Пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19) как условие освобождения от ответственности в договорных обязательствах | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 3 октября, печатный экземпляр отправим 7 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №32 (322) август 2020 г.

Дата публикации: 10.08.2020

Статья просмотрена: 9 раз

Библиографическое описание:

Ульяненко, У. С. Пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19) как условие освобождения от ответственности в договорных обязательствах / У. С. Ульяненко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 32 (322). — С. 129-131. — URL: https://moluch.ru/archive/322/73059/ (дата обращения: 22.09.2020).



Статья посвящена вопросу о признании пандемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19) обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором) в договорных обязательствах. Рассматриваются различия в подходах разных правовых систем.

Ключевые слова: непреодолимая сила, внесение изменений, пандемия, невозможность исполнения обязательства, инфекция, условие освобождения, коронавирус, Covid-19.

Является ли пандемия новой коронавирусной инфекции COVID-19 условием освобождения от ответственности по обязательствам в Российской Федерации и за рубежом?

В пункте 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено правило о возможности наступления обстоятельства непреодолимой силы, именуемом форс-мажор [1]. Однако легальное определение понятия «форс мажор» в российском законодательстве, равно как и, например, в законодательстве Франции, отсутствует. Тем не менее, в законе указаны требования, которым должен отвечать форс мажор, а именно: непреодолимость (то есть ни событие, ни его последствия невозможно избежать), непредвиденность (то есть стороны договорных обязательств не могли предвидеть в момент заключения договора возможность наступления данных событий), внешний характер (событие возникло извне договорных обязательств и не зависело от деятельности сторон) и невозможность (исполнение обязательства должно стать невозможным, а не затруднительным) [2].

Однако можно ли назвать пандемию коронавируса обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором)? В целом, признакам форс-мажора по французскому гражданскому законодательству пандемия соответствует. Кроме того, в практике Российской Федерации выделяют также то, что должна быть установлена прямая причинно-следственная связь между событием и невозможностью исполнения обязательства. Так, если у арендатора недостаточно средств для того, чтобы выплатить арендную плату за соответствующий период, то данное обстоятельство не будет признано форс-мажором до тех пор, пока он не докажет, что факт его «беденежности» обусловлен пандемией, а именно, к примеру, введением в Российской Федерации режима повышенной готовности и ввиду этого временным приостановлением деятельности арендатора, приносящей ему доход.

Согласно пункту 1.6. Указа Мэра Москвы от 14 марта 2020 года № 20-УМ «О внесении изменений в Указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 года № 12-УМ»: распространение новой коронавирусной инфекции является в сложившихся условиях чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, повлекшим введение режима повышенной готовности [4].

Таким образом, на уровне г. Москвы пандемия распространения новой коронавирусной инфекции была признана обстоятельством непреодолимой силы, форс-мажором. Однако Верховный суд Российской Федерации высказал позицию о том, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников. Так, для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств вследствие непреодолимой силы сторона должна доказать:

– наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;

– наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;

– непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;

– добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

Именно последний пункт о «разумно ожидаемых мерах» стал причиной злоупотребления правом со стороны кредиторов / арендодателей и т. д., так как, к примеру, арендодатели зачастую предлагают лишь уменьшить размер арендной платы на 5–10 %, пересчитав сумму арендной ставки за период простоя деятельности арендатора. Однако 1 апреля 2020 г. был принят Федеральный закон № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» [3]. Согласно статье 19 данного Федерального закона, арендодатель обязан предоставить арендатору арендные каникулы в случае, если арендатор осуществляет деятельность в той отрасли экономики, которая признана в наибольшей степени пострадавшей в результате распространения коронавируса, в соответствии с Перечнем таких отраслей, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации [5]. Помимо арендных каникул у арендатора также есть право выбрать отсрочку или рассрочку платежей.

Что касается судебной практики, то в настоящее время она еще не сформирована, и нет возможности установить, в каких случаях суды будут признавать пандемию новой короновирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы, а в каких нет. Отдельный интерес вызывает практика зарубежных коллег и их подход к определению пандемии распространения новой коронавирусной инфекции в качестве обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажора).

У французских судов весьма интересная и невыгодная для сторон частных договорных обязательств практика в отношении к эпидемиям, как к обстоятельствам непреодолимой силы. Нами было рассмотрено несколько дел, а именно: № 17/00739 2018 г. и № 09/00003 2010 г. В обоих делах был поднят вопрос о признании пандемии распространения вируса (в первом случае — chikungunya, во втором — лихорадки Денге) обстоятельством непреодолимой силы в порядке статьи 1148 Гражданского кодекса Франции. Однако ни в одном из рассмотренных случаев суд не признал эпидемию обстоятельством непреодолимой силы ввиду того, что рано или поздно любая болезнь преодолевается, а также вопрос защиты является индивидуальным и зависит от воли сторон, которые должны предпринять достаточные меры для обеспечения надлежащей защиты, а значит стороны договорных обязательств были в состоянии продолжать исполнение своих обязательств по договорам [6].

В договорном праве Англии закреплена доктрина фрустрации (невозможности исполнения обязательства), а в США данная доктрина развита также концепцией неосуществимости исполнения обязательства (impracticability of performance). Помимо мер поддержки, которые Англия и США оказывают субъектам предпринимательства, информации о признании COVID-19 в качестве обстоятельства непреодолимой силы в открытом доступе на данный момент отсутствует. В гражданском законодательстве Германии закреплены положения о невозможности исполнения обязательства, влекущие впоследствии возможность расторжения договора и возвращения ранее уплаченного авансового платежа.

Литература:

  1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019) // «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, N 32, ст. 3301;
  2. Гражданский кодекс Франции (French Civil Code);
  3. Федеральный закон от 01.04.2020 N 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» // «Российская газета», N 72, 03.04.2020;
  4. Указа Мэра Москвы от 14 марта 2020 года № 20-УМ «О внесении изменений в Указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 года № 12-УМ» // Официальный сайт Мэра Москвы Режим доступа: https://www.mos.ru/authority/documents/doc/43539220/
  5. Постановление Правительства Российской Федерации от 03.04.2020 № 434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции» // СПС «Консультант Плюс» Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_349344/
  6. Брисов Ю. Форс-мажор по французскому праву в связи с эпидемией Covid-19 (28.03.2020) // Закон.ру Режим доступа: https://zakon.ru/blog/2020/3/28/forsmazhor_po_francuzskomu_pravu_v_svyazi_s_epidemiej_covid-19
Основные термины (генерируются автоматически): непреодолимая сила, Российская Федерация, невозможность исполнения обязательства, внесение изменений, арендная плата, качество обстоятельства, пандемия распространения, США, Указ Мэра Москвы, условие освобождения.


Ключевые слова

инфекция, внесение изменений, непреодолимая сила, пандемия, коронавирус, COVID-19, невозможность исполнения обязательства, условие освобождения
Задать вопрос