Проблемы применения уголовно-правовой нормы об ответственности за склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №42 (384) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 16.10.2021

Статья просмотрена: 18 раз

Библиографическое описание:

Борисова, Д. В. Проблемы применения уголовно-правовой нормы об ответственности за склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства / Д. В. Борисова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 42 (384). — С. 73-75. — URL: https://moluch.ru/archive/384/84670/ (дата обращения: 03.12.2021).



В статье автором проанализированы основные проблемы, возникающие у правоприменителя при применении уголовно-правовой нормы, закрепленной в ст. 110.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова :совершение самоубийства, общественная опасность, совокупность преступлений, состав преступления, преступление, самоубийство, содействие, совершение суицида

Несмотря на то, что с момента внесения изменений в уголовное законодательство прошло около четырех лет, нормы закона, предусматривающие ответственность за склонение к совершению самоубийства и содействие его совершению уже приобрели проблематику правоприменения.

Норма, закрепленная в ст. 110.1 Уголовного Кодекса (далее — УК РФ) разрабатывалась законодателем в очень сжатые сроки. Её стремительная разработка была связана с появлением и быстро растущей популярностью в социальных сетях «групп смерти», суть которых сводилась к выполнению несовершеннолетними заданий, связанных с нанесением себе различного рода увечий и трансляции этого в сети «Интернет». В результате такого участия, только с ноября 2015 г. по апрель 2016 г. около 130 подростков покончили жизнь самоубийством. Кроме того, по статистическим данным Следственного комитета Российской Федерации в период 2012–2015 из жизни ушли 2 205 детей и это только по официальной статистике. При этом стоит отметить, что попытки самоубийств значительно превышают число самоубийств, а у половины несовершеннолетних такие попытки являются не первыми.

Летом этого года сообщества «Синего кита» как будто бы вернули себе былую опасную популярность.

Так в июне 2021 года по России прогремели новости о странных случаях самоубийств нескольких подростков в Липецкой области.

Первый эпизод произошел 11 июня 2021 года недалеко от железнодорожной станции Долгоруково, 14-летняя девочка записала предсмертное видео, в котором призналась, что состоит в группах «Синего кита». Девушка предупредила, что всех ждет новая волна самоубийств, призналась, что никому не нужна и просила маму о прощении. После чего бросилась под поезд.

Через три дня после гибели девушки на той же станции совершил самоубийство 16-летний мальчик. Он прямо перед приближающимся поездом заехал на мотоцикле на железнодорожные пути.

25 июня на этих же железнодорожных путях погибла еще одна девочка, предположительно также состоявшая в группах смерти.

Из-за общественного резонанса этим делом занялась специальная группа следователей. В ходе следствия в Ставрополе был задержан организатор «группы смерти», по чьей вине погибли подростки. Им оказался 19-летний житель города Ессентуки. Как установили следователи, задержанный создал несколько групп, где участники проходили различные задания, исполняя которые попадали в психологическую ловушку, где критиковались родители, семья, друзья, пропагандировались депрессия, насилие к окружающим.

Примечательно, что этими группами задержанный занимался с 2017 года.

Еще один нашумевший случай произошел в августе 2021 года в Свердловской области. Там, в начале августа с жалобой на суицидальные игры в полицию обратилась жительница города Алапаевска, указав, что незадолго до этого ее дочь зарегистрировалась в социальной сети «Вконтакте» и вступила в группу «Синий кит Северодвинск», после чего списалась с администраторами указанной группы и оставила им свой номер. Вскоре на телефон девочки стали приходить задания следующего содержания: поцарапать кисти рук, вырезать крест на теле, прогуляться по темному подвалу, сфотографироваться на самом высоком здании в городе. По всем заданиям девочка отчитывалась перед кураторами о выполнении. Мать девочки вовремя заметила фотографию несовершеннолетней на третьем этаже заброшенного здания, после чего девочка рассказала обо всех событиях. 31 августа 2021 региональным отделом следственного комитета РФ было возбуждено уголовное дело по статье о склонении к самоубийству несовершеннолетнего.

Разработка нормы, устанавливающей ответственность за склонение к совершению или содействие совершению самоубийства в такой экстренной обстановке и в такие кратчайшие сроки, не могла не сказаться на её качестве и востребованности у правоприменителя. Это подтверждается и статистическими данными. Так, согласно данным представленным на официальном сайте Судебного департамента при Верховном суде РФ, к ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 110.1 УК РФ было привлечено всего 11 лиц: в 2017 г. — 0, в 2018 г. — 4, в 2019 г.– 5, в 2020 г. — 2 [1].

При применении анализируемой нормы нельзя забывать, что квалификация склонения к самоубийству или содействие его совершению по той или иной части невозможно без опоры на институты Общей части уголовного законодательства. Как справедливо отмечает Н. И. Пикуров: «констатация факта нарушения нормы конкретной статьи Особенной части УК РФ одновременно означает наличие всех тех юридических признаков деяния, без которых невозможно применить эту статью (достижение субъектом возраста уголовной ответственности, вменяемость, наличие определенной формы вины и вид умысла или неосторожности, отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния и т.п)» [2, с.62].

Большую сложность для правоприменителя вызывают вопросы, касающиеся преодоления конкуренции уголовно-правовых норм, а также проблемы, связанные с разграничением сложных единичных преступлений и множественности преступлений, а также оценка совершенного деяния на предмет малозначительности.

Трудность квалификации исследуемых преступлений заключается в их внешнем сходстве с множественностью преступлений. Деяния, ответственность за которые предусмотрена ст. 110.1 УК РФ могут совершаться альтернативными способами, перечисленными в указанной статье, могут являться продолжаемыми и совершаться неоднократными тождественными действиями, могут сочетаться с иными преступлениями.

Так, в практической деятельности правоприменитель сталкивается с определенными проблемами квалификации при конкуренции уголовно-правовых норм, соотносящихся как часть и целое.

Такая конкуренция возникает в том случае, когда преступления совершаются посредством насильственных способов, которые не упомянуты в числе признаков состава преступления. Если рассматривать ч. 1 ст. 110.1 УК РФ, то насилие может применяться в качестве иного способа склонения потерпевшего к совершению самоубийства. В таком случае у правоприменителя совершенно обоснованно может возникнуть вопрос: а может ли такое насилие охватываться нормой о склонении к совершению самоубийства или содействии его совершению или же требуется дополнительная квалификация?

В соответствии с общими правилами квалификации при такой конкуренции приоритет отдается норме-целому, что исключает совокупность преступных деяний.

Если общественная опасность склонения или содействия совершению самоубийства превосходит общественную опасность преступления, явившегося способом их совершения, то применению подлежит соответствующая норма ст. 110.1 УК РФ.

Например, если лицо склоняет потерпевшего к самоубийству путем высказывания потерпевшему угрозы убийством, то его действия подлежат квалификации по ст. 110.1 и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 119 УК РФ не требует, поскольку санкции нормы-целого является более строгими, чем нормы-части.

Если же преступление, предусмотренное ст. 110.1 УК РФ, обладает равной или меньшей общественной опасностью по сравнению с преступлением-способом, конкуренция уголовно-правовых норм отсутствует и содеянное образует идеальную совокупность преступлений.

Так, например, если в ходе склонения виновный наносит вред средней тяжести потерпевшему, то указанные деяния квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 110.1 и ч. 1 ст.112 УК РФ.

Еще одна проблема, которая может возникнуть у правоприменителя при применении указанной нормы — как следует квалифицировать деяния виновного в том случае, когда он последовательно склоняет жертву к самоубийству, а потом содействует его совершению. По совокупности преступлений? Или же как сложное единичное преступление?

В данном случае следует руководствоваться общепринятым правилом квалификации, которое гласит: «преступление, содержащее два или более из альтернативно возможных признаков одного состава преступления, не образует совокупности преступных деяний» [3, с. 305].

Таким образом, содеянное признается сложным единичным преступлением и не требует квалификации по совокупности, так как действия по склонению к совершению самоубийства и содействию его совершению являются альтернативными признаками одного состава преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена ч. 4 ст. 110.1 УК РФ.

При этом, если же указанные деяния не повлекли самоубийство, содеянное подлежит квалификации лишь по ч. 1 ст. 110.1 УК РФ, минуя таким образом квалификацию по совокупности преступлений с ч. 2 ст. 110.1 УК РФ, что не в полной мере соответствует правилам квалификации.

В процессе квалификации правоприменитель может столкнуться с трудностью оценки совершенного деяния на предмет наличия в действиях лица общественной опасности.

На практике общественная опасность конкретной ситуации склонения к самоубийству либо содействия его совершению не всегда соответствует тому уровню общественной опасности, который заложен законодателем. В связи с чем, при оценке совершенного деяния это предоставляет широкие пределы усмотрения для правоприменителя.

К примеру, в комментариях в социальных сетях не редко можно встретить выражения с агрессивной направленностью, например «убейся».

Формально, указанное выражение подпадает под состав преступления, предусмотренный УК РФ, однако поскольку данные слова не воспринимаются другими пользователями как призыв к совершению суицида, они, соответственно не представляют общественную опасность в силу своей малозначительности. В данном случае отсутствует направленность на формирование у потенциальных суицидентов желания совершить суицид.

Нельзя обойти стороной и бытовые конфликты. Когда в ходе словесной ссоры, одно из лиц говорит о том, что покончит с собой в случае невыполнения определенных требований, а другое лицо «подбадривает» его в этом намерении, то в данном случае такое деяние также не может быть признано уголовно-наказуемым поскольку отсутствует субъективная сторона преступления. Желание покончить с собой в данной ситуации сформировалось у потенциальной жертвы раньше, чем оно было одобрено собеседником и является лишь реакцией на конфликт.

Неоднозначную уголовно-правовую оценку получают и специальные тематические группы, форумы, посвященные самоубийствам. Так, например, на просторах «Интернета» можно с легкостью найти форумы, посвященные вопросам смерти, самоубийства (например, «Палата № 6», «Независимый суицид-форум», «Клуб анонимных суицидников» и пр.). На указанных сайтах обсуждаются различные способы самоубийства, ведутся дискуссии относительно того, как лучше подготовить родственников к своему уходу из жизни, а также осуществляется поиск единомышленников в данном вопросе.

Подпадают ли указанные деяния по признаки состава преступления, предусмотренного ст. 110.1 УК РФ и как их нужно квалифицировать?

В данном случае следует обращать свое внимание на доступность такой информации, ее распространенность и характер. Формально указанные действия, конечно же, подпадают под признаки преступления, предусмотренного п. «д» ч. 3 ст. 110 УК РФ, однако же в силу своей малозначительности не представляют общественной опасности и не являются преступными.

Таким образом, любое посягательство подлежит оценке на предмет обладания общественной опасностью, которая определяется не только объектом посягательства, но и другими обстоятельствами: обстановкой деяния, способом, свойствами самого потерпевшего, мотивами и целями виновного и др.

Особого внимания заслуживают случаи склонения к совершению самоубийства или содействия его совершению, переросшего из другого преступления.

К примеру, не исключена ситуация при которой, виновное лицо, действуя с прямым умыслом сначала путем жестокого обращения создает условия, располагающие к совершению суицида, но после того, как указанные действия не приводят к желаемому результату, склоняет путем уговоров к совершению самоубийства в результате чего суицидент уходит из жизни.

По какой норме уголовного закона следует квалифицировать указанные деяния? В данной ситуации, менее тяжкое преступление, предусмотренное ст. 110 УК РФ перерастает в более тяжкое, предусмотренное ст. 110.1 УК РФ. И одно и второе деяния направлены на один и тот же объект преступления, на одного потерпевшего и к тому же, совершаются последовательно. Учитывая изложенное, анализируемые деяния следует квалифицировать по ч. 4 ст. 110.1 УК РФ.

Таким образом можно сделать вывод, что разработка анализируемой нормы, предусматривающей ответственность за склонение к совершению или содействие совершению самоубийства в такие кратчайшие сроки сказалась на её качестве и востребованности у правоприменителя, и требует внесения определённых изменений.

Литература:

  1. Официальный сайт Судебного департамента при Верховном суде РФ. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79
  2. Проблемы квалификации преступлений: монография / под ред К. В. Ображиева, Н. И. Пикурова. М.:Проспект, 2018 С. 62.
  3. Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. Ред. и предисл. Академика В. Н. Кудрявцева. М.: Издательский Дом «Городец», 2007. С. 305; Чикин Д. С. Указ. Соч.С. 121.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, совершение самоубийства, общественная опасность, совершение, совокупность преступлений, состав преступления, деяние, преступление, совершение суицида, совершенное деяние.


Задать вопрос