Женщины-адвокаты в истории российской адвокатуры | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 2 октября, печатный экземпляр отправим 6 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №29 (371) июль 2021 г.

Дата публикации: 17.07.2021

Статья просмотрена: 27 раз

Библиографическое описание:

Арсенкова, А. А. Женщины-адвокаты в истории российской адвокатуры / А. А. Арсенкова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 29 (371). — С. 101-103. — URL: https://moluch.ru/archive/371/83296/ (дата обращения: 18.09.2021).



В статье исследуется исторический аспект роли женщин, как субъект судебных процессов в качестве адвокатов.

Ключевые слова: женщина, адвокат, юриспруденция, адвокатура

Либерализация жизни страны середины XIX в. подтолкнула российских женщин заняться юридической деятельностью, которая дала им почувствовать себя способными завоевать доступные ранее исключительно представителям сильного пола рубежи. В эпоху реформ Александра II положение женщин значительно стало меняться, ставился вопрос о женской эмансипации в семье, социуме и государстве. Должны были уйти в прошлое времена, когда общество «не умело образовать женщину и дать ей разумное содержание для жизни, когда ее обучали лишь для того, чтобы она не зарекомендовала себя невеждой при выходе в свет, иначе совсем бы ничему не учили» [4]. Сами женщины стремились к получению образования и изучению «мужских» профессий, в том числе даже традиционные женские профессии наполнялись новым содержанием и предъявляли новые условия. Например, «значительно сократилась профессия гувернантки, так как от гувернантки стали требовать знаний, а не только выправки и умения говорить по-французски; у большинства же искавших занятий знаний не было» [2].

Судебные уставы 1864 года ввели равное для всех правосудие и женщины ощутили вкус равноправия и начали вести процессы так стремительно, что доводилось наблюдать на их стороне преимущество числа поступавших жалоб к мировым судьям.

Достаточно большое количество женщин желали стать адвокатами, однако, статья 354 Учреждения судебных установлений разрешала в сословие присяжных поверенных только лиц с высшим юридическим, которое было недоступным женщинам в Российской империи. Выходит, что профессия адвоката по умолчанию была доступна только мужчинам. Но закон от 25 мая 1874 года помимо известных присяжных проверенных и помощников присяжных поверенных предусмотрел институт частных поверенных. Касательно частных поверенных ничего не говорилось об образовательном цензе, и некоторые женщины приняли решение открыто войти в адвокатское ремесло. В некоторых провинциальных городах России появились частные поверенные из женщин, которые показали себя с лучшей стороны в новом поприще. Но тем не менее, 30 апреля 1875 года министр юстиции К. И. Пален издал циркуляр, устанавливающий судебным учреждениям прекратить выдачу женщинам свидетельства на право хождения в суд по чужим делам. 7 января 1876 года был принят закон, не допускавший никаких расширительных толкований, и запретил женщинам частную адвокатуру.

В дальнейшем женщины, для того чтобы заниматься адвокатской деятельностью, применяли архаизмы и пробелы отечественного законодательства. Судебные уставы не воспрещали в определенных случаях защиту в органах правосудия чужих прав на непрофессиональной основе, а пол такого помощника не уточнялся.

Считается, что из всех регионов страны именно Сибирь внесла значительный вклад в развитие российской женской адвокатуры. Помимо возможности применения здесь имевшихся лазеек в законодательстве это могло быть вызвано и особенностями характера сибирячек. Исследователь края начала ХХ в. М. Петров писал, что они были «сметливы», «совершенно самостоятельны», с мужьями «держали себя гордо и не позволяли собой помыкать» [3].

Самостоятельность и активность, скорее всего, и подталкивало жительниц Сибири участвовать в судах в качестве адвокатов, а местным чиновникам даже приходилось проводить специальные заседания для установления собственных позиций по этому вопросу. Судебные чиновники признали женскую адвокатуру «исключительно свойственным Сибири положением» и дали ей оценку как «ненормальной». Отношение к женщина адвокатам Сибири было неоднозначным. Например, «Сибирский вестник», с одной стороны, указывал на положительное мнение председателя Томского губернского суда Е. Ю. Баршевского (выдающийся сибирский судебный деятель, имел достаточно передовые взгляды), который, в свою очередь, позволял женщинам Сибири принимать участие в процессах в роли защитниц подсудимых, с другой стороны, сам корреспондент газеты, признавая расположение к женщинам адвокатам, устанавливал: «Вполне сочувствуя женскому труду, мы думаем, однако, что dura lex, sed lex, а потому госпожам Кичеевой, Маркаковой (жена местного ссыльного, практиковавшего адвокатским ремеслом в Томске и бравшего доверенности на это же занятие для супруги. — Е.К.), Аршауловой и другим, к сожалению, но на основании точных законов, адвокатура должна быть воспрещена».

Также, более известные примеры женщин адвокатов края дают возможность предположить, что к такой профессии могли присоединиться совсем не все желающие и способные женщины. Например, родственные связи М. П. Аршауловой и В. Л. Кичеевой говорят об их весомом положении в сибирском обществе. Кроме родства с главой местной полиции П. П. Аршауловым, М. П. Аршаулова была супругой сосланного в Сибирь по громкому делу («червонных валетов») поэта, публициста, общественного деятеля и юриста В. А. Долгорукова, а В. Л. Кичеева являлась женой столоначальника общего губернского управления.

Наибольшую огласку в отечественной прессе из успехов сибирских женщин в качестве адвокатов получило участие М. П. Аршауловой в заседании Томского губернского суда 12 мая 1889 года. О данном процессе изначально заявил «Сибирский вестник», который назвал адвоката «примером редким даже в Европейской России и, вероятно, первым в Сибири», а следом знаменитая столичная «Судебная газета» перепечатала данную новость и принесла адвокату всероссийскую славу. Инородец М. И. Куренков и крестьянин Н. Мельников были ранее осуждены Томским окружным судом (первая судебная инстанция) на три и два месяца тюрьмы соответственно за оскорбление и нанесение побоев мелкому чиновнику. Осужденные не согласились с приговором и совместно с М. П. Аршауловой подали апелляционную жалобу в суд второй инстанции, ссылаясь на то, что не они били чиновника, а наоборот, он совершал различного рода насилие. Адвокат приводила грамотно и последовательно свои аргументы, ссылаясь на показания десяти свидетелей, которые были готовы утверждать под присягой, осужденные на самом деле подвергались «самоуправствам над ними», следом адвокат указала на физическое состояние семидесятилетнего Н. Мельникова: «это уже совсем дряхлый старик, и, разумеется, он не в силах был кого бы то ни было бить», в заключении она обратила внимание судей на ту среду, в какой обитали ее клиенты: «Там самоуправство властей иногда переходит всякие границы». Суду понадобилось только десять минут на совещание и вынесение по его итогам резолюции, которая отменяла приговор первой инстанции.

Сильным толчком к формированию русского феминизма стали революционные события 1905–1907 г.г., в процессе которых и после энергия раскола в женском лагере достигла пика: противницы дамской эмансипации начали формировать собственные организации, например, Союз русских женщин, а сторонницы — собирать всероссийские съезды, на каких обговаривали основные проблемы улучшения «бабьей» доли [5]. Помимо этого, был порыв в сфере образования, в том числе, юридические факультеты стали разрешаться на высших женских курсах. По закону от 19 декабря 1911 года женщины стали допускаться к экзаменам в государственных испытательных комиссиях при университетах и после их успешной сдачи приобретали права, схожие с правами мужчин [1].

На протяжении длительного времени шел процесс узаконения женской адвокатуры. Только на основании постановления Временного правительства от 1 июня 1917 года женщины адвокаты приобрели одинаковые с поверенными мужского пола права. История легализации женкой адвокатуры в дореволюционной России доказывает, что общество в то время опережало темпы развития государства. Много лет ушло только на, чтобы государство стало осознавать неотвратимость включения женщин в орбиту равноправных с мужчинами отношений посредством предоставления им возможности заниматься юридической деятельностью. Сибири получилось намного больше познакомиться с женщинами адвокатами, чем остальной империи, приблизительно одновременно со страной заметила она собственную женщину адвоката в начале ХХ столетия.

Литература:

  1. Красинская-Эльяшева С. А., Рубашова-Зорохович А. И. Юридический факультет / С. А. Красинская-Эльяшева, А. И. Рубашова-Зорохович // Санкт-Петербургские высшие женские (Бестужевские) курсы. 1878–1918. — 1973. — С. 155–163.
  2. Лихачева Е. О. Материалы для истории женского образования в России. Т. 1–4. СПб., 1890–1901.
  3. Петров М. Западная Сибирь. Губернии Тобольская и Томская. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1908. — 207 с.
  4. Стоюнин В. Я. Воспитание русской женщины /В. Я. Стоюнин // Русский мир. — 1859. — № 3. — С. 16–28.
  5. Юкина И. И. Русский феминизм как вызов современности / И. И. Юкина // Алетейя. — 2007. — С. 378–406.
Основные термины (генерируются автоматически): женщина, сибирь, качество адвокатов, адвокат, женская адвокатура, юридическая деятельность.


Задать вопрос