Сама проблема офшоризации связывается с существованием на международной арене государств с пониженным налогообложением, которые получили название офшорных юрисдикций (также можно встретить названия «офшор», «налоговая гавань», «налоговый оазис», «офшорный финансовый центр», «офшорная зона»).

Офшорные юрисдикции стали плодотворной базой для развития новой формы ведения бизнеса-офшорной. Крупный бизнес заинтересовался идеей минимизации налоговых потерь путем сокрытия информации о конечном бенефициаре через офшорные юрисдикции. Используемые офшорные схемы и размещение номинальных офисов в разных государствах преследовали только одну цель-уклонение от уплаты налогов. От этой деятельности, государства недополучают большие суммы от своих резидентов, ведущих бизнес таким способом.

Оценка офшоризации не носит однозначного характера. Те, кто негативно относятся к этому явлению, ссылаются на преднамеренное уклонение от уплаты налогов и, в связи с этим, незаконное обогащение, приобретения возможностей «отмывания» денег, имеющих криминальное происхождение, а также использование других видов финансового мошенничества. Те, кто не видит в офшорах ничего плохого, а это в основном лица, работающие через них, говорят о не запрещённости осуществления такой деятельности законом.

По-нашему же мнению полярность интересов, а отсюда и взглядов на ведение деятельности через офшорные компании можно преодолеть путем отлаживания механизма налогового администрирования. О чем идет речь? Необходимо путем международного сотрудничества добиться прозрачности движения средств из офшорных юрисдикций.

Для начала обратимся к понятию офшора. Впервые слово off-shore было употреблено американским журналистом в 50-е г. 20 в, который описал схему, использованную одной из компаний для избежания налогообложения. Буквально, на русский язык оно переводится как «вне берега». Вероятно, причина наименования изучаемого явления кроется в специфике стран, попадающих под это понятие, а именно их экономическая неразвитость, вызванная отдаленностью от материков, а также пребыванием долгое время в колониальной зависимости от США и ряда европейских государств. Однако сегодня офшорными являются и такие страны, как Монако, Андорра, Лихтенштейн и др., то есть которые расположены на материке. Поэтому еще одним предположением можно назвать неспособность государств сотрудничать, получать информацию от офшорных юрисдикций, от чего они находятся в недосягаемости. Поэтому можно констатировать, что формально истоки названия лежат не в экономике и финансах, или юриспруденции, а в истории, географической специфики расположения.

Экономисты сегодня под офшором понимают центры общего предпринимательства, предоставляющие льготы лишь по финансово-кредитным операциям в иностранной валюте с заграничными партнерами [3].

Любопытно, что экономическая наука владеет близким по значению понятием свободной (или особой) экономической зоны(СЭЗ), не имеющего негативного оттенка. В экономике под СЭЗ понимается часть территории, выделенная из общей таможенной границы государства, которая имеет полную свободу относительно решения хозяйственных вопросов, особенный режим управления и льготные условия деятельности для местных предприятий и иностранных фирм [3]. Пожалуй, анализ данных определений приводит к выводу, что центральные отличия состоят во временности политики по введению СЭЗ по сравнению с офшором, который является порождением специфики налоговой системы и постоянной инвестиционной составляющей, а также в целях введения низких ставок процента. Так, в офшоре целью подобных мероприятий являются в основном увеличение доходной части бюджета. В СЭЗ же целью является экономическое развитие отдельной территории и привлечение дополнительных иностранных инвестиций.

В правовой науке существует собственное определение. Под офшорными юрисдикциями понимаются государства или часть территории государства, в котором установлен нулевой или крайне низкий уровень налогообложения юридических и иных лиц, ведущих деятельность за пределами государства или его территории [1]. Создание такими государствами системы налогообложения, отличной от общепризнанных международных стандартов, приводит к возникновению, как указывал в своём докладе 1998 г. ОЭСР [4], острой налоговой конкуренции (tax competition) между различными государствами, в которой, несомненно, одерживают верх государство с более низкими ставками по налогам. Такие страны, как Германия, США, Великобритания не в силах соперничать с офшорными государствами, в связи с чем многие крупные резиденты беспрепятственно осуществляют свою деятельность через подконтрольные компании, зарегистрированные в офшорных юрисдикциях, недоплачивая в бюджет огромные суммы. Причиненный США ущерб от офшоризации оценивается не менее, чем в 100 млрд долларов ежегодно [2], а России в 128 млрд долларов [5]. В целом за первое десятилетие 21 в. офшорные юрисдикции привлекли от 1,7 до 11,5 трлн долларов. Отсюда можно сделать вывод, что деятельность через офшорные компании достигает таких колоссальных масштабов, что ущерб, который несут государства, сложно поддается оценке.

Классическими офшорами являются Маврикий, Сейшельские острова, Белиз и др. Офшоры, как указано в определении, могут располагаться и на части государства. Примером может быть назван действовавший в России Федеральный закон от 30.01.1996 N 16-ФЗ «О Центре международного бизнеса «Ингушетия». Не имея собственного суверенитета, Ингушетия имела идентичные признаки льготного налогообложения, присущие классическим офшорам. Интересно, что, ведя деятельность на территории Центра, международные компании не признавались резидентами России. То есть по сути, такие компании были резидентами только Центра. Также они освобождались от любых налогов, обязались уплачивать регистрационный ежегодный сбор, в отношении них велся ограниченный валютный контроль.

Однако всегда ли офшорами являются только государства или его части? Например, формально нельзя сказать, что Британские Виргинские острова являются офшором, так как они только группа островов, не образующие государство, формально зависимые от Великобритании. Поэтому определение необходимо расширить с учетом особенностей существующих сегодня офшоров.

Центральной причиной ограниченности мер воздействия на офшорные юрисдикции является обладанием ими налоговым суверенитетом. Опираясь на него, каждое государство проводит на своей территории свободно и независимо от других государств финансовую и налоговую политику. Международные средства воздействия на офшоры крайне ограничены. Таким образом, верно высказывание члена президиума Ассоциации молодых предпринимателей Александра Толстых о том, что офшоры нельзя победить, с ними можно только договориться [6].

Чтобы бороться с тенденцией все большего вовлечения капиталов в офшоры, в 60-е г. 20 в. в США началась программа по деофшоризации экономики. Под деофшоризацией сегодня понимается проведение государством комплекса мероприятий в законодательной, правоприменительной и информационной областях для снижения или исключения впоследствии вовлеченности в национальный хозяйственный оборот резидентов под видом иностранных лиц или с использованием иностранных правовых конструкций, преследующих преимущественно незаконные или недобросовестные цели [7].

Это определение отражает общий недостаток, присущий многим исследованиям, которые рассматривают деятельность по борьбе с офшорами исключительно как внутригосударственную, направленную на определение правил только для своих резидентов.

По нашему мнению, борьба с офшорами не только не ограничивается мерами реагирования каждого государства, но и должна осуществляться в большинстве своем на наднациональном уровне, стремясь к общемировому регулированию. Именно общее согласие государств с существованием проблемы позволит разработать эффективные механизмы противодействия уклонению от уплаты налогов с использованием офшорных компаний.

Сегодня деятельность по деофшоризации на международном уровне ведется в рамках ООН, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF), Совета Европы. Также практикуется включение гармонизирующих норм в двусторонние соглашения об избежании двойного налогообложения и заключение специальных соглашений, посвященных исключительно созданию общих принципов развития налоговой системы, обмену налоговой информации.

При всем многообразии источников международного налогового права, посвященных деофшоризации, еще не выработано общепризнанного принципа, запрещающего осуществлять недобросовестную политику по снижению налоговых ставок. Это приводит к абсолютной дифференциации международных источников, регулирующих деофшоризацию, и затрудняет развитие и распространение деофшоризации, вынуждает прибегать к неправовым способам воздействия.

В процессе международной деофшоризации можно выделить два направления. Первым является стремление государств создать некий эталон, общие принципы конструирования налоговой системы, дабы противодействовать недобросовестной налоговой конкуренции (так называемый налоговый демпинг).

Наверное, самой активной международной организацией, координирующей деофшоризацию разных государств, является ОЭСР. В ОЭСР входят всего 34 государства, из которых нет ни одного офшорного. Однако выдвигаемые инициативы и проводимая работа в рамках нее позволяет выработать новые соглашения, разрешающие вновь возникающие проблемы, привлечь к сотрудничеству в том числе и офшорные юрисдикции.

На 1163-й сессии Совета ОЭСР 30 ноября 2007 г. принята Дорожная карта «Присоединения Российской Федерации к Конвенции об учреждении ОЭСР», согласно которой Россия приступает к осуществлению мер по приведению своей экономики в соответствии с общими принципами и ценностями деятельности ОЭСР. Однако 13.03.2014 г. Совет ОЭСР приостановил процесс вступления в организацию Российской Федерации на неопределённый срок.

В рамках борьбы с офшорными юрисдикциями в 2014 г. Советом ОЭСР был принят план действия, в котором подчёркнута необходимость увеличения совместной работы государств по борьбе с уклонением от уплаты налогов (tax evasion). Были обрисованы наиболее распространённые международные схемы по избежанию налогообложения, а также дана общая рекомендация: учесть опыт развитых государств по внесению изменений в свои законодательства, закрепив понятие контролируемой иностранной компании, бенефициарного собственника, фактического получателя доходов.

Ни на мгновение, не останавливаясь в своей деятельность ОЭСР в 2013 г. принял рекомендации по реализации плана BEPS (Base Erosion and Profit Shifting). Они затрагивают проблему дробления бизнеса крупными компаниями по средствам вхождения на рынок разных стран, не создавая официальных представительств, и тем самым используя налоговые преимущества в разных юрисдикциях, адаптируя к ним свою деятельность. Суды, не обладая достоверной информацией, пытаются интуитивно нащупать материнскую компанию. Насколько это сложно без законодательного регулирования, демонстрирует ситуация произошедшая с аэропортом Домодедово, которым владеет офшорная компания расположенная на острове Мэн. Собственника искали все спецслужбы России целых четыре года, а оказалось, что он находиться в Москве и был всем известен. Этот доклад рекомендует государствам отказаться от предоставления налогоплательщикам необоснованных налоговых выгод, что приведет к сближению налоговых систем разных государств.

Также Советом ОЭСР в докладе «Пагубная конкуренция» от 1998 г. была внедрена практика составления черных списков офшорных государств. Сегодня черные списки имеются также и у FATF, а также у многих государств мира. Приказом от 13 ноября 2007 г. N 108н Министерство финансов Российской Федерации также составило черный список государств, предоставляющих льготные налоговые режимы, в который вошли 42 государства. Факт включения государства в черный список оборачивается для резидентов, осуществляющих деятельность в этом государстве, серьезными последствиями в виде ужесточения контроля и обязанности отчитываться перед налоговыми органами о полученном доходе, распространение ограничений на осуществление предпринимательской деятельности в некоторых формах, запрет использовать некоторые налоговые льготы. В итоге, получаемый выигрыш от осуществления деятельности через такие иностранные юрисдикции может обернуться серьезными потерями в случае выявления факта регистрации в офшорном государстве. Эти меры, а также тесное сотрудничество государств-участников ОЭСР, и их общая борьба против офшоров привела к тому, что в черном списке ОЭСР сегодня нет ни одного государства.

Второе направление состоит в укреплении сотрудничества, взаимопомощи, обмена информацией между налоговыми органами всех стран.

Так, в 2013 г. была принята Совместная Конвенция Совета Европы и ОЭСР «О взаимной административной помощи по налоговым делам» (ETS N 127). К этой конвенции уже присоединилось 81 государство, в том числе некоторые офшорные. В рамках нее планируется увеличить формы, а также объемы сотрудничества налоговых органов по широкому спектру вопросов, в том числе по предоставлении информации о контролирующих лицах компаний, расположенных на территориях иностранных государств. В 2018 г. к этой Конвенции планирует присоединиться и Россия.

В то же время государства продолжают использовать практику взаимодействия на двухстороннем уровне, заключая международные договоры, что расширяет границы сотрудничества в международном налогообложении.

В итоге, активная деятельность ряда государств на международном уровне, и общая координация усилий по деофшоризации дала серьезные результаты по привлечению офшорных юрисдикций в совместную работу по выстраиванию добросовестных, открытых международных налоговых отношений. Российская Федерация только начинает эту работу, и можно констатировать, что имеющееся отставание от стран-участниц международных организаций, осуществляющих деофшоризацию, является очень значительным, и потребуется немалое время для его преодоления.

Отечественная деофшоризация началась с глобальных изменений в законодательстве, разработанных Минфином России. При этом многие несправедливо ограничивают российскую деофшоризацию только Федеральным законом от 24.11.2014 N 376-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли, контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)", получивший неофициальное наименование закон о контролируемых иностранных компаниях. Однако изменения коснулись ещё целого ряда законов, которые с присущими им особенностями впитали новые понятия.

В Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в ст. 31 внесены изменения, согласно которым введен запрет участия в закупках компаниям, которые зарегистрированы в государствах, признанных офшорными.

Однако интересно, что соответствующие изменения не были внесены в Федеральный закон от 18.07.2011 N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», что дает основание сделать вывод о возможности участия офшорной компании в закупке, проводимой публичной организацией.

Ст. 28 Федерального закона от 02.12.1990 N 395–1 «О банках и банковской деятельности» также претерпела изменения в связи деофшоризацией. Были определены особенности установления корреспондентских отношений с банком, зарегистрированным в офшорной юрисдикции.

В отличие от других законов, которые для определения офшорного государства используют черный список, утвержденный Минфином в Приказе от 13 ноября 2007 г. N 108н, закон о банках ссылается на специальный черный список, принятый Центральным банком в Указании от 7 августа 2003 г. N 1317-У.

Внесенные изменения в законодательство РФ знаменуют только начало Российской деофшоризации. Первый год правоприменительной практики уже выявил ряд недостатков реформы, в связи с чем продолжается законодательная работа по внесению изменений и дополнению законодательства новыми нормами. Уже начала формироваться судебная и налоговая практики по спорам налогоплательщиков с государством. Минфином были даны два разъяснений, которые послужили основанием для внесения изменений в законодательство. Еще не получила большого развития практика судебная практика.

В ближайшее будущее целью России выступает присоединение к общей работе по деофшоризации. На данный момент, не обладая механизмами обнаружения конечного бенефициара законодателем сделана ставка на добровольное раскрытие резидентами своих доходов от осуществления деятельности через подконтрольные лица, для чего был принят Федеральный закон от 08.06.2015 N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Однако нужно не забывать, что с равной долей вероятности возможно, как постепенное увеличение доходов бюджета, так и уменьшение, по причине банкротства предприятий, которые не смогут перевести деятельность на более существенные налоговые затраты.

В заключение хотелось бы привести меткое высказывание известного российского писателя Виктора Пелевина, написавшего роман «Священная книга оборотня»: «Вот только куда подевались яблоки? Не найдешь. Разве позвонить в офис «Юнайтед Фрут» … Хотя нет, какое там. Это в прошлом веке был «Юнайтед Фрут». А сейчас любой звонок заблудится в проводах, дойдя до какой-нибудь Гибралтарской компании, принадлежащей фирме с Фолклендских островов, управляемой амстердамским адвокатом в интересах траста с неназванным бенефициаром. Которого, понятное дело, знает на Рублевке каждая собака траста с неназванным бенефициаром. Которого, понятное дело, знает на Рублевке каждая собака».

Литература:

  1. Пепеляев С. Г. Налоговое право: Учебник для вузов. — М.: Альпина Паблишер, 2015. — 796 с
  2. Майбуров И. А. Налоговая политика. Теория и практика: учебник для магистрантов, обучающихся по специальности «Финансы и кредит, «Бухгалтерский учет, анализ и аудит, «Мировая экономика». — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. — 519 с.
  3. Коропулина В. Н. Новый экономический словарь. — Ростов на Дону: Феникс, 2008. — 428 с.
  4. Доклад ОЭСР «Пагубная налоговая конкуренция. Срочный глобальный вопрос» / Harmful Tax Competition. An Emerging Global Issue. OECD. 1998. Para. 162–163.
  5. Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов: Советом директоров Банка России 6.11.2014//Российская газета. -2014. — Ст.11. — С. 51.
  6. Деофшоризация по-американски // ЭКСПЕРТONLINE. URL: http://expert.ru/2014/05/30/deofshorizatsiya-po-amerikanski/ (дата обращения: 22.01.2017).
  7. Векторы деоффшоризации российского бизнеса и капитала // . URL: http://ekonomika.snauka.ru/2015/06/9345 (дата обращения: 22.01.2017.
Основные термины (генерируются автоматически): офшорные юрисдикции, офшорных юрисдикций, уплаты налогов, Российской Федерации, Федеральный закон, Советом ОЭСР, разных государств, черный список, офшорными юрисдикциями, налоговой системы, офшорные компании, деофшоризации экономики, ОЭСР «О взаимной, деятельность ОЭСР, списков офшорных государств, ценностями деятельности ОЭСР, ОЭСР «Пагубная налоговая, деятельность ряда государств, деофшоризацию разных государств, сотрудничество государств-участников ОЭСР.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос