Пандемия как обстоятельство непреодолимой силы | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 марта, печатный экземпляр отправим 10 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №2 (344) январь 2021 г.

Дата публикации: 06.01.2021

Статья просмотрена: 15 раз

Библиографическое описание:

Сластина, М. А. Пандемия как обстоятельство непреодолимой силы / М. А. Сластина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 2 (344). — С. 124-126. — URL: https://moluch.ru/archive/344/77331/ (дата обращения: 25.02.2021).



В статье анализируется правовая природа пандемии и обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора). Рассматриваются вопросы применения норм о непреодолимой силе к пандемии коронавируса.

Ключевые слова: непреодолимая сила, форс-мажор, обстоятельство, пандемия.

Исходя из дословного содержания пункта 3 статьи 401 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ) можно вывести следующее определение, согласно которому непреодолимая сила (форс-мажор) — это чрезвычайное и непредотвратимое при определенных условиях обстоятельство. В свою очередь, как чрезвычайность, так и непредотвратимость являются необходимыми и достаточными критериями, проявление в совокупности которых с учетом их оценки позволяет суду отнести то или иное обстоятельство к обстоятельствам непреодолимой силы. Для того чтобы все-таки понимать, какие обстоятельства можно отнести к непреодолимой силе, необходимо раскрыть содержание тех самых критериев чрезвычайности и непредотвратимости. Что, в свою очередь, и сделал Верховный Суд Российской Федерации в одном из своих постановлений [1]. Так, под требованием чрезвычайности подразумевается исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Непредотвратимым же следует считать обстоятельство, когда любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. Из содержания названных критериев следует, что воздействие таких обстоятельств, которые в деловой практике называют непреодолимой силой (форс-мажором), происходит извне и не зависит от воли людей.

Необходимо обратить внимание на то, что если в договоре какое-либо обстоятельство названо форс-мажорным, это не всегда означает, что оно при разрешении судом возникшего спора будет признано таковым. Верховный Суд в своем обзоре [2] указал, что в каждом отдельном случае суду необходимо выяснять: является ли обстоятельство чрезвычайным и непредотвратимым, мог ли должник что-то изменить, а также избежать последствий. К тому же, суд будет оценивать причинно-следственную связь между возникшими обстоятельствами и невозможностью исполнения обязательства.

Как мы видим, только суд может дать оценку конкретному обстоятельству как обстоятельству непреодолимой силы. Установив наличие объективно-случайного обстоятельства, суд с учетом условий, в которых функционирует сторона обязательства, определяет, удовлетворяет ли подобное обстоятельство признакам чрезвычайности и непредотвратимости. Так, суд признал форс-мажором штормовую погоду (Определение Верховного Суда РФ от 01.09.2015 № 303-ЭС15–5226), паводок (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 28.11.2014 № Ф03–5191/2014), аномальные атмосферные осадки (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.12.2015 № Ф05–16473/2015).

В связи с тем, что Торгово-промышленная палата Российской Федерации (далее по тексту — ТПП) выдает сертификаты о форс-мажоре [3], согласно которым ограничительные меры, принимаемые в связи с пандемией, признаются обстоятельством непреодолимой силы, субъекты предпринимательской деятельности начали массово обращаться в ТПП за их получением. Та, в свою очередь, отклонила 95 % обращений о признании форс-мажора из-за пандемии [4]. В этой связи возникает вопрос: с чем же связана такая интенсивность отказов? Может с тем, что пандемия и принимаемые в связи с ней ограничительные меры не отвечают требованиям непреодолимой силы и таковой вовсе не являются?

Что бы ответить на поставленные вопросы, необходимо разобраться в правовой природе самой пандемии. Пандемия — это распространение нового заболевания в мировых масштабах. В нашем же случае представляет интерес не сама пандемия как таковая, а последствия ее распространения, поскольку на первом этапе основное влияние на договорные отношения оказывает не сама по себе болезнь, а те меры, которые органы власти принимают в связи с ее распространением. С такой позицией в своем исследовании не соглашаются Соломин С. К., Соломина Н. Г. которые утверждают следующее: «Ни сами нормативные акты, ни установленные ими меры (в том числе требование соблюдения режима самоизоляции) не могут рассматриваться через призму обстоятельства непреодолимой силы» [5].

В связи со сказанным, представляет интерес ответ на поставленный вопрос: можно ли признать неблагоприятную эпидемиологическую обстановку, введение ограничительных мер или режим самоизоляции обстоятельствами непреодолимой силы? Верховный Суд РФ в вышеуказанном обзоре разъяснил, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления. Существование обстоятельств непреодолимой силы должно устанавливаться с учетом обстоятельств конкретного дела. Следовательно, обстоятельства вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также меры по ее ограничению, принятые органами государственной власти и местного самоуправления (в частности, запрет на передвижение транспортных средств, ограничение передвижения физических лиц, приостановление деятельности предприятий и учреждений), могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлено их соответствие критериям обстоятельств непреодолимой силы и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства.

Кроме того, в обзоре сделано еще одно важнее уточнение, касающееся запрета на признание форс-мажором отсутствия денежных средств у должника. Но такой запрет не является абсолютным. Должник может быть освобожден от ответственности в том случае, если недостаток денег вызван установленными для борьбы с пандемией коронавирусной инфекции ограничительными мерами (запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции). Допустим, если у организации-должника отсутствуют необходимые денежные средства, то по общему правилу это не является основанием для освобождения ее от ответственности за неисполнение обязательств. Но если отсутствие денежных средств для исполнения обязательства, в свою очередь, вызвано введением ограничительных мер, то такое обстоятельство может быть признано непреодолимой силой и основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в соответствии со статьей 401 ГК РФ. Нельзя не отметить, что в данном случае неблагоприятных финансовых последствий (например, уменьшения прибыли из-за принудительного закрытия предприятия общественного питания или отмены массовых мероприятий) не смог бы избежать никто.

Резюмируя изложенное, хочется отметить, что сегодня вопросы, связанные с применением правил о непреодолимой силе, стали как никогда актуальными в связи с распространением пандемии коронавирусной инфекции, поскольку меры, принимаемые государственными органами для борьбы с последней, стали причиной многочисленных споров, связанных с нарушением договорных обязательств. Очевидно, что ситуация возникшая в связи с распространением коронавируса, прямо влияет на возможность надлежащего исполнения обязательств. Она создает условия для того, чтобы исполнение обязательств, возникших из договоров, было поставлено под угрозу. К тому же, пандемия коронавируса соответствует признакам чрезвычайности и непредотвратимости, и, конечно, ее возникновение никак не зависит от воли участников гражданского оборота. Эта ситуация — «столь чрезвычайное явление, что, даже будучи предвидимой, не может быть предотвращена» [6].

Литература:

  1. О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 (ред. от 07.02.2017). п.8. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  2. Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21.04.2020). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  3. Положение о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) (приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 № 173–14). п.4.3. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  4. Режим доступа: https://tpprf.ru/ru/interaction/experts/comments/354040/
  5. Соломин С. К., Соломина Н. Г. Особенности динамики договорных обязательств в условиях принятия мер по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции. «Вестник арбитражной практики», 2020, № 4.
  6. Павлодский Е. А. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве // Павлодский Е. А. Избранное. М., 2010. С. 77.
Основные термины (генерируются автоматически): непреодолимая сила, обстоятельство, мера, пандемия, Российская Федерация, связь, Арбитражный суд, верховный Суд, верховный Суд РФ, гражданский оборот.


Задать вопрос